Лермонтов М — Тучи (

У двух величайших русских поэтов – Пушкина и Лермонтова – есть стихотворения с практически одинаковыми названиями. А 1835 году Пушкин пишет стихотворение «Туча», а в 1840 Лермонтов создает свои знаменитые «Тучи».
Стихотворения Пушкина «Туча» и Лермонтова «Тучи» совершенно различны по настроению и идейному содержанию, однако в обоих произведениях описание туч – это возможность поговорить о мире человека, его души, отношений с окружающими.

Лермонтов М. Ю. — «Тучи»

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные.
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно-холодные, вечно-свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

читает Ираклий Андронников
Ираклий Луарсабович Андроников (иногда встречается написание Андронников; 1908 — 1990) — советский писатель, литературовед, мастер художественного рассказа, телеведущий. Народный артист СССР (1982).

База
стихотворений

Авторы стихов

Наша группа

Дубовый листок оторвался от ветки родимой

И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;

Засох и увял он от холода, зноя и горя

И вот наконец докатился до Черного моря.

У Черного моря чинара стоит молодая,

С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская,

На ветвях зеленых качаются райские птицы;

Поют они песни про славу морской царь-девицы.

И странник прижался у корня чинары высокой;

Приюта на время он молит с тоскою глубокой,

И так говорит он: «Я бедный листочек дубовый,

До срока созрел я и вырос в отчизне суровой.

Один и без цели по свету ношуся давно я,

Засох я без тени, увял я без сна и покоя.

Прими же пришельца меж листьев своих изумрудных,

Немало я знаю рассказов мудреных и чудных».

«На что мне тебя? — отвечает младая чинара.-

Ты пылен и желт — и сынам моим свежим не пара.

Ты много видал — да к чему мне твои небылицы?

Мой слух утомили давно уж и райские птицы.

Иди себе дальше, о странник! Тебя я не знаю!

Я солнцем любима, цвету для него и блистаю.

По небу я ветви раскинула здесь на просторе,

И корни мои умывает холодное море».

И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;

Стихи Лермонтов СТРАННИК

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные.
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Михаил Лермонтов: тучи.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Стихи Лермонтов СТРАННИК

Лермонтов, чей 199 день рождения отмечается 15 октября, а будущий, 2014, год будет для поэта 200-летним юбилеем, с одной стороны – равносилен Пушкину, а с другой – начало совсем иной традиции.

Пушкин – солнце, шампанское, радость, с благодарностью принимающий все, что ни случалось на его пути, а Лермонтов – как птица в клетке, мечущийся и не находящий себе места и мечтающий вырваться из клетки и улететь далеко-далеко, где прохлада и свобода.

Он рвался из этого мира, ему здесь было плохо, скучно, неуютно и никогда радостных ноток и упоения жизнью даже в ранних стихах у Лермонтова не было.

Лермонтов – начало лунной традиции, в которой добро борется со злом, земля с небом, повседневность с вечностью. Его мир расколот на здесь и Там, и сам весь он устремлен к горнему миру, но живет все-таки здесь, на этой грешной земле. Это его тяготит, но и не считаться с этим он не может. И этот трагический разрыв между здесь и Там чувствуется во всех его стихах.

С тех пор как Вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Лермонтов весь соткан из противоречий: устремленный в Небо, ненавидит земную жизнь; стремящийся к идеалу и чистоте, рассыпает их в прах, чуть до них дотронувшись; стремящийся к любви, он любви не вызывает и разрушает все, до чего касается.

Кабинет поэта в Домике Лермонтова г. Пятигорск

Он везде лишний, никуда и ни в какую нишу не вписывающийся, выламывающийся из всех норм и пределов, не о-пределенный.

Михаил Юрьевич рано понял свою миссию, особенно утвердившись в ней в последние четыре года, тяжело пережив смерть Пушкина. После смерти поэта Лермонтов стал другим и, как камертон, задал тон всей последующей русской поэзии.

Лермонтовым, как потом и всеми русскими поэтами, жизнь ощущалась как место, где жить нельзя, где поэты – вечно гонимые жиды; пророки, всегда побиваемые камнями; вечные странники, называемые гордецами и глупцами.

Лермонтова не любили за максимализм и неприкаянность, маяту по Вечному Духу и тоску по неведомому, за резкость и гордыню, неуживчивость и собственное мнение. Он ненавидел лицемерие, приличия и маски, в которые одевалась бездушность, затягиваясь в них как в корсет. И все тише и ненужней звучит голос поэта в этом мире:

Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как Божий дух, носился над толпой;
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блёстки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны.

Отсюда рефреном звучит голос одинокого странника, одинокого паруса, одинокого утеса и одинокой тучки. Лермонтов ищет параллели своей жизни с жизнями пророков и странников, неприкаянных и отовсюду гонимых, которым неуютно, но которые стремятся, как дубовый лист, прибиться хоть к чему-нибудь, быть нужным хоть кому-нибудь своими чудными сказками. Но в ответ слышит только одно:

«Иди себе дальше; о странник! Тебя я не знаю!И желтый и пыльный – ты не пара жизнерадостным и упоенным райским и свежим пением».

И потому жизнь, «оказывается пустой и глупой штукой», от которой уже ничего не ждешь. В школе, и позднее, всегда считала Лермонтова тенью Пушкина, обращая внимание на темы, цитаты и слова, которые Михаил Юрьевич заимствовал и рассыпал в своих стихах из своего предшественника.

Но интонация, интонация у Лермонтова совсем иная. Она и есть то измерение, которое делает его стихи трагическими, мистическими и очень личностными одновременно. Только с годами, многое пережив, открыв для себя личный молитвенный опыт, по-другому прочитала и Лермонтова, удивившись: как же раньше-то я этого не замечала!

А между тем его молитвы полны тоски и только одной просьбы — быть милостивым к нему:

Не обвиняй меня, Всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я любил.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко.

Наконец, «Завещание», в котором Лермонтов, предчувствуя свой конец, прощается с жизнью и обращаясь к другу, просит выполнить его предсмертные просьбы.

Дальше ему остается жить всего полгода. И полное ощущение, что его дуэль была самоубийством, на которое он шел сознательно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: