ТЮТЧЕВ, ФЕДОР ИВАНОВИЧ

ТЮТЧЕВ, ФЕДОР ИВАНОВИЧ (1803–1873), русский поэт. Родился 23 ноября (5 декабря) 1803 в усадьбе Овстуг Брянского уезда Орловской губ. в стародворянской семье. Детство Тютчева прошло в усадьбе Овстуг, в Москве и подмосковном имении Троицкое. В семье царил патриархальный помещичий быт. Тютчев, рано проявивший способность к учению, получил хорошее домашнее образование. Его воспитателем был поэт и переводчик С.Е.Раич (1792–1855), познакомивший Тютчева с произведениями античности и классической итальянской литературы. В 12 лет будущий поэт под руководством своего наставника переводил Горация и писал в подражание ему оды. За оду На новый 1816 год в 1818 был удостоен звания сотрудника Общества любителей российской словесности. В «Трудах» Общества в 1819 состоялась его первая публикация – вольное переложение Послания Горация к Меценату.

В 1819 Тютчев поступил на словесное отделение Московского университета. В годы учебы сблизился с М.Погодиным, С.Шевыревым, В.Одоевским. В это время начали формироваться его славянофильские взгляды. Будучи студентом, Тютчев писал и стихи. В 1821 окончил университет и получил место в Коллегии иностранных дел в Петербурге, в 1822 был назначен сверхштатным чиновником русской дипломатической миссии в Мюнхене.

В Мюнхене Тютчев как дипломат, аристократ и литератор оказался в центре культурной жизни одного из крупнейших городов Европы. Изучал романтическую поэзию и немецкую философию, сблизился с Ф.Шеллингом, подружился с Г.Гейне. Перевел на русский язык стихотворения Г.Гейне (первым из русских поэтов), Ф.Шиллера, И.Гете и других немецких поэтов. Собственные стихи Тютчев печатал в российском журнале «Галатея» и альманахе «Северная лира».

В 1820–1830-е годы были написаны шедевры философской лирики Тютчева Silentium! (1830), Не то, что мните вы, природа. (1836), О чем ты воешь, ветр ночной?.. (1836) и др. В стихах о природе была очевидна главная особенность тютчевского творчества на эту тему: единство изображения природы и мысли о ней, философско-символический смысл пейзажа, очеловеченность, одухотворенность природы.

В 1836 в пушкинском журнале «Современник» по рекомендации П.Вяземского и В.Жуковского была опубликована за подписью Ф.Т. подборка из 24 стихотворений Тютчева под названием Стихи, присланные из Германии. Эта публикация стала этапной в его литературной судьбе, принесла ему известность. На гибель Пушкина Тютчев откликнулся пророческими строками: «Тебя ж, как первую любовь, / России сердце не забудет» (29-е января 1837).

В 1826 Тютчев женился на Э.Петерсон, затем пережил роман с А.Лерхенфельд (ей посвящено несколько стихотворений, в числе которых знаменитый романс «Я встретил вас – и все былое. » (1870). Роман с Э.Дернберг оказался настолько скандальным, что Тютчев был переведен из Мюнхена в Турин. Тютчев тяжело пережил смерть жены (1838), но вскоре вновь женился – на Дернберг, самовольно выехав для венчания в Швейцарию. За это был уволен с дипломатической службы и лишен звания камергера.

В течение нескольких лет Тютчев оставался в Германии, в 1844 вернулся в Россию. С 1843 выступал со статьями панславистского направления Россия и Германия, Россия и Революция, Папство и римский вопрос, работал над книгой Россия и Запад. Писал о необходимости восточноевропейского союза во главе с Россией и о том, что именно противостояние России и Революции определит судьбу человечества. Считал, что русское царство должно простираться «от Нила до Невы, от Эльбы до Китая».

Политические взгляды Тютчева вызвали одобрение императора Николая I. Автору было возвращено звание камергера, в 1848 он получил должность при министерстве иностранных дел в Петербурге, в 1858 был назначен председателем Комитета иностранной цензуры. В Петербурге Тютчев сразу же стал заметной фигурой в общественной жизни. Современники отмечали его блестящий ум, юмор, талант собеседника. Его эпиграммы, остроты и афоризмы были у всех на слуху. К этому времени относится и подъем поэтического творчества Тютчева. В 1850 в журнале «Современник» была воспроизведена подборка стихов Тютчева, некогда опубликованных Пушкиным, и напечатана статья Н.Некрасова, в которой он причислил эти стихи к блестящим явлениям русской поэзии, поставил Тютчева в один ряд с Пушкиным и Лермонтовым. В 1854 в приложении к «Современнику» было опубликовано 92 стихотворения Тютчева, а затем по инициативе И.Тургенева был издан его первый поэтический сборник. Славу Тютчева подтвердили многие его современники – Тургенев, А.Фет, А.Дружинин, С.Аксаков, А.Григорьев и др. Л.Толстой называл Тютчева «одним из тех несчастных людей, которые неизмеримо выше толпы, среди которой живут, и потому всегда одиноки».

Поэзия Тютчева определялась исследователями как философская лирика, в которой, по словам Тургенева, мысль «никогда не является читателю нагою и отвлеченною, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно». В полной мере эта особенность его лирики сказалась в стихах Видение (1829), Как океан объемлет шар земной. (1830), День и ночь (1839) и др.

Славянофильские взгляды Ф.Тютчева продолжали укрепляться, хотя после поражения России в Крымской войне он стал видеть задачу славянства не в политическом, а в духовном объединении. Суть своего понимания России поэт выразил в стихотворении Умом Россию не понять. (1866). Несмотря на эти взгляды, образ жизни Тютчева был исключительно европейским: он вращался в обществе, живо реагировал на политические события, не любил деревенской жизни, не придавал большого значения православным обрядам.

Как и всю свою жизнь, в зрелые годы Тютчев был полон страстей. В 1850, будучи женатым человеком и отцом семейства, влюбился в 24-летнюю Е.Денисьеву, почти ровесницу своих дочерей. Открытая связь между ними, во время которой Тютчев не оставлял семью, продолжалась 14 лет, у них родилось трое детей. Общество восприняло это как скандал, от Денисьевой отрекся отец, ее перестали принимать в свете. Все это привело Денисьеву к тяжелому нервному расстройству, а в 1864 она умерла от туберкулеза. Потрясение от смерти любимой женщины привело Тютчева к созданию «денисьевского цикла» – вершины его любовной лирики. В него вошли стихи О, как убийственно мы любим. (1851), Я очи знал, – о, эти очи!.. (1852), Последняя любовь (1851–1854), Есть и в моем страдальческом застое. (1865), Накануне годовщины 4 августа 1865 г. (1865) и др. Любовь, воспетая в этих стихах как высшее, что дано человеку Богом, как «и блаженство, и безнадежность», стала для поэта символом человеческой жизни вообще – муки и восторга, надежды и отчаяния, непрочности того единственного, что доступно человеку, – земного счастья. В «денисьевском цикле» любовь предстает как «роковое слиянье и поединок роковой» двух сердец.

После смерти Денисьевой, в которой он винил себя, Тютчев уехал к семье за границу. Год провел в Женеве и Ницце, а по возвращении (1865) в Россию ему пришлось пережить смерть двоих детей от Денисьевой, затем матери. За этими трагедиями последовали смерти еще одного сына, единственного брата, дочери. Ужас подступающей смерти выразился в стихотворении Брат, столько лет сопутствовавший мне. (1870). В строках этого стихотворения поэт предчувствовал свою «роковую очередь».

Умер Тютчев в Царском Селе 15 (27) июля 1873.

Чулков Г. Летопись жизни и творчества Ф.И.Тютчева. М. – Л., 1933
Тютчев Ф. Полное собрание сочинений. Вступит. статья Б.Бухштаба. Л., 1957
Пигарев К. Жизнь и творчество Ф.И.Тютчева. М., 1962
Брюсов В. Ф.И. Тютчев. Смысл его творчества. – В кн.: Брюсов В. Собрание сочинений, т. 6. М., 1975
Озеров Л. Поэзия Тютчева. М., 1975
Ф.И.Тютчев. Библиографический указатель произведений и литературы о жизни и деятельности. 1818–1973. Сост. И.Королева, А.Николаев. Подред. К.Пигарева. М., 1978
Тютчев Ф. Сочинения, тт. 1–2. М., 1980
Осповат А. Как слово наше отзовется. М., 1980
Тютчев Ф. Стихотворения. Письма. Воспоминания современников. М., 1988

«О, как убийственно мы любим…» Ф. Тютчев

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепости страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Всё опалили, выжгли слезы
Горячей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебны взоры, речи
И смех младенческо-живой?

И что ж теперь? И где ж всё это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль злую, боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепости страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей.

Анализ стихотворения Тютчева «О, как убийственно мы любим…»

Личная жизнь Федора Тютчева сложилась достаточно трагично, однако до конца жизни поэт был благодарен тем женщинам, которых любил, и которые отвечали ему взаимностью. Первая супруга Тютчева – Элеонора Петерсон – подарила поэту трех дочерей и скончалась спустя несколько месяцев после возвращения семьи в Россию. Тяжело пережив смерть первой супруги, Тютчев спустя несколько лет женится повторно, однако этому браку суждено на долгие 14 лет превратиться в любовный треугольник. Все дело в том, что вскоре поэт знакомится с юной дворянкой Еленой Денисьевой, которая становится его любовницей. Но роман заканчивается грандиозным скандалом, когда выясняется, что Денисьева, являющаяся воспитанницей Смольного института благородных девиц, ждет ребенка.

В 1851 году Тютчев посвящает своей избраннице стихотворение под названием «О, как убийственно мы любим», которое наполнено раскаяньем и сожалением о том, что автор не смог защитить доброе имя опороченной им девушки. В результате Денисьевой ради любви к Тютчеву пришлось не только отказаться от собственной семьи, но и в полной мере пройти через все унижения, которые были уготованы светским обществом для падшей женщины, в которую, по мнению питерской знати, превратилась Денисьева. Поэт не отказался от той, которая ради любви к нему пожертвовала своим добрым именем. Однако в стихотворении «О, как убийственно мы любим…», автор с грустью вопрошает: «Куда ланит девались розы, улыбка уст и блеск очей?». Его избранница раньше срока постарела, и виной все являются глубокие душевные переживания и те публичные унижения, которые пришлось пережить Елене Денисьевой. «Все опалили, выжги слезы горючей влагою своей», — отмечает поэт.

Автор раскаивается в том, что своей любовью причинил ни в чем не повинной девушке столько страданий, подчеркивая, что «незаслуженным позором на жизнь ее она легла». И единственно, что утешает ту, которая поддалась своим чувствам – это воспоминания о тех моментах радости, которые ей довелось пережить. Но и они, по мнению автора, недолговечны, так как «толпа, нахлынув, в грязь втоптала то, что в душе ее цвело». В результате в своей душе героине стихотворения удалось сберечь лишь «злую боль ожесточенья, боль без отрады и без слез!».

Свою любовь к Елене Денисьевой поэт называет убийственной, подчеркивая тем самым, что это чувство полностью разрушило жизнь его избранницы. И это утверждение соответствовало истине, так как потомственная дворянка стала предметом сплетен и пересудов в высшем свете, куда после рождения дочери путь ей был заказан. Остаток жизни Елена Денисьева прожила на съемной квартире, которую оплачивал Федор Тютчев, полностью посвятив себя воспитанию детей поэта. Именно они стали для нее главным смыслом существования. Понимая это, Тютчев полностью взял на себя заботы о своей второй семье, резко пресекая любые попытки друзей и знакомых позлословить на столь больную для себя тему. До сих пор остается загадкой, почему поэт не оставил свою вторую жену, к которой к тому времени давно уже охладел, и не женился на Елене Денисьевой, которая подарила ему троих детей. Видимо, все дело заключалось в благородстве поэта, который знал, что супруга, несмотря ни на что, все еще искренне его любит. К слову сказать, Эрнестина Тютчева действительно простила своего неверного супруга и даже согласилась на то, чтобы он дал внебрачным детям свою фамилию. И именно она помогла поэту справиться горем, когда Елена Денисьева и двое ее детей скончались от туберкулеза. Тем не менее, до конца жизни поэт испытывал вину за то, что, поддавшись чувствам, не сумел сделать свою возлюбленную по-настоящему счастливой и заставил ее пережить множество унижений, связанных со скандальным романом.

Стихи тютчева названия

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО — ЗДЕСЬ.

Второе явное противоречие биографии Федора Ивановича – его женитьбы на иностранках. Почему он, эталон патриотизма, отдал предпочтенье немецким невестам?

Немецкие жены вполне вписываются в жизненную канву Тютчева, поскольку он прожил в Германии более двадцати лет. Первая жена Эмилия-Элеонора Петерсон, урождённая графиня Ботмер (с ней Тютчев дважды был обвенчан – в лютеранской и православной церкви) умерла в Мюнхене в 1838 году. От первого брака у Тютчева было три дочери. Старшая дочь Анна, жена Ивана Сергеевича Аксакова, фрейлина императорского двора, автор великолепных мемуаров (она истинная дочь своего отца!) «При дворе двух императоров», вторая дочь Екатерина, воспитанница Смольного института, также была фрейлиной при императрице Марии Александровне, и Тютчев в привычной шутливой своей манере говорил, что у него при дворе «есть свои представители». Вторая жена Эрнестина Фёдоровна, «женщина замечательного ума и красоты», полунемка – полуфранцуженка. Урождённой баронессе Пфеффель, в первом браке Дёрнберг, было 29 лет, когда она вышла замуж за Тютчева, обвенчавшись с ним также дважды – в католической и в православной церкви. Она выучила русский язык, переписывала стихи и письма Тютчева, способствовала публикации его статей на Западе через своего брата, баварского журналиста Карла Пфеффеля, сохранила для потомства автографы поэта. Эрнестине Фёдоровне посвящены многие стихотворения Тютчева. Среди них: «Не знаю я, коснётся ль благодать…», «Всё, что сберечь мне удалось…», «Всё отнял у меня казнящий Бог…». Она умерла спустя четверть века после Тютчева в 1894 году под Москвой в имении её зятя Ивана Аксакова и похоронена на Новодевичьем кладбище в Петербурге (у Московского проспекта) рядом с Тютчевым.

С Эрнестиной Фёдоровной также было трое детей – дочь Мария, сыновья Дмитрий и Иван, который с 1890 года был почётным мировым судьёй Москвы, а в 1907 году стал членом Государственного совета. У Ивана Фёдоровича было пятеро детей. Дочь Ивана Тютчева Екатерина вышла замуж за Пигарёва и от этого брака происходит ветвь Пигарёвых – современных потомков поэта, из которых вышли выдающиеся литературоведы – ревностные хранители архивов Тютчева, опора и оплот как литературного наследия деда и прадеда, так и его репутации. Один из них – Кирилл Васильевич Пигарёв был директором музея-усадьбы Мураново вплоть до своей смерти в 1984 году. Собрание Мурановского музея некогда насчитывало свыше 28 тысяч единиц хранения. Воистину это был один из лучших музеев мира, поскольку был наполнен оригиналами, подлинными вещами во времена брежневского застоя. А потом началось! В начале перестройки музей был почему-то закрыт, архивы куда-то перенесены, а в 2006 году усадебный дом сгорел от удара молнии – таковы удары судьбы Мураново.

Несмотря на обилие новых публикаций о поэте, исследования Пигарёва, и в особенности вышедшая в 1962 году издательстве Академии наук СССР монография «Жизнь и творчество Тютчева», остаются непревзойдёнными для всех, кто что-либо пишет о Тютчеве, в том числе и для меня, которой посчастливилось видеть в Мураново Кирилла Васильевича.

Но я отвлеклась от жен и женщин Тютчева, которые, как правило, всегда были красавицами. Впрочем, Тютчев и женщины – особая тема. Геннадий Чагин написал интересную книгу «Фёдор Тютчев. Женщины в его жизни и творчестве».

Однако, – отвечаю на Ваш вопрос, – и в последней любви Тютчев оказался русским патриотом. Стихи, посвящённые Елене Денисьевой, женщине, как будто бы сошедшей со страниц романов Достоевского, «денисьевский цикл» – вершина русской лирики. «Последняя любовь» – название стихотворения, посвящённого ей:

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней…
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, –
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность…
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Стихи к Денисьевой, – психологический роман в стихах, и социальная тема определяет их характер. Привилегия свободы – на стороне героя, но ни в коем случае не героини, что характерно для тогдашней России. Вспомним посвящённые русской женщине произведения Некрасова, Тургенева, Толстого.

Елена Александровна Денисьева поселилась в небольшой квартире на Кирочной улице 14, и Тютчев, живший в квартире на Невском проспекте, почти переселился к ней. Двухэтажный скромный особняк непонятного цвета (в брежневские времена он казался бирюзовым) сохранился, и там объявилась жилконтора. В мае прошлого года я сочла своим долгом, дабы вызвать уважение обитателей к помещению, сообщить, рискуя быть осмеянной, что здесь в 50-х годах XIX века жила молодая женщина Елена Денисьева, которой русский поэт Тютчев посвящал стихи. Меня встретили на удивление приветливо и обещали хлопотать о мемориальной доске.

У Тютчева с Денисьевой тоже было трое детей: дочь и двое сыновей (всего детей – девять, но увы, нескольких детей Тютчев пережил). Они были записаны в метрических книгах Тютчевыми, что не снимало с них печати «незаконнорождённости» и лишало их дворянских прав.

Благородная Эрнестина Фёдоровна уезжала надолго. Большее время проводила в деревне на родине Тютчева (село Овстуг Брянского уезда, Орловской губернии). Между тем, она по-прежнему оставалась его единственным достойным собеседником и адресатом. С ней он обсуждал политику России и Запада.

Последний адрес Тютчева в Петербурге – Невский проспект 42. Поэт жил в левом крыле здания Армянской церкви на третьем этаже напротив Гостиного двора. В 80-х годах двадцатого века на фасаде дома Невский 42 была установлена мемориальная мраморная доска, к сожалению, без единой даты. Доска сообщает: «В этом доме жил и работал выдающийся русский поэт Фёдор Иванович Тютчев». Пользуюсь случаем, чтобы сообщить читателям: Тютчев прожил в квартире на Невском проспекте 18 лет – с 1855 по 1873, то есть до самой смерти.

Двусмысленное положение продолжалось четырнадцать лет, до самой смерти Денисьевой. Она умерла от скоротечной чахотки в 1864 году и похоронена на Волковом кладбище, на Литераторских мостках (дети – Елена, Николай, Фёдор захоронены там же).

Очевидно, что у Николаевской Российской Империи и Путинской Российской Федерации есть довольно много общего. Например, для обеих эпох характерно серьезное вмешательство в жизнь страны представителей спецслужб. Что за отношения были у Тютчева с главой знаменитого III отделения – Бенкендорфом? Известно, что после скандального увольнения Федора Ивановича со службы состоялся таинственный разговор поэта с главным «гэбистом» николаевской эпохи, после которого Тютчев, якобы, стал позитивным «имиджмейкером» России за рубежом. Так ли это?

Граф Александр Христофорович Бенкендорф, герой наполеоновских войн, чей портрет работы Джорджа Доу находится в Военной галерее Зимнего дворца. Со всеми причитающимися орденами и специальной медалью участника Бородинского сражения на голубой Андреевской ленте. К слову сказать, весь зал – в бирюзовых праздничных пятнышках. Пользуюсь случаем, чтобы сейчас, к двухсотлетию Бородинского сражения, напомнить, что кроме, белой и оранжево-чёрной ленты, существует ещё и голубая лента, которая также может удовлетворить наши патриотические чувства (господа офицеры, голубые князья!). К двухсотлетию войны с Наполеоном вполне уместно и Бенкендорфа помянуть. Вначале граф принадлежал к ранней декабристской организации «Соединённых друзей», а побывав во Франции, восхитился вдруг организацией жандармерии и с этой «романтической» идеей явился к декабристам, которые отвергли его проект. А он после восстания декабристов – как вовремя! – представил его Николаю I, который немедленно утвердил его, создал III отделение под руководством Бенкендорфа, которое продержалось вплоть до крушения империи.

Вот интересно: Пушкин неоднократно обращался к Бенкендорфу с просьбами о защите от министра просвещения Уварова и нападок Булгарина в «Северной пчеле». И Бенкендорф заступался. Булгарин прекратил нападки на Пушкина, и, кроме того, поэту было разрешено, к неудовольствию Уварова, учредить журнал «Современник» (что не помешало Бенкендорфу запретить «Северную пчелу» Дельвига). Вероятнее всего, не так однозначен был Бенкендорф, как нашему поколению преподавалось.

Бенкендорф пригласил Тютчева к себе на дачу по рекомендации Амалии Максимилиановны Крюденер, в девичестве Лерхенфельд. Об этой женщине необходимо сказать несколько слов, поскольку если бы не она, то мы могли бы не знать поэта Тютчева. Тютчев посвятил Амалии стихотворение, положенное в основу романса «Я помню время золотое», а в конце жизни «Я встретил вас…» (некоторые исследователи предлагают другого адресата, однако крайне неубедительно), ставшее также романсом, благодаря композитору Малашкину. Эта замечательная женщина привезла в 1836 году в Петербург «целую охапку» стихов Тютчева (около ста стихотворений), которые сослуживец Тютчева Иван Сергеевич Гагарин переписал в тетрадь (к сожалению, не все – это отдельная большая тема), а затем отнёс в пушкинский журнал «Современник» в надежде опубликовать хотя бы несколько из них. Пушкин напечатал двадцать четыре стихотворения совершенно безвестного тогда тридцатитрёхлетнего поэта под названием «Стихотворения, присланные из Германии» и за подписью «Ф. Т.». Как знать, может быть, стихи великого поэта так и остались бы навсегда скрытыми в семейных архивах, если бы не эта публикация, на которую много лет спустя нечаянно не вышел Николай Алексеевич Некрасов, тогда владелец «Современника», который и открыл Тютчева заново.

Граф Бенкендорф пригласил уволенного со службы бывшего посланника и камергера Фёдора Ивановича Тютчева в своё имение потому, что стало ему известно: Тютчев хорошо осведомлён о происходящем в Европе, но рассматривает факты не так, как уволивший его шеф Карл Васильевич Нессельроде, и что «неудавшийся дипломат», как о Тютчеве сообщали иностранные депеши, обладал способностью создавать непривычно смелые политические концепции.

Тютчеву необходимо было говорить с Бенкендорфом не только ради карьеры, но из личной большой потребности. Длительное пребывание за границей и дипломатическая служба и в самом деле позволили ему накопить изрядный запас наблюдений и впечатлений. Но главное: ему надлежало непременно сообщить шефу жандармов своё мнение о резко изменившемся политическом авторитете и положении России на Западе. Он давно пришёл к печальному заключению: авторитет России в Европе настолько пошатнулся, что не осталось и следа от её славы побед над Наполеоном; и всё более утверждался он во мнении, что Священный союз объединяет только правительства, а со стороны печати, задающей тон общественному мнению, господствует «пламенное, слепое, неистовое, враждебное настроение к России».

При личной встрече в замке Фалль Тютчев, наконец, изложил свои тревожные мысли о судьбе России Бенкендорфу и заявил, что готов и сам выступить посредником между русским правительством и немецкой прессой, и шефу жандармов понравилась готовность Тютчева самостоятельно и компетентно защищать честь России.

Вскоре представилась возможность. Во влиятельной немецкой «Аугсбургской всеобщей газете» («Augsburger Allgemeine Zeitung»), издаваемой большим по тем временам тиражом (около 10 тысяч экземпляров), печатался цикл статей под заглавием «Briеfe eines deutschen Reisenden vom Schwarzen Meer» («Письма немецкого путешественника с Чёрного моря»). В одной из статей рассказывалось, что военная служба в России является наказанием за преступления, за которые во Франции лишили бы права носить мундир. Получалось, что преступника посылают не на галеры, а надевают «почётную одежду солдата». И Тютчев не стал больше откладывать – совершил свой раунд «Большой Игры», как сказал бы Редьярд Киплинг.

Он написал письмо на французском языке в «Аугсбургскую всеобщую газету» его редактору доктору Кольбу. Письмо Тютчева (статья) в переводе на немецкий язык было опубликовано 21 марта 1844 года как полученное от одного русского («von russischer Hand»). Однако же без имени. Авторство Тютчева, известное тогда в очень узких кругах, было установлено спустя 84 года – в 1930 году Романом Якобсоном.

Тютчев обвинил Европу в «короткой» памяти. Европа забыла уроки войны с Наполеоном и то, что русские солдаты, о которых так пренебрежительно отзывается нынешняя пресса, освободили Европу от нашествия. Тютчев писал: «Ну что ж, люди, которых таким образом приравнивают к каторжникам, те же, что неполных тридцать лет тому назад проливали кровь на полях сражений своей отчизны, дабы достигнуть освобождения Германии, кровь каторжников, которая слилась с кровью ваших отцов и ваших братьев, смыла позор Германии и завоевала ей независимость и честь». Тютчев написал ещё одну статью в форме письма редактору «Allgemeine Zeitung» Густаву Кольбе. На этот раз письмо было отклонено редактором, вероятно, из-за возникшей дискуссии, нежелательной для газеты. Оно вышло брошюрой на французском языке летом 1844 года в Мюнхене – также анонимно и с названием «Lettre a?m-r le Gustave Kolb, redacteur de la Gazette Universelle». Английский исследователь Рональд Лэйн сосчитал чуть ли не 50 откликов в западной печати на статью Тютчева. Некоторые европейские авторы полагали анонимного автора выразителем мнения и воли Российской империи, а иные и вовсе считали, что на Европу неким русским автором совершено было нападение. Отклики на письмо Тютчева (так же как и на последующие его статьи) будут появляться в печати и спустя двадцать лет после его смерти.

Тютчев с семьёй вернулся в 1844 году в Петербург, рассчитывая на помощь Бенкендорфа, но не повезло: Бенкендорф внезапно умер, а бывший его шеф Нессельроде, уволивший Тютчева со службы, был назначен государственным канцлером. Новый канцлер знал, что Тютчев обошёл его, причём, именно тогда, когда находился не у дел – вступил в контакт с шефом жандармов, написал статью в «Аугсбургскую газету», которая понравилась императору. Нессельроде назначил Тютчева чиновником для особых поручений при своей особе. Фактически Тютчев стал курьером при канцлере (именно по этой причине бывал в Берлине при Русском посольстве на Унтер-ден-Линден). ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Тютчев Федор

Федор Иванович Тютчев (1803-1873) родился в селе Овстуги Орловской губернии. Он с раннего возраста проявлял необыкновенные способности. Уже в 12 лет Тютчев переводил Горация.
Первые стихотворные опыты Тютчева относятся к 1813-1814 годам. В 1818г. Тютчев избран сотрудником Общества любителей российской словесности. С 1821г. он обучался на словесном отделении Московского университета.
В 1822г. Тютчев поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел и, будучи причислен к русской дипломатической миссии в Мюнхене, уезжает за границу. В 1837 г. Тютчев назначается русским поверенным в делах в Турине. С 1843 возвращается в Россию.
В 1854 г. вышел первый сборник его стихов. Судьба Тютчева необычайна: это судьба последнего русского романтика, творившего в эпоху творчества реализма. Лирика Тютчева проникнута восторгом пред величием и красотой природы.
Скончался Тютчев в 1873 г. в Царском Селе, похоронен на Новодевичьем кладбище в Петербурге.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: