Стихи лермонтова иллюстрации

Картины, акварели и рисунки Лермонтова

М.Ю. Лермонтов был щедро наделён природой не только поэтическим даром, но и талантом живописца. Художественные способности будущего поэта проявились уже в детские годы, когда он начал рисовать акварелью и лепить из воска целые композиции и сцены. Лермонтов не получил сколько-нибудь систематического художественного образования. Его домашним учителем был художник Александр Степанович Солоницкий. Постоянное стремление совершенствовать своё мастерство в рисунке и живописи заставило его в дальнейшем брать уроки у П.Е.Заболотского, уже известного тогда художника. Н.Н.Манвелов, учившийся вместе с поэтом в юнкерской школе, подчёркивает, что «рисунки Лермонтова отличались замечательной бойкостью и уверенностью карандаша, которым он с одинаковым талантом воспроизводил как отдельные фигуры, так и целые группы из многочисленных фигур в различных положениях и движениях, полных жизни и правды». Являясь органической частью всего творчества поэта, рисунки и картины Лермонтова тематически близки его поэтическим созданиям. Вместе с тем ряд рисунков, акварелей и картин имеет и сюжетную общность с литературными произведениями Лермонтова.

Обложка рукописи романа «Вадим», первого прозаического произведения М.Ю.Лермонтова, оставшегося незавершённым, поистине уникальна: она сплошь соткана из рисунков, изображающих мужчин и женщин, скачущих всадников, мужиков в крестьянских одеждах, различные сценки. Лица людей, изображённых на обложке, выражают самые различные чувства – гнев, страдание, ужас, непроницаемое спокойствие, душевную боль. Обложка весьма характерна для Лермонтова-рисовальщика и говорит о его несомненной одарённости. С.А.Раевский оставил интересное свидетельство, приоткрывающее некоторые особенности творческой лаборатории поэта-художника: «Соображения Лермонтова сменялись с необычною быстротою, и как бы ни была глубока, как ни долговременно таилась в душе его мысль, он обнаруживал её кистью или пером изумительно легко, – и я был свидетелем, как во время размышлений противника его в шахматной игре Лермонтов писал драматические отрывки, замещая краткие отдыхи своего пера быстрыми очерками любимых его предметов: лошадей, резких физиогномий и т.п.». Рисунки Лермонтова на обложке «Вадима» связаны с темами и образами незавершённого романа.

Многие рисунки М.Ю.Лермонтова запечатлели «просёлочную» деревенскую Россию. Характерна для поэта-художника акварель «Пейзаж с мельницей и скачущей тройкой» (ГБЛ). Она примечательна своей поэтичностью. «С отрадой, многим незнакомой», Лермонтов запечатлел в этом пейзаже приметы любимой им отчизны: мельницу, неширокую речку, тройку, скачущую по просёлочной дороге, «чету белеющих берёз» на холме, дали, покрытые синеватой дымкой. Неподдельная искренность и поэтичность пейзажа вызывает в памяти знаменитое лермонтовское стихотворение «Родина», в котором подлинное чувство родины соединяется с любовью к русской природе.

Нетрудно заметить, что все повести, составившие роман «Герой нашего времени», начинаются с точного указания на место действия. «Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подножия Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли» — таков зачин повести «Княжна Мери», действие которой происходит сначала в Пятигорске, а затем в Кисловодске. Пятигорские пейзажи привлекают внимание Лермонтова-писателя и неоднократно воссоздаются в повести. «Живописность» этих словесных пейзажей невольно заставляет вспомнить картина М.Ю.Лермонтова «Вид Пятигорска» (картон, масло; ГЛМ). На полотне запечатлён вид на город со стороны аллеи, ведущей к гроту, в котором произошла описанная в «Княжне Мери» встреча Печорина с Верой. В свои картины, изображающие кавказские виды, Лермонтов в качестве переднего плана обычно вводит изображение человека, животных или какой-либо бытовой сценки, что сообщает его холстам жизненную достоверность

Картина М.Ю.Лермонтова «Военно-Грузинская дорога близ Мцхеты» (картон, масло;ИРЛИ) привлекает мастерством в передаче перспективы и световоздушной среды. Исследователи предполагают, что картина была написана поэтом с натуры во время его путешествия по старой Военно-Грузинской дороге. В пути Лермонтов тогда повстречал одинокого монаха, родом горца, который ещё ребёнком был пленён генералом Ермоловыми и оставлен при монастыре. Так возник замысел поэмы «Мцыри», которая была закончена поэтом в августе 1839 года. Картина Лермонтова «Военно-Грузинская дорога близ Мцхеты» воскрешает места, описанные в поэме «Мцыри». Внимание Лермонтова-живописца привлекло именно то место, «где, сливаяся, шумят, обнявшись, будто две сестры, струи Арагвы и Куры». В правой части полотна изображён Мцхетский монастырь («из-за горы и ныне видит пешеход столбы обрушенных ворот, и башни, и церковный свод. «), в сумрачных стенах которого томился герой лермонтовской поэмы. В романтической пейзажной живописи Лермонтова большое значение имеет изображение неба. На то, что происходит на земле, поэт словно бы смотрит с высоты небес («Кто близ небес, тот не сражён земным!»). На картине «Военно-Грузинская дорога близ Мцхеты» изображение неба занимает большую часть полотна, оно так же окрыляет мечту живописца, как и мечту героя его поэмы «Мцыри».

Стихи лермонтова иллюстрации

Русский художник Михаил Врубель. Картины, рисунки к произведениям Лермонтова
Русалка плыла по реке голубой.

Рекомендованный своим другом Серовым, Врубель показал редактору издания сочинений Лермонтова Кончаловскому П.П. свой рисунок, на котором была изображена голова Демона на фоне каменистых гор с заснеженными вершинами. После этого рисунка редактору стало очевидно, кому поручить иллюстрирование поэмы. Кончаловский проникся верой и в необыкновенный талант художника, еще не известного широкой публике, и в его понимание Лермонтова. Он симпатизировал Врубелю, ввел в свой дом, где художник подружился с его детьми и целый год, пока работал над иллюстрациями, принимал живое участие во всех забавах молодежи, в их домашних спектаклях, чтениях, играх; он даже поселился рядом с Кончаловскими, чтобы было удобнее общаться с редактором и его веселыми домочадцами. В 1891-м году, к юбилею со дня трагической смерти Михаила Лермонтова, было издано уникальное полное собрание сочинений поэта, к оформлению и работе над которым были привлечены многие известные художники того времени. Среди прочих мастеров оказался и Михаил Врубель, которого тогда никто толком не знал, а потому никто не принимал всерьез. Однако именно рисунки Врубеля к лермонтовской поэме «Демон» как нельзя лучше подошли к самой сути, к самому духу поэзии Лермонтова. Без этих иллюстраций Врубеля цель издания сочинений Лермонтова не была бы достигнута. Рисунки других художников рядом с врубелевскими смотрятся бедными, неинтересными, стереотипными. Они не поднимаются выше принятой в те годы нормы. Даже удачные рисунки таких мастеров, как Репин, Суриков, Васнецов являются станковыми произведениями на лермонтовские темы, но не иллюстрациями к его поэзии и прозе. Но, между тем, критики и художники больше всех клеветали именно на Врубеля за «непонимание Лермонтова», за безграмотность и даже за неумение рисовать. Хотя сам Врубель говорил как-то Репину: «Ты не рисуешь, а срисовываешь.» Даже ценители не поняли рисунков Врубеля. Стасов, этот критик-самолюбец, назвал их «ужасными», Репину Врубель стал «неприятен в этих иллюстрациях». В то время лишь в узком кругу молодых художников (Серов, Коровин) и ценителей понимали значение уникальных рисунков Врубеля, их гениальность и адекватность произведениям поэта. Никто из других иллюстраторов Лермонтова не подошел к его творческому и философскому наследию поэта так близко, как это удалось художнику, заколдованному лермонтовским «Демоном» и своим собственным.

После завершения своей работы над рисунками к Лермонтову, Врубель очень долго вновь не возвращался к демонической теме. Не возвращался, чтобы однажды вернуться — и остаться с ней навсегда. В последние годы жизни тема Демона стала центральной в жизни Врубеля. Он создал множество рисунков, эскизов и написал три огромные картины на эту тему — Демон сидящий, Демон летящий и Демон поверженный. Последнюю из них он продолжал «улучшать» даже тогда, когда она уже была выставлена в галерее, тем самым изумляя и пугая публику. К этому времени относится ухудшение физического и психического состояния художника, что только подлило масла в огонь и укрепило уже возникшую легенду о мастере, продавшем душу дьяволу. Но, как говорил сам Врубель, Демона не понимают — путают с чертом и дьяволом, тогда как «черт» по-гречески значит просто «рогатый», дьявол — «клеветник», а «Демон» значит «душа» и олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе».

«Умирающий гладиатор» М. Лермонтов

Ликует буйный Рим… торжественно гремит
Рукоплесканьями широкая арена:
А он — пронзённый в грудь — безмолвно он лежит,
Во прахе и крови скользят его колена…
И молит жалости напрасно мутный взор:
Надменный временщик и льстец его сенатор
Венчают похвалой победу и позор…
Что знатным и толпе сражённый гладиатор?
Он презрен и забыт… освистанный актер.

И кровь его течет — последние мгновенья
Мелькают, — близок час… вот луч воображенья
Сверкнул в его душе… пред ним шумит Дунай…
И родина цветет… свободный жизни край;
Он видит круг семьи, оставленный для брани,
Отца, простёршего немеющие длани,
Зовущего к себе опору дряхлых дней…
Детей играющих — возлюбленных детей.
Все ждут его назад с добычею и славой,
Напрасно — жалкий раб, — он пал, как зверь лесной,
Бесчувственной толпы минутною забавой…
Прости, развратный Рим, — прости, о край родной…

Не так ли ты, о европейский мир,
Когда-то пламенных мечтателей кумир,
К могиле клонишься бесславной головою,
Измученный в борьбе сомнений и страстей,
Без веры, без надежд — игралище детей,
Осмеянный ликующей толпою!

И пред кончиною ты взоры обратил
С глубоким вздохом сожаленья
На юность светлую, исполненную сил,
Которую давно для язвы просвещенья,
Для гордой роскоши беспечно ты забыл:
Стараясь заглушить последние страданья,
Ты жадно слушаешь и песни старины
И рыцарских времён волшебные преданья —
Насмешливых льстецов несбыточные сны.

*Я вижу перед собой лежащего гладиатора… Байрон (англ.).

Анализ стихотворения Лермонтова «Умирающий гладиатор»

Михаил Лермонтов с детства увлекался зарубежной поэзией, и Байрон долгое время являлся для него образцом для подражания. Именно по этой причине в манере, присущей этому английскому литератору, в 1836 году Лермонтов написал стихотворение «Умирающий гладиатор».

Оно состоит из двух частей, каждая из которых несет свою смысловую нагрузку. Причем, объединяет их аллегория, которую автор искусно проводит между событиями прошлого и настоящего. В первой части Лермонтов описывает бой гладиаторов, естественным исходом которого является гибель одного из воинов. Над умирающим участником поединка никто не рыдает, потому что восторженная публика отдает почести победителю. Тому же, кто проиграл, остается лишь сожалеть о том, что его жизнь заканчивается так глупо и бессмысленно. «Напрасно — жалкий раб, — он пал, как зверь лесной, бесчувственной толпы минутною забавой», — отмечает поэт.

Обращаясь к далекому прошлому, Лермонтов сравнивает погибшего гладиатора с современным миром. Причем, проводит аналогию с западными странами, которые, по мнению поэта, погрязли в праздности и грехах. Обращаясь к старушке-Европе, поэт тонко подмечает: «К могиле клонишься бесславною главою». При том автор утверждает, что причины этого кроются в отсутствии веры и надежды на лучшее. К таким выводам автор приходит, апеллируя к недавним событиям 1812 года. По мнению Лермонтова, Европа во время правления наполеона погибла дважды. Первый раз она пала под натиском французского полководца, а второй раз – благодаря русским войскам, которые свергли диктатора. Таким образом, европейски страны в восприятии Лермонтова представляются совершенно никчемными и безвольными, они – потребители удовольствий, за которые вынуждены расплачиваться не только собственной свободой, но и жизнью.

Подчеркивая никчемность западного уклада общества, поэт отмечает, что его гибель неизбежна. Причем, осознает это не только сам автор, но и прогрессивные люди европейских стран, так напоминающих бесславно скончавшегося гладиатора. Именно это заставляет Европу обращаться к истокам своей культуры и древним традициям, ища в них ответы на вопрос о том, как выжить. Однако поэт убежден, что все эти попытки спасения тщетны, так как европейцы утратили самое главное – духовность, без которой предания старины глубокой напоминают «насмешливых льстецов несбыточные сны».

Стихи лермонтова иллюстрации

Вхождение Лермонтова в литературу было стремительным. В дни смерти Пушкина вся Россия узнала имя его преемника. Лермонтов как бы подхватил знамя поэзии, выпавшее из рук Пушкина, когда появилось в рукописных экземплярах его знаменитое стихотворение «Смерть поэта». Но писал Лермонтов уже многие годы. Писал, но не публиковал. Лермонтова боготворил Пушкина как поэта. Он не был с ним знаком, хотя у них были общие друзья. Молодой Лермонтов только мечтал о том, чтобы понести на суд Пушкина свои произведения. Одним из них было стихотворение «Бородино». В стихотворении «Бородино» рассказ о войне доверен старому солдату. Характерно, что Лермонтов сумел показать народный взгляд на войну. И говорит солдат просторечным языком, с характерными пословицами и поговорками. Даже неправильность речи солдата («Постой-ка, брат мусью») подчеркивает взгляд на войну. Напряженность битвы передается подбором особой лексики:

Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Солдат, ведущий повествование, не один, он только выступает от имени всех. При этом постоянно подчеркивает общность патриотических целей:

И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Поэт постоянно подчеркивает общее отношение к войне, как к серьезному воинскому долгу. Это, пожалуй, основное в стихотворении: общность людей перед лицом врага. Солдатам не свойственны хитрость и изворотливость: «Уж мы пойдем ломить стеною. ».
Основная мысль стихотворения выражается в словах: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя . ». В этих словах жалоба на настоящее поколение, зависть к великому прошедшему, полному славы и доблести. Лермонтов считал, что это стихотворение не стыдно показать Пушкину. И в эти дни он узнает о трагической гибели поэта. Мог ли он не откликнуться на это трагическое событие? Как видим, в первом же стихотворении, которое стало известно общественности, проявился его вольнолюбивый дух. Для лирики Лермонтова свойственны двойственность в восприятие мира, такая же, которую он показал в своем романе «Герой нашего времени». В душе Лермонтов был свой идеальный особый мир, который резко отличался от действительности. «В уме своем я создал мир иной. ». Необычайно широка тематика стихотворений Лермонтова. За свою короткую жизнь (он умер в 27 лет) он создал огромное количество философских, романтических, патриотических стихотворений о любви и дружбе, о природе, о поисках смысла жизни. Когда читаешь эти стихотворения, тебя охватывает странное чувство. В его стихотворениях такая глубокая горечь и печаль, что сердце невольно сжимается от боли:

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды.

Эта горечь распространяется не только на него самого, но и на все поколение («Дума»). «Дума» — поэтическая исповедь, чистосердечная и печальная. Композиция стихотворения подчинена авторскому замыслу: в первом четверостишье высказывается общее суждение о поколении 30-х годов:

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее иль пусто, иль темно.

Последующие четверостишья развивают и доказывают мысль высказанную ранее.
Мы видим открытое и беспощадное отрицание окружающего мира, которое обращено и на всех, и во внутренний мир души. Лермонтова огорчает то, что многие его современники живут «ошибками отцов и поздним их умом». Он говорит о декабристах, которые смирились, прекратили борьбу. С тревожной болью говорит о том, что у его современников — образованных людей — нет ни сильных чувств, ни прочных привязанностей, ни убеждений:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем, не жертвуя ни злобе, ни любви .

Нравственно опустошенные, утратившие цельность мировоззрения, современники поэта не способны ни на подвиг, ни на труд. И заканчивается стихотворение убийственным выводом, который подготовлен всем ходом рассуждений:

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа.
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
Какая ирония звучит в словах!
Мы жалко бережем в груди остаток чувства.
Мы иссушили ум наукою бесплодной.
К добру и злу послушно равнодушны.

«Дума» — это сатира и элегия. Поэт говорит от лица той интеллигенции, которая не хотела мириться с действительностью, но и сделать ничего не могла. Безусловным шедевром русской лирики является стихотворение «Выхожу один я на дорогу». В нем проявилось исключительное мастерство поэта в изображении переживаний лирического героя. Перед нами изумительные картины природы, которые подчеркивают мысли об одиночестве героя. Стихотворение сопровождается риторическими вопросами: «Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем?» Автор показывает нам, что невозможно найти успокоение в общении с природой. Это только мечта, желание, а не реальность:

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть.

Показывая переживания лирического героя от отчаяния до умиротворенности, автор дает нам возможность почувствовать, что грусть его светла. Контраст, который обнажил в самом начале стихотворения поэт, — это контраст природы и внутреннего состояния человека:

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом.
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector