Стихи некрасова мысль

Суров ты был, ты в молодые годы
Умел рассудку страсти подчинять.
Учил ты жить для славы, для свободы,
Но более учил ты умирать.

Сознательно мирские наслажденья
Ты отвергал, ты чистоту хранил,
Ты жажде сердца не дал утоленья;
Как женщину, ты родину любил,
Свои труды, надежды, помышленья

Ты отдал ей; ты честные сердца
Ей покорял. Взывая к жизни новой,
И светлый рай, и перлы для венца
Готовил ты любовнице суровой,

Но слишком рано твой ударил час
И вещее перо из рук упало.
Какой светильник разума угас!
Какое сердце биться перестало!

Года минули, страсти улеглись,
И высоко вознесся ты над нами.
Плачь, русская земля! но и гордись —
С тех пор, как ты стоишь под небесами,

Такого сына не рождала ты
И в недра не брала свои обратно:
Сокровища душевной красоты
Совмещены в нем были благодатно.
Природа-мать! когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
Заглохла б нива жизни.

Мы с тобой бестолковые люди / Стихотворения

Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово.

Говори же, когда ты сердита,
Все, что душу волнует и мучит!
Будем, друг мой, сердиться открыто:
Легче мир — и скорее наскучит.

Если проза в любви неизбежна,
Так возьмем и с нее долю счастья:
После ссоры так полно, так нежно
Возвращенье любви и участья.

Стихи некрасова мысль

«Я решил ни одной минуты из этих постылых 6ти месяцев не потерять даром. Я у них шкуру сдеру и живой им в руки не дамся. Я с остервенением сажусь за свои книги. Я бесконечно учу слова (их уж очень немного), я читаю в постели, за обедом, на улице. В музей я прихожу в 9–10, а ухожу после звонка»

«Отражение личности писателя в языке его произведений и называется его индивидуальным стилем, присущим ему одному. Потому-то я и говорю, что, исказив его стиль, мы тем самым исказим его лицо»

«Если вам захочется пристрелить музыканта, вставьте заряженное ружье в пианино, на котором он будет играть. Сделайте так, чтобы ружье было нацелено прямо в лоб музыканту. Ничего не подозревая, он сядет за ваш инструмент сыграть ну хотя бы Бетховена, но только нажмет педаль, пианино выстрелит, и нет музыканта»

«А в деревне бабы рожают, петухи кричат, голопузые дети дерутся на солнце, — крепкий народ, правильный народ, он поставит на своем, не бойтесь. Хоть из пушек в него пали, а он будет возить навоз, любить землю, помнить зимних и вешних Никол, и ни своих икон, ни своих тараканов никому не отдаст»

«В нашем классе я считался чемпионом диктовки. Не знаю отчего, но чуть не с семилетнего возраста я писал без единой ошибки самые дремучие фразы. В запятых не ошибался никогда»

«Л.Н. вернулся с прогулки очень усталый, но даже не присел отдохнуть, а тотчас же стал перечитывать рукопись и, сделав в ней своею рукой много поправок, очень четко и твердо подписал свое имя. Несмотря на все последующие события, Л.Н. не раз возвращался к своей статье»

«Каждая сказка моя (за исключением «Телефона») театральна по своей импровизации. Словно на сцене развертывается каждый сюжет. Чтобы детская поэма дошла до большей аудитории ребят, я строю ее, как театральную пьесу: в каждой есть завязка, коллизия враждующих сил и драматургическое разрешение этой коллизии»

«Орина, мать солдатская» Н. Некрасов

Чуть живые, в ночь осеннюю
Мы с охоты возвращаемся,
До ночлега прошлогоднего,
Слава богу, добираемся.

«Вот и мы! Здорово, старая!
Что насупилась ты, кумушка!
Не о смерти ли задумалась?
Брось! пустая это думушка!

Посетила ли кручинушка?
Молви — может, и размыкаю».
И поведала Оринушка
Мне печаль свою великую.

— Восемь лет сынка не видела,
Жив ли, нет — не откликается,
Уж и свидеться не чаяла,
Вдруг сыночек возвращается.

Вышло молодцу в бессрочные…
Истопила жарко банюшку,
Напекла блинов Оринушка,
Не насмотрится на Ванюшку!

Да не долги были радости.
Воротился сын больнехонек,
Ночью кашель бьет солдатика,
Белый плат в крови мокрехонек!

Говорит: „Поправлюсь, матушка!“
Да ошибся — не поправился,
Девять дней хворал Иванушка,
На десятый день преставился…—

Замолчала — не прибавила
Ни словечка, бесталанная.
«Да с чего же привязалася
К парню хворость окаянная?

Хилый, что ли, был с рождения. »
Встрепенулася Оринушка:
— Богатырского сложения,
Здоровенный был детинушка!

Подивился сам из Питера
Генерал на парня этого,
Как в рекрутское присутствие
Привели его раздетого…

На избенку эту бревнышки
Он один таскал сосновые…
И вилися у Иванушки
Русы кудри как шелковые…—

И опять молчит несчастная…
«Не молчи — развей кручинушку!
Что сгубило сына милого —
Чай, спросила ты детинушку?»

— Не любил, сударь, рассказывать
Он про жизнь свою военную,
Грех мирянам-то показывать
Душу — богу обреченную!

Говорить — гневить всевышнего,
Окаянных бесов радовать…
Чтоб не молвить слова лишнего,
На врагов не подосадовать,

Немота перед кончиною
Подобает христианину.
Знает бог, какие тягости
Сокрушили силу Ванину!

Я узнать не добивалася.
Никого не осуждаючи,
Он одни слова утешные
Говорил мне умираючи.

Тихо по двору похаживал
Да постукивал топориком,
Избу ветхую облаживал,
Огород обнес забориком;

Перекрыть сарай задумывал.
Не сбылись его желания:
Слег — и встал на ноги резвые
Только за день до скончания!

Поглядеть на солнце красное
Пожелал, — пошла я с Ванею:
Попрощался со скотинкою,
Попрощался с ригой, с банею.

Сенокосом шел — задумался:
„Ты прости, прости, полянушка!
Я косил тебя во младости!“ —
И заплакал мой Иванушка!

Песня вдруг с дороги грянула,
Подхватил, что было голосу:
„Не белы снежки“, — закашлялся,
Задышался — пал на полосу!

Не стояли ноги резвые,
Не держалася головушка!
С час домой мы возвращалися…
Было время — пел соловушка!

Страшно в эту ночь последнюю
Было: память потерялася,
Всё ему перед кончиною
Служба эта представлялася.

Ходит, чистит амуницию,
Набелил ремни солдатские,
Языком играл сигналики,
Песни пел — такие хватские!

Артикул ружьем выкидывал
Так, что весь домишка вздрагивал;
Как журавль стоял на ноженьке
На одной — носок вытягивал.

Вдруг метнулся… смотрит жалобно…
Повалился — плачет, кается,
Крикнул: „Ваше благородие!
Ваше. “ Вижу, — задыхается.

Я к нему. Утих, послушался —
Лег на лавку. Я молилася:
Не, пошлет ли бог спасение.
К утру память воротилася,

Прошептал: „Прощай, родимая!
Ты опять одна осталася. “
Я над Ваней наклонилася,
Покрестила, попрощалася,

И погас он, словно свеченька
Восковая, предыконная…—
_______

Мало слов, а горя реченька.
Горя реченька бездонная.

Анализ стихотворения Некрасова «Орина, мать солдатская»

Николай Некрасов всегда сочувствовал простым крестьянам, так как знал об их нелегкой жизни не понаслышке. Судьба распорядилась так, что детство поэта прошло в родовом имении, где отец-тиран издевался не только над крепостными, но и над домочадцами. Поэтому простые неграмотные крестьяне, у которых мальчик скрывался от побоев, фактически заменили ему семью.

Неудивительно, что впоследствии в своем творчестве Некрасов уделял много внимания вопросам жизни и быта простых людей, пытаясь привлечь к их проблемам внимание общественности. Сам факт наличия крепостного права в России возмущал поэта до глубины души, и он всячески пытался бороться с этим пагубным явлением. Соответственно, угнетали Некрасова и многие другие явления в современном обществе, среди которых – солдатская служба, срок которой составлял 25 лет. Это означает, что молодые крестьянские парни, призванные в русскую армию, возвращались домой стариками. Если, правда, доживали до того момента, когда уже были непригодны к строевой службе. Правда, бывали и исключения, когда русских солдат раньше срока отпускали домой умирать. Именно о такой ситуации рассказывает Некрасов в своем стихотворении «Орина, мать солдатская», написанном в 1863 году.

С этой пожилой женщиной поэт повстречался совершенно случайно, и она поведала ему свою печальную историю. Отправив сына в армию, она уже не чаяла увидеть его вновь. Но прошло всего восемь лет, и Ванюша вернулся домой. Но не для того, чтобы порадовать свою старушку-мать, которая протопила баню и выставила на стол все имеющиеся в доме запасы еды. Через 10 дней ее сын скончался от чахотки. Обращаясь к своей героине, поэт спрашивает: «Что сгубило сына милого – чай, спросила ты детинушку?». Однако Орина так и не смогла ответить на этот вопрос, потому что русские солдаты не привыкли жаловаться на свою долю. Обладая богатырским здоровьем, Ванюша растратил его в казармах, но даже родной матери ни словом не обмолвился о том, что ему пришлось пережить за эти годы. «Все ему перед кончиною служба эта представлялася», — призналась Орина. Но при этом женщина не сказала ни одного худого слова в адрес тех, кто, возможно, был повинен в смерти ее сына. И эта покорность судьбе, это удивительное смирение до глубины души тронули поэта, который всеми доступными способами пытался облегчить участь своего народа, понимая, что помочь всем и каждому ему не под силу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector