Стихи пушкина 1812 года

Отечественная война 1812 года

Стихи и цитаты об Отечественной войне 1812 года

«Новая Россия начинается с 1812 года».
А. И. Герцен

«Уничтожение огромной наполеоновской армии при отступлении из Москвы послужило сигналом к всеобщему восстанию против французского владычества на Западе».
Ф. Энгельс

«Уж постоим мы головою за Родину свою».
М. Ю. Лермонтов

«. Каждый горел усердием. Каждый превосходил себя».
А. П. Ермолов, генерал, участник войны 1812 г.

«Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи. »
М. Ю. Лермонтов

«И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в бородинский бой».
М. Ю. Лермонтов

«И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел».
М. Ю. Лермонтов

«С потерей Москвы не потеряна Россия».
М. И. Кутузов

«Двенадцатый год был великой эпохой в жизни России. »
В. Г. Белинский

«Русская кампания 1812 г. поставила Россию в центре войны. Русские войска составляли основное ядро, вокруг которого лишь позднее сгруппировались пруссаки, австрийцы и остальные».
Ф. Энгельс

«Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый».
М. Ю. Лермонтов

«Ребята! Не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали!»
М. Ю. Лермонтов

«Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной,
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою».
А. С. Пушкин

«Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою».
А. С. Пушкин

«Горжусь, что я русский!
От храброго российского гренадера никакое войско в свете устоять не может».
А. В. Суворов

«Земля тряслась, как наши груди;
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Смелись в протяжный вой. »
М. Ю. Лермонтов

«Ничто не устоит против русского оружия — мы сильны и уверены в себе».
А. В. Суворов

«Если я возьму Киев,
Я схвачу Россию за ноги.
Если я овладею Петербургом,
Я возьму ее за голову.
Заняв Москву, я поражу ее в сердце».
Наполеон

«В России ожесточение народа против вторгшегося неприятеля росло с каждым месяцем. Желание отстоять Россию и наказать дерзкого и жестокого завоевателя — эти чувства постепенно охватили весь народ».
Е. В. Тарм, писатель.

«Самое страшное из всех моих сражений — это то, которое я дал под Москвой».
Наполеон

«Французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».
Наполеон

«Говорю вам: война — сестра печали, и многие из вас не вернутся под сень кровли своей. Но идите. Ибо кто, кроме вас, оградит землю эту. »
Из древнего манускрипта.

«Только тот подвиг красив, который совершается для Родины и народа».
Нина Онилова

«Торопясь изъять героическое из нашей жизни, мы себе уготовляем вечное поражение».
Г. Владимов

«Величием своей судьбы Москва гордиться вправе».
С. Щипачев

Страницы биографии Пушкина: Пушкин и его современники

Александр Сергеевич Пушкин (1799 — 1837) родился в Москве. По отцовской линии он принадлежал к старинному боярскому роду, который берет начало от боярина Рача, сподвижника Александра Невского. Особый взлет этого рода пришелся на время Смуты, а к концу XVIII века род потерял влияние, которое перешло к родственникам — Мусиным-Пушкиным.

Краткая биография Пушкина

По материнской линии Пушкин — из Ганнибалов. Прапрадед жил в Эфиопии, был подарен турками Петру Первому. В крещении он был назван Абрамом Петровичем Ганнибалом, ему дали дворянство. Он стал сподвижником Петра.

Отец А.С. Пушкина — отставной майор Сергей Львович Пушкин. Мать — Надежда Осиповна Ганнибал.

Александр вторым ребенком в семье; старшая сестра — Ольга, младший брат — Лев. Отношения его с родителями были сложными, т.к. Александр рос замкнутым ребенком. Внимание ему уделял дядя, Василий Львович Пушкин, брат отца. Он и разглядел в мальчике талант, и по протекции дяди в 1811 году его приняли в Царскосельский лицей.

С этого момент принято начинать периодизацию творчества Пушкина:

Лицейский период: 19.10.1811 — 1817 г.

Царскосельский лицей был первым в России гражданским учебным заведением для дворян. Создал его Александр I для образования детей своих сторонников. Но в конце концов лицей стал местом и для детей среднего дворянства.

Учеба в лицее была весьма оригинальной. Ежегодных наборов там не было, в одно время учился лишь один курс. Жили там постоянно, в общежитии. Очень сильным оказался преподавательский состав: одни лишь профессора, в т.ч. иностранные. Любимым учителем Пушкина был преподаватель политологии И.П. Куницын. Именно благодаря его лекциям почти у всех лицеистов возникло свободомыслие. Это и оказало влияние на тему свободы в творчестве Пушкина.

Весь выпуск Пушкина оказался очень талантливым, почти все его однокурсники начали писать. В их числе были Дельвиг и Кюхельбекер (только они стали профессиональными литераторами, остальные — дилетанты). Дельвиг издавал литературный альманах Северные цветы. Также среди бывших лицеистов были и государственные деятели: князь Горчаков стал министром иностранных дел, барон Корф — секретарем императора Николая I (он же потом написал книгу о восстании декабристов). Организаторами же декабрьского восстания оказались Пущин и Кюхельбекер.

Пушкин-литератор в это время учится. В 1814 году он впервые публикует свое стихотворение К другу-стихотворцу в журнале Вестник Европы. Учился он у общества карамзинистов, рано вступил в литературный кружок Арзамас (сторонники литературы для немногих). Но кумиром Пушкина был Державин, и в 1815 году они встретились на экзамене в лицее. К этому случаю Пушкин написал Воспоминания в Царском селе (стихотворение о войне 1812 года). Державин очень одобрил произведение, произнес знаменитое Господа, перед вами новый Державин!. Юный Пушкин очень смутился от такой похвалы, а позже написал в Евгении Онегине: . старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил (Державин умер вскоре после этой встречи).

Первый Петербургский период: 1817 — 1820 г

После выпуска из лицея Пушкин занимает должность чиновника в Министерстве иностранных дел. В это время он много пишет — радикальных, свободолюбивых произведений. Он сразу же вступает в Вольное общество любителей российской словестности и в Зеленую лампу — в литературные общества, которые находились под сильным влиянием декабристов. Они вербовали сторонников среди литераторов. Пушкин сразу же воспринял все их идеи.

Почти вся его лирика этого периода — гражданская и политическая (сюда относятся ода Вольность, стихотворения К Чаадаеву и Деревня); Пушкин ищет новые формы для выражения своих идей. И находит подходящее ему направление — гражданский романтизм.

Но, поскольку в своих стихах Пушкин много нападал непосредственно на царя (в оде Вольность он намекает на участие Александра в убийстве Павла Первого), его выслали из столицы и отправили в Кишинев. Пушкин был переведен в должность чиновника по особым поручениям при генерал-губернаторе Бесарабии.

Южная ссылка: 1820 — 1824 г

Сама ссылка началась не сразу. По дороге Пушкин простудился и долгое время провел в Екатеринославе. Там он познакомился и подружился с генералом Раевским, вся семья которого оказала влияние на творчество поэта. Старшему его сыну он посвятил стихотворение Мой демон, младшему — поэму Кавказский пленник. Дочь Раевского Мария была тайной возлюбленной Пушкина, а Екатерина стала прототипом Марины Мнишек в трагедии Борис Годунов.

Когда Пушкин прибыл в Кишинев, то выяснилось, что генерал — человек хороший. Он не стал держать Пушкина на коротком поводке, поэтому тот вдоволь поездил по югу. Часто бывал в Каменке, имении Раевских. В то время там была практически штаб-квартира декабристов. Пушкин хотел вступить в тайное общество, но его не приняли: во-первых, побоялись, что он может не сдержать секретов, во-вторых — пожалели, т.к. он еще был очень молод, не захотели подвергать опасности. Поэтому формально Пушкин не был декабристом, но де-факто был в курсе всех дел. А к 1823 году взгляды поэта изменились, и он расхотел вступать в общество.

В 1823 году Пушкин отказывается от былых свободолюбивых взглядов. Он пишет Свободы сеятель пустынный, где приходит к выводу, что проповедовать идеи революции не нужно. Главное его направление в эти годы — романтизм.

В его жизни происходит много изменений. В Кишиневе Пушкину было скучно, он начал хандрить и подал прошение о переводе в Одессу. Там у него появился новый начальник — М.С.Воронцов, с женой которого у Пушкина вскоре начался роман. Воронцову это не нравилось, и он начал придираться к Пушкину. Его письма вскрывались. В т.ч. однажды вскрыли письмо к Вяземскому, где Пушкин рассказывал, что учился атеизму. По меркам 1820-х годов, это была уголовная статья. Воронцов написал донос, а Пушкин подал прошение об отставке.

Но прошение не удоволетворили. Отставку заменили новой ссылкой — в Михайловское, под надзор родителей.

Михайловская ссылка: 1824 — 1826 г

К чести отца Пушкина стоит заметить, что он, хоть и получил приказ следить за сыном, но отчетов куда следует не писал. Сам Пушкин в это время много общается с соседями-помещиками.

В истории России это время наивысшей активности тайных обществ. По всей видимости, о подготовке восстания 14 декабря 1825 года Пушкин знал. Незадолго до этого к нему в имение приезжал Иван Пущин, друзья долго беседовали, о чем — неизвестно. Но за несколько дней до предполагаемого восстания Пушкин тайно выехал в Петербург. Однако не доехал. Официальная версия — остановила его плохая примета (дорогу перебежал заяц), но на самом деле, взгляды поэта просто изменились. Пушкин стал монархистом, восстание его больше не интересовало.

О подавлении восстания декабристов он узнал из газет, и для Пушкина началось время страха. Многие его друзья, ближайшее окружение, попали в тюрьму. Ранние стихи Пушкина декабристы использовали для агитаций, и их находили в бумагах почти всех заговорщиков. К следствию самого Пушкина не привлекали, но жизнь его была печальной.

Главный покровитель Пушкина, Жуковский, сообщал ему все новости. Пушкин очень остро переживал приговор декабристов, ведь он знал всех пятерых казненных (Каховского, Пестеля, Бестужева-Рюмина, Рылеева и Муравьева-Апостола). Казни потрясли Пушкина до глубины души, он долго и часто думал об этом, понимая, что и для него была возможна такая судьба. Многие его черновики того времени были изрисованы: на полях Пушкин рисовал виселицу, подписывая дрожащей рукой: И я бы мог.

В сентябре 1826 года в Михайловское внезапно приехал курьер от царя. Пушкину приказывалось срочно явиться в Москву. Решив, что это форма ареста, перед отъездом Пушкин сжег все свои рукописи.

Пушкин после ссылки 1826 — 1831 г

В Москве Пушкин был представлен императору Николаю. Они долго беседовали, тогда и состоялся знаменитый диалог:

Император: Где бы ты был, если бы 14 декабря оказался в Петербурге?

Пушкин: Я был бы на Сенатской площади. Там были мои друзья.

Такой ответ был принят, репрессий не последовало. Пушкин попросил Николая простить сосланных в Сибирь декабристов, его друзей. Царь сначала пообещал, но затем обманул.

У царя было другое предложение — он хотел сделать Пушкина придворным поэтом, тот согласился. Царь решил, что это отныне его Пушкин. По такому поводу поэт написал стихотворение Стансы, в котором сравнивал Николая с императором Петром Великим. Пушкин говорит, что бунты не препятствуют величию царей, и если Петр сумел простить стрельцов, то и Николаю следует просить декабристов. Сравнение Николая и Петра стало важным элементом государственной идеологии.

Однако Стансы стоили поэту дорого. От него отвернулись все прежние друзья, его стали считать предателем и изменником. Эти слухи дошли до Сибири, и такая репутация преследовала Пушкина вплоть до его смерти. Никто не видел, что взгляды его попросту изменились. Пытаясь оправдаться, Пушкин пишет стихотворение Друзьям, где объясняет мотивы сотрудничества с императором — благополучие Отечества. Но это стихотворение не успокоило общество.

Будучи в должности придворного поэта, Пушкин отреагировал и на восстание в Польше в 1830-31 годах, и на выпады Европы по этому поводу. Он пишет, что Европе следует думать о своем, а не вмешиваться в дела братьев-славян. Так возникает философия панславизма (т.е. объединения всех славян под российской короной), которой Пушкин посвящает стихотворение Клеветникам России.

Второй Петербургский период: 1831 — 1837 г

В начале 1831 года Пушкин женится на Наталье Николаевне Гончаровой и переезжает в Петербург.

Этот период был трагическим — от Пушкина отвернулись почти все старые друзья, а придворные так его и не приняли. Он пытался проявлять себя в журналистике, но его издания быстро прогорели. Его забывают.

В 1834 году он хочет стать придворным историографом (должность, которую занимал покойный Карамзин), но царь назначает его лишь камер-юнкером, что для Пушкина было оскорбительно. Но он все равно согласился.

По свидетельствам современников, в эти годы Пушкин едва ли не искал смерти. Ему все надоело, ему ничего не удавалось. Последней каплей стала связь его жены с кавалергардом Ж.Дантесом. В 1837 году Пушкин получил по почте анонимное послание, где говорилось, что Орден рогоносцев принимает его в свои ряды. Такого оскорбления Пушкин стерпеть не мог, потому вызвал Дантеса на дуэль.

Там Пушкин и погиб. Так закончилась жизнь великого русского поэта.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Комедия Горе от ума в оценке писателей и критиков: «Мильон терзаний»
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspИстоки творчества Пушкина: основные темы лирики

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Стихи пушкина 1812 года

Русский поэт А.С. Пушкин родился в Москве в 1799 году. Стояла хорошая летняя погода. Родители Пушкина происходили из знатных семей — дедушка мамы Пушкина был негр, а брат папы Пушкина — известный поэт, тоже Пушкин.

Пока Пушкин был маленьким, беды большой не было. Но вскоре Пушкин подрос и знал уже наизусть все французские стихи, которые только мог найти в библиотеке своего отца.

Родители Пушкина поняли, что ребенок у них одарен поэтическим талантом: они попросили дядю Пушкина, известного поэта Пушкина, что-нибудь придумать.

Дядя Пушкина, известный поэт Пушкин, как раз ехал в Петербург. Он обратился к своему знакомому А.И. Тургеневу, чтоб тот пристроил племянника в Царскосельский Лицей.

Лицей был не обычной школой, а чем-то особенным. Никто, правда, не знал, чем именно, но все понимали, что Лицей — это не гимназия какая-нибудь. В Лицее Пушкин подружился с Антоном Дельвигом, Иваном Пущиным и другими лицеистами. Вместе они шалили, сочиняли стихи и пили пунш. Пушкина в Лицее дразнили Французом, хотя он был русско-африканского происхождения.

В это время случилась Отечественная война 1812 года. Наполеон вторгся в Россию, сжег Москву и вынужден был бежать. В 1815 году Отечественная война 1812 года закончилась. А вскоре Пушкин вышел из Лицея, окончив курс учебы. К этому времени он был уже известным поэтом. Его даже благословил поэт Державин, услыхавши стихотворение «Воспоминания в Царском Селе». Державин был уже старенький, но что к чему — понимал.

Пушкин поселился в Петербурге и начал вести вольнодумный образ жизни. В промежутках между писанием поэмы «Руслан и Людмила» Пушкин иногда приходил в театр и показывал там портреты известных террористов. Он также заразился дурной болезнью. Радикализм Пушкина стал известен властям. Его эпиграммы ходили по всей России. Царя он называл деспотом, а крепкого хозяйственника Аракчеева — холопом. Одновременно Пушкин дружил с героем Отечественной войны 1812 года Чаадаевым и писал замечательные стихи. Поэт Жуковский подарил Пушкину свой портрет.

Император Александр I осерчал на Пушкина и велел герою Отечественной войны 1812 года генералу Милорадовичу, сербу по происхождению, произвести обыск у поэта. Впоследствии герой Отечественной войны 1812 года Федор Толстой, прозванный за свой буйный нрав Американцем, распустил слух, что будто в ходе обыска Милорадович высек Пушкина.

Это было совершенно несправедливо. Великодушный Милорадович не только не высек поэта, но и склонен был простить ему написание оды «Вольность». Однако, внутреннее положение государства требовало принятия мер. В канцеляриях затеялась переписка.

Что делать с этим Пушкиным, никто толком не знал. Сперва думали его отправить в Соловецкий монастырь на перековку. Но потом рассудили, что он там натворит беды, разагитирует монахов и бежит в Польшу, чтоб оттуда двинуть рать оккупантов, назвавшись каким-нибудь царевичем. Разумеется, это были вздорные соображения. Пушкин был патриотом своей родины. Поэтому его сочли необходимым отправить в командировку на Юг. В 1817 году Пушкин отправился в Кишинев, где заболел гнилой горячкой.

Выздоровев, Пушкин подружился с семейством генерала Раевского, храброго героя Отечественной войны 1812 года, и даже влюбился в его дочку Марию, которую он ласково называл про себя Матреной. Вместе с Раевскими Пушкин предпринял путешествие на Кавказ. Кавказские горы и дикие народы, населяющие их, поразили воображение Пушкина. Вообще, на Юге было тепло. По соседству греки воевали против турок. Молдаване перетекали в румын. Кочевали цыгане и цыганки. Пушкин ушел было даже с табором, но с полдороги вернулся.

Радикализм Пушкина нашел на Юге питательную почву. Все вокруг кишело декабристами. Пушкин познакомился со многими из них, но они не приняли Пушкина в свои тайные общества, зная его легкомыслие и не желая подвергать опасностям жизнь великого поэта.

У греков с румынами не заладилась что-то борьба против турок. Да и герой Отечественной войны 1812 года генерал Киселев, пристреливший до того на дуэли героя Отечественной войны 1812 года генерала Мордвинова, не оправдал надежд.

Тогда Пушкин устроился чиновником при одесском начальнике Воронцове, герое Отечественной войны 1812 года. Одесса жила напряженной мультикультурной жизнью: армяне напропалую лобзали неверных гречанок, презренные евреи стучались к поэту каждый Божий день, требуя уплаты долгов, англичане давали уроки чистого афеизма, итальянцы ели устриц. Пушкин полюбил также жену графа Воронцова. Узнав об этом, граф рассердился и послал Пушкина бороться с саранчой. Победив саранчу, Пушкин вернулся в Одессу, но Воронцов не успокоился. Он написал царю о дурном поведении Пушкина.

Царь в то время уже устал. Он махнул на поэта рукой и отправил в ссылку. Дело было в 1824 году. Ссылка в Михайловское оказалась для Пушкина очень плодотворной. Он отрастил бороду и ногти, завел красную рубаху и в таком виде ходил по ярмаркам. Крестьяне, встретив его, крестились и сплевывали через левое плечо. Лишь две простые крестьянские женщины — няня поэта Арина Родионовна и девушка Ольга Калашникова — не пугались и даже иногда сказывали поэту сказки и пели песни. Все это не смущало Пушкина — во-первых, он решил все-таки убежать в Литву, сказавшись больным и переодевшись в женское платье. Во-вторых, он работал над пьесой «Борис Годунов».

Написав пьесу, Пушкин воскликнул: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!». Тут зазвенел колокольчик. Это приехал к Пушкину его друг декабрист Пущин. Они позвали няню поэта Арину Родионовну и вместе выпили вина. Пушкин рассказал Пущину о заветной мечте — вернуться в Петербург и убить на дуэли Ф. Толстого, Американца и героя Отечественной войны 1812 года.

Тем временем, все шло своим чередом. По соседству отдыхала замужняя девушка Керн — сама собой приятная, хоть и с плохими ногами. В Петербурге случилось небывалое наводнение. «Полярная Звезда» спаслась от потопа — рифмы сами шли в руки. Царь Александр I путешествовал, путешествовал, да и помер в Таганроге, будущей родине русского писателя А.П. Чехова. Не говоря о том, что еще ранее скончались по разным причинам Наполеон, Байрон и даже одна знакомая гречанка. Ссылка становилась невыносима, Пушкин переоделся в чужое платье и велел закладывать карету — ехать в Петербург. Однако, заяц перебежал дорогу суеверному поэту, пришлось поворотить назад. Наутро пришла телеграмма о разгроме восстания декабристов. Следовало затаиться. Но и затаиться толком не удавалось. Поэт Жуковский писал Пушкину: «Разоружись и покайся, гордый человек!» Прискакал фельдъегерь с поручением привезти поэта в Москву. Фьють — поэт успевает накинуть шинель, через полчаса Арина Родионовна в старомодном шушуне уже плачет на дороге. По дороге встретился другой фельдъегерь — он вез пленного декабриста Кюхельбекера, лицейского друга и тоже поэта.

И вот — Москва, древняя столица и родина поэта. Молодежь, воспитанная на его стихах, успевшая благополучно сжечь свои невинные бумаги, рукоплещет «Годунову». Новый император Николай беседует с Пушкиным в Кремле. Пушкин, сев на стол, объясняет императору что к чему. Николай говорит: «Я буду твоим цензором».

Головокружение от неудач.

Прошло некоторое время. Пушкин огляделся и обнаружил вокруг себя новые обстоятельства. Герой Отечественной войны 1812 года князь Вяземский уладил дело с героем Отечественной войны 1812 года Ф. Толстым. Оказалось, что по нынешнему времени и без дуэли можно. В мрачных пропастях земли гнили братья и товарищи, но в надежде славы и добра наивный Пушкин продолжал безбоязненно петь прежние гимны.

Можно было, например, жениться.

Петербургская девица Оленина была блондинка и дочь известного своим малым ростом и дурным нравом президента Академии Художеств Оленина. Пушкин посватался к девице Олениной, посвятил даже ей несколько прелестных стихов, но получил отказ от карлика-президента.

Не больно-то и хотелось Пушкину, великому, между прочим, поэту.

Мало ли было на Москве красавиц? Немало. Средь них блистала Гончарова. Ну вот и прекрасно. Пушкин полюбил красавицу Гончарову и сделал ей предложение через все того же героя Отечественной войны 1812 года Ф. Толстого. Но сперва Пушкин решил поехать на войну. Дело было в 1829 году.

В это время как раз шла война с турками. Все войны с турками одинаковы — они начинаются взятием крепости Карс и заканчиваются подписанием трактата с замысловатым восточным именем. Таковы же, впрочем, войны с персиянами. По дороге на войну Пушкин посетил опального героя Отечественной войны 1812 года Ермолова, некогда покорителя Кавказа, а ныне — персонального пенсионера.

На Кавказе, как выяснилось, ничего не изменилось — те же горы, те же реки, те же чечены. В Тифлисе Пушкин помылся в бане и выпил кахетинского вина.

По дороге в Арзрум Пушкин повстречался с телом покойного поэта Грибоедова, героя Отечественной войны 1812 года, незадолго до того растерзанного в ходе дипломатического инцидента персидскими народными массами.

За Кавказом начинался театр военных действий. Пушкин наводил двойной лорнет на эпизоды воинской славы и посещал достопримечательности. Восток оказался пыльным и скучным, как плохой перевод Байрона на турецкий язык. Пушкин воротился домой.

С юга на Россию надвинулась неведомая болезнь — холера. Ее принимали за чуму. Пушкин приехал в деревню Болдино, а назад выехать не смог — всюду были карантины. Поэт беспокоился — его невеста, красавица Гончарова оставалась в Москве. В беспокойстве Пушкин жег по ночам сальные свечи и что-то писал в больших тетрадях. Мужики подозревали барина в колдовстве. Бабы и девки, жалея великого поэта, держались другого мнения.

Холера не миновала, но ослабла и была официально признана незаразительной. Карантины сняли, Пушкин женился на красавице Гончаровой. Венец в церкви держал герой Отечественной войны 1812 года Ф. Толстой. Пушкин пустился в журнальные полемики с демократами. Пушкин не любил демократов, поскольку они много о себе воображали, старались зашибить деньгу, а писать толком не умели. Вскоре Дельвиг, товарищ Пушкина по лицею и журнальным битвам (хоть и не декабрист) умер от неприятностей семейной жизни. Суеверный поэт увидел в этом дурное предзнаменование.

Тем временем настала новая беда — взбунтовались поляки. Поляков поддержала холера изнутри и буйные французские депутаты — извне. Пушкин ответил буйным французским депутатам прекрасными стихами, справедливо напоминавшими об Отечественной войне 1812 года.

Роман в стихах под названием «Евгений Онегин» был дописан кое-как до конца. Пушкин писал стихи все реже. Стали поговаривать об упадке его поэтического таланта.

Около 1833 года Пушкин простудился и ходил в халате.

10.

Шли и шли тридцатые годы девятнадцатого века. Умер дядя Пушкина, известный поэт Пушкин. Пушкин написал «Медного всадника» — повесть в стихах о наводнении 1824 года. Умерла мать Пушкина, внучка негра. Пушкин написал «Повести Белкина» — короткие рассказы о разных забавных жизненных случаях. Жена поэта Наталья Николаевна рожала детей. Иногда случались выкидыши. Пушкин написал «Дубровского» и «Историю Пугачева».

Денег не было решительно.

Пушкин написал аппликацию и получил от царя грант. Он приступил к собиранию материалов для «Истории Петра», сидел в архивах, делал выписки, но писать не писал. Все уже по этому поводу начали посмеиваться.

Чтоб заработать денег, Пушкин придумал издавать журнал «Современник», получил разрешение и приступил к делу. Журнал был хороший, там печатался Гоголь, которому Пушкин подсказывал сюжеты для произведений. Но публика не торопилась раскупать журнал, и Пушкин терпел убытки.

Дантес был француз и шалун из эмигрантов последней волны. Состоя в предосудительных отношениях с голландским посланником Геккерном, вдобавок ко всему усыновившим его, он одновременно находил время волочиться за женой Пушкина. Жена жаловалась поэту на домогательства иностранца. В 1837 году Пушкин вызвал Дантеса на дуэль и убил его из пистолета на Черной Речке, пригороде Петербурга.

После этого поэт жил долго и счастливо и написал такие известные произведения как «Капитанская дочка», «Русский Пелам», «История Петра», «Египетские ночи», «Петроний, или Русские в первом веке новой эры», «Герой нашего времени», «Мертвые души», «Бедные люди», «Записки охотника», «Война и мир» (об Отечественной войне 1812 года), «Братья Карамазовы», «Чайка», «Мать», «Петербург», «Египетская марка», «Тихий Дон», «Доктор Живаго», «Лолита», «Красное колесо», «Дети Арбата», а также множество мелких лирических стихотворений, составляющих и поныне золотой фонд русской поэзии.

Стихотворения русских поэтов, посвященные теме Отечественной войны 1812 года.

Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех её врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.

В твоем гробу восторг живёт!
Он русский глас нам издаёт;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
«Иди, спасай!» Ты встал — и спас.

Внемли ж и днесь наш верный глас,
Встань и спасай царя и нас,
О старец грозный! На мгновенье
Явись у двери гробовой,
Явись, вдохни восторг и рвенье
Полкам, оставленным тобой!

Явись и дланию своей
Нам укажи в толпе вождей,
Кто твой наследник, твой избранный!
Но храм — в молчанье погружен,
И тих твоей могилы бранной
Невозмутимый, вечный сон.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след –
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера –
Малютки-мальчики, сегодня –
Офицера.

Вам все вершины были малы
И мягок – самый черствый хлеб,
О молодые генералы
Своих судеб!

Давно ль, давно ль, страна преславна,
В блаженстве царствовала ты!
Где ж красота твоя державна?
Не тот и взор, не те черты!
Отколь там грусть, где дух великий?

Военный гений твой в слезах.
В густом тумане ратна сила,
Всеобща скорбь слышна в речах,
По лаврам ты идешь уныло!
Где сын твой, где бессмертный вождь.

Откликнись, вождь наш несравненный!
Осиротел твой меч в ножнах!
На твой лежащий шлем священный
Уже валятся ржа и прах!
Не спишь ли ты в сияньи славы.

Проснись. Но что. Желанья тщетны!
Молчит весь мир на голос мой!
Ссеченный дуб наш кратколетний
Не тмит уже лучей собой,
И шум вокруг лишь в листьях мертвых.

Вот гения блестящий век!
Где ум? где дух? где блеск и сила?
И что такое человек,
Когда вся цель его — могила,
А сущность—горсть одна земли!

И свет и прах он здесь мгновенно,
Но скрытый сей небесный гром
Единым мигом в жизни тленной
Быть может вечности лучом.
О призрак света непостижный.

И юношеские года,
И лет покойных череда —
Всё кажется минутным вздором.
Лишь лед Зачанского пруда
(Во сне иль наяву) всегда
Перед его потухшим взором.

Нам преподало Провиденье
Не просто меру поведенья,
А горестный урок паденья:
И за кровавый тот урок
Кому тут выскажешь упрек —
Пустых словес нагроможденье?

Ну хорошо. Он бездыхан.
А мы-то как же, молодые,
Пусть вшивые, но ведь живые?
Неужто из горячих ран
Себе соорудим карьеру
И будем хвастаться не в меру
Под батальонный барабан?

Пред ним лепечут волны и бегут,
И вновь приходят, и о скалы бьют:
Как легкие ветрилы, облака
Над морем носятся издалека.
И вот глядит неведомая тень
На тот восток, где новый брезжит день;
Там Франция!— там край ее родной
И славы след, быть может скрытый мглой;
Там, средь войны, ее неслися дни.
О! для чего так кончились они.

Прости, о слава! обманувший друг.
Опасный ты, но чудный, мощный звук;
И скиптр. о вас забыл Наполеон;
Хотя давно умерший, любит он
Сей малый остров, брошенный в морях,
Где сгнил его и червем съеден прах,
Где он страдал, покинут от друзей,
Презрев судьбу с гордыней прежних дней,
Где стаивал он на брегу морском,
Как ныне грустен, руки сжав крестом.

О! как в лице его еще видны
Следы забот и внутренней войны,
И быстрый взор, дивящий слабый ум,
Хоть чужд страстей, всё полон прежних дум;
Сей взор как трепет в сердце проникал
И тайные желанья узнавал,
Он тот же всё; и той же шляпой он,
Сопутницею жизни, осенен.
Но — посмотри — уж день блеснул в струях.
Призрака нет, всё пусто на скалах.

Нередко внемлет житель сих брегов
Чудесные рассказы рыбаков.
Когда гроза бунтует и шумит,
И блещет молния, и гром гремит,
Мгновенный луч нередко озарял
Печальну тень, стоящую меж скал.
Один пловец, как ни был страх велик,
Мог различить недвижный смуглый лик,
Под шляпою, с нахмуренным челом,
И две руки, сложенные крестом.

За горами, за долами
Уж гремел об нем рассказ,
И померяться главами
Захотелось им хоть раз.

И пришел с грозой военной
Трехнедельный удалец,—
И рукою дерзновенной
Хвать за вражеский венец.

Но улыбкой роковою
Русский витязь отвечал:
Посмотрел — тряхнул главою.
Ахнул дерзкий — и упал!

Но упал он в дальнем море
На неведомый гранит,
Там, где буря на просторе
Над пучиною шумит.

Его постель—земля, а лес дремучий—дом!
И часто он, с толпой башкир и с козаками,
И с кучей мужиков, и конных русских баб,
В мужицком армяке, хотя душой не раб,
Как вихорь, как пожар, на пушки, на обозы,
И в ночь, как домовой, тревожит вражий стан.
Но милым он дарит, в своих куплетах, розы.
Давыдов! Это ты, поэт и партизан.

Москва. Как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.

Друзья, бодрей! Друзья, смелей!
Не до покоя нам!
Идет злодей, грозит злодей
Москвы златым верхам!

Там в пепле край, вот в божий храм
С конем вломился враг!
Тут лечь костьми, тут биться нам:
До града предков — шаг!

Славян сыны! Войны сыны!
Не выдадим Москвы!
Спасем мы честь родной страны
Иль сложим здесь главы.

Уж гул в полях, уж шум слышней!
День близок роковой.
Заря светлей, опни бледней.
Нас кличет враг на бой!

Идет на нас, к нему пойдем
В широкие поля;
Прими ты нас, когда падем,
Родимая земля.

. Так воин на брегах Колочи
Друзьям пред боем пел;
И сон не покорял их очи,
И дух в них пламенел!

Года прошли — и вот, из ссылки тесной
На родину вернувшийся мертвец,
На берегах реки, тебе любезной,
Тревожный дух, почил ты наконец.
Но чуток сон — и по ночам, тоскуя,
Порою встав, ты смотришь на Восток,
И вдруг, смутясь, бежишь, как бы почуя
Передрассветный ветерок.

Ты скован был по мысли Рока
Из тяжести и властных сил:
Не мог ты не ступать глубоко,
И шаг твой землю тяготил.

Что строилось трудом суровым,
Вставало медленно в веках,
Ты сокрушал случайным словом,
Движеньем повергал во прах.

Сам изумлен служеньем счастья,
Ты, как пращой, метал войска,
И мировое самовластье
Бросал, как ставку игрока.

Пьянея славой неизменной,
Ты шел сквозь мир, круша, дробя.
И стало, наконец, вселенной
Невмоготу носить тебя.

Земля дохнула полной грудью,
И ты, как лист в дыханье гроз,
Взвился, и полетел к безлюдью,
И пал, бессильный, на утес, —

Где, на раздольи одичалом,
От века этих дней ждала
Тебя достойным пьедесталом
Со дна встающая скала!

Опоясан лентой пашен,
Весь пестреешь ты в садах.
Сколько храмов, сколько башен
На семи твоих холмах!

Исполинскою рукою
Ты, как хартия, развит,
И над малою рекою
Стал велик и знаменит.

На твоих церквах старинных
Вырастают дерева;
Глаз не схватит улиц длинных.
Это матушка Москва!

Кто, силач, возьмет в охапку
Холм Кремля-богатыря?
Кто собьет златую шапку
У Ивана-звонаря?

Кто царь-колокол подымет?
Кто царь-пушку повернет?
Шляпы кто, гордец, не снимет
У святых в Кремле ворот?

Ты не гнула крепкой выи
В бедовой своей судьбе,—
Разве пасынки России
Не поклонятся тебе!

Ты, как мученик, горела,
Белокаменная!
И река в тебе кипела
Бурнопламенная!

И под пеплом ты лежала
Полоненною,
И из пепла ты восстала
Неизменною!

Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат,
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: