Стихи пушкина руслан

Уже полтора столетия звучат музыкальные произведения, написанные на стихи Пушкина, со сцен больших и малых театров, и концертных залов.
Его произведения стали неотъемлемой частью мировой культуры. Слово Пушкина по особому открывается через сочинения композиторов, которые писали музыкальные произведения на его стихи.

Одно из самых удачных воплощений поэзии Пушкина в русской музыке 20 века у Георгия Свиридова. Кстати, его первой творческой удачей в свое время стали именно романсы на стихи Александра Пушкина. Сегодня они признаны вокальной классикой и входят в репертуар многих выдающихся певцов. Через несколько десятилетий Свиридов, уже будучи признанным композитором, вновь обратился к поэзии Пушкина и создал произведение, которое стало значительным событием в музыкальной жизни. Это хоровой цикл «Пушкинский венок».

Романс из Музыкальных иллюстраций к повести А.С. Пушкина “Метель” стал уже достоянием народной музыки.

Услышав в 1823 году романс на свои стихи, Пушкин был так очарован исполнением, что под влиянием этого посвятил стихи исполнительнице. Ею была княгиня Мария Александровна Голицына — внучка Суворова — великосветская дама, музыкант, певица.
Свою благодарность Пушкин выразил в стихотворении, вот его отрывок:
Давно о ней воспоминанье
Ношу в сердечной глубине.
Ее минутное вниманье
Отрадой долго было мне.
Твердил я стих обвороженный,
Мой стих — унынья звук живой,
Так мило ею повторенный,
Замеченный ее душой.
Вновь лире слез и тонкой муки
Она с участием вняла.
И ныне ей передала
Свои пленительные звуки.
Довольно: в гордости моей
Я мыслить буду с умиленьем.
Я славой был обязан ей,
А, может быть, и вдохновеньем.

БОРИС ГОДУНОВ
Boris Godunov — Eugeny Nesterenko

Русская музыка всегда была неразрывно связана классической литературой, а русская опера все время ориентировалась на Пушкина.

«Руслан и Людмила» — былинно-эпическая опера Глинки; «Борис Годунов» — историко-трагическая опера Мусоргского, «Евгений Онегин» — лирическая опера Чайковского; «Пиковая дама» — психологическая опера Чайковского.
Секрет их популярности, их долголетия в том, что каждая из них написана двумя гениями — авторами сюжета и музыки.

Опера «Руслан и Людмила» была написана в 1820 году. Пушкин назвал поэму «Мое игривое творение». Увертюра к опере звучит как музыкальный фейерверк. Опера прозвучала впервые в Петербурге в 1840 году, т.е. через 5 лет после гибели поэта.

Трагедия «Борис Годунов» была написана поэтом в 1825 году. Опера была написана Мусоргским через 44 года, т.е. в 1869 году и поставлена в Петербурге. К сожалению, произведение не было закончено Римским-Корсаковым в связи со смертью композитора Мусоргского. Цензура вначале запретила оперу и предложила ввести любовный сюжет. Пришлось создать роль Марины Мнишек.

Опера «Евгений Онегин» (семилетний труд Пушкина — 1823—1830 гг.). Появление ее в 1878 году ознаменовало собой новый этап в русском оперном искусстве.

Велика роль либреттистов Петра Ильича Чайковского и Шиловского, которые, прикоснувшись к творению Пушкина, сумели так органично включить в превосходную ткань оперы отдельные стихотворные тексты: арию Гремина, ариозо Ленского и др.
Образ Татьяны — собирательный. Изумительный дуэт Татьяны и Ольги — не что иное, как стихотворение «Певец», написанное Пушкиным еще в лицее.

Опера «Пиковая дама». Повесть написана поэтом в 1833 году (в течение одного года). Чайковский трудился над оперой 41 день. Трудно себе представить, что за такой короткий срок Чайковский создал произведение, которое является одним из величайших достижений мирового музыкального искусства.

Прообразом старой графини явилась 90-летняя княгиня Голицына, властная дама, которая умудрилась умереть в один год с Пушкиным.
Следует отметить, что опера была впервые поставлена в Париже в 1850 году, на 40 лет раньше, чем в России

По произведениям Пушкина было создано еще ряд опер: «Мазепа», музыка Чайковского; «Сказка о царе Салтане», «Золотой Петушок», «Моцарт и Сальери» — композитор Римский-Корсаков; «Дубровский» — композитор Направник; «Русалка», «Каменный гость» — Даргомыжский; «Скупой рыцарь», «Бахчисарайский фонтан», «Граф Нулин» написаны Асафьевым; «Пир во время чумы», «Капитанская дочка» — композитор Кюи; «Алеко» — дипломная работа Рахманинова; «Медный всадник» — балет Глиера; «Барышня — крестьянка» — композитор Минкус.
Великий танцовщик, пушкинист и пропагандист творчества поэта Сергей Лифарь поставил в Париже балет «Пиковая дама», пользовавшийся в течение нескольких сезонов бешеным успехом у взыскательной французской публики.

Всего по произведениям Пушкина создано более 20 опер и более 10 балетов.

Стихи пушкина руслан

Однажды в Летнем саду, присев на скамейку, я услышал, как невдалеке бабушка читала внуку поэму Пушкина «Руслан и Людмила». Хорошо читала, с выражением. Я невольно прислушался к стихам и вдруг поразился строчкам, на которые никогда раньше не обращал особого внимания. Во время боя Руслан

. видит &#151 прямо над главою &#151
С подъятой, страшной булавою
Летает карла Черномор.

Что же здесь странного? То, что колдун летает? Нет! Сказочный герой вполне мог летать. Странно оружие, которым он пользуется. Я всегда считал, что булава &#151 это оружие русских богатырей, а Черномору подошла бы кривая восточная сабля, как у его слуг-арапов.

Может, поэт не придал этому значения? Вернувшись домой, смотрю «Словарь языка Пушкина». Нет, больше никто из героев не вооружен булавой. Почему же она у Черномора?

Много версий пришлось обдумать, просмотреть множество книг, пока в справочнике по древнему оружию не натолкнулся на приемлемую разгадку. Вот она: хотя подобное оружие было издавна на Руси, но термин «булава» восточного происхождения и появился не ранее XVI века. Отсюда и оружие считалось восточным. Очевидно, Пушкин, поместив колдуна в восточные сады, дал ему и соответствующее оружие.

Позвольте, но с чего я взял, что эти сады на Востоке? Ведь поэт, кажется, сравнивает их с садами Египта и Крыма. Смотрю текст &#151 точно. Но там же Людмила видит вокруг: «Снежные равнины коврами яркими легли». А ведь похитили-то ее не зимой! Может, это происходит высоко в горах или на севере? Где же живет колдун?

Давайте подумаем вместе. Руслан доехал до его логова. Хотя это сказка, но путь описан вполне конкретно. Не проследить ли его, может, это подскажет разгадку?

Руслан выехал из Киева и, двигаясь вдоль Днепра, вскоре попал в пещеру к старцу, где, как видно дальше по тексту, ему был указан путь «на дальный север». В конце похода «с дерев спадает дряхлый лист. Зима приближилась. » Учитывая, что выехал Руслан летом &#151 ранней осенью, а обратно вернулся также примерно в летнее время, путь до колдуна должен быть не меньше 3 &#151 4 месяцев. Даже учитывая бездорожье, битвы с ведьмами и великанами, за это время он должен был находиться примерно на широте полярного круга. Но в сказке Черномор живет «среди своих ужасных гор». На этой широте есть Скандинавские горы и Урал. Где же живет колдун?

Есть небольшая зацепка. В конце поэмы Фарлаф, привезя в Киев Людмилу, после убийства Руслана, говорит, что нашел ее «в пустынных муромских лесах». Поскольку незадолго перед этим Руслан виделся со сказочной головой, значит, возвращался он той же дорогой, и путь его на север шел через эти леса, то есть по направлению к Уралу. Но требуется подтверждение, ведь это верно лишь в том случае, если Фарлаф, хвастаясь своей победой над лешим, указал действительное место «победы».

Что еще есть в тексте? Ничего, сказано лишь, что горы покрыты снегами, высоки и ужасны. И тут я вспомнил одну фразу. Во время боя с Черномором Руслан воскликнул: «Лети хоть до ночной звезды». Что здесь имеется в виду? Стал бы герой говорить о какой-то безымянной, абстрактной звезде? Наверно, нет. Что-то она должна была ему напомнить, чем-то отличаться от других. О чем же он вспомнил? Уж не о звезде ли, по которой ориентировался, к которой стремился весь путь на север? Не Полярная ли это звезда?

Проверим эту версию, ну-ка, что говорили древние? Откроем мифы. Оказывается, Полярная звезда всегда была окружена особым почетом в восточных легендах. Считалось, что она самая главная на небосводе, поскольку неподвижна, а остальные ходят вокруг нее. Мало того, считали, что она стоит прямо над центром мира &#151 мифическими Рифейскими горами (примерно на месте Северного Урала), где обитали боги Брахма, Шива, Вишну. Причем, хотя обитали они в прекрасных восточных садах, горы вокруг были неприступные, покрытые мраком и холодом.

Местность похожа на описанную в поэме, И неподвижную звезду, висящую над головой, скорее всего имел в виду Руслан. Да и где, как не в центре мира, должен был жить Черномор? Выходит, все сходится. Но вдруг у Пушкина это вышло случайно, знал ли он об этих мифах? В сочинениях древнегреческих авторов Аристотеля и Геродота, которые не мог не знать поэт, говорится о Рифеях: громадных ледяных, окутанных мраком горах, связанных со множеством мифов. Именно там жила Медуза Горгона. Восточные легенды, где говорится о тех же горах, тоже были известны в Европе. Нет, не случайно поэт писал об этом, слишком велико совпадение, знал он о месте обитания богов. Значит, сказочные сады Черномора связаны своим происхождением с Востоком, выходит, и булава такого же происхождения.

Получается, что Черномор не какой-то абстрактный колдун, он почти реален, навеян мифами, сказками и фантазией поэта. Какая неожиданная деталь приоткрылась в этой известной сказке.

Теперь мне ясно, где жил Черномор, место это условное, связано не с реальной географией, а с мифической, условной.

Руслан и Людмила

Оглавление

Посвящение и вступление 7
Песнь первая 11
Песнь вторая 25
Песнь третья 39
Песнь четвертая 51
Песнь пятая 61
Песнь шестая 75
Эпилог 85
Полный текст

О произведении

«Руслан и Людмила» (1817—1820 гг., напечатана в 1820 г., второе переработанное издание — 1828 г.) — сказочная поэма Пушкина, принесшая ему всероссийскую известность.

Отзывы критиков

Искусство, которое желает нравиться прекрасным, должно развивать одни благородные чувствования и более всего не оскорблять их стыдливости. Автор «Руслана» мог бы нравиться нежностию. Он весьма искусен в описании разнообразных картин. Весьма жаль, что он слишком увлекся воображением: волшебство его более способно пугать. Ныне и дети мало читают персидские и арабские сказки, ибо не верят уже коврам-самолетам, а в «Руслане» чудеса столь же невероятны. Но еще более надобно сожалеть, что он представляет часто такие картины, при которых невозможно не краснеть и не потуплять взоров.

Тогда как во Франции в конце минувшего столетия стали в великом множестве появляться подобные сему произведения, произошел не только упадок словесности, но и самой нравственности.

Пожелаем успеха нашей литературе и чтоб писатели и поэты избирали предметы, достойные своих дарований. Цель поэзии есть возвышение нашего духа — чистое удовольствие. Картины же сладострастия пленяют только грубые чувства. Они недостойны языка богов. Он должен возвещать нам о подвигах добродетели, возбуждать любовь к отечеству, геройство в несчастиях, пленять описанием невинных забав. Предмет поэзии — изящное. Изображая только оное, талант заслуживает дань справедливой похвалы и удивления.

Часто мы видим, что сочинение, несообразное с рассудком, не имеющее цели, противоречащее природе, ничтожное по предмету, постыдное по низким картинам, в нем изображенным, и порыву страстей — является в свет под именем великого творения, — и повсюду слышны раздающиеся ему рукоплескания. Странно, удивительно!

— Н. И. Кутузов, «Сын отечества», 1820.

«Руслан и Людмила», по нашему мнению, одно из лучших поэтических произведений Пушкина, — это прелестный, вечно свежий, вечно душистый цветок в нашей поэзии. В этом создании наш поэт почти в первый раз заговорил языком развязным, свободным, текучим, звонким, гармоническим.

— Аноним, «Галатея», 1839.

Нельзя ни с чем сравнить восторга и негодования, возбужденных первою поэмою Пушкина — «Руслан и Людмила». Слишком немногим гениальным творениям удавалось производить столько шума, сколько произвела эта детская и нисколько не гениальная поэма. Поборники нового увидели в ней колоссальное произведение, и долго после того величали они Пушкина забавным титлом певца Руслана и Людмилы. Представители другой крайности, слепые поклонники старины, почтенные колпаки, были оскорблены и приведены в ярость появлением «Руслана и Людмилы». Они увидели в ней все, чего в ней нет — чуть не безбожие, и не увидели в ней ничего из того, что именно есть в ней, то есть хороших, звучных стихов, ума, эстетического вкуса и, местами, проблесков поэзии.

Причиною энтузиазма, возбужденного «Русланом и Людмилою», было, конечно, и предчувствие нового мира творчества, который открывал Пушкин всеми своими первыми произведениями; но еще более это было просто обольщение невиданною дотоле новинкою. Как бы то ни было, но нельзя не понять и не одобрить такого восторга; русская литература не представляла ничего подобного «Руслану и Людмиле». В этой поэме все было ново: и стих, и поэзия, и шутка, и сказочный характер вместе с серьезными картинами. Но бешеного негодования, возбужденного сказкою Пушкина, нельзя было бы совсем понять, если б мы не знали о существовании староверов, детей привычки.

Поражает полное совпадение схемы «Повести о Раме» со схемой «Руслана и Людмилы» Пушкина (колдун похищает жену, муж отыскивает колдуна, сражается с ним и возвращает жену).

— Б. Л. Смирнов. Введение // Махабхарата III: Эпизоды из книг III, V. Ашхабад, 1957.

Конечно, у нас нет никаких оснований предполагать, что по каким-то переложениям или подражаниям Пушкин был знаком со «схемой» «Рамаяны» (в начале XIX в. вообще о существовании санскритского эпоса знали немногие специалисты), но подмеченное Смирновым сходство достаточно очевидно. И объясняется оно, по-видимому, тем, что Пушкин создал свою поэму, используя фольклорные сюжеты (прежде всего фольклора сказочного; ср. отмеченные под № 400, 300 и 301 в известном каталоге сказочных сюжетов Аарне, Томпсона (см.: Aarne, Thompson 1961) сказки о жене, похищенной Змеем или Кощеем Бессмертным, о юноше, разыскивающем пропавшую невесту, о герое-змееборце), сюжеты, которые столь же широко, как в России, популярны в фольклоре Индии.

— П. А. Гринцер. «Первая поэма» Древней Индии // Рамаяна: Книга 1: Балаканда (Книга о детстве); Книга 2 Айодхьяканда (Книга об Айодхье). М., 2006.

В языке своей первой поэмы, используя все достижения предшественников — точность и изящество рассказа в стихах Дмитриева, поэтическую насыщенность и певучесть интонаций, «пленительную сладость стихов» Жуковского, пластическую красоту образов Батюшкова, — Пушкин идет дальше их. Он вводит в свой текст слова, выражения и образы народного просторечия, решительно избегавшиеся светской, салонной поэзией его предшественников и считавшиеся грубыми, непоэтическими. Уже в «Руслане и Людмиле» Пушкин положил начало тому синтезу различных языковых стилей, который явился его заслугой в создании русского литературного языка.

С выходом в свет «Руслана и Людмилы» Пушкин становится всероссийски известным писателем, первым поэтом на Руси. Громадный успех поэмы был в значительной степени обусловлен общенародной позицией автора в вопросах языка и стиля. Произведение оказалось доступным и интересным малограмотному читателю из народа и высокообразованному представителю дворянского круга, хотя и воспринималось, конечно, по-разному.

О Пушкине

Александр Сергеевич Пушкин (1799 — 1837) — величайший русский поэт и писатель , прозаик, драматург, публицист, критик, основоположник новой русской литературы, создатель русского литературного языка.

Высказывания известных людей о поэте: Н. Гоголь

При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более назваться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нём, как будто в лексиконе, заключилось всё богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более покавсё его пространство.

Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

А. Герцен

Пушкин как нельзя более национален и а то же время понятен для иностранцев. Он редко подделывается под на- родный язык русских песен, он выражает свою мысль такой, какой она возникает у него в уме. Как все великие поэты, он всегда на уровне своего читателя: он растёт, становится мрачен, грозен, трагичен; его стих шумит, как море, как лес, волнуемый бурею, но в то же время он ясен, светел, сверкающ, жаждет наслаждений, душевных волнений. Везде русский поэт реален, — в нём нет ничего болезненного, ничего из той преувеличенной психологической патологии, из того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Его муза — не бледное существо, с расстроенными нервами, закутанное в саван, это — женщина горячая, окружённая ореолом здоровья, слишком богатая истинными чувствами, чтобы искать воображаемых, достаточно несчастная, чтобы не выдумывать несчастья искусственные.

И. Тургенев

Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого; он ото- звался типическими образами, бессмертными звуками на все веяния русской жизни.

Н. Чернышевский

Значение Пушкина неизмеримо велико. Через него разлилось литературное образование на десятки тысяч людей, между тем как до него литературные интересы занимали немногих. Он первый возвёл у нас литературу в достоинство национального дела, между тем как прежде она была, по удачному заглавию одного из старинных журналов, «Приятным и полезным препровождением времени» для тесного кружка дилетантов. Он был первым поэтом, который стал в глазах всей русской публики на то высокое место, какое должен занимать в своей стране великий писатель. Вся возможность дальнейшего развития русской литературы была приготовлена и отчасти ешё приготовляется Пушкиным.

Л. Толстой

Чувство красоты развито у него до высшей степени, как ни у кого. Чем ярче вдохновение, тем больше должно быть кропотливой работы для его исполнения. Мы читаем у Пушкина стихи такие гладкие, такие простые, и нам кажется, что у него так и вылилось это в такую форму. А нам не видно, сколько он употребил труда для того, чтобы вышло так просто и гладко.

А. Платонов

Пушкин — природа, непосредственно действующая самым редким своим способом: стихами. Поэтому правда, истина, прекрасное, глубина и тревога у него совпадают автоматически. Пушкину никогда не удавалось исчерпать себя даже самым великим своим произведением, — и это оставшееся вдохновение, не превращенное прямым образом в данное произведение и всё же ощущаемое читателем, действует на нас неотразимо. Истинный поэт после последней точки не падает замертво, а вновь стоит у начала своей работы. У Пушкина окончания произведений похожи на морские горизонты: достигнув их, опять видишь перед собою бесконечное пространство, ограниченное лишь мнимой чертою.

Сергей Есенин — Пушкину
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: