Стихи цветаевой о предательстве

Биография Марины Ивановны Цветаевой (Анна Саакянц, 1991)
Вытеснение малого жанра поэзии большими
:: вперёд :: назад :: к содержанию

Одновременно со стихами шла работа над крупными произведениями — «Поэмой Горы», «Поэмой Конца», трагедией «Тезей» и поэмой «Крысолов». Так постепенно началось вытеснение малого жанра цветаевской поэзии большими. Поэту как бы тесно в границах лирического стихотворения. Свою заветную идею — о том, что любовь — это всегда и непременно — вначале громада, глыба, лавина страстей, обрушивающихся на человека, а потом — так же неизбежно — расставание, разрыв,— Цветаева воплотила в «Поэме Горы» и «Поэме Конца», давно уже ставших хрестоматийной принадлежностью почти всякого цветаевского сборника. Трагедия «Тезей» (впоследствии названная «Ариадна»)— не столько драматическое произведение, сколько поэма в диалогах,— переводит мысль поэта в более психологический план. Земную женщину — Ариадну — любят одновременно смертный (Тезей) и божество (Дионис, или Вакх), который возносит ее на небо. Цветаева трактует античный миф так, словно речь идет о чувствах живых людей. Что это: предательство Тезея или, напротив, его благородство? — ведь он добровольно уступает свою возлюбленную Вакху; сила в этом его или слабость? несовершенство земной любви («о, как мало и плохо любят!») или высший долг? — таков нераспутываемый Гордиев узел противоречивых страстей человеческих.

1 февраля 1925 года у Цветаевой родился давно желанный сын Георгий — в семье его будут называть Мур. Спустя месяц Цветаева начала писать свое последнее в Чехословакии произведение — поэму «Крысолов», восходящую к средневековой легенде о флейтисте из Гаммельна, который своей музыкой заманил всех крыс города и утопил их в реке, а когда не получил обещанной платы, тою же флейтой выманил из домов гаммельнских детей, увел на гору, и она, разверзшись, поглотила их. У Цветаевой Крысолов-флейтист — олицетворение Поэзии; крысы — отъевшиеся мещане, многие из которых в прошлом — храбрые бунтари; гаммельнцы — ожиревшие, жадные бюргеры; все они вместе олицетворяют омерзительный, убивающий души быт. «Быт не держит слово Поэзии (бургомистр отказывается от обещания отдать свою дочь флейтисту,— А. С.), «Поэзия мстит» — таков замысел. И музыкант уводит под свою дивную музыку детей и топит в озере, даруя им рай — вечное блаженство; «В царстве моем — ни тюрем, ни боен, — Одно ледяное! Одно голубое. Ни расовой розни, ни Гусовой казни, Ни детских, болезней, ни детских боязней: Синь. Лето красно. И — время — на всё. «. Последние строки поэмы:

— Вечные сны, бесследные чащи.
А сердце всё тише, а флейта всё слаще.
— Не думай, а следуй, не думай, а слушай.
А флейта всё слаще, а сердце всё глуше.

— Муттер, ужинать не зови!
Пу-зы-ри.

Окончила Цветаева поэму уже после отъезда из Чехии. И, наконец, в Чехии Цветаева написала две большие статьи: «Кедр (Апология)» — на книгу своего старого друга С. М. Волконского «Родина» — и «Герой труда» — на кончину В. Я. Брюсова. В этих вещах она выявила свой дар прозаика.

Малоизвестные детские фотографии сына Марины Цветаевой — Георгия Эфрона,
отосланные Цветаевой из Франции чешской приятельнице Анне Тесковой.

Остров есть. Толчком подземным
Выхвачен у Нереид.
Девственник. Еще никем не
Выслежен и не открыт.

Папоротником бьет и в пене
Прячется. — Маршрут? Тариф?
Знаю лишь: еще нигде не
Числится, кроме твоих

Глаз Колумбовых. Две пальмы:
Явственно! — Пропали. — Взмах
Кондора.
(В вагоне спальном
— Полноте! — об островах!)

Час, а может быть — неделя
Плаванья (упрусь — так год!)
Знаю лишь: еще нигде не
Числится, кроме широт

Точно гору несла в подоле —
Всего тела боль!
Я любовь узнаю по боли
Всего тела вдоль.

Точно поле во мне разъяли
Для любой грозы.
Я любовь узнаю по дали
Всех и вся вблизи.

Точно нору во мне прорыли
До основ, где смоль.
Я любовь узнаю по жиле,
Всего тела вдоль

Cтонущей. Сквозняком как гривой
Овеваясь гунн:
Я любовь узнаю по срыву
Самых верных струн

Горловых, — горловых ущелий
Ржавь, живая соль.
Я любовь узнаю по щели,
Нет! — по трели
Всего тела вдоль!

29 ноября 1924 г.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Цветаева М.И. — стихи о родине.

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны — на карте
Нет, в пространстве — нет.

Выпита как с блюдца,-
Донышко блестит.
Можно ли вернуться
В дом, который — срыт?

Заново родися —
В новую страну!
Ну-ка, воротися
На спину коню

Сбросившему! Кости
Целы-то хотя?
Эдакому гостю
Булочник ломтя

Ломаного, плотник —
Гроба не продаст!
. Той ее — несчетных
Верст, небесных царств,

Той, где на монетах —
Молодость моя —
Той России — нету.
— Как и той меня.

Родина (О, неподатливый язык. )
Марина Цветаева

О, неподатливый язык!
Чего бы попросту — мужик,
Пойми, певал и до меня:
«Россия, родина моя!»

Но и с калужского холма
Мне открывалася она —
Даль, тридевятая земля!
Чужбина, родина моя!

Даль, прирожденная, как боль,
Настолько родина и столь —
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю ее с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь,
Даль, говорящая: «Вернись
Домой!» Со всех — до горних звезд —
Меня снимающая мест!

Недаром, голубей воды,
Я далью обдавала лбы.

Ты! Сей руки своей лишусь,—
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распрь моих земля —
Гордыня, родина моя!

Стихи о войне Марины Цветаевой

Здесь собраны все стихи русского поэта Марина Цветаева на тему Стихи о войне.

Я люблю такие игры, Где надменны все и злы. Чтоб врагами были тигры И орлы.

1 Дно — оврага. Ночь — корягой Шарящая. Встряски хвой.

«Руан» М. Цветаева

И я вошла, и я сказала: — Здравствуй!
Пора, король, во Францию, домой!
И я опять веду тебя на царство,
И ты опять обманешь. Карл Седьмой!

Не ждите, принц, скупой и невеселый,
Бескровный принц, не распрямивший плеч,
Чтоб Иоанна разлюбила — голос,
Чтоб Иоанна разлюбила — меч.

И был Руан, в Руане — Старый рынок…
— Все будет вновь: последний взор коня,
И первый треск невинных хворостинок,
И первый всплеск соснового огня.

А за плечом — товарищ мой крылатый
Опять шепнет: — Терпение, сестра! —
Когда сверкнут серебряные латы
Сосновой кровью моего костра.

Анализ стихотворения Цветаевой «Руан»

В 16 лет после окончания гимназии Марина Цветаева настояла на том, чтобы продолжить свое образование в Париже. Она пробыла во Франции всего полгода, но без памяти влюбилась в эту страну. Осенью 1917 года Цветаева узнала о том, что ее муж Сергей Эфрон вместе с офицерами белогвардейской армии оказался в этой стране, и по политическим соображениям не может вернуться на родину. Поэтесса мысленно перенеслась в прошлое, и в итоге появился небольшой цикл стихотворений, так или иначе связанных с Францией. Среди них «Руан», произведение, которое поэтесса посвятила одной из самых ярких и неординарных личностей во французской истории – Жанне д’Арк.

Ее Цветаева выбрала героиней своего произведения совсем не случайно, так как подсознательно после революции проводила параллель между собой и выдающимися женщинами прошлого, готовыми ради высокой идеи идти на эшафот. Поэтесса неоднократно задавала себе вопрос: а способна ли она на подобный подвиг? И – не находила ответа, так как она могла бы отдать жизнь за родину, но после революции такая жертва уже никому не была нужна. Что же касается Жанны д’Арк, то ею Цветаева искренне восхищалась и, возможно, даже хотела в чем-то походить на свою героиню, которая с легкостью прощала предателей и предательство, но при этом всегда была требовательна и даже беспощадна к себе самой.

В этом произведении Цветаева перевоплощается в свою героиню и выступает от ее имени. Однако французскую воительницу она именует на славянский манер Иоанной, что вносит некоторую путаницу. Тем не менее, место действий, в качестве которого выбран французский город Руан, не оставляет сомнений в том, о чем и о ком на самом деле идет речь. Примеряя к себе судьбу Жанны д’Арк, Цветаева восхищается мужеством этой женщины и при этом словно бы предвидит, что истории суждено повториться. «Все будет вновь: последний взор коня и первый треск невинных хворостинок, и первый всплеск соснового огня», — отмечает Цветаева. Она предчувствует, что и ей самой придется взойти на эшафот, но хватит ли на это мужества?

Пройдет всего лишь четверть века, и поэтесса совершит поступок, для которого нужно обладать силой воли. Она покончит жизнь самоубийством, отчаявшись бороться за свое место под солнцем и право быть счастливой. И именно благодаря этому заставит говорить о себе и своих произведениях тех, кто раньше делал вид, что такой поэтессы попросту не существует.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector