Сайт не настроен на сервере

Сайт www.lovelegends.ru не настроен на сервере хостинга.

Адресная запись домена ссылается на наш сервер, но этот сайт не обслуживается.
Если Вы недавно добавили сайт в панель управления — подождите 15 минут и ваш сайт начнет работать.

А. С. Пушкин – Невесте Н. Н. Гончаровой – Неизвестной даме и А. П. Керн.

ПУШКИН, Александр Сергеевич (1799 – 1837), женился в 1831 г . на москов­ской красавице Наталии Николаевне Гончаро­вой, родители которой, разорившиеся дворяне, не сразу дали согласие на брак ее с Пушкиным, закончившийся гибельной для него дуэлью с поклонником Наталии Николаев­ны, Дантесом. Приводимые письма относят­ся к периоду острой влюбленности 1830 г .

Москва, в марте 1830 г . *

Сегодня – годовщина того дня, когда я вас впервые увидел; этот день… в моей жизни…

Чем боле я думаю, тем сильнее убеждаюсь, что мое существование не может быть отделено от ваше­го: я создан для того, чтобы любить вас и следовать за вами; все другие мои заботы – одно заблуждение и безумие. Вдали от вас меня неотступно преследуют сожаления о счастье, которым я не успел насладить­ся. Рано или поздно, мне, однако, придется все бросить и пасть к вашим ногам. Мысль о том дне, когда мне удастся иметь клочок земли в… одна только улы­бается мне и оживляет среди тяжелой тоски. Там мне можно будет бродить вокруг вашего дома, встре­чать вас, следовать за вами…

Москва, в конце августа.

Я отправляюсь в Нижний, без уверенности в сво­ей судьбе. Если ваша мать решилась расторгнуть нашу свадьбу, и вы согласны повиноваться ей, я подпишусь подо всеми мотивами, какое ей будет угодно привести мне, даже и в том случае, если они будут настолько основательны, как сцена, сделанная ею мне вчера, и оскорбления, которыми ей угодно было меня осыпать. Может быть, она права, и я был неправ, думая одну минуту, что я был создан для счастья. Во всяком случай, вы совершенно свободны; что же до меня, то я даю вам честное слово принадлежать только вам, или никогда не жениться.

Болдино, 11 октября.

Въезд в Москву запрещен, и вот я заперт в Болдине. Именем неба молю, дорогая Наталья Нико­лаевна, пишите мне, несмотря на то, что вам не хо­чется писать. Скажите ин, где вы? Оставили ли вы Москву? Нет ли окольного пути, который мог бы меня привести к вашим ногам? Я совсем потерял мужество, и не знаю в самом деле, что делать. Ясное дело, что в этом году (будь он проклят!) нашей свадьба не бывать. Но неправда ли, вы оставили Москву? Добровольно подвергать себя опасности среди холеры было бы непростительно. Я хорошо знаю, что всегда преувеличивают картину ее опустошений и число жертв; молодая женщина из Константинополя гово­рила мне когда-то, что только la canaille умирает от холеры – все это прекрасно и превосходно; но все же нужно, чтобы порядочные люди принимали меры предосторожности, так как именно это спасает их, а вовсе не их элегантность и не их хорошей тон. Итак, вы в деревне хорошо укрыты от холеры, не­правда ли? Пришлите мне ваш адрес и бюллетень о вашем здоровье! Мы не окружены карантинами, но эпидемия еще не проникла сюда. Болдино имеет вид острова, окруженного скалами. Ни соседа, ни книги. По­года ужасная. Я провожу мое время в том, что ма­раю бумагу и злюсь. Не знаю, что делается на белом свете, и как поживает мой друг Полиньяк. Напи­шите мне о том, так как я совсем не читаю журналов. Я становлюсь совершенным идиотом: как го­ворится – до святости. Что дедушка с его медной ба­бушкой? Оба живы и здоровы, неправда ли? Передо мной теперь географическая карта; я смотрю, как бы дать крюку и приехать к вам через Кяхту или через Архангельск? Дело в том, что для друга семь верст – не крюк; а ехать прямо в Москву, значить, семь верст киселя есть (да еще какого! московского!). Вот, поистине, плохие шутки. Je ris jaune, как говорят пуассардки. Прощайте. Повергните меня к но­гам вашей maman; мои сердечные приветы всему се­мейству. Прощайте, мой прелестный ангел. Целую кон­чики ваших крыльев, как говорил Вольтер людям, которые не стоили вас.

Ты не угадаешь мой ангел, откуда я тебе пишу: из Павловска, между Берновом и Малинниками, о которых, вероятно, я тебе много рассказывал. Вчера, своротя на проселочную дорогу к Яропольцу, узнаю с удовольствием, что проеду мимо, Вульфовых поместий, и решился их посетить. В 8 часов вечера приехал я к доброму моему Павлу Ивановичу (Эгельстрому), который обрадовался мне, как родному. Здесь я нашел большую перемену. Назад тому 5 лет Павловское, Малинники и Берново наполнены были ула­нами и барышнями, но уланы переведены, а барышни разъехались; из старых моих приятельниц нашел я одну белую кобылу, на которой и съездил в Ма­линники; но и та уж подо мною не пляшет, не бе­сится, а в Малинниках, вместо всех Анет, Евпраксий, Саш, Маш, etc, живет управитель Парасковии Александровны Рейхман, который поподчивал меня шнапсом. Вельяшева, мною некогда воспетая, живет здесь, в соседстве; но я к ней не поеду, зная, что тебе это было бы не по сердцу. Здесь обдаюсь я вареньем и проиграл три рубля в двадцать четыре роб­бера в вист. Ты видишь, что во всех отношениях я здесь безопасен. Много спрашивают меня о тебе; так же ли ты хороша, как сказывают, и какая ты: брюнетка или блондинка, худенькая или плотненькая? Завтра чем свет отправляюсь в Ярополец, где про­буду несколько часов, и отправлюсь в Москву, где, кажется, должен буду остаться дня три. Забыл я тебе сказать, что в Яропольце (виноват: в Торжке) толстая m-lle Pojarsky та самая, которая варит слав­ный квас и жарит славные котлеты, провожая меня до ворот своего трактира, отвечала мне на мои нежности: стыдно вам замечать чужие красоты, у вас у самого жена такая красавица, что я, встретя ее (?) ах­нула. А надобно тебе знать, что m-lle Pojarsky ни дать ни взять m-me Georges, только немного постарше. Ты видишь, моя женка, что слава твоя распространяется по всем уздам. Довольна ли ты? Будьте здоровы все, помнить ли меня Маша, и нет ли у ней новых затей? Прощай, моя плотненькая брюнетка (что ли?) Я веду себя хорошо, и тебе не за что на меня дуться. Пись­мо это застанет тебя после твоих именин. Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, а душу твою люблю я еще более твоего лица. Прощай, мой ангел, целую тебя крепко.

Михайловское, 8 декабря.

Никак не ожидал я, очаровательница, чтобы вы обо мне вспомнили, и от глубины души благодарю вас. Байрон приобрел в глазах моих новую пре­лесть – все его герои в моем воображении облекутся в незабвенный черты. Вас буду видеть я в Гюльнар и в Леиле; самый идеал Байрона не мог быть так божественно-прекрасен. Итак, вас, и всегда вас, судьба посылает для услаждения моего уединения! Вы – ангел-утешитель, а я не что иное, как неблагодар­ный, потому что еще ропщу. Вы едете в Петербург; мое изгнание тяготит меня боле, чем когда-нибудь. Может быть, происшедшая перемена приблизить меня к вам; не смею надеяться. Не станем верить надежде; она не что иное, как хорошенькая женщина, ко­торая обходится с нами, как со стариками-мужьями. А что поделывает ваш, мой кроткий гений? Знайте, что под его чертами я представляю себе врагов Бай­рона, с его женою включительно.

P. S. Опять берусь за перо, чтобы сказать вам, что я у ног ваших, что я все вас люблю, что иногда ненавижу вас, что третьего дня говорил про вас ужасы, что я целую ваши прелестные ручки, что снова перецеловываю их в ожидании еще лучшего, что больше сил моих нет, что вы божественны и проч.

Вы издеваетесь над моим нетерпением: вам доставляет особое удовольствие приводить меня в недоумение; мне удастся увидеть вас только завтра – пусть будет так! Я не могу, однако, заниматься толь­ко вами одними. Хотя видеть и слышать вас было бы для меня блаженством, я тем не мене предпочитаю писать вам, а не говорить. В вас есть ирония и сарказм, которые озлобляют и отнимают надежду. В вашем присутствии немеет язык и чувствуется ка­кое-то томление. Наверно, вы – демон, т.-е. дух сомненья и отрицанья, как сказано в Священном Писании. Недавно вы жестоко отозвались о прошлом: вы сказали мне, что я старался не верить в течение семи лет… Зачем это? Счастье чувствовалось мною так полно, что я не узнал его, когда оно было предо мной.
Не говорите мне более о нем. Бога ради. Сожаление, когда все делается известным, это острое сожаление, соединенное с каким-то сладострастием, похоже на бешенство de……

Дорогая Элеонора, позвольте мне назвать вас этим именем, напоминающим мне жгучие чтения вместе с увлекавшим меня тогда сладким призраком и вашу собственную жизнь, столь порывистую, бурную и отличную от того, чем бы она должна бы­ла быть. Дорогая Элеонора, вам известно, что я испытал на себе всю силу вашего обаяния и обязан вам тем, что любовь имеет самого сладостного. От все­го этого у меня осталась одна привязанность – правда, очень нежная, и немного страха, которого я не могу по­бороть в себе. Если вам когда-нибудь попадутся на глаза эти строки, я знаю, что вы тогда подумаете: «он оскорблен прошлым, вот и все; он заслуживает, чтоб я его вновь…» Неправда ли?

А между тем, если бы я, принимаясь за перо, вздумал вас спросить о чем-нибудь, то я, право, не знал бы, о чем. Да… разве о дружбе. Эта просьба была бы вульгарна, как просьба нищего о куске хлеба. На самом же деле мне нужна ваша интимность… А между тем вы все так же хороши, как в тот день, когда ваши губы коснулись моего лба. Я чувствую еще до сих пор их влажность и невольно превращаюсь в правоверного; но вы будете… Эта красота надвигается, как лавина; le monde aura vorte ame – restez debout quelque temps encore, etc.

«Мадона» А. Пушкин

Не множеством картин старинных мастеров
Украсить я всегда желал свою обитель,
Чтоб суеверно им дивился посетитель,
Внимая важному сужденью знатоков.

В простом углу моем, средь медленных трудов,
Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш божественный спаситель —

Она с величием, он с разумом в очах —
Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,
Чистейшей прелести чистейший образец.

Дата создания: 1830 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Мадона»

Среди любовной лирики Александра Пушкина есть несколько произведений, которые он посвятил своей супруге Наталье Гончаровой. Одним из них является стихотворение «Мадона», написанное в 1830 году, за полгода до свадьбы.

В это время поэт находится в Москве, где повторно просит Наталью Гончарову стать его женой. Получив согласие, Пушкин пребывает в эйфории и начинает готовится к свадьбе, в то время как его невеста с семьей на время покидает столицу, отправившись в родовое имение. Чтобы скрасить дни разлуки, Пушкин вешает у себя в комнате портрет «белокурой мадонны», которая, по утверждению поэта, как две капли воды похожа на его избранницу. Об этом удивительном сходстве он даже сообщает в письме, адресованном Наталье Гончаровой, получая весьма обнадеживающий ответ, в котором молодая девушка сообщает – совсем скоро Пушкину не нужно будет любоваться картиной, так как у него появится жена.

Вдохновленный этим посланием, поэт посвящает Наталье Гончаровой стихотворение «Мадонна», которое написано в форме сонета. В первых же строчек автор заявляет о том, что всю свою жизнь мечтал не о том, чтобы украсить дом портретами знаменитых художников, а о том, чтобы в нем царили любовь и взаимопонимание. По мнению поэта, именно счастливый брак способен создать в доме ту удивительную атмосферу гармонии и благополучия, которая так легко улавливается другими. И именно она притягивает людей, которым приятно бывать в семьях, построенных на любви, взаимном уважении и доверии.

Таким же счастливым и гармоничным Пушкину видится его будущий брак, поэтому поэт отмечает в стихотворении, что мечтает «быть вечно зритель» всего лишь одной картины, которая бы отражала его жизнь. Герои этого полотна – «она с величием, он с разумом в очах», т. е. идеальная супружеская пара, которой суждено прожить долгую и счастливую совместную жизнь.

Свой предстоящий брак Пушкин видит как бы со стороны, однако это не мешает ему предаваться мечтам о семейном благополучии. Казалось бы, для этого есть все основания, ведь Наталья Гончарова хороша собой, достаточно умна и образованна. Именно поэтому поэт благодарит Всевышнего за то, что тот «тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна, чистейшей прелести чистейший образец». Автор не подозревает, что буквально через несколько месяцев между ним и его избранницей произойдет первый серьезный конфликт, связанный со свадебным приданным. Пушкин знал, что его невеста принадлежит к благородному, но, увы, обнищавшему роду. Однако не предполагал, что вместе с женой ему достанется куча семейных долгов. Погашать их никак не входило в планы поэта, поэтому его женитьба оказалась на грани провала. Отправившись в Болдино для того, чтобы вступить в права владения имением, Пушкин даже написал своей будущей теще, что Наталья Гончарова свободна от каких-либо обязательств перед ним, хотя сам он если и женится, то только на ней. В итоге свадьба все же состоялась, но образ Мадонны, созданный поэтом в одноименном стихотворении, померк. Известно, что после бракосочетания поэт не посвятил своей супруге ни одного стихотворения. Этому есть несколько причин, хотя сам поэт и утверждает, что обрел в этом браке подлинное счастье. Однако во время венчания в церкви Большого Вознесения Наталья Гончарова сперва уронила обручальное кольцо поэта, а позже у него в руках погасла свеча. Будучи человеком достаточно суеверным, Пушкин воспринял это, как дурной знак. И с тех пор воспринимал свой брак не как дар небес, а как кару, которая неизбежна.

Собственно говоря, в этом поэт оказался прав, так как роковая дуэль с Дантесом, оборвавшая его жизнь, состоялась именно из-за Натальи Гончаровой. Тем не менее, до самой смерти супруга оставалась для поэта самой желанной и любимой женщиной на свете, за обладание которой он заплатил своей жизнью.

Сценарий театрализованного вечера, посвященного жене А.С. Пушкина Наталье Гончаровой «Чистая звезда любви»

Разделы: Литература

Чтец (на фоне музыки Г.Свиридова к произведению А.С.Пушкина “Метель”.

На зкране — портрет Натальи Николаевны работы художника К. Брюллова).

Родное имя Натали звучит торжественно и грустно,
Он с нею рядом и вдали весь полон трепетного чувства.
Он столько лет в нее влюблен, его любовь неповторима,
И в каждом звуке слышит он ее божественное имя.
О, Натали, он знал: над ним судьба не властна;
И не твоя вина, что ты была прекрасна.

Ведущий. Дорогие друзья! Я уверен, что сегодняшний день запомнится вам ярким и солнечным, ибо он освещен именем, сделавшимся для России незабвенным, — Натали, Наталья Николаевна. Жена и муза “первенствующего поэта русского”. Женщина, которую полюбил Пушкин и которую называл “ангелом кротости и красоты”, “милым чистым добрым созданием”, “чистейшей прелести чистейшим образцом”.

Натали, Натали!
Как вас любил поэт.
Тысячи строк посвятил
Вашей любви, Натали.Натали, Натали,
Стали вы песней любви
Чистой звездою любви,
Музой его, Натали.

Ведущий. Судьбой было назначено Наталье Гончаровой стать невестой, а потом и женой поэта. Многие из тех, кем поэт был увлечен прежде — именитых, красивых, умнейших женщин почли бы для себя за счастье именоваться “госпожой Пушкиной”. Но ей стала лишь Наталья Гончарова.

Первая их встреча состоялась в 1828 году.

Пушкин. Моя встреча с Натальей Гончаровой, моей милой, прелестной, нежной Натали произошла зимним вечером 1828 года на балу у танцмейстера Иогеля. Я даже не собирался в этот день никуда выезжать, но вдруг ко мне забегает Вяземский, в своей бобровой шубе, мокрой от снега, и прямо с порога кричит. (Вбегает Вяземский).

Вяземский. Пушкин! Мой милый Пушкин! Поехали к Иогелю выбирать мне молоденькую невесту!

Пушкин. Я не успел ни слова сказать, как очутился в санях.

Вяземский (восторженно). А через некоторое время мы подъехали к роскошному особняку.

Пушкин. Лунный свет заливал улицу, сыпал пушистый снег.

Вяземский. А из особняка доносились звуки музыки. И в больших окнах мелькали силуэты нарядных дам и кавалеров.

(Звучит музыка Е.Доги из кинофильма “Мой ласковый и нежный зверь”. Входят дамы и кавалеры.)

Пушкин. Никогда еще с таким грустным чувством я не приезжал на бал. Тайное предчувствие томило меня и волновало душу. Петр что-то говорил мне и показывал на молоденьких барышень, которые впервые появились в светском обществе. И вдруг какая-то сила заставила меня обернуться. Я увидел ее — в прозрачном облаке воланов и кружев, в толпе молодых поклонников, в окружении многочисленной родни и знакомых . Я шагнул навстречу своей судьбе.

(Пушкин приглашает Натали на танец.)

Ведущая. С тех пор, как Пушкин шагнул навстречу Натали, для него не было ничего прекраснее и дороже ее. Он понял, что это прелестное создание составит его счастье.

Я думал сердце позабыло Способность легкую страдать.
Я говорил: тому, что было, Уж не бывать! Уж не бывать!
Прошли восторги и печали,
И легковерные мечты.
Но сердце вновь затрепетало
Пред мощной властью красоты.

Ведущий. Дочь Натальи Николаевны рассказывает о знакомстве Пушкина с матерью: “ в белом воздушном платье, с золотым обручем на голове, она в этот знаменательный вечер поражала всех своей классической царственной красотой. Александр Сергеевич не мог оторвать от нее глаз”.

(На экране высвечивается портрет Натальи Николаевны кисти К. Брюллова).

Ведущий. Гончарова была прекрасна, это бесспорно, но только красивая внешность не привлекла бы поэта. Чуткий ко всякой красоте, Пушкин сразу же отметил “небесное существо”. Ее отличало какое-то необыкновенное обаяние, и неслучайно Пушкин в посвященном ей стихотворении “Мадонна” назовет ее “чистейшей прелести чистейший образец”.В одном из писем он так описывает свои первые впечатления от встречи с юной красавицей: “Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее только что начали замечать в обществе. Я ее полюбил, голова у меня закружилась; я просил ее руки”.

Все в ней гармония, все диво,
Все выше мира и страстей,
Она покоится стыдливо
В красе торжественной своей.
Она кругом себя взирает:
Ей нет соперниц, нет подруг.
Куда бы ты не поспешал
Хоть на любовное свиданье,
Какое б в сердце ни питал
Ты сокровенное мечтанье.
Но, встретясь с ней, смущенный ты
Вдруг остановишься невольно.
Перед святыней Красоты.

Ведущий. 1 мая 1829 г он просил руки Н.Н.Гончаровой и получил неопределенный ответ.

Пушкин, (к Н.Н.) На коленях, проливая слёзы благодарности, вот как должен был я писать Вам теперь, когда граф Толстой привез мне ваш ответ: этот ответ — не отказ, Вы мне позволяете надеяться; простите нетерпение сердца больного, пьяного от счастья. Я еду сейчас на Кавказ, я увожу в глубине души образ небесного существа. (Садится за стол).

Чтец. “ На холмах Грузии лежит ночная мгла”.

Ведущий. Строки этой божественной элегии — драгоценный поэтический подарок, предназначенный невесте, Наталье Николаевне Гончаровой. Наверно, и Натали, повторяя вслух, словно признания, эти чудные строки, втайне испытывала минуты душевного торжества. И не в эти ли, счастливые мгновения её жизни, в сердце робкой красавицы, почти ещё девочки, просыпалась любовь?

Ведущий. Наконец 6 мая 1830 г. состоялась помолвка Пушкина с Натальей Николаевной Гончаровой, и он официально сделался женихом.

Звезда моя! Свет предреченных дней!
Твой путь и мой. Судьба их сочетает.
Твой луч, светя, звучит в душе моей,
В тебе она заветное читает.
И жар её, твой отблеск верный здесь,
Гори, гори! Не выгорит он весь.

(Звучит романс “Гори, гори, моя звезда. ”.)

Пушкин (вскрывая письмо). Участь моя решена! Я женюсь. Та, которую я любил целых два года, которую везде отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством — боже мой! — она моя. Я никогда не хлопотал о счастии. Теперь мне нужно на двоих.

Ведущая. В конце августа, накануне свадьбы, Пушкин уехал в Болдино для устройства своих денежных дел. Ехал совсем на короткое время, но неожиданно надолго застрял в деревне, окруженной холерным карантином. Три месяца тревог, тоски, ожидания, беспокойства за невесту, оставшуюся в Москве, три месяца уединения и необычайного, нечеловеческого взлета таланта и творческих способностей. Болдинская осень.

(На экране демонстрируется осенние пейзажи на фоне музыки П.И.Чайковского).

Летят куда-то журавли, а он с любимой быть неволен.
Его тоску по Натали хранила Болдинская осень.
О, Натали, он знал; что нет любви без песен.
А жизнь всего одна, и мир для счастья тесен.

Ведущий. (На фоне духовной музыки Бортнянского. На экране — иллюстрация памятника Пушкину и Гончаровой, установленного в Москве у церкви Большого Вознесения)

Москва, вьюжный февраль 1831 года, церковь Большого Вознесения у Никитских ворот. Она в венчальном платье с длинным шлейфом. Пушкин ничего не замечает, кроме нее. Наталья Николаевна читает в глазах поэта счастье безграничное, любовь безудержную.

Пушкин. Я женат — и счастлив: одно желание мое, чтоб ничего в жизни не изменилось.

Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.

(Демонстрируется портрет Натальи Николаевны работы художника В.Гау)

Ведущий. Прожив в Москве на Арбате около трех месяцев, Пушкин с молодой женой в конце мая 1831 года переехал в Петербург. В столице Наталия Николаевна скоро вошла в круг высшего света, в котором блистала первой красавицей.

“Много видел я на своем веку,— пишет один из современников,- красивых женщин, еще обаятельней Пушкиной, но никогда не видывал я женщины, которая соединила бы в себе такую законченность классических правильных черт и стана. Да, это была настоящая красавица, и недаром все остальные, даже из самых прелестных женщин, меркли как-то при ее появлении”.

Ведущий. “Поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого сердца”, — утверждала Долли Фикельмон.

Утонченная, изысканная, лучезарная красота Натальи Николаевны была таким же редким даром природы, как и гениальность ее великого мужа. Ее красота замечалась каждым из ее современников, но внутреннее содержание красавицы и для современников, и для потомков осталась загадкой. Главную же прелесть Натальи Николаевны составляли отсутствие всякого жеманства, врожденная скромность и естественность — столь редкие спутницы торжествующей красоты. Это была красота в чудной гармонии с кротостью, необыкновенной душевностью.

Застенчивая от природы Наталья Николаевна мало говорила в обществе. Окружающие были больше заняты ее внешностью, и только Пушкин писал: “Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, — а душу твою люблю еще более твоего лица. ”

Ведущий. “Мне без тебя так скучно, так скучно, что не знаю, куда головы преклонить. ”. Это, пожалуй, одно из самых удивительных откровений поэта. Пушкину, великому Пушкину, окруженному столькими знаменитостями, умнейшими людьми своего века, скучно было без нее, его Натали.

(Звучит музыка, исполняемая оркестром Поля Мориа. Пушкин и Гончарова на авансцене читают по очереди письма.)

Пушкин. Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив.

Натали. Тебя, мой ангел, люблю так, что выразить не могу, с тех пор, как здесь, я только и думаю, как бы удрать в Петербург к тебе. Кроме тебя, в моей жизни мне утешения нет.

Пушкин. О чем я думаю, Натали, вот о чем: чем нам жить будет? Отец не оставляет мне имения. Царь не позволяет записаться ни в помещики, ни в журналисты. Писать книги для денег, видит бог, не могу.

Натали. Зато для души, для тебя, для друзей и для будущего я пишу с увлечением и вдохновением, какого еще никогда не испытывал.

Ведущий. Согласитесь, что, читая эти письма, трудно найти книгу о любви, которая была бы столь достоверной, искренней, лишенной всяческих прикрас, земной, по-бытовому прозаичной и вместе с тем достигающей божественных высот. Просто удивительно, как при своем мастерстве слова Александр Сергеевич мог быть нежен, ласков, обаятелен, трогателен в признаниях.

Ведущий. А вместе с тем уже была близка развязка. Все оборачивалось против Пушкина, все толкало его к гибели: ненависть светского общества, чрезмерное внимание к красоте Натали, наглые ухаживания Дантеса подлость и грязь.

И вот наступил роковой день — 27 января 1837 года. Состоялась дуэль Пушкина с Дантесом, на которой поэт был смертельно ранен.

(Просмотр фрагментов фильма “Последняя дуэль”, исполнение романса “Натали” участниками вечера).

Ведущий. Наталья Николаевна глубоко переживала смерть Пушкина. И до самой своей кончины не могла простить себе гибели мужа.

Ведущий. Наталья Николаевна Гончарова — чистая звезда любви Александра Сергеевича Пушкина.

Благодаря ей вспыхивало чувство и сердце поэта, благодаря ей мы сегодня можем с трепетом произносить его стихи, соизмеряя свои чувства с чувствами великого Пушкина.

Прошли года, пройдут века,
Его любовь осталась с нами.
И также трепетна строка,
И также искренно признанье.

(Звучит песня, посвященная Наталье Николаевне Пушкиной, в исполнении Е. Мартынова.)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: