Песня о Буревестнике»: романтический идеал Горького

К творчеству Максима Горького можно относиться по-разному, однако отрицать его талант – преступление против русской литературы. Невзирая на то, что писатель предписывают обвинения в слепом служении большевикам, многие его гениальные произведения занимают почетное заслуженное место в сокровищнице отечественной литературы.

Писатель обладал магической способностью наполнять простые строки на бумаге бурей эмоций и переживаний, которые никого не оставляют равнодушным. К числу таких произведений относиться и знаменитая «Песнь о Буревестнике».

Анализ произведения «Песня о Буревестнике»

Наверное, ни одному автору советского периода не удалось столь красочно и психологически насыщенно изобразить революцию 1917 года. Мастерски используя художественную аллегорию, Максим Горький воплотить в образе Буревестника весь русский народ, который соответствовал романтическому идеалу писателя. Буревестник – это смелый революционер, вдохновленный возвышенными идеями и со всех сил старающийся выбиться из темной пучины, которая постепенно захватывает его.

Автор подчеркивает бесстрашие своего героя – ведь совсем не просто пойти против устоявшихся традиций и норм, а также против людей, которые лелеют их. Противников революции Горький сравнивает с чайками, пингвинами и гагарами, простыми обывателями, которые в страхе перед переменами наслаждаются своей сытой и беззаботной жизнью.

Но романтический идеал писателя не такой – это мужественный воин, который проходит все преграды на пути к светлому и свободному будущему. Буревестник Максима Горького наслаждается каждой минутой своей борьбы и черпает из нее неиссякаемые силы. На беду чайкам и пингвинам, в море поднялась страшная буря, под которой сам писатель подразумевает начало революционных событий. Обыватели испугались свирепой стихии, и начали хаотично прятаться от нее.

И только Буревестник приходит в восторг от грозы: он давно ее жаждал! Птица раскрывает свои крылья и смело летит в самый эпицентр стихии, глее удары молнии очищают воздух, а гром полностью обновляет его. Буревестник видит страх пингвинов, но победоносно просит само небо о том, чтобы еще сильнее разразилась буря.

Романтический идеал писателя

Максим Горький не обошел вниманием в своем произведении и простых людей, которые стремились к революции и кардинальным переменам в своей жизни. В «Песни о Буревестнике» они воплотись в образе волн. Морские волны, перед началом грозы, начали все сильнее и сильнее подниматься, создавая унисонное движение самому Буревестнику.

Главный герой видел это, и его свободолюбивое сердце еще больше наполнялось мужеством, гордостью и отвагой. «Песнь о Буревестнике» — это не только литературное произведение, это художественная летопись жизни русского народа начала 20 века. В ней переплелось все: и стремления к кардинальным изменениям, и одновременно страх перед неизвестностью, но все же желание освободиться от железных оков царизма стало сильнее человеческого страха и в России грянула Революция – буря в «Песне о Буревестнике».

Образ Буревестника – это не вымышленный герой, это собирательный образ людей, которые верили в святые для себя идеалы и жертвовали жизнью ради них. В знак благодарности за свою отчаянную борьбу они получают лучик света после бури…

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Традиции русской автобиографической прозы в повести «Детство» Горького
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspТрадиции и новаторство в поэзии начала XX века: Блок, Маяковский, Есенин

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Стихи о буревестнике

ПЕСНЯ О БУРЕВЕСТНИКЕ

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах. Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Все мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает. Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает. Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

Ветер воет. Гром грохочет.

Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.

— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем, то кричит пророк победы:

— Пусть сильнее грянет буря.

март 1901

«Жизнь», 1901, № 4; сб. «Песни борьбы», изд. Союза русских социал-демократов, Женева, 1902, с. 20

Поэзия в большевистских изданиях 1901-1917 / Вступ. статья, сост., подг. текса и примеч. И. С. Эвентова. Л., Сов. писатель, 1967 (Б-ка поэта)

«Вряд ли в нашей литературе можно найти произведение, которое выдержало бы столько изданий, как «Буревестник» Горького. Его перепечатывали в каждом городе, он распространялся в экземплярах, отпечатанных на гектографе и на пишущей машинке, его переписывали от руки, его читали и перечитывали в рабочих кружках и в кружках учащихся. Вероятно, тираж «Буревестника» в те годы равнялся нескольким миллионам» (Е. Ярославский. См.: «Революционный путь Горького», М.— Л., 1933, с. 8 — 9).

Песня написана в ответ на кровавый разгон студенческой демонстрации у Казанского собора в Петербурге 4 марта 1901 года. Ирония судьбы в том, что песня была напечатана легально — в четвертом номере журнала «Жизнь» (апрель 1901). Она не задумывалась как самостоятельное произведение, а входила в сатирический рассказ «Весенние мелодии», где разные слои общества изображались в виде птиц. Эту песню пел чижик (видимо, студент). Цензура запретила печатать рассказ полностью, но песню чижика непредусмотрительно разрешила (целиком «Весенние мелодии» были напечатаны нелегально на гектографе нижегородскими радикалами). Перед отправкой в печать Горький изменил финальную фразу. Вместо «Ждите! Скоро грянет буря!» поставил «Пусть сильнее грянет буря!». В результате, 17 апреля Горького и его закадычного друга — поэта Скитальца арестовали, а затем выслали из Нижнего Новгорода. Проводы его вылились в массовую демонстрацию. В мае журнал закрыли.

Песня была положена на музыку П. Н. Ренчицким (мелодекламация).

Студенческим волнениям 1901 года посвящены также «Студенческая марсельеза» и «Опричники не умерли» А. Богданова, «Лес рубят. » Г. Галиной, «Маленький султан» К. Бальмонта и анонимная солдатская песня «Грех тяжкий». Поэт Бальмонт и детская писательница Галина за подобную «дерзость» были высланы из столицы, но это только усилило оглушительный успех их произведений.

«Песня о буревестнике» М. Горький

«Песня о буревестнике» Максим Горький

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах… Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Все мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.

Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает… Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

Ветер воет… Гром грохочет…

Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний!

— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:

— Пусть сильнее грянет буря.

Анализ стихотворения Горького «Песня о буревестнике»

«Песня о буревестнике» — финальная часть рассказа «Весенние мелодии», который был создан Максимом Горьким в Нижнем Новгороде весной 1901 года. Однако само произведение из-за ярко выраженных революционных настроений было запрещено цензурой к печати. И лишь финал рассказа, написанный в форме белого стиха, в апреле 1901 году был опубликован в журнале «Жизнь» как самостоятельное литературное произведение под названием «Песня о буревестнике».

Учитывая тот факт, что сам рассказ «Весенние мелодии» носил ярко выраженные пропагандистский и бунтарский характер, сомнений в революционной подоплеке «Песни о буревестнике» не возникает. Однако цензура посчитала этот отрывок вполне миролюбивым и не усмотрела крамолы в недвусмысленном призыве «Буря! Скоро грянет буря!». Тем не менее, именно это произведение стало одним из важнейших агитационных материалов при подготовке двух революций – 1905 и 1917 годов.

Если отбросить идеологическую подоплеку «Песни о буревестнике», то само по себе стихотворение представляет огромную литературную ценность. Максим Горький – далеко не единственный поэт, писатель и драматург, который решил обратиться в своем творчестве к морской тематике. Однако мало кому из представителей русской литературы на рубеже 19 и 20 веков удалось так ярко, красочно и захватывающе рассказать о приближающемся шторме, используя для этого все языковое богатство оттенков.

Начинается произведение с описания надвигающейся бури, когда «над седой равниной моря ветер тучи собирает». Но, несмотря на непогоду, «между тучами и морем гордо реет буревестник», которого автор считает очень смелой птицей. Более того, в крике буревестника Максиму Горькому чудится радость и «жажда бури». В качестве образного и запоминающегося контрастного приема автор описывает поведение чаек, которые в это же время «стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей». Не менее пугливо ведет себя «глупый пингвин», который «прячет тело жирное в утесах», и гагары, которым «недоступно наслажденье битвой жизни».

Таким образом, буревестника Максим Горький отождествляет с неким высшим существом, которому подвластно управлять морской стихией, и который радуется надвигающейся бури и «над тучами смеется», то есть готов открыто вступить в схватку с непогодой и выйти из нее победителем. Более того, автор сравнивает буревестника с пророком победы, который только и жаждет того, чтобы буря грянула сильнее. И совсем неважно, что она может унести жизни тысяч других обитателей моря и суши, которые не без оснований опасаются высоких волн, воющего ветра, блеска молний и грома.

В контексте пропаганды революционных идей «Песня о буревестнике» обретает совершенно иной смысл. В ней звучит неприкрытый призыв к изменению действующего общественно-политического строя и свержению самодержавия, избавиться от которого без народной «бури» — массового и кровопролитного восстания – не представляется возможным. Однако ни буревестника, ни автора произведения совершенно не заботит судьба «чаек» и «глупых пингвинов», которые рассчитывают на то, что буря скоро уляжется, и все в мире вернется на круги своя.

Примечательно, что «Песнь о буревестнике» являлась одним из самых любимых литературных произведений Владимира Ильича Ленина, который открыто признавал огромную агитационную ценность этого стихотворения и посвятил ему несколько идеологических статей, в которых раскрывал феномен Максима Горького, как «поэта революции» и «предвестника бури», отмечая при этом удивительно живой и образный язык автора и его бесспорный литературный дар.

Правда о Буревестнике

Над седой равниной моря ветер тучи собирает.
Им же лучше, когда в куче! —
И хозяйственно считает:
Раз, два, три… двенадцать — сбился,
Плюнул и заматерился.

Между тучами и морем
гордо реет Буревестник,
черной молнии подобный.
То крылом волны касаясь,
то стрелой взмывая к тучам, он
кричит, и —
тучи слышат радость в смелом крике птицы.
В кучи собранные тучи
Думают: Видать нас глючит! —
Когда волны пену квасят,с г
Разве ж умные колбасят?

В этом крике — жажда бури!
Силу гнева, пламя страсти и
уверенность в победе
слышат тучи в этом крике.
Слышать-то, то конечно, слышат,
Только больше их колышет,
Что альтернативы нету
Кроме — слушать про победу.
Эк, вопит! — Аж вянут уши!
Жаждут песен тучьи души.
Крики ж режут слух до боли.
Кто б им радио дал, что ли?

Чайки стонут перед бурей, —
стонут, мечутся над морем
и на дно его готовы
спрятать ужас свой пред бурей.
Рыбам это б — на фиг надо! —
Тут с акулами нет слада,
Нет житья от осьминогов… —
В общем, местных страхов много.
Так что, чайки не взыщите,
Схрон другой, уж, поищите
И воды не баламутьте —
Бьёт мандраж без вашей жути.

И гагары тоже стонут, —
им, гагарам, недоступно наслажденье
битвой жизни: гром ударов их пугает.
Но, зато, сквозь гром ударов
Представленье смотрят даром:
Дотрындится буревестник! —
Шквал его об камень треснет!

Глупый пингвин робко прячет
тело жирное в утесах.
А чего лезть в бури гущу?
И в утёсах клёво плющит!
Глуп, да выжить коль сумеет —
Шансы есть, что поумнеет!

Только гордый Буревестник
Реет смело и свободно
Над седым от пены морем!
Зритель ждёт: Пока что реет! —
Навернулся бы скорее! —
Есть уж ставки: третий раунд
Принесёт ему нокаут!
Кто открыл тотализатор —
Всех лохов увлёк азартом,
Выигрыш суля гагарам. —
Так что, быть ему с наваром!

Всё мрачней и ниже тучи
опускаются над морем,
и поют, и рвутся волны
к высоте навстречу грому.
То же мне, нашлись артисты! —
Хохма: Волны-вокалисты!
Но, сыпни деньжат — эстрада
Им как звёздам будет рада.
Ну а мрачность туч понятна:
Будь ты, песня волн, неладна!
С дурой-птицей воплем схожи:
Здоровы вы слух корёжить!

Гром грохочет.
В пене гнева
стонут волны, с ветром споря.
А вот это — уж напрасно:
Против ветра ж лить опасно,
Плюнешь — всё на личной роже…
Кто что вспомнил — это тоже!

Вот охватывает ветер
стаи волн объятьем крепким
и бросает их с размаху
в дикой злобе на утесы,
разбивая в пыль и брызги
изумрудные громады.
Допросились! — Что и ждали!
А ведь их предупреждали!
Да, а как там дура птица? —
Уж пора б с копыт свалиться!

Буревестник с криком реет,
черной молнии подобный,
как стрела пронзает тучи,
пену волн крылом срывает.
Ясно! Снюхались с волнами!
Приколоться чтоб над нами. —
Из себя сброд туч выходит.
Птица ж дальше колобродит.

Вот он носится, как демон, —
гордый, черный демон бури, —
и смеется, и рыдает.
Он над тучами смеется,
он от радости рыдает!
Верно чуяли, знать, тучи! —
Вишь, их как от злобы пучит!
Тянут к птице молний крюки,
А ему смешно, подлюке!

В гневе грома, — чуткий демон, —
он давно усталость слышит,
он уверен,
что не скроют тучи солнца, —
нет, не скроют!
Ясно, тучи подустали —
Больно жирными уж стали.
Пузанам — одна забота,
Жрать да спать, но не работа.

Ветер воет. Гром грохочет. —
Всех достал уж буревестник.
Провались ты, змей! Исчезни!
Вторят грому снизу лохи,
Чувствуя дела их плохи:
Слили выигрыш гагары,
Ждут их в будущем кошмары:
Оборзела дура-птица! —
Как по ставкам расплатиться?

Синим пламенем пылают
стаи туч над бездной моря. Море ловит
стрелы молний и в своей пучине гасит.
Точно огненные змеи,
вьются в море, исчезая,
отраженья этих молний.
Змейским планам их — непруха:
Море — мастер по мокрухам,
С ветром пену коль заквасит —
Хоть кого в момент загасит.

— Буря! Скоро грянет буря!
Это смелый Буревестник
гордо реет между молний
над ревущим гневно морем;
то кричит пророк победы:
— Пусть сильнее грянет буря.
Ну а это что? Не буря? —
Всем дошло: вот так нас дурят!
Мимо денег! Гуляй, Вася!
А гагарам — отдувайся!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: