Стихи лермонтова герой нашего времени

Вхождение Лермонтова в литературу было стремительным. В дни смерти Пушкина вся Россия узнала имя его преемника. Лермонтов как бы подхватил знамя поэзии, выпавшее из рук Пушкина, когда появилось в рукописных экземплярах его знаменитое стихотворение «Смерть поэта». Но писал Лермонтов уже многие годы. Писал, но не публиковал. Лермонтова боготворил Пушкина как поэта. Он не был с ним знаком, хотя у них были общие друзья. Молодой Лермонтов только мечтал о том, чтобы понести на суд Пушкина свои произведения. Одним из них было стихотворение «Бородино». В стихотворении «Бородино» рассказ о войне доверен старому солдату. Характерно, что Лермонтов сумел показать народный взгляд на войну. И говорит солдат просторечным языком, с характерными пословицами и поговорками. Даже неправильность речи солдата («Постой-ка, брат мусью») подчеркивает взгляд на войну. Напряженность битвы передается подбором особой лексики:

Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Солдат, ведущий повествование, не один, он только выступает от имени всех. При этом постоянно подчеркивает общность патриотических целей:

И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Поэт постоянно подчеркивает общее отношение к войне, как к серьезному воинскому долгу. Это, пожалуй, основное в стихотворении: общность людей перед лицом врага. Солдатам не свойственны хитрость и изворотливость: «Уж мы пойдем ломить стеною. ».
Основная мысль стихотворения выражается в словах: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя . ». В этих словах жалоба на настоящее поколение, зависть к великому прошедшему, полному славы и доблести. Лермонтов считал, что это стихотворение не стыдно показать Пушкину. И в эти дни он узнает о трагической гибели поэта. Мог ли он не откликнуться на это трагическое событие? Как видим, в первом же стихотворении, которое стало известно общественности, проявился его вольнолюбивый дух. Для лирики Лермонтова свойственны двойственность в восприятие мира, такая же, которую он показал в своем романе «Герой нашего времени». В душе Лермонтов был свой идеальный особый мир, который резко отличался от действительности. «В уме своем я создал мир иной. ». Необычайно широка тематика стихотворений Лермонтова. За свою короткую жизнь (он умер в 27 лет) он создал огромное количество философских, романтических, патриотических стихотворений о любви и дружбе, о природе, о поисках смысла жизни. Когда читаешь эти стихотворения, тебя охватывает странное чувство. В его стихотворениях такая глубокая горечь и печаль, что сердце невольно сжимается от боли:

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды.

Эта горечь распространяется не только на него самого, но и на все поколение («Дума»). «Дума» — поэтическая исповедь, чистосердечная и печальная. Композиция стихотворения подчинена авторскому замыслу: в первом четверостишье высказывается общее суждение о поколении 30-х годов:

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее иль пусто, иль темно.

Последующие четверостишья развивают и доказывают мысль высказанную ранее.
Мы видим открытое и беспощадное отрицание окружающего мира, которое обращено и на всех, и во внутренний мир души. Лермонтова огорчает то, что многие его современники живут «ошибками отцов и поздним их умом». Он говорит о декабристах, которые смирились, прекратили борьбу. С тревожной болью говорит о том, что у его современников — образованных людей — нет ни сильных чувств, ни прочных привязанностей, ни убеждений:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем, не жертвуя ни злобе, ни любви .

Нравственно опустошенные, утратившие цельность мировоззрения, современники поэта не способны ни на подвиг, ни на труд. И заканчивается стихотворение убийственным выводом, который подготовлен всем ходом рассуждений:

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа.
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
Какая ирония звучит в словах!
Мы жалко бережем в груди остаток чувства.
Мы иссушили ум наукою бесплодной.
К добру и злу послушно равнодушны.

«Дума» — это сатира и элегия. Поэт говорит от лица той интеллигенции, которая не хотела мириться с действительностью, но и сделать ничего не могла. Безусловным шедевром русской лирики является стихотворение «Выхожу один я на дорогу». В нем проявилось исключительное мастерство поэта в изображении переживаний лирического героя. Перед нами изумительные картины природы, которые подчеркивают мысли об одиночестве героя. Стихотворение сопровождается риторическими вопросами: «Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем?» Автор показывает нам, что невозможно найти успокоение в общении с природой. Это только мечта, желание, а не реальность:

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть.

Показывая переживания лирического героя от отчаяния до умиротворенности, автор дает нам возможность почувствовать, что грусть его светла. Контраст, который обнажил в самом начале стихотворения поэт, — это контраст природы и внутреннего состояния человека:

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом.
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

Стихи лермонтова герой нашего времени

Созданием романа «Герой нашего времени» Лермонтов внес огромный вклад в развитие русской литературы, продолжив пушкинские реалистические традиции. Как и его великий предшественник, Лермонтов обобщил в образе Печорина типичные черты молодого поколения своей эпохи, создав яркий образ человека 30-х годов XIX столетия. Главной проблемой романа стала судьба незаурядной человеческой личности в эпоху безвременья, безысходность положения одаренных, умных, образованных молодых дворян.

Основная идея лермонтовского романа связана с центральным его образом — Печориным; все подчинено задаче всестороннего и глубокого раскрытия характера этого героя. Белинский очень точно подметил своеобразие описания автором Печорина. Лермонтов, но выражению критика, изобразил «внутреннею человека», выступив глубоким психологом и художником-реалистом. Значит, Лермонтов впервые в русской литературе использовал психологический анализ как средство для раскрытия характера героя, его внутреннего мира. Глубокое проникновение в психологию Печорина помогает лучше понять остроту социальных проблем, поставленных в романе. Это дало основание Белинскому назвать Лермонтова «решителем важных современных вопросов».

Обращает внимание необычная композиция романа. Он состоит из отдельных произведений, в которых нет ни единого сюжета, ни постоянных действующих лиц, ни одного рассказчика. Эти пять повестей объединены только образом главного героя — Григория Александровича Печорина. Они расположены так, что явно нарушается хронология жизни героя. В данном случае автору важно было показать Печорина в различной обстановке в общении с самыми разными людьми, выбрать для описания наиболее важные, значительные эпизоды его жизни. В каждой повести автор помещает своего героя в новую среду, где он сталкивается с людьми иного общественного положения и психического склада: горцами, контрабандистами, офицерами, дворянским «водяным обществом». И каждый раз Печорин открывается читателю с новой стороны, обнаруживая новые грани характера.

Вспомним, что в первой повести «Бэла» нас знакомит с Печориным человек, который служил с Григорием Александровичем в крепости и был невольным свидетелем истории похищения Бэлы. Пожилой офицер искренне привязан к Печорину, близко к сердцу принимает его поступки. Он обращает внимание на внешние странности характера «тоненького прапорщика» и не может понять, как человек, легко переносящий и дождь, и холод, ходивший один на один на кабана, может вздрагивать и бледнеть от случайного стука ставни. В истории с Бэлой характер Печорина представляется необычным и загадочным. Старый офицер не может осмыслить мотивов его поведения, так как не в состоянии постичь глубины его переживаний.

Следующая встреча с героем происходит в рассказе «Максим Максимыч», где мы видим его глазами автора-повествователя. Он уже не выступает героем какой-то истории, произносит несколько ничего не значащих фраз, но мы имеем возможность пристально вглядеться в яркую, оригинальную внешность Печорина. Зоркий, проницательный взгляд автора отмечает противоречия его облика: сочетание светлых волос и черных усов и бровей, широких плеч и бледных худых пальцев. Внимание повествователя приковывает его взгляд, странность которого проявляется в том, что глаза его не смеялись, когда он смеялся. «Это признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти», — замечает автор, приоткрывая сложность и противоречивость характера героя.

Понять эту неординарную натуру помогает дневник Печорина, который объединяет три последние повести романа. Герой пишет о себе искренне и бесстрашно, не боясь выставить наружу свои слабости и пороки. В предисловии к «Журналу Печорина» автор замечает, что история души человеческой едва ли не полезнее и не любопытнее истории целого народа. В первой повести «Тамань», рассказывающей о случайном столкновении героя с «мирными контрабандистами», сложности и противоречия печоринской натуры как бы отодвигаются на задний план. Мы видим энергичного, смелого, решительного человека, который полон интереса к окружающим людям, жаждет действия, пытается разгадать тайну людей, с которыми случайно сталкивает его судьба. Но финал повести банален. Печоринское любопытство разрушило налаженную жизнь «честных контрабандистов», обрекая слепого мальчика и старуху на нищенское существование. Сам Печорин с сожалением пишет в дневнике: «Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие». В этих словах слышатся боль и печаль от сознания того, что все действия Печорина мелки и ничтожны, лишены высокой цели, не соответствуют богатым возможностям его натуры.

Незаурядность, самобытность личности Печорина, на мой взгляд, ярче всего проявляется в повести «Княжна Мери». Достаточно прочитать его меткие, точные характеристики, данные представителям дворянского «водяного общества» Пятигорска, его оригинальные суждения, изумительные пейзажные зарисовки, чтобы понять, что он выделяется из окружающих его людей силой и независимостью характера, глубоким аналитическим умом, высокой культурой, эрудицией, развитым эстетическим чувством. Речь Печорина полна афоризмов и парадоксов. Например, он пишет: «Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь».

Но на что же растрачивает свое душевное богатство, свои необъятные силы Печорин? На любовные похождения, интриги, стычки с Грушницким и драгунскими капитанами. Да, он всегда выходит победителем, как в истории с Грушницким и Мери. Но это не приносит ему ни радости, ни удовлетворения. Печорин чувствует и понимает несоответствие своих поступков высоким, благородным стремлениям. Это приводит героя к раздвоению личности. Он замыкается на собственных поступках и переживаниях. Нигде в его дневнике мы не встретим даже упоминания о своей родине, народе, политических проблемах современной действительности. Печорину интересен только свой собственный внутренний мир. Постоянные попытки разобраться в мотивах своих поступков, вечный беспощадный самоанализ, постоянные сомнения приводят к тому, что он теряет способность просто жить, ощущать радость, полноту и силу чувства. Из самого себя он сделал объект для наблюдений. Он уже не способен испытывать волнения, так как, едва почувствовав его, он тут же начинает думать о том, что еще способен волноваться. Значит, беспощадный анализ собственных мыслей и поступков убивает в Печорине непосредственность восприятия жизни, ввергает его в мучительное противоречие с самим собой.

Печорин в романе совершенно одинок, так как сам отталкивает тех, кто способен любить и понимать его. Но все-таки некоторые записи его дневника говорят о том, что ему нужен близкий человек, что он устал от одиночества. Роман Лермонтова приводит к выводу о том, что трагический разлад в душе героя вызван тем, что богатые силы его души не нашли достойного применения, что жизнь этой самобытной, неординарной натуры растрачена на пустяки и окончательно опустошена.

Таким образом, история души Печорина помогает глубже понять трагизм судьбы молодого поколения 30-х годов XIX века, заставляет задуматься о причинах этой «болезни века» и попытаться найти выход из нравственного тупика, в который завела Россию реакция.

В.Г. Белинский, очерки » Стихотворения М.Лермонтова

Санкт-Петербург. В тип. Ильи Глазунова и К 0 . 1840. В 12-ю д. л. 108 стр.

Эта небольшая красивая книжка, с таким простым и коротким заглавием, должна быть самым приятным подарком для избранной, то есть образованнейшей части русской публики. Хотя большая половина стихотворений г. Лермонтова и была уже напечатана в «Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду» (1838) и особенно в «Отечественных записках» 1839 и 1840 годов, но,- не говоря уже о том, что целая треть книжки состоит из пьес, нигде но напечатанных и совершенно неизвестных публике,- кому не приятно иметь все стихотворения даровитого поэта собранными в одну книжку и этим избавиться от труда искать их то в том, то в другом нумере журнала или газеты? Несмотря на то, что г. Лермонтов начал свое поэтическое поприще еще так недавно, не дальше, как с 1837 года 1 , имя его уже громко огласилось на святой Руси, и его юный, могучий талант нашел не только ревностных почитателей и жарких поборников, но и ожесточенных врагов — честь, которая бывает уделом только истинного достоинства и несомненного дарования. Что талант Лермонтова так скоро приобрел себе много пламенных поклонников, это нисколько не удивительно: огнистый Сириус заметен и на усеянном звездами небе, а яркая звезда таланта Лермонтова блистает почти на пустынном небосклоне, без соперников по величине и блеску, даже без этих звездочек, которые бесчисленностию выкупают свою микроскопическую малость и своим множеством умеряют лучезарное сияние главного светила. Правда, талант Лермонтова не совсем одинок: подле него блестит в могучей красоте самородный талант Кольцова; 2 светится и играет переливными цветами грациозно-поэтическое дарование Красова. 3 После них можно было бы указать и еще на два, на три имени: у того много чувства, у этого попадаются хорошие стихи, а вон тот подавал когда-то хорошие надежды; но тот одиосторонен и нередко странен, этот написал всего два-три стихотворения, а о многих, недавно еще шумевших, уже не слышно, как будто бы их и совсем не было. В результате все-таки остается одно: небосклон пустынен. Здесь мы должны сделать оговорку, имея в виду людей которые пробиваются век свой чужими недомолвками, как насущным хлебом: говоря о Лермонтове, мы разумеем современную русскую литературу, от смерти Пушкина до настоящей минуты, и, не находя в ней соперников таланту Лермонтова, разумеем собственно стихотворцев-поэтов, а не прозаиков-поэтов, между которыми Лермонтов опять-таки, как Сириус между звездами, потому только, что первый и великий прозаик-поэт русской литературы, с которым Лермонтов не приобрел еще прав и быть сравниваемым, ничего не печатает со времени смерти Пушкина: читатели поймут, о ком мы говорим. 4

Относительно же того, что талант Лермонтова в такое короткое время успел нажить себе ожесточенных и непримиримых врагов, это также понятно. Разумеется, эти враги составляют ту часть публики, которая должна называться собственно «толпою»; ненависть этих господ очень понятна: поэзия Лермонтова для них — плод слишком нежный и деликатный, так что не может льстить их грубому вкусу, на который действует только слишком сладкое, как мед, слишком кислое, как огуречный рассол, и слишком соленое, как севрюжина. Эти господа чувствуют непреодолимую антипатию даже и к тем людям, которые восхищаются талантом Лермонтова, и они бранят их, как служители своих господ, которые устриц предпочитают трактирной селянке с перцем 5 . Из всех страстей человеческих сильнейшая — самолюбие, которое, будучи оскорблено, никогда не прощает. Но чем же скорее всего может быть оскорблено самолюбие ограниченного человека, как не сознанием своего бессилия понять недоступное его разумению? Что может быть досаднее и тяжеле, как не сознание своего невежества или своей ограниченности. Здесь мы очень кстати можем заметить мимоходом, что по этой же самой причине и «Отечественные записки« имеют так много и таких ожесточенных врагов даже между людьми, которые, браня их, все-таки каждую книжку их прочитывают от доски до доски. Особенное неблаговоление этих господ навлекает на себя критика «Отечественных записок« и непонятные слова, встречающиеся в ней. право так, мы не шутим. Но хотя многие из этих слов не были новыми и дикими ни в «Мнемозине», ни в «Московском вестнике», ни в «Телеграфе», ни даже в «Вестнике Европы» — журналах, как известно, издававшихся в Москве, однако здесь, в Петербурге, они приводят в ужас и становят в тупик не только обыкновенных читателей, но даже и записных словесников, теоретиков изящного, и особенно сочинителей реторик. 6 Обратимся к Лермонтову. Кроме читателей того разряда, о котором мы сейчас говорили, его талант еще больше имеет врагов между литераторами, и это еще понятнее: сей устарел и, плохо нонимая стихотворения, писанные до 1834 года, уже совсем не понимает ничего писанного после этого года; 7 тот родился совсем без органа эстетического чувства, не понимает поэзии и думает, что она годится только «для сбыта пустых и вздорных мыслей»; 8 оные больше занимаются барышничеством, чем изящным; 9 а все вместе — оскорблены тем, что стихотворения Лермонтова не встречаются на листах, выходящих под фирмою их имен. О господах же сочинителях стишков для журналов и даже больших и пребольщущих штук,- из которых иные, по извещению одной знаменитой афиши 10 , боролись с исполинами иностранных литератур и победили их,- об этих господах нечего и говорить: им становится дурно от стихов Лермонтова по слишком законной причине. Вместо рецепта, советуем им почаще читать вот эти стишки:

Но дело таланта Лермонтова не ограничилось ни друзьями, ни врагами: оно пошло дальше,- и теперь уже явились ложные друзья, которые спекулируют на имя Лермонтова, чтобы мнимым беспристрастием (похожим на купленное пристрастие) поправить в глазах толпы свою незавидную репутацию. Так, например, недавно одна газета,- которая, впрочем, больше занимается успехами мелкой промышленности, чем литературою, и знает больше толка в качестве сигар и достоинстве водочистительных машин, чем в созданиях искусства,- провозгласила «Героя нашего времени», гениальным и великим созданием, упрекая в то же время какие-то субъективно-объективные журналы в пристрастии и неумеренных похвалах этому, действительно превосходному произведению Лермонтова 12 . К довершению комедии, пустившись судить о частностях романа Лермонтова, сия газета выбрала несколько мыслей из критики «Отечественных записок», разумеется, исказив их по-своему, и нашпиговала свою статейку тупыми остротами насчет обобранной же ею критики. 13 О беспристрастие.

Кстати о беспристрастии: мы неоднократно читали обращенные к нам упреки в излишнем будто бы пристрастии к лицам, произведения которых часто встречаются на страницах «Отечественных записок». Так, например, однажды сказано было в одном журнале, что «Отечественные записки» называют великим поэтом подписывающегося под своими стихотворениями — Ѳ-. Странное обвинение! Как будто печатать в своем журнале чьи-нибудь стихотворения не для журнального балласта, а по сознанию, что эти стихотворения достойны внимания публики, открыто признавать в большей части их искренность и неподдельную теплоту, а иногда и полноту чувства, в некоторых же, вместе с этим, в известной степени, гармонию и красоту стиха и, наконец, говорить о них, что они гораздо лучше случайно прославленных стихотворений того или другого сомнительного таланта, хотя и пользуются меньшею в сравнении с ними известностию,- как будто все это то же самое, что назвать их автора «великим поэтом». Что же касается до других, как, например, до Кольцова и Красова, — их талант, особенно первого, давно уже признан публикою,- и если «Отечественные записки» превозносят их, то совсем не потому, что стихотворения их печатаются в этом журнале, но потому, что могут быть им громко хвалимы. Это похоже на то, как часто случается слышать в свете: «Вы потому его хвалите, что он ваш друг!» — Странные люди! напротив, он потому и друг мне, что я могу хвалить его:- вольно же вам принимать следствие за причину. Так точно и «Отечественные записки» удивляются Лермонтову потому, что его талант поражает невольным удивлением всякого, у кого есть эстетический вкус, и если б Лермонтов печатался хоть в другом повременном издании между новостями и известиями о вновь приезжающих из Парижа портных,- «Отечественные записки» и тогда точно так же стали бы хвалить Лермонтова. И почему же бы не так! Неужели же «Отечественным запискам» для этого ждать, что скажет о Лермонтове тот или другой журнал? О, нет! «Отечественные записки» не приучены к такой китайской скромности: напротив, они в других журналах привыкли находить повторение своих мнений и слов, которые теми же журналами и с таким ожесточением преследуются. Не подождать ли им было приговора публики? — Напротив: «Отечественные записки» для того и издаются, чтоб публика в них находила норму для своих приговоров; если же есть много читателей, которых вкус сходится со вкусом «Отечественных записок», без предварительного сличения, соглашения или поверки,- то тем лучше для обеих сторон, и тем больше выигрыш со стороны истины. Вообще, упреки «Отечественным запискам» в пристрастии, за их резкие и — главное — новые и оригинальные суждения, выходят из следующего источника: суждения пишутся для общества, а общество состоит из публики и толпы. Публика есть собрание известного числа (по большей части очень ограниченного) образованных и самостоятельно мыслящих людей; толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету, другими словами — из людей, которые

Лермонтов М.Ю.

Продолжатель и наследник пушкинских традиций русской литературы Михаил Юрьевич Лермонтов родился в Москве в 1814 году. Детство его прошло в Тарханах — имении бабушки, Елизаветы Алексеевны Арсеньевой. Мать Лермонтова умерла, когда ему еще не было трех лет.
В Тарханах поэт узнал и навсегда полюбил красоту родной природы, русские песни, сказания, былины. Бабушка очень любила своего внука и заботилась о его воспитании. Он владел английским, французским, немецким языком, занимался живописью, играл на скрипке и рояле, прекрасно читал стихи.
Поэтическое дарование Лермонтова обнаружилось необычайно рано. До нас дошли стихи и поэмы четырнадцатилетнего юноши — «Корсар», «Преступник», «Олег», «Два брата». Начинающего поэта привлекают прежде всего Пушкин и русская «байроническая поэма». Поэтому для первых поэм Лермонтова характерна центральная фигура героя — волевая, сильная личность, обуреваемая страстями и враждующая с обществом. Обязательный мотив в такой поэме — трагическая любовь. Именно любовь является для героя единственным средством найти выход из одиночества.
В 1830 году Лермонтов поступает на нравственно-политическое отделение Московского университета. Для поэта и его поколения характерно стремление осмыслить окружающее в категориях философии, психологии и морали; в противопоставлениях покоя и деятельности, земного и небесного, жизни и смерти, добра и зла. Поэтому в лирике Лермонтова появляется жанр лирического размышления напоминающего отрывок из дневника, иногда он
прямо носит название «Отрывок» или, как дневниковая запись, обозначен датой. Поэт как бы ставит себя в центр созданного им поэтического мира, который предстает ему как чужой и враждебный. В это время Лермонтов ощущает Байрона как особенно близкого себе поэта и внимательно изучает не только его сочинения, но и биографию («Не думай, чтоб я был достоин сожаленья», «Нет, я не Байрон, я другой. »). Поэтому его стихи 1830—1831 годов и драмы, где ясно звучат автобиографические мотивы, нельзя считать автобиографией в точном смысле этого слова: они достоверны как свидетельство о внутренней жизни поэта, но не так, как биографический документ.
В 1830—1831 годах раннее лирическое творчество Лермонтова достигает вершины. После 1831 года он чаще предпочитает писать не от собственного имени, а от третьего лица «лирического героя», не совпадающего с автором ни биографически, ни психологически. Лермонтов обращается к лиро-эпическим формам, к балладе, которая сохраняла драматичность сюжета, но давала поэту большую свободу в использовании поэтических тем, сюжетов, образности («Тростник», «Русалка», «Желание», 1832). Это стремление отойти от чисто лирических форм и расширить
повествовательные элементы сказывается на всем творчестве Лермонтова. Именно в 1832 году он обращается к прозе и начинает писать роман о крестьянской войне 1773—1775 годов под руководством Пугачева; ему приходится обращаться к изображению быта, сцен крепостного угнетения и помещичьего произвола, очерчивать характеры крестьян, помещиков, повстанцев. Вместе с тем этот роман («Вадим») еще тесно связан с поэтическим творчеством поэта.
В 1832 году Лермонтов оставляёт университет и предполагает продолжить образование в столице. Однако в Петербургском университете ему отказались зачесть прослушанные в Москве предметы; чтобы не начинать обучение заново, Лермонтов сдает экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Начались «два страшных года» обучения в закрытом учебном заведении.
Творческая деятельность оживилась в 1835 году, когда, окончив школу, Лермонтов был выпущен корнетом в лейб-гвардии гусарский полк. В этом году появляется в печати поэма «Хаджи-Абрек», поэт работает над поэмами «Сашка» и «Боярин Орша», начинает роман «Княгиня Лиговская». Проза определяет теперь основное направление его литературной деятельности. Одновременно Лермонтов работает над «Маскарадом» (1835—1836) — самым значительным своим драматическим произведением. В сюжете улавливаются и следы влияния Шекспира, «Горя от ума» Грибоедова, «Цыган» Пушкина. От Грибоедова идет живость сатирических диалогов и острые зарисовки света с его психологией и нормами поведения. Имя поэта Лермонтова стало широко известно русскому обществу в январе 1837 года, в дни гибели Пушкина. Лермонтов написал стихотворение «На смерть поэта», в котором назвал истинных виновников гибели Пушкина. Светское общество погубило талантливого поэта эпохи. Лермонтов выразил боль и негодование целого поколения России. «Смерть поэта» мгновенно распространилась в списках. Заключительные 16 .строк стихотворения были восприняты при дворе как призыв к революции. Лермонтов был арестован, началось политичёское дело о «непозволительных стихах». Будучи под арестом, поэт пишет несколько стихотворений, из которых затем выросли шедевры его «тюремной лирики», такие, как «Узник», «Соседка», «Пленный рыцарь». В марте 1837 года Лермонтов, переведенный из гвардии в Нижегородский драгунский полк, выехал из Петербурга на Кавказ. Началась первая кавказская ссылка. Она была тяжелым испытанием для поэта; но чрезвычайно расширила диапазон его творческих впечатлений. Знакомство и общение со многими интересными людьми дало Лермонтову возможность осмыслить социально-психологические признаки своего поколения и оценить их как исторически закономерное явление. Результаты этих наблюдений будут обобщены в образе Печорина и в «Думе» (1838). Проблемы исторической судьбы поколений ставятся в «Бородине» (1837), где обрисован контраст между «богатырями» 1812 года и «нынешним племенем». Кавказская ссылка Лермонтова была сокращена хлопотами бабушки и влиятельных знакомых. Уже в январе 1838 года он возвращается в Петербург. Три с половиной года жизни в столице — 1838 — 1840 и часть 1841 года были годами его литературной славы. На Лермонтова смотрят теперь как на поэтического наследника и защитника имени Пушкина. В 1837 году увидела свет «Песня про царя. Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Лермонтов создает эпическую поэму по фольклорным образцам, стремясь передать не сколько формы, сколько дух народной поэзии и национальный характер. Калашников — «невольник чести» ХVI века, движимый народными представлениями о чести, законе и обычае, которыми не может поступиться и перед лицом смерти. Страдание для Лермонтова есть мера внутренней ценности личности, оно играет очищающую, искупительную роль: Эта идея прослеживается в поздних редакциях «Демона». Начав работу над поэмой в 1829 году, поэт в 1829—1831 годах пишет четыре редакции ее, в 1833—1834 годах — пятую, а в 1838 — шестую. В шестой редакции Лермонтов нашел окончательное место действия — Кавказ, сюжет оказался погруженным в атмосферу народных преданий и обогащен деталями быта и этнографии, а княгиня Тамара предстала как живой и полнокровный образ. Образ Тамары так же важен, как и образ Демона. Она наделена той полнотой переживания которая исчезла в современном мире; любовь ее самоотверженна и соединена с искупительным страданием. Поэтому, погубив Тамару, Демон не только наказан одиночеством, но и побежден в момент своей мнимой победы, потому что его жертва возвысилась над ним. Но демон остался существом бунтующим и страдающим; в его монологах звучало отрицание существующего миропорядка, и его голос стал сливаться с голосом автора. В1839 году Лермонтов считал замысел «Демона» исчерпанным. В 1840 году в «Сказке для детей» он вспоминал о «безумном, страстном, детском бреде, мучившем его много лет, от которого он, наконец, отделался стихами». К 1839 году относится последняя редакция «Демона», и в том же году Лермонтов пишет новую поэму — «Мцыри». Художественный опыт Лермонтова — лирика, автора поэм, драматурга и прозаика — сконцентрировался в романе «Герой нашёго времени», который он начал писать в 1839 году на основе кавказских впечатлений. За участие в дуэли в марте 1840 года Лермонтов был отправлен в действующую армию на Кавказ. В июне 1840 года ссыльный поэт прибывает в Ставрополь, а в июле уже участвует в постоянных стычках с горцами и кровопролитном сражении при реке Валерик. Очевидцы писали об отчаянной храбрости Лермонтова, удивлявшей кавказских ветеранов. Получив двухмесячный отпуск, в феврале 1841 года поэт приезжает в Петербург. Он проводит в столице три месяца, окруженный вниманием, он полон творческих планов, рассчитывая получить отставку и отдаться литературной деятельности. Но не получив отсрочки, Лермонтов возвращается на Кавказ. В его записной книжке один за другим появляются шедевры: «Сон», «Утес», «Они любили друг друга. », «Тамара», «Свиданье», «Листок», «Выхожу один я на дорогу. », «Морская царевна», «Пророк». В Пятигорске на одном из вечеров в семействе Верзилиных шутка Лермонтова задела Мартынова, человека неумного и болезненно самолюбивого. Ссора повлекла за собой вызов; не придавая значёния размолвке, поэт принял его, твердо решив не стрелять в товарища. Поэт был убит 15 июля 1841 года. Смерть Лермонтова была тяжелым ударом для русской литературы и имела широкий общественный резонанс. Ее рассматривали как убийство. Однако Лермонтов явился жертвой той общественной атмосферой, которой он был враждебен направлением и пафосом своего творчества. Творческая жизнь Лермонтова продолжалась 13 лет, за это время он успел занять одно из выдающихся мест в русской литературе, завершив развитие русской романтической поэмы, создав непревзойденные лирические шедевры и заложив основы русского реалистического романа XІX века.

/ Биографии / Лермонтов М.Ю.

Смотрите также по Лермонтову:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: