Стихи пастернака футуризм

Футуризм (от лат. futurum — будущее) — общее название художественных авангардистских движений 1910-х — начала 1920-х гг. XX в., прежде всего в Италии и России.

В отличие от акмеизма, футуризм как течение в отечественной поэзии возник отнюдь не в России. Это явление целиком привнесенное с Запада, где оно зародилось и было теоретически обосновано. Родиной нового модернистского движения была Италия, а главным идеологом итальянского и мирового футуризма стал известный литератор Филиппо Томмазо Маринетти (1876-1944), выступивший 20 февраля 1909 года на страницах субботнего номера парижской газеты «Фигаро» с первым «Манифестом футуризма», в котором была заявлена «антикультурная, антиэстетическая и антифилософская» его направленность.

В принципе, любое модернистское течение в искусстве утверждало себя путем отказа от старых норм, канонов, традиций. Однако футуризм отличался в этом плане крайне экстремистской направленностью. Это течение претендовало на построение нового искусства — «искусства будущего», выступая под лозунгом нигилистического отрицания всего предшествующего художественного опыта. Маринетти провозгласил «всемирно историческую задачу футуризма», которая заключалась в том, чтобы «ежедневно плевать на алтарь искусства».

Футуристы проповедовали разрушение форм и условностей искусства ради слияния его с ускоренным жизненным процессом XX века. Для них характерно преклонение перед действием, движением, скоростью, силой и агрессией; возвеличивание себя и презрение к слабому; утверждался приоритет силы, упоение войной и разрушением. В этом плане футуризм по своей идеологии был очень близок как правым, так и левым радикалам: анархистам, фашистам, коммунистам, ориентированным на революционное ниспровержение прошлого.

Манифест футуризма состоял из двух частей: текста-вступления и программы, состоявшей из одиннадцати пунктов-тезисов футуристической идеи. Милена Вагнер отмечает, что «в них Маринетти утверждает радикальные изменения в принципе построения литературного текста — «разрушение общепринятого синтаксиса»; «употребление глагола в неопределенном наклонении» с целью передачи смысла непрерывности жизни и упругости интуиции; уничтожение качественных прилагательных, наречий, знаков препинания, опущение союзов, введение в литературу «восприятия по аналогии» и «максимума беспорядка» — словом, все, направленное к лаконичности и увеличению «быстроты стиля», чтобы создать «живой стиль, который создается сам по себе, без бессмысленных пауз, выраженных запятыми и точками». Все это предлагалось как способ сделать литературное произведение средством передачи «жизни материи», средством «схватить все, что есть ускользающего и неуловимого в материи», «чтобы литература непосредственно входила во вселенную и сливалась с нею»

Слова футуристических произведений полностью освобождались от жестких рамок синтаксических периодов, от пут логических связей. Они свободно располагались в пространстве страницы, отвергая нормативы линейного письма и образуя декоративные арабески или разыгрывая целые драматические сцены, построенные по аналогии между формой буквы и какой-либо фигурой реальности: гор, людей, птиц и т. д. Таким образом, слова превращались в визуальные знаки.

Заключительный, одиннадцатый пункт «Технического манифеста итальянской литературы» провозглашал один из важнейших постулатов новой поэтической концепции: «уничтожить Я в литературе».

«Человек, совершенно испорченный библиотекой и музеем не представляет больше абсолютно никакого интереса Нас интересует твердость стальной пластинки сама по себе, то есть непонятный и нечеловеческий союз ее молекул и электронов Теплота куска железа или дерева отныне более волнует нас, чем улыбка или слеза женщины».

Текст манифеста вызвал бурную реакцию и положил начало новому «жанру», внеся в художественную жизнь возбуждающий элемент — кулачный удар. Теперь поднимающийся на сцену поэт стал всеми возможными способами эпатировать публику: оскорблять, провоцировать, призывать к мятежу и насилию.

Футуристы писали манифесты, проводили вечера, где манифесты эти зачитывались со сцены и лишь затем — публиковались. Вечера эти обычно заканчивались горячими спорами с публикой, переходившими в драки. Так течение получало свою скандальную, однако очень широкую известность.

Учитывая общественно-политическую ситуацию в России, зерна футуризма упали на благодатную почву. Именно эта составляющая нового течения была, прежде всего, с энтузиазмом воспринята русскими кубофутуристами в предреволюционные годы. Для большинства из них «программные опусы» были важнее самого творчества.

Хотя прием эпатажа широко использовался всеми модернистскими школами, для футуристов он был самым главным, поскольку, как любое авангардное явление, футуризм нуждался в повышенном к себе внимании. Равнодушие было для него абсолютно неприемлемым, необходимым условием существования являлась атмосфера литературного скандала. Преднамеренные крайности в поведении футуристов провоцировали агрессивное неприятие и ярко выраженный протест публики. Что, собственно, и требовалось.

Русские авангардисты начала века вошли в историю культуры как новаторы, совершившие переворот в мировом искусстве — как в поэзии, так и в других областях творчества. Кроме того, многие прославились как великие скандалисты. Футуристы, кубофутуристы и эгофутуристы, сциентисты и супрематисты, лучисты и будетляне, всеки и ничевоки поразили воображение публики. «Но в рассуждениях об этих художественных революционерах,- как справедливо отмечено А. Обуховой и Н. Алексеевым,- часто упускают очень важную вещь: многие из них были гениальными деятелями того, что сейчас называют «промоушн» и «паблик рилэйшнз». Они оказались провозвестниками современных «художественных стратегий» — то есть умения не только создавать талантливые произведения, но и находить самые удачные пути для привлечения внимания публики, меценатов и покупателей.

Футуристы, конечно, были радикалами. Но деньги зарабатывать умели. Про привлечение к себе внимания с помощью всевозможных скандалов уже говорилось. Однако эта стратегия прекрасно срабатывала и во вполне материальных целях. Период расцвета авангарда, 1912-1916 годы — это сотни выставок, поэтических чтений, спектаклей, докладов, диспутов. А тогда все эти мероприятия были платными, нужно было купить входной билет. Цены варьировались от 25 копеек до 5 рублей — деньги по тем временам очень немалые. [Учитывая, что разнорабочий зарабатывал тогда 20 рублей в месяц, а на выставки порой приходило несколько тысяч человек.] Кроме того, продавались и картины; в среднем с выставки уходило вещей на 5-6 тысяч царских рублей.

В прессе футуристов часто обвиняли в корыстолюбии. Например: «Нужно отдать справедливость господам футуристам, кубистам и прочим истам, они умеют устраиваться. Недавно один футурист женился на богатой московской купчихе, взяв в приданое два дома, экипажное заведение и три трактира. Вообще декаденты всегда как-то „фатально“ попадают в компанию толстосумов и устраивают возле них свое счастье ».

Однако в своей основе русский футуризм был все же течением преимущественно поэтическим: в манифестах футуристов речь шла о реформе слова, поэзии, культуры. А в самом бунтарстве, эпатировании публики, в скандальных выкриках футуристов было больше эстетических эмоций, чем революционных. Почти все они были склонны как к теоретизированию, так и к рекламным и театрально-пропагандистским жестам. Это никак не противоречило их пониманию футуризма как направления в искусстве, формирующего будущего человека,- независимо от того, в каких стилях, жанрах работает его создатель. Проблемы единого стиля не существовало.

«Несмотря на кажущуюся близость русских и европейских футуристов, традиции и менталитет придавали каждому из национальных движений свои особенности. Одной из примет русского футуризма стало восприятие всевозможных стилей и направлений в искусстве. «Всечество» стало одним из важнейших футуристических художественных принципов.

Русский футуризм не вылился в целостную художественную систему; этим термином обозначались самые разные тенденции русского авангарда. Системой был сам авангард. А футуризмом его окрестили в России по аналогии с итальянским». И течение это оказалось значительно более разнородным, чем предшествующие ему символизм и акмеизм.

Это понимали и сами футуристы. Один из участников группы «Мезонин поэзии», Сергей Третьяков писал: «В чрезвычайно трудное положение попадают все, желающие определить футуризм (в частности литературный) как школу, как литературное направление, связанное общностью приемов обработки материала, общностью стиля. Им обычно приходится плутать беспомощно между непохожими группировками и останавливаться в недоумении между «песенником-архаиком» Хлебниковым, «трибуном-урбанистом» Маяковским, «эстет-агитатором» Бурлюком, «заумь-рычалой» Крученых. А если сюда прибавить «спеца по комнатному воздухоплаванию на фоккере синтаксиса» Пастернака, то пейзаж будет полон. Еще больше недоумения внесут «отваливающиеся» от футуризма — Северянин, Шершеневич и иные Все эти разнородные линии уживаются под общей кровлей футуризма, цепко держась друг за друга!

Дело в том, что футуризм никогда не был школой и взаимная сцепка разнороднейших людей в группу держалась, конечно, не фракционной вывеской. Футуризм не был бы самим собою, если бы он наконец успокоился на нескольких найденных шаблонах художественного производства и перестал быть революционным ферментом-бродилом, неустанно побуждающим к изобретательству, к поиску новых и новых форм. Крепкозадый буржуазно-мещанский быт, в который искусство прошлое и современное (символизм) входили, как прочные части, образующие устойчивый вкус безмятежного и беспечального, обеспеченного жития,- был основной твердыней, от которой оттолкнулся футуризм и на которую он обрушился. Удар по эстетическому вкусу был лишь деталью общего намечавшегося удара по быту. Ни одна архи-эпатажная строфа или манифест футуристов не вызвали такого гвалта и визга, как раскрашенные лица, желтая кофта и ассиметрические костюмы. Мозг буржуа мог вынести любую насмешку над Пушкиным, но вынести издевательство над покроем брюк, галстука или цветком в петличке — было свыше его сил ».

Поэзия русского футуризма была теснейшим образом связана с авангардизмом в живописи. Не случайно многие поэты-футуристы были неплохими художниками — В. Хлебников, В. Каменский, Елена Гуро, В. Маяковский, А. Крученых, братья Бурлюки. В то же время многие художники-авангардисты писали стихи и прозу, участвовали в футуристических изданиях не только в качестве оформителей, но и как литераторы. Живопись во многом обогатила футуризм. К. Малевич, П. Филонов, Н. Гончарова, М. Ларионов почти создали то, к чему стремились футуристы.

Впрочем, и футуризм кое в чем обогатил авангардную живопись. По крайней мере, в плане скандальности художники мало в чем уступали своим поэтическим собратьям. В начале нового, XX века все хотели быть новаторами. Особенно художники, рвавшиеся к единственной цели — сказать последнее слово, а еще лучше — стать последним криком современности. И наши отечественные новаторы, как отмечается в уже цитированной статье из газеты «иностранец», стали использовать скандал как полностью осознанный художественный метод. Скандалы они устраивали разные, варьировавшиеся от озорно-театральных выходок до банального хулиганства. Живописец Михаил Ларионов, к примеру, неоднократно подвергался аресту и штрафу за безобразия, творимые во время так называемых «публичных диспутов», где он щедро раздавал оплеухи несогласным с ним оппонентам, кидался в них пюпитром или настольной лампой

В общем, очень скоро слова «футурист» и «хулиган» для современной умеренной публики стали синонимами. Пресса с восторгом следила за «подвигами» творцов нового искусства. Это способствовало их известности в широких кругах населения, вызывало повышенный интерес, привлекало все большее внимание.

История русского футуризма являла собой сложные взаимоотношения четырех основных группировок, каждая из которых считала себя выразительницей «истинного» футуризма и вела ожесточенную полемику с другими объединениями, оспаривая главенствующую роль в этом литературном течении. Борьба между ними выливалась в потоки взаимной критики, что отнюдь не объединяло отдельных участников движения, а, наоборот, усиливало их вражду и обособленность. Однако время от времени члены разных групп сближались или переходили из одной в другую.

Основные признаки футуризма:

— бунтарство, анархичность мировоззрения, выражение массовых настроений толпы;

— отрицание культурных традиций, попытка создать искусство, устремленное в будущее;

— бунт против привычных норм стихотворной речи, экспериментаторство в области ритмики, рифмы, ориентация на произносимый стих, лозунг, плакат;

— поиски раскрепощенного «самовитого» слова, эксперименты по созданию «заумного» языка;

Русский футуризм

Реферат на тему Русский футуризм поэта 21 века Данила Рудого

Слово «футуризм» произошло от латинского слова «futurum», означающего будущее. Так называется авангардистское направление в европейском и русском искусстве 10-х – 20-х гг. XX века. Стремясь создать искусство будущего, футуризм отвергал традиционную культуру, в особенности ее художественные и нравственные ценности, культивируя при этом урбанизм (эстетику машинной индустрии и большого города), переплетение документального материала и фантастики; в поэзии разрушал даже естественный язык.

Свое название футуризм получил благодаря итальянскому поэту Филиппо Томмазо Маринетти, который опубликовал в 1909 году «Первый манифест футуризма», провозглашавший смерть старого искусства и замену его новым, призвание которого состоит в спасении мира.

Русский футуризм, безусловно, отталкивался от итальянского футуризма, однако русские футуристы самостоятельно пришли к культу поэтического слова.

Русский футуризм: персоналии

Среди знаменитых русских футуристов первым часто называют Велимира Хлебникова, хотя титул отца русского футуризма носит Давид Бурлюков. Также следует назвать Владимира Маяковского, Осипа Мандельштама, Игоря Лотарева, ставшего впоследствии Северяниным, Алексея Крученых, Бориса Пастернака, Николая Асеева и Василия Каменского.

Подавляющее большинство футуристов, или, как их называли с легкой руки Хлебникова, будетлян, были выходцами из самых захолустных уголков Российской Империи. На заре своей карьеры им приходилось преодолевать значительные трудности, чинимые косной провинциальной средой, враждебно относящаяся к любому новаторству. Но это помогло молодым литераторам выработать бойцовские качества и ставшее традиционным представление, что литературные вершины берутся с боем, нахрапом.

Большинство публичных выступлений русского футуризма сопровождала атмосфера скандала: со скандала обычно все и начиналось и скандалом же все заканчивалось.

Русский футуризм: литература

Едва ли не первой футуристической ласточкой в России стал вышедший в Петербурге в 1910 г. сборник «Садок судей», название которому дал тогда еще не известный Велимир Хлебников. Учитывая полнейшую нелепость названия, можно только предполагать, что хотел сказать автор. Скорее всего, что поэты будущего загнаны в тесные рамки книги, но вскоре стихи позволят им стать судьями и законодателями нового поэтического вкуса.

Книга эта написана на обратной стороне обоев, хотя в типографии эта прихоть вызывала много ругани, так как обойный мел забивал внутренние сочленения типографской машины, и ее приходилось постоянно мыть. Она вышла мизерным тиражом, и прочитали ее очень немногие, большинство из которых впоследствии называли авторов «обойными поэтами».

Несмотря на это, молодые литераторы в том же 1910 г. издали новый сборник под названием «Студия импрессионистов», где появилось стихотворение Хлебникова «Заклятие смехом», ставшее своеобразной визитной карточкой русского футуризма:

О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехачи,
Что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!

В 1911 г. в село Чернявка Таврической губернии в гости к братьям Бурлюкам приехал молодой поэт Бенедикт Лившиц, для того чтобы разобрать рукописи Хлебникова, который гостил в Чернявке ранее. Древнегреческое название этой местности в устье Днепра – Гилея, то есть «лесная», было выбрано названием литературной группы, в которую кроме Бурлюков и Лившица вошли Хлебников, Каменский, Маяковский и Крученых.

Следующей после «Садка судей» бомбой, брошенной русским футуризмом в читателя, стала книжка с дерзким заглавием «Пощечина общественному вкусу», вышедшая в свет в Москве в 1912 г. Она открывается декларацией, полной ругательств в адрес известнейших русских писателей. Среди авторов наиболее сильно выделялся Маяковский, не стеснявшийся самых оскорбительных формулировок в адрес оппонентов.

Русский футуризм: сообщества

Пока в Москве веселились кубофутуристы, в Петербурге «гремел» Игорь Северянин, который, вместе со своими друзьями–стихотворцами, являлся последователем эгофутуризма (ego с латинского – я).

Я, гений Игорь-Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

В этом стихотворении под названием «Эпилог» местоимение «Я» повторено трижды.

Помимо кубо- и эгофутуризма, футуризм в России существовал и в прочих разговидностях, причем представители каждой группировки считали прочие “самозванными”. Иногда, впрочем, они все же объединялись для борьбы с общим врагом – мещанством и сторонниками классического искусства. После выхода в свет «Пощечины общественному вкусу», кубофутуристы объединились с недругами из Петербургского общества Северянина, и совместно совершить грандиозные гастроли по городам России. Выступая в провинции, они издевались над толпой, никогда ранее ничего подобного не слышавшей.

С 1913 года на литературной сцене появилось новое поколение футуристов. Наибольшую известность среди них получили Пастернак и Асеев, которые в 1914 году совместно с Сергеем Бобровым и Богданом Гордеевым создали группу «Центрифуга».

В 1914 году стараниями Давида Бурлюка вышел «Первый журнал русских футуристов», который объединил участников почти всех футуристских кланов Российской империи.

Закат русского футуризма

Между тем страна оказалась вовлеченной в Первую мировую войну, которая перетекла в Октябрьскую революцию. Это отвлекло общественное внимание от движения футуристов. Почти все будетляне приветствовали Октябрьский переворот, в котором они видели воплощение своих чаяний. Русский футурзм всегда отличало стремление к революционным преобразованиям. Вот отрывок поэмы Маяковского «Облако в штанах»:

Выньте, гулящие, руки из брюк –
Берите камень, нож и бомбу,
А если у кого нет рук –
Пришел чтоб и бился лбом бы!

Некоторые будетляне, в особенности Маяковский, открыто заявили о своих претензиях возглавить литературную жизнь советской республики. После этого Ленин яростно критиковал наркома просвещения Луначарского, разрешившего печатать поэму Маяковского «150 000 000» большим тиражом в… 5 тысяч экземпляров. Известна и судьба самого Маяковского, погибшего в 1930 г. До сих пор исследователи не пришли к определенному мнению, был ли он убит, и если да – то кем.

Решительные действия большевиков привели к тому, что уже к середине 30-х годов русский футуризм, пытавшийся перекраситься в так называемый «левый фронт искусств», был уничтожен.

В заключение приведем стихотворение Маяковского «А вы могли бы?», которое как в капле воды отражает русский футуризм:

Я сразу смазал карту будня ,
Плеснувши краски из стакана;
Я показал на блюдце студня
Косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
Прочел я зовы новых губ.
А вы
Ноктюрн сыграть
Могли бы
На флейте водосточных труб?

Данил Рудой – 2003

Чем для Вас является русский футуризм? Какими футуристическими достижениями Вы высхищаетесь, а какие вызывают недоумение? Поделитесь своим мнением в комментариях!

Leave a Reply Cancel reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

«Июль» Б. Пастернак

По дому бродит привиденье.
Весь день шаги над головой.
На чердаке мелькают тени.
По дому бродит домовой.

Везде болтается некстати,
Мешается во все дела,
В халате крадется к кровати,
Срывает скатерть со стола.

Ног у порога не обтерши,
Вбегает в вихре сквозняка
И с занавеской, как с танцоршей,
Взвивается до потолка.

Кто этот баловник-невежа
И этот призрак и двойник?
Да это наш жилец приезжий,
Наш летний дачник-отпускник.

На весь его недолгий роздых
Мы целый дом ему сдаем.
Июль с грозой, июльский воздух
Снял комнаты у нас внаем.

Июль, таскающий в одёже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Всё громко говорящий вслух.

Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.

Анализ стихотворения Пастернака «Июль»

Несмотря на то, что с годами Борис Пастернак пересмотрел свое отношение к литературе и отказался от применения приемов футуризма в своем творчестве, в его произведениях позднего периода все же иногда проступают черты этого направления. Поэт отверг концепцию, согласно которой форма в поэзии играет гораздо более важную роль, чем содержание, но, тем не менее, остался верен идее одушевления неживых предметов и явлений, благодаря чему его стихи приобрели особую образность и метафоричность.

В подобном ключе выдержано произведение «Июль», написанное поэтом летом 1956 года во время отдыха на даче в Переделкино. С первых строк поэт интригует читателя, описывая явления из потустороннего мира и утверждая, что «по дому бродит домовой», который сует свой нос во все дела, «срывает скатерть со стола», «вбегает в вихре сквозняка» и танцует с оконной занавеской. Однако во второй части стихотворения поэт раскрывает карты и отмечает, что виновником всех проказ является июль – самый жаркие и непредсказуемый летний месяц.

Несмотря на то, что интриги больше нет, Пастернак продолжает отождествлять июль с живым существом, которые свойственны обычному человеку. Так, в восприятии автора июль – это «дачник-отпускник», которому сдается внаем целый дом, где он, а не поэт, является теперь полноправным хозяином. Поэтому гость ведет себя соответствующим образом, проказничает и пугает обитателей особняка непонятными звуками на чердаке, хлопаньем дверей и окон, вешает на одежду «пух одуванчиков, лопух» и при этом не считает нужным соблюдать хоть какие-то приличия. Июль поэт сравнивает со степным нечесаным растрепой, который может позволить себе самые глупые и непредсказуемые выходки. Но при этом наполняет дом запахом липы, укропа и луговых трав. Поэт отмечает, что незваный гость, вихрем ворвавшийся в его дом, очень скоро становится милым и желанным. Жаль только, что его визит недолог, и вскоре на смену июлю придет августовский зной – первый признак надвигающейся осени.

Пастернака совсем не смущает подобное соседство. Более того, поэт отзывается о своем постояльце с легкой иронией и нежностью, за которыми скрывается неподдельная любовь к этой поре года, наполненной радостью и безмятежным счастьем. Природа словно бы располагает к тому, чтобы на время отложить все важные дела и составить компанию шалуну-июню в его безобидных забавах.

Пастернак и футуризм

Между символизмом и футуризмом. Пути творческого поиска поэта. Первые публикации стихотворений Бориса Пастернака. Истоки поэтического стиля Пастернака. Категория целостного миропонимания, выношенного и продуманного.

Подобные документы

Исследование раннего творчества Бориса Пастернака и музыкальной эстетики символизма. Характеристика концепции синтеза искусств Скрябина и ее влияния на творческое самоопределение поэта. Анализ образов музыкальных инструментов в лирике Б. Пастернака.

дипломная работа, добавлен 24.04.2011

История жизни выдающегося русского поэта Бориса Пастернака. Детство будущего поэта, влияние отца и матери на его жизнь. Отношение к творчеству, чувственность в стихотворениях. Причастность к христианству — «предмет редкого и исключительного вдохновения».

презентация, добавлен 20.11.2013

Место Бориса Пастернака в русской поэзии как значительного и оригинального лирика, замечательного певца природы. Мотивы творчества поэта. Творчество как процесс, выводящий поэта к пониманию последней истины. Лирический герой в произведениях Пастернака.

реферат, добавлен 31.08.2013

Жизнь и творчество Бориса Пастернака. Первые литературные шаги. Участие в деятельности Союза писателей СССР. Травля поэта со стороны властей, его отчуждение от официальной литературы. Присуждение Нобелевской премии. Кончина поэта, увековечение его памяти.

презентация, добавлен 14.04.2014

Ознакомление с историей рождения и жизни Бориса Леонидовича Пастернака. Вхождение в круги московских литераторов, публикация первых стихов. Короткий период официального советского признания творчества Пастернака. Вынужденный отказ от Нобелевской премии.

презентация, добавлен 10.05.2015

Исследование и обозначение категорий метафорического описания и онкозионального понятийного поля. Творческий путь, личная судьба Б. Пастернака, публикации о его творчестве. Уровни репрезентации, литературные приемы описания природы в стихотворениях поэта.

контрольная работа, добавлен 22.10.2010

Семья и детство Б. Пастернака. Период обучения за границей, первые сборники стихов. Выбор символизма в результате творческих поисков, связи с Маяковским. Творчество 1923-1925 гг. Проза Пастернака, его деятельность на ниве переводов. Темы и мотивы поэзии.

презентация, добавлен 15.05.2014

Характеристика звукоизобразительности и звукосимволизма. Особенности фоносемантики, как науки, изучающей ассоциативный ореол звука. Анализ смысловых и цветовых соответствий, экспрессии звука в творчестве Б.Л. Пастернака. Основные этапы творческого пути.

курсовая работа, добавлен 04.02.2010

Поэзия Пастернака привлекает читателя напряжённостью лирического переживания, тонкостью, восприятия тех тысяч мгновений и подробностей, которые открываются человеку в мире родной русской природы и в повседневном общении с кругом близких и милых людей.

реферат, добавлен 10.03.2002

История создания романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Отношение Пастернака к революции и возрождение идеи ценности человеческой личности. Рассмотрение произведения как реалистического, модернистского, символистского и психологического романа.

контрольная работа, добавлен 03.12.2012

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector