Сайт не настроен на сервере

Сайт www.lovelegends.ru не настроен на сервере хостинга.

Адресная запись домена ссылается на наш сервер, но этот сайт не обслуживается.
Если Вы недавно добавили сайт в панель управления — подождите 15 минут и ваш сайт начнет работать.

Стихи пушкина олениной

Александр Пушкин и Анна Оленина. Бесприютность для двоих

Cтрастное увлечение Пушкина молоденькой Анной Олениной началось во время заседаний известных оленинских кружков под Петербургом — на даче в Приютино. Президент Академии художеств и директор императорской Публичной библиотеки Алексей Николаевич Оленин вместе с женой обеспечивали передовым людям того времени (первая половина XIX века) возможность многочасового общения. Здесь вместе с А.Мицкевичем, В.Жуковским, И.Глинкой бывал и Пушкин. Маленькая Анна, или Аннет, чаще всего льнула к князю Голицыну. Больше всех ее баловали Н.Гнедич и И.Крылов.

После ссылки в Михайловском Пушкин в когда-то маленькой шаловливой Аннет увидел прекрасную девушку. И впервые решил жениться. Но в 1828 году поэт получил отказ от Олениных. Они не хотели, чтобы их дочь вышла замуж за гуляку праздного — пусть и признанного поэта, — который был под надзором полиции. Анна не могла противиться родителям и смирилась с их решением. В сентябре 1828 года Пушкин напишет своему другу Вяземскому: «Я пустился в свет, потому что бесприютен». Вяземский заметил скрытый смысл в последнем слове. Да, Пушкин стал бесприютен, не хотел ездить в Приютино, где всегда интересно было, и хотя щеки опухали от комариных укусов, боль казалась сладкой. Ведь там была Аннет — Анна Алексеевна, та самая, с маленькими ножками.

Для оленинского кружка в Приютино содержалось 17 коров, однако сливок для гостей не хватало. Здесь каждому отводилась отдельная комната, создавались условия для вольготного препровождения времени: в любое время дня и ночи каждый мог заниматься тем, чего душа желала — гулять, развлекаться и т.п. Путь сюда для Пушкина закрылся после отказа Олениных. Обида была большой. И в декабре 1829 года в восьмой главе «Евгения Онегина» Пушкин упоминает Анну Оленину в образе Лизы Лосиной, которая «. так жеманна, так мала, () Так неопрятна, так писклива, () Что поневоле каждый гость () Предполагал в ней ум и злость». Сам же Оленин «пролаз, о двух ногах нулек горбатый. ». Эти строки скорее всего писались для себя, может быть, для обретения внутреннего равновесия. Не потому ли они не вошли в окончательный вариант «Евгения Онегина»?

Пушкиноведы установили, что известное стихотворение «Я вас любил» посвящено Олениной. Но если оно лежит в одной плоскости с «Я помню чудное мгновенье», посвященным Анне Керн, то есть другое «оленинское» стихотворение, где больше грусти, но не меньше любви, а вдобавок много пророчества.

Это стихотворение «Что в имени тебе моем?»:

Что в имени тебе моем?

Оно умрет, как шум печальный

Волны, плеснувшей в берег дальный,

Как звук ночной в лесу глухом.

Оно на памятном листке

Оставит мертвый след, подобный

Узору надписи надгробной

На непонятном языке.

Действительно, имя Пушкина для Олениной умерло. Она не придала большого значения разрыву с поэтом.

Уже после смерти Пушкина умерла мама Анны — Елизавета Марковна, а Приютино было продано. Опорой Анны был только отец. Легкомысленные развлечения с женихами прошли. Анне было за тридцать — возраст для нравов XIX века очень печальный. Лишь в 1840 году Оленина выходит замуж за француза — офицера лейб-гвардии Его Величества Императорского полка Федора Александровича Андро де Ланжерона. После смерти отца в 1843 году Анна переехала с мужем в Польшу, где муж был сначала адъютантом наместника Царства Польского И.Паскевича, а затем 14 лет — президентом Варшавы. Федор Андро умер на 81-м году жизни 7(19) июля 1885 года. Его прах перевезли в родовой замок Ланжерон во Францию.

После смерти мужа Анна Алексеевна переехала в имение сына в селе Деражное Ровенского уезда. Ее сын Федор Федорович — командир казачьего полка на западной границе России, редко будет рядом с ней, и она, вся погруженная в воспоминания, останется в одиночестве и глубокой бесприютности.

Она любила перечитывать старые письма и листать альбомы, в которых легко угадывался почерк Пушкина. Вот примечание автора к стихотворению «Я вас любил, любовь еще, быть может. »: «Давно прошедшее. 1833 год».

К Анне Алексеевне пришла глубокая старость, а имя Пушкина не старело. Далекое и близкое имя Пушкина.

Что в нем? Забытое давно

В волненьях новых и мятежных,

Твоей душе не даст оно

Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,

Произнеси его тоскуя;

Скажи: есть память обо мне,

Есть в мире сердце, где живу я.

И действительно, трудно сказать, дало ли имя Пушкина воспоминания чистые и нежные, но в сердце Анны Андро Пушкин остался жить. Ее внучка О. Оом будет вспоминать: «Анна Алексеевна тщательно берегла альбомы с автографами и рисунками Пушкина (все больше ножки гирляндами вокруг стихотворений 1828 года), не любила, чтобы мы высказывали о них наше мнение. Под некоторыми стихотворениями Пушкина Анной Алексеевной были сделаны пометки. Так под «Ты и Вы» было написано: «А.А. ошиблась, говоря Пушкину «ты», и на следующее воскресенье он привез эти стихи».

Через некоторое время Анна Андро переедет в село Сряднее Деражное Новоград-Волынского уезда (ныне — Житомирская область) и примет постриг в Свято-Троицком женском монастыре в городе Корец. Конечно, «в дни печали в тишине» она постоянно будет вспоминать имя Пушкина. Об этом есть много преданий современников Анны Алексеевны. В 90-е годы XIX века она останется единственным представителем оленинского кружка, свидетелем никогда не увядающей пушкинской поры.

Размышляя о жизни и смерти, Анна Алексеевна решит отдать свои земли в урочище Шитня возле Корца монастырю, который ее приютил; для украшения иконы Божьей Матери монастырской церкви она подарит свой бриллиантовый фрейлинский шифр.

Пушкин точно предсказал, что Анна будет помнить о нем, он будет жить в ее сердце. Неразделимость двух сердец воистину трагическая. Анна и Александр, Оленина и Пушкин — несостоявшаяся супружеская пара.

Похоронена Анна Алексеевна Андро (Оленина) в корецком Свято-Троицком монастыре.

Сергей ГУПАЛО
Зеркало недели 26 октября — 1 ноября 2002

Комментарии к статье:

Автор: Ольга
Дата: 2014-12-15 00:40:50

Стихотворения А.С.Пушкина о любви

И сердце ещё горит и любит оттого, что не любить оно не может!» Эти слова велико поэта можно было бы поставить эпиграфом к его любовной лирике. Здесь каждое стихотворение – шедевр.

В лицейский срок своего творчества Пушкин занят поисками своего собственного стиля, любовь становится символом жизни в тот самый срок, любить, по Пушкину, значит существовать. «Милая Бакунина» предмет лицейского увлечения Пушкина, остается в памяти поэта надолго; ей будет посвящено несколько стихотворений, в том числе стихотворение «Осеннее утро» (1816 г.). Поэт грустит: «Уж нет ее…я был у берегов, где милая ходила в вечер ясный…» В Катеньку Бакунину, сестру своего одноклассника, били влюблены многие лицеисты, в том числе и Пушкин. Со временем увлеченность К.Бакуниной прошла, и появляется ещё одна лицейская героиня Пушкина – Наталья Кочубей. По лицейским преданиям Кочубей стала героиней стихотворения «Измены».

Очень часто любовные стихотворения написаны поэтом в жанре послания. Это стихотворение «К Каверину», где Пушкин призывает своего соратника-поэта:
Молись и Вакху и любви

И черни презирай ревнивое роптанье…

Написанное в 1817 г. это послание – прощание с безумством лицейских лет, но не с темой любви. Здесь любовь – способ ухода поэта от окружающего его мира, ухода от черни. Любовь и свобода – вот что теперь питает вдохновение поэта. Об этом Пушкин говорит в стихотворении «К Н. Я. Плюсковой» (1818 г.):

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой…

«Любовь и тайная свобода», т.е. уход от мира в глубину своих чувств, где поэт полностью независим, вот что, в понимании Пушкина, нужно для творчества. Идеи любви и свободы пройдут через все творчество Пушкина.

Южная ссылка и отрыв поэта от общества оказывают большое влияние на творчество Пушкина, он ощущает себя изгнанником, наподобие романтических героев Байрона. Романтизируется и пушкинская любовь. Это уже не шалость юных лет, но глубокая, драматическая страсть. Например, в стихотворении «Признанье» (1826 г.), посвященном Осиповой, Пушкин говорит:

Я вас люблю – хоть я бешусь…

Болезнь любви в душе моей:

Без вас мне скучно, – я зеваю;

При вас мне печально, – я терплю;

И, мочи нет, сообщить желаю,

Мой ангел, как я вас люблю!

Любовь – это болезнь, в состоянии которой человек обманывает сам себя:

Я сам обманываться рад!

Романтическая любовь Пушкина часто безответна, она говорит и сжигает сама себя, как в стихотворении «Сожженное письмо» (1825 г.):

Прощай, письмо любви, прощай! …

… гори, письмо любви.

Готов я; ничему суть человеческая моя не внемлет.

Любовь как свеча, сгорает за короткий миг, и от нее остается лишь пепел и опустошенная суть человеческая. Этот горестный финал заставляет поэта разочароваться в романтической любви.

Стихотворение «К ***» (1825 г.) написано в форме послания. Анна Петровна Керн внушила поэту сильное чувство во пора его ссылки в Михайловском. Стихотворение захватывает нас трепетностью чувств, музыкальностью и каким-то внутренним сиянием. Поэт говорит о силе любви, о важности этого чувства в жизни человека. Первую встречу ещё в Петербурге, в доме Олениных, поэт называет «чудным мгновеньем». Но «влачились тихо» дни поэта «без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви». А потом:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Вдохновенье вернулось к поэту. «И сердце бьется в упоенье…» Большое чувство, по Пушкину, может быть основой для вдохновенья, импульсом напряженного труда, источником творческого озарения. Примечательно, что на эти стихи в 1840 г. Глинка создал романс, столь же прекрасный.

Стихотворение «Простишь ли мне ревнивые мечты…» (1823 г.), посвященное Екатерине Воронцовой – снова послание. Жене генерал-губернатора, графа Воронцова, Пушкин посвятил несколько стихотворений: «Сожженное письмо», «Прощанье», «Талисман» (1825 г.). Этот талисман – перстень, который поэт получил от Воронцовой. Он им очень дорожил и берег его:

Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан.

Даже прошлое о сильном чувстве дорого поэту, оно помогает пережить невзгоды, надеяться на счастье.

Элегия «Не пой, красавица, при мне…» (1828 г.) была рождена при совершенно необычных обстоятельствах. В имении Приютино, где собирался тогда весь цвет русской интеллигенции: Грибоедов, который приехал сюда с юга и сообщил мелодию грустной грузинской песни; Глинка, который давал тут уроки музыки юной хозяйке этой дачи Олениной, и Пушкин, приехавший погостить – три гения встретились. Глинка обработал переданную ему Грибоедовым грузинскую песню, а Пушкин написал на эту мелодию слова своего романса. Произошел редкий случай, когда не на стихи была сочинена музыка, а на мелодию написаны стихи. Но композиция этого шедевра также необычна, как и его рождение. Поэт не случайно молит красавицу не петь при нем эту песню. Она воскрешает в его памяти шедевр другой далекой бедной девы, услышанные в поездке по Кавказу. На первый дамский образ в стихотворении как бы накладывается другой, не менее прекрасный. Такой прием сопоставления двух пленительных женщин и наложение одного образа на другой Пушкин уже применил в стихотворении «Ее глаза», где сравнил облик Смирновой-Рассет с ее «черкесскими глазами» с несравненной Анной Олениной. Но тогда пальма первенства принадлежала прекрасной Олениной. Стихотворение «Не пой, красавица, при мне…» прямо отдано женщине, живущей в памяти поэта, утаенной любви. Речь идет о Марии Раевской, с которой два года назад (1826) поэт простился, когда она уезжала в Сибирь из дома своей родственницы к мужу – декабристу. Поэт был восхищен героическим поступком русской женщины, лишившейся всех прав, состояния, роскошного дома, ребенка-младенца во имя супруга и поддержки изгнанника. Нынешнее пребывание ее в Сибири объясняют два эпитета: далекая и бедная.

Анна Оленина не ответила Пушкину взаимностью. Поэт тяжело переживал расстроенное сватовство и принужденный разрыв с Олениной. Эта драматическая перемена нашла свое отражение во второй редакции стихотворения «Не пой, красавица, при мне…» Пушкин противопоставляет женщин в пользу Олениной.

Есть у поэта скорбные стихи о любви. Такова трилогия, посвященная Амалии Ризниг, умершей от чахотки совсем молодой. Стихотворение «Ночь» (1823) написано ещё при ее жизни. Это момент сильного увлечения, когда стихи текут рекой, и эти стихи о любви. А потом были ещё два стихотворения: «Для берегов отчизны дальной…» (1830) и «Под небом голубым страны своей родной…» (1826). Поэт вспоминает прощание, известие о смерти, когда все, что было ему так дорого «исчезло в урне гробовой».

К шедеврам пушкинской любовной лирики относится стихотворение «Я вас любил…» (1829 г.). Шедевр, безусловно, адресован Анне Олениной. Поэт упрямо пронес свое чувство, обнаружив настойчивость, мужество, верность избраннице, способность сдерживать страсть. Лирический герой не ожесточился, остался по-прежнему искренним и добрым. Самое поразительное в этом стихотворении то, что Пушкин способен подняться над своей болью ради счастья той женщины, которую он продолжает любить. Поэт пишет: «дай вам бог любимой быть другим». Сознанье счастья любимой заглушает боль пережитого и сохраняет светлую печаль о былом. В этом стихотворении Пушкин лишен какого-либо эгоизма. 71 композитор (!) написал музыку на это стихотворение! Именно настолько оно музыкально.

Разумеется, нет возможности обратиться ко всем стихам поэта о любви, но есть одно, мимо которого пройти невозможно: в 1830 г. Было написано стихотворение «Мадонна», посвященное будущей жене Пушкина, Наталье Николаевне Гончаровой.

Исполнились мои желанья. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейший прелести чистейший образец.

Любовная лирика Пушкина исполнена нежных и светлых чувств к женщинам, лирического героя стихов о любви отличает самоотверженность, благородство, глубина и сила чувств.

Стихи пушкина олениной

По традиции, заложенной в 1930-40-е годы известным исследователем искусства Абрамом Эфросом, девять рисунков А.С. Пушкина в черновых рукописях и в альбоме Елизаветы Ушаковой считаются портретами Анны Олениной — дочери А.Н. Оленина, Президента Академии художеств, директора Императорской публичной библиотеки. Сомнения в правильности некоторых из этих атрибуций подтолкнули автора к многолетнему поиску аргументов для переатрибуций. В последнем издании рисунков А.С. Пушкина, вышедшем в 1996 году, отдельные атрибуции Эфроса сняты, но без доказательств и без предположений о существовании какой-то другой конкретной модели. Это явилось дополнительным импульсом для развития гипотезы

В своем исследовании А.М. Эфрос вывел своеобразную «пушкинскую формулу» образа Анны Олениной: пышная прическа из нескольких буклей с волосами, уложенными сзади бантом на высоком гребне; волосы, спадающие на лицо, закрывают лоб, щеки, глаза. Однако сравнение этих рисунков между собой дало, на наш взгляд, веские основания согласиться с автором только по поводу профильного великолепного портрета на черновой рукописи 1-й песни поэмы «Полтава» (май 1828 г.). Но именно он «выпадает» из предложенной «пушкинской формулы». В нем — единственном — все иное: форма головки, рисунок носа; большие широко открытые глаза, смотрящие вверх и вдаль; выражение лица задумчиво и чуть лукаво; по-детски мягкий, маленький, чуть капризный рот. Все это милые черты облика девушки примерно двадцати лет, то есть модели гораздо младшей тех, которые изображены в других профилях. Прическа иная: по-другому — назад — зачесаны гладкие волосы, бант волос на затылке уложен по моде времени, но с одним локоном — этакий индивидуальный элемент стильной прически.

Есть основания не согласиться и по поводу сходства всех этих рисунков с профессиональными портретами Анны Олениной. Эфрос пишет: «Сохранившиеся ее портреты: относятся к позднейшим годам: все же между пушкинскими рисунками и ее наиболее ранним портретом Г. Гагарина 1835 г. есть общее сходство черт, равно как совпадение особых подробностей облика: высокой прически, локонов, серег и т. п.».

Портреты, о которых говорит Эфрос, кроме единственного названного рисунка Г.Г. Гагарина 1833 года («1835» — ошибка прочтения автором даты в подписи), — это работы В.И. Гау (1839), А. Попова (1842, с оригинала К.П. Брюллова) и другие, еще более поздние; но были и более близкие по времени к рисункам Пушкина, видимо, не известные исследователю: П.Ф. Соколова (1825) и К.К. Гампельна (1825-1826).

В пушкинском рисунке Анны, о котором говорилось выше, и в портрете П.Ф. Соколова имеется разительное сходство «внешнего и внутреннего лица» натуры мягкой и мечтательной. Что касается прически Анны Олениной, мы видим либо один локон, либо локоны, взбитые пышно на висках. Невозможно согласиться с утверждением о наличии иконографического сходства этих документальных портретов с другими так называемыми «оленинскими» профилями — ни во внешних чертах, ни в «особых подробностях» ее облика, ни в характере натуры.

Профиль, рисованный Пушкиным на рукописи «Полтавы» и им самим зачеркнутый (рядом с Анной Олениной), А. Эфрос также считал ее изображением. Сходство действительно есть, но, на наш взгляд, несмотря на то, что лицо обрамлено локонами, — это изображение мужчины, а именно — отца Анны, А.Н. Оленина. Сравнение этого профиля с портретом Оленина, рисованным О.А. Кипренским, убеждает в абсолютном сходстве. В свою очередь, профессиональные портреты Анны Олениной свидетельствуют о ее сходстве с отцом. Это сходство, уловленное Пушкиным, и подсказало ему прием, часто употребляемый им в портретных рисунках: женские прически на мужской голове (в том числе и на своей) — пушкинская художественная «игра». Поэт был прирожденным художником.

Вернувшись в Петербург из ссылки, А.С. Пушкин встретился в первый раз с Анной Олениной в ноябре или декабре 1827 года5. Об этой встрече вспоминала она в своем «Дневнике» однажды в июле 1828 года: на балу у графини Тизенгаузен-Хитрово Анета увидела самого интересного человека своего времени, отличавшегося на литературном поприще. Это был знаменитый поэт Пушкин, она собиралась выбрать его на один из танцев: хотела отличить знаменитого поэта. Боязнь быть высмеянной им заставила ее опустить глаза и покраснеть, когда она подходила к нему: настал его черед: и она увидела, как он направляется к ней.

О последующих встречах Пушкина и Анны Олениной в апреле-мае 1828 года известно из писем П.А. Вяземского к жене. О встрече у Олениных 17 апреля 1828 года князь Вяземский сообщил ей: «Девица Оленина довольно бойкая штучка. Пушкин называет ее драгунчиком и за этим драгунчиком ухаживает». Во французском оригинале письма игра слов: dragon по-французски имеет два значения: драгун и дракон, последнее — в переносном смысле — злая, злоязычная женщина. 2 мая снова Пушкин был с Вяземским у Олениных на балу: «Мы с Пушкиным играли в кошку и мышку, то есть волочились за Зубовой-Щербатовой, которая похожа на кошку, и за малюткою Олениной, которая мала и резва как мышь».

С ноября-декабря 1827-го до 17 апреля 1828 года сведений об их встречах не найдено, но по этому письму П.А. Вяземского видно, что таковые были, в противном случае после первой встречи была бы невозможна такая степень фамильярности во взаимном обращении. В этой связи следует заметить, что около четырех месяцев прошло со дня самого первого знакомства, а первый графический портрет-отклик появился лишь в мае 1828 года. Это означает, что поэт не забыл ту встречу, но сформировалось его отношение к «новому лицу» не сразу. Только в майском рисунке определилась зрительно-поэтическая доминанта ее образа: большие глаза с мечтательным выражением на нежном мягком лице и, как всегда у Пушкина, — с точно схваченными характерными чертами. В характеристике модели ни бойкости, ни, тем более, «злой» натуры нет. Пушкин был, как видно, более тонким психологом, видя нечто иное, чем то, что бросалось в глаза в поведении девушки.

5 мая Пушкин и Вяземский были на балу у Мещерских. Об этом Вяземский рассказывал жене в письме: «девицею Олениной танцевал я pot-pourri и хвалил ее кокетство. Пушкин думает и хочет дать думать ей и другим, что он в нее влюблен и: играл ревнивого». Язвительный Вяземский и на сей раз ошибся. Именно после 5 мая появляется стихотворный портрет Олениной:

». глаза Олениной моей! Какой задумчивый в них гений, И сколько детской простоты. И сколько темных выражений. И сколько неги и мечты! Потупит их с улыбкой Леля — В них скромных граций торжество; Поднимет — ангел Рафаэля Так созерцает Божество.»

В этих стихах прочитывается — параллельно рисунку — художественно-образная доминанта восприятия Пушкиным Анны Олениной: томный мечтательный взор больших глаз. Портрет П.Ф. Соколова (1825) исполнен в том же образном ключе. После разрыва отношений 25 мая 1828 года (отказ родителей А.А. Олениной на предложение руки) ни одного графического портрета до конца 1829-го — начала 1830 года не появилось. В это время в черновой рукописи неоконченной поэмы «Тазит» среди набросков планов просматривается глубоко личный горячий мотив:

I. . любовь. Отвергнутый
II. любовь. сватовство. отказ и др.

На листах рукописи Пушкин рисует варианты портретов А.Н. Оленина. На одном из них его облик приобретает классизирующие черты античного патриция (образная аллюзия «сановного» А.Н. Оленина); рядом — девичий профиль, романтизированный в духе рафаэлевского ангела, «созерцающего Божество», — дочь Оленина Анна. Эта атрибуция принадлежит Р.Г. Жуйковой, назвавшей рисунок «поэтическим портретом-воспоминанием«12. Атрибуция абсолютного «попадания в образ» и портрета, и стиха; здесь действительно, как и в первом портрете — «формула Анны Олениной», в которой главное — глаза. Восприятие модели в первом и втором графических портретах совпадает, возраст — тоже.

Уезжая в деревню в ночь с 19 на 20 октября 1828 года, Пушкин прощается в стихах с Петербургом, где «Ходит маленькая ножка, / Вьется локон золотой» («Город пышный:«13). Поэтическая «формула» Анны Олениной усложняется, уточняется: кроме глаз — «маленькая ножка» и «локон золотой».

Два портрета А.А. Олениной, рисованные в 1828 году, в мае, и в конце 1829-го — начале 1830 года, родственны, отражают единый поэтический взгляд художника на модель. Но второй — более романтичный: это портрет-воспоминание и прощание с серьезным, нежным и восторженным чувством уже не юношеской — взрослой — любви.

Глубокий лиризм пронизывает все майские стихи Пушкина 1828 года, посвященные Анне Олениной; в них лейтмотивом проходят одни и те же эпитеты, звучит одна струна: ангел Рафаэля, нега, мечтательность: нежный взор, ангел кроткий, маленькая ножка, локон золотой и т. п.

Художественно-образная и психологическая согласованность пушкинских, стихотворных и изобразительных, портретов Анны — фактор, показывающий бесспорность иконографической атрибуции этих двух профилей, имеющих тем самым документальную ценность. Именно их следует считать портретно достоверными и на их основе, как и на основе профессиональных портретов, следует определять иконографию других рисунков «эфросовской» серии.

В мае 1828 года в рукописях поэта — россыпь монограмм и анаграмм с многоговорящими соединениями его имени с именем Олениной: А.Р., Annete Pouchkine, Aninelo, А.О.14 Но после 25 мая все перечеркнуто — брак не состоялся. Тогда как в «Дневнике» Анны обращает на себя внимание одна «странность»: нет нигде ни слова о сватовстве Пушкина, но подробно описываются все другие случаи неудачных попыток выйти замуж.

Есть в «Дневнике» (1829) и такие строки: «Все планы, что я делала, все рушились до сих пор без успеха. Я обречена, мне кажется, быть одной: От любви остались одни воспоминания, от дружбы одни сожаления. Кто подумал бы, прочитав эти строки, что та, которая их пишет, почти всегда весела в гостиной; что улыбка на лице, когда горе в сердце, и что душу теснит и слезы на глазах, когда говорю я вздор и весела как соловей«15. В этих искренних строках раскрывается нравственная сущность натуры Анны Олениной, о которой не догадывался князь Вяземский, но которую смог почувствовать Пушкин за внешней легкомысленной веселостью «драгунчика». Женственную мягкость, красоту души и серьезность отношения к человеческим связям — все это и передал поэт в двух ее портретах.

1829 и 1831 годы в судьбе Пушкина — поворотные: решался вопрос о женитьбе. Зимой 1828-1829 года поэт познакомился с Натальей Николаевной Гончаровой и сразу сделал предложение. В апреле 1830-го — вторичное предложение и получение согласия. В мае 1830 года состоялась помолвка, а 18 февраля 1831-го — свадьба. В это же время поэт пишет стихотворение «Я думал, сердце позабыло:» (1831, янв.?)16. Среди четырех рисунков на черновике имеется легкий очерк девичьего лица (прямоличный) с большими глазами. По атрибуции Р.Г. Жуйковой — портрет-шарж А.А. Олениной. Представляется, что это «опять она», но, на наш взгляд, при всей неоконченности рисунка в портрете не видно элементов шаржа; иконографически он очень близок и к ее портретному рисунку Г.Г. Гагарина 1833 года, и к портрету П.Ф. Соколова. Сам по себе факт возникновения образа Олениной, даже в такую пору жизни Пушкина, чрезвычайно интересен для биографии поэта.

В отношениях Анны Олениной и Пушкина было много игры самолюбий и легкомысленных «словесных эскапад» самого поэта в мужском обществе. В результате они «переиграли», и их истинные чувства друг к другу дали трещину. Но Пушкин возмужал среди этих «печальных бурь», понял, что из всех «любовей» до Натальи Гончаровой серьезной была только любовь к Анне Олениной.

Юную девичью фигурку в рост со спины в Альбоме Ушаковой (Москва, 1829) Эфрос считал рисунком Пушкина: она «должна была представить девицам Ушаковым общий облик Анны Алексеевны». Но далее он же заметил «неверно проведенные абрисы отдельных кусков фигуры, грубоватые, одним махом сделанные исправления: и недорисованные части». Отмечая эти качества как несвойственные Пушкину-рисовальщику, А.М. Эфрос все же не решился отвести этот рисунок от руки Пушкина. Осмелимся сделать это: беспомощность рисунка производит впечатление копирования манеры пушкинского «почерка». Видимо, рисунок сделан одной из сестер Ушаковых (как и некоторые другие в этом альбоме); в нем нет главного — артистичности линии. Думается, что это графический «пересказ» рассказа Пушкина о несостоявшемся сватовстве (Анна изображена отвернувшейся).

Итак, детальное сравнение между собой всех рисунков, их сопоставление с профессиональными портретами А.А. Олениной 1825-1840-х годов, образная согласованность стихотворных портретов Анны Алексеевны в лирическом цикле Пушкина и двух ее портретных рисунков, созданных им же, с одной стороны, и с другой — анализ характера натуры Анны и стиля ее личных взаимоотношений с поэтом по ее «Дневнику» — все эти факторы, на наш взгляд, дают веские основания для иконографической переатрибуции шести портретов из «эфросовской» серии, для предположения о существовании другой модели. Об этом пойдет речь во второй части статьи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: