Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес… — М

«Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» Марина Цветаева

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,
Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,
Оттого что я тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты —
О проклятие! — у тебя остаешься — ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

Анализ стихотворения Цветаевой «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…»

«Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» — одно из самых известных стихотворений Цветаевой, посвященных любви. В нем поэтесса описала мощную лавину чувств — безграничную, способную снести все на своем пути. Кому-то покажется, что лирическая героиня произведения ведет себя слишком смело, чересчур по-мужски. Мол, не женское это дело, так открыто признаваться в любви. Подобное мнение ошибочно. В лирике Марины Ивановны нашла выражение натура на сто процентов женская, просто не такая, как, например, у Ахматовой. Русский религиозный и политический философ Николай Бердяев писал, что женская природа склонна к «одержанию». Представительница прекрасного пола «часто бывает гениальна в любви», вкладывая в нее всю полноту своей природы. Вот только мужчина под столь сильным натиском не способен выстоять. Он не может выполнить безмерные притязания женской любви. И в этом заключается вечная трагедия. В некоторой степени схожие мысли встречаются у французского писателя Флобера. По его мнению, истинно любящий мужчина робеет, а по-настоящему любящая женщина действует. Стихотворение Цветаевой как нельзя лучше иллюстрирует высказывания Бердяева и Флобера.

С первых сборников Марина Ивановна начала вести творческий диалог с Блоком. В лирике поэтессы отразились самые разные его мотивы и художественные принципы. Произведение «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…», написанное в августе 1916 года, — продолжение этого своеобразного диалога. Образ мужчины в стихотворении — явная отсылка к лирическому «я» Блока и его Дон Жуану. У Цветаевой: «Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой…». Поэтесса явно опирается на строки из цикла «Кармен»: «Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…». Имеется и еще одно пересечение. Марина Ивановна пишет: «Но пока тебе не скрещу на груди персты…». У Блока в «Шагах командора» читаем: «Донна Анна спит, скрестив на сердце руки…». При этом у Цветаевой вновь проявляется характерная для ее творчества смена ролей: героиня вольно или невольно убивает возлюбленного, а не наоборот. По мнению Марины Ивановны, любовь представляет собой не слияние двух душ в одну, а смерть-рождение.

В стихотворении «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» присутствует религиозная символика. В третьем четверостишии Цветаева упоминает Иакова — героя Пятикнижия. Самая известная история, связанная с этим персонажем, — его схватка с Богом. Считается, что во время ночного бдения к нему явился Господь в виде ангела. С ним Иаков боролся до рассвета, требуя благословения. В итоге он был награжден за свое рвение. Иаков получил не только благословение, но и новое имя — Израиль. В борьбе за возлюбленного лирическая героиня Цветаевой поистине не знает границ, не страшится никаких препятствий:
…И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.
Если нужно будет мужчину отобрать у самого Бога, она не побоится, выстоит. Примечательно, что возлюбленный в последней строфе косвенно сравнивается с ангелом: «…Два крыла твои, нацеленные в эфир…».

Российские композиторы нередко создавали на стихи Цветаевой прекрасные песни. К творчеству поэтессы в разное время обращались Микаэл Таривердиев, Марк Минков, Андрей Петров, Владимир Калле. Композиции исполнялись лучшими артистками — Аллой Пугачевой, Тамарой Гвердцители, Полиной Агуреевой, Ириной Мазуркевич, Еленой Фроловой, Юлией Коган. Песней стало и стихотворение «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…». Музыку написал Игорь Крутой. Наиболее известный вариант исполнения принадлежит Ирине Аллегровой.

Стихи марины цветаевой в исполнении

Архив новостей и событий феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых
вернуться к последним новостям

28 февраля 2014 — Литературный вечер «…есть резон в том, что ты рожден поэтом…»
Творческие параллели Николая Рубцова и Марины Цветаевой

Литературный вечер «…есть резон в том, что ты рожден поэтом…». Творческие параллели Николая Рубцова и Марины Цветаевой» в исполнении сотрудников музея.

В рамках литературно-документальный клуба «Цветаевская гостиная» состоялся литературный вечер «…есть резон в том, что ты рожден поэтом…» Творческие параллели Николая Рубцова и Марины Цветаевой». Мероприятие посвящено жизни и творчеству известного русского поэта Николая Рубцова.

В исполнении заведующей музеем Марины и Анастасии Цветаевых Зои Тихоновой, заведующей отделом научно-информационной и организационной работы Марины Жариковой, научных сотрудников музея Марины Федоренко и Оксаны Гришиненко прозвучали стихотворения Николая Рубцова и Марины Цветаевой, были проведены жизненные и творческие параллели между двумя поэтами.

Николай Рубцов родился 3 января 1936 года в селе Емецк Холмогорского района Северного края (ныне Архангельской области). После смерти матери и ухода на фронт отца с октября 1943 года и до июня 1950 года жил и учился в Никольском детском доме. Так же, как и Марина Цветаева, Рубцов часто испытывал горькое одиночество. Впечатления этого времени отражены во многих стихотворениях поэта. В июле 1950 года Николай закончил семь классов школы и отправился поступать в рижское мореходное училище, куда его не взяли по возрасту. Позже он служил матросом на тральщике «Архангельск», а в армии служил на морфлоте. Именно здесь формируется его поэтический дар, здесь впервые в газете «На страже Заполярья» публикуются его стихи.

В 1962 году Рубцов поступил в Литературный институт им. М. Горького в Москве и знакомится с Владимиром Соколовым, Станиславом Куняевым, Вадимом Кожиновым и другими литераторами, чьё дружеское участие не раз помогало ему и в творчестве, и в делах по изданию стихов. С пребыванием в институте вскоре возникли проблемы, однако поэт продолжает писать, и в середине 1960-х у него выходят первые сборники. Писатель Фёдор Абрамов называл Рубцова блистательной надеждой русской поэзии. Скончался поэт 19 января 1971 года. Похоронен Николай Рубцов в Вологде на Пошехонском кладбище.

Также вниманию зрителей был представлен документальный фильм «Поэт Николай Рубцов», созданный съемочной группой под руководством лауреата Государственной премии Дмитрия Чернецова. Фильм был снят по мотивам произведения Сергея Алексеева «Стихи на песке». Особенно подробно в фильме отражены детские годы поэта. Воспоминаниями о Николае Михайловиче делятся бывшие воспитанники детского дома, учащиеся лесотехнического техникума, друзья поэта – известные российские литераторы: Валентин Распутин, Глеб Горбовский, Станислав Куняев, Феликс Кузнецов, Владимир Костров, писатели-вологжане, дочь поэта Елена Рубцова, сестра поэта Галина Шведова. В фильме звучит голос Рубцова и его стихи, в том числе положенные на музыку, представлены архивные видеоматериалы. Фильм был любезно предоставлен режиссером Юрием Водяницким.

Гитарист, певец, аранжировщик Игорь Ковалевский из Санкт-Петербурга исполнил песни на стихи Николая Рубцова и Марины Цветаевой, а также вальс из фильма «Мой ласковый и нежный зверь». Следующее заседание «Цветаевской гостиной» состоится 28 марта в музее М. и А. Цветаевых и будет посвящено жизни и творчеству русского писателя Фазиля Искандера.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Стихи марины цветаевой в исполнении

Поэтическое своеобразие Цветаевой сложилось быстро, но не сразу. Однако с первых книжек, «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912), составленных из почти полудетских стихов, в ее творчестве привлекает полнейшая, непринужденная, никем не «зажатая» искренность. Уже тогда она была полностью самой собою. Ни у кого ничего не заимствовать, не подражать — такой Цветаева вышла из детства и такой осталась навсегда.

Сразу после первых сборников Цветаева написала множество стихов и едва ли не полностью сформировалась как художник. Россия, Родина властно вошла в ее душу широким полем и высоким небом. В стихах 1916 — 1917 гг. много гулких пространств, бесконечных дорог, быстро бегущих туч, криков полночных птиц, багровых закатов, предвещающих бурю, и лиловых беспокойных зорь. Сам стих у нее постоянно кружится, плещет, сверкает, переливается и тревожно-празднично звенит туго натянутой струной.

Многое из написанного в 1916 — 1920 гг. вошло в ее сборник «Версты» — самую знаменитую книгу Цветаевой. Ее талант, который она однажды сравнила с пляшущим огнем, сказался здесь с полной силой. «Версты» (первоначальное название «Матерь-Верста») Цветаева начала собирать в 1921 году. А годы от дебютных книг «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» до появления «Верст» (в 1922 г.) были временем безвестности. Между тем, талант ее развивался с необыкновенной, неостанавливающейся и упругой энергией.

Годы революции и гражданской войны были в жизни Цветаевой трудными и драматическими. Умерла маленькая дочь, из-за голода отданная в приют. Со старшей, Ариадной (Алей), они испытывали не только жесточайшую нужду и холод, но и трагедию одиночества. Муж Цветаевой, Сергей Эфрон, находился в рядах белой Добровольческой армии, и от него третий год не было никаких вестей. Положение Цветаевой, жены белого офицера, оказалось в красной Москве двусмысленным и тревожным, а ее характер, резкий и прямой, делал такое положение еще и опасным. Стихи из цикла «Лебединый стан», посвященного именно белой армии, она демонстративно читала на публичных вечерах. Белому движению посвящена и поэма «Перекоп» (1929). Лирика Цветаевой в то время пронизана иступленным ожиданием вести от Сергея Эфрона. «Я вся закутана в печаль, — писала она. — Я живу печалью…» Стихов, посвященных разлуке с любимым, было написано немало (впоследствии они составили отдельный цикл). Но их никто не знал: она писала в пространство, словно бросала весть в бушующее море во время кораблекрушения.

Порою Марине казалось, что, одетая в броню поэзии, она неистребима, как птица Феникс, что голод, холод и огонь бессильны сломить крылья ее стиха. И в самом деле, годы бедствий были едва ли не самыми творчески насыщенными и плодотворными. За короткое время она создала немало лирических произведений, которые мы сейчас относим к шедеврам русской поэзии, а также несколько «фольклорных» поэм. Ее талант был парадоксально родственным дару Маяковского. Но беда заключалась в том, что «выкрикнуть» свой стих Марина — за редчайшими исключениями — не могла.

Неизвестно, как повернулась бы дальше судьба Цветаевой, но летом 1921 года она, наконец, получила долгожданную весть — письмо из Праги от Сергея Эфрона. И тотчас, по ее выражению, «рванулась» к нему. Цветаева эмигрировала не по политическим мотивам, которые впоследствии ей приписывали и по этой причине не издавали, — ее позвала любовь.

Эмиграция обернулась нищетой, бесконечными мытарствами и жгучей тоской по родине. Первые три года (до конца 1925) Цветаева жила в Праге. И из всех эмигрантских лет именно пражские, несмотря на нужду, оказались самыми светлыми. Славянскую Чехию она полюбила всей душой и навсегда. Там у нее родился сын Георгий. Впервые удалось издать сразу несколько книг: «Царь-Девицу», «Стихи к Блоку», «Разлуку», «Психею», «Ремесло». Это был своего рода пик, единственный в ее жизни, после которого наступил резкий спад — не в творчестве, а в публикациях. Рок безвестности дал ей передышку, но вскоре после переезда в Париж судьба снова закрыла выход к читателю. В 1928 году вышел последний прижизненный сборник Цветаевой «После России», включивший стихи 1922 — 1925 гг.

Конец 20-х и 30-е годы были омрачены в жизни Цветаевой не только тягостным ощущением приближающейся мировой войны, но и личными драмами. Страстно стремившийся на родину Сергей Эфрон вступил в Союз единомышленников, где вел большую организационную работу. Ему помогала и дочь Ариадна. В конце концов муж Цветаевой был вынужден бежать в СССР вместе с дочерью. Но участь их была плачевной: почти сразу после приезда их арестовали. С. Эфрон был расстрелян, а Ариадна сослана. Цветаевой, правда, удалось еще раз встретиться с ними, когда она в 1939 году вместе с сыном Георгием приехала в Москву.

Вернувшись на родину, Марина вскоре опять осталась с сыном одна— без работы, без жилья, с редкими гонорарами за переводы. В ее стихах 1940 — 1941 гг. возникает мотив близкого конца:

(«Пора снимать янтарь…»)

С началом Великой Отечественной войны Цветаева с сыном вынуждены были эвакуироваться фактически против своей воли. Сначала — в Чистополь, где не нашлось ни работы, ни жилья, а потом — в последнее короткое пристанище, Елабугу, где тоже не оказалось никакого заработка. Органы НКВД не спускали с нее глаз, есть сведения, что ее пытались шантажировать…

31 августа, в свою любимую рябиновую пору, накануне листопада, Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством, она повесилась .

Марина Цветаева — 8 октября 08/10/2012 11:00

Сегодня день рождения Марины Ивановны Цветаевой!

Послушайте эту песню на стихи Марины Цветаевой в исполнении Вероники Агаповой,

музыка группы «Огниво».

КОММЕНТАРИИ: 12 Написать Ответы

Замечательный ролик.
Спасибо тебе большое.

Марина, доброе утро! Присоединяюсь к словам Андрея! Взбодрилась прямо. с утра! Спасибо.

Андрюша! Эвелина! Очень рада, что песня понравилась.

Уже более десяти лет мы в Павлодаре разжигаем «Цветаевский костёр». Чудесная поэтесса Ольга Григорьева вдохновитель и душа праздника.
Приходит много хороших людей от мала до велика

Александр Иванович! Очень здорово, что в Павлодаре проходят такие праздники!

Пожалуй запоздал, НО ПРИСОЕДИНЯЮСЬ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ :

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас.
Везде, везде всё пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский.
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик Рейхштадтский
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.

Спасибо, Николай! Не опоздали, ведь в октябре родилась Марина Ивановна!

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.

Да-да, конечно помню.

Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может – пьют вино,
Может – так сидят.
Или просто – рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

Не от свеч, от ламп темнота зажглась:
От бессонных глаз!

Крик разлук и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может – сотни свеч,
Может – три свечи.
Нет и нет уму
Моему покоя.
И в моем дому
Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

Еще по Тарусу люблю, но что-то плохо помню.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: