Стихи Гавриила Державина

Державин Гавриил Романович (1743 — 1816) — крупнейший русский поэт эпохи Просвещения. Его творчество представляет собой вершину русского классицизма. В различные годы занимал высшие государственные должности: правитель Олонецкого наместничества (1784—1785), губернатор Тамбовской губернии (1786—1788), кабинет-секретарь Екатерины II (1791—1793), президент Коммерц-коллегии (с 1794), министр юстиции (1802—1803). Член Российской академии с момента её основания.

Гавриил Романович Державин

«Сей дар богов лишь к чести
И к поученью их путей
Быть должен обращен, не к лести
И темной похвале людей».

Имя Гавриила Романовича Державина носит первый государственный университет в Тамбове. Университет был открыт в 1918 году, но идея развития высшего образования в Тамбовской губернии появилась еще в XVIII веке и принадлежала Гавриилу Державину. Еще в 1786-1788 годах, будучи губернатором края, он мечтал о создании здесь университета. И хотя его мечтам в то время сбыться было не суждено, ему принадлежит много начинаний в духе века Просвещения. Он создал народные училища, молодые дворяне получали в его доме частичное высшее образование — изучали арифметику, риторику. Тамбовский театр — тоже детище Гаврилы Державина.

Как поэт и политический деятель, он много сделал для России и литературы того времени. Он не сразу достиг высокого социального статуса и положения в обществе, в молодости ему пришлось и жить в казарме, и сидеть на хлебе и воде, и выбираться из карточных долгов. Тем не менее, он оставался человеком Просвещения для России. Заслуга его как поэта заключалась в том, что он первым «раскачал» традиции классицизма, проложив дорогу Александру Пушкину. Пушкин и Державин встретились лишь однажды, когда Державин принимал экзамены в лицее. Пушкину тогда было 16 лет, Державину — 71, по тем временам — глубокий старик, но очень известный и почитаемый поэт. Услышав «Воспоминания в Царском Селе» из уст молодого автора Александра, Державин пришел в абсолютный восторг. Пушкин от застенчивости убежал, не дав Гавриле Романовичу поздравить себя с успехом.

Имя Гавриил в переводе означает «Моя мощь — Бог» или «Божественный воин». В полной мере он свое имя оправдал. Несмотря на то, что Державин до конца дней своих оставался убежденным монархистом, он имел врожденную внутреннюю этику и умел рассмотреть за политическими лозунгами второй план, услышать мнение другой стороны.

Так, ему пришлось три года участвовать в подавлении Пугачевского восстания (бунты бушевали с 1762 по 1773). Сначала он ревностно соблюдал монаршее предписание, но поговорив с крестьянами и услышав их жалобы, он смог увидеть и понять несправедливость, которая творилась местными власть имущими в российской глубинке. «Надобно остановить грабительство или, чтоб сказать яснее, беспрестанное взяточничество, которое почти совершенно истощает людей. » — писал он в официальном донесении казанскому губернатору и начальнику секретной следственной комиссии генералу Бранту. «Сколько я смог приметить, это лихоимство производит в жителях наиболее ропота, потому что всякий, кто имеет с ними малейшее дело, грабит их. Это делает легковерную и неразумную чернь недовольною и, если смею говорить откровенно, это всего более поддерживает язву, которая теперь свирепствует в нашем отечестве». Об этом же он писал и императрице. По мнению А. Дугина, философа современности, за Пугачевским бунтом был и еще один план. Это народный протест против европеизации Руси, разрушения национальных традиций и древнего уклада жизни. И этот бунт был подавлен.

Эти события изменили взгляды Державина на все, что происходило в стране, в отличие от дворянского большинства того времени. С той поры он четко определил роль поэзии для себя как проводника Высшей воли, по крайней мере к этому она должна стремиться.

Деятельность Гаврилы Державина на государственной службе была неоднозначной. Правдолюбец и борец, он не удерживался ни на одной государственной службе, тут же начиная бороться с недостатками. Практически все его назначения заканчивались скандалами и отстранением от должности, после чего Державину приходилось подолгу восстанавливать свою репутацию и материальное обеспечение, но он своего добивался. Державин был борец везде — и на государственной службе, и в отстаивании своих личных интересов.

Державин, будучи еще солдатом, участвовал в составе полка в перевороте, в результате которого был убит Петр III, и Екатерина II взошла на престол. Показательно, что впоследствии он, как и многие думающие люди, не смог избежать разочарования в государыне. Но это было позже.

В 1780 году Державин стал известен благодаря переложению 81 Псалма — «Властителям и судиям». Это стихотворение уже отличается от ломоносовских од, с его прославлением и пышными речами. В стихотворении «Властителям и судиям» ярко проявилась гражданская позиция поэта и его взгляд на то, что должны делать люди, находящиеся у власти, однако, вместо этого сплошь и рядом они творят «злоупотребления»:

«Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я».

В этом стихотворении отразились и личные переживания из детства Державина. После смерти отца, его мать, вдова, взяв с собой детей, долго обивала пороги государственных учреждений, добиваясь пенсии, но часто встречала пренебрежение со стороны «властителей».

В 1782 году вышла знаменитая ода «Фелице», которая попала к императрице через знакомых Державина. Ода явилась тогда ярким образцом и сатиры, и надежд Державина на то, что «человек Екатерина» свободна от пороков, которыми были известны ее приближенные. В отличие от «Властителей и судий», где Державин выступал гневным обличителем, в оде «Фелице» он написал свой образ идеального монарха:

«Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно,
Союзом целость их крепить;
Из разногласия согласье
И из страстей свирепых счастье
Ты можешь только созидать.
Так кормщик, через понт плывущий,
Ловя под парус ветр ревущий,
Умеет судном управлять. ».

Интересно, что «Фелица» имела успех еще и потому, что очень многие узнали реальных вельмож того времени. То есть в одном произведении были и сатира, и ирония, и пафос, и надежда.

Особенно пострадавшим от правдолюбия Гаврилы Романовича оказался А.А. Вяземский, министр и правая рука Екатерины. На протяжении всей жизни Державина Вяземский был его врагом. Особенно интересен случай, когда Вяземский представил императрице ежегодный отчет о доходах государства, где, зная характер Екатерины, которой постоянно и внезапно требовались дополнительные средства, он утаивал в смете дополнительные средства. Из каких соображений он это делал, это вопрос истории, но то, что Державин помешал Вяземскому скрыть реальные доходы государства — это факт.

Дважды Державин был губернатором — сначала Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Он был прирожденным администратором. Пройдя путь от солдата до министра финансов, Гаврила Державин очень хорошо понимал нужды и недостатки низов, поэтому старался внедрять в русской глубинке обучение, приобщал местных людей к искусству, интересовался мнением о его правлении, прося открыто указывать ему на недостатки. Особенно он старался уничтожить бюрократическую чиновничью машину, чем, естественно, вызывал недовольство других представителей губернских администраций. Те всячески старались выжить Державина, используя любые средства.

В 1791 году Екатерина II приблизила к себе Гаврилу Романовича, назначив его статс-секретарем. Поначалу Державин обрадовался такому назначению, думая, что в непосредственной близости к царице он сумеет уменьшить чиновничье крючкотворство, и многие дела будут решаться быстрее. Но он ошибался. Императрица, собственно, сама и создала этот аппарат, поэтому разрушать его не собиралась. Много раз и императрица, и дворяне просили Державина написать в их честь хвалебные оды, но изменять себе Державин не мог. Разочаровавшись в императрице, он долго избегал просьб Екатерины написать что-либо подобное «Фелице». В конце концов, Державин засел за хвалебную оду, но так и «не собрался с духом и не мог таких императрице тонких писать похвал, каковы в оде Фелице и тому подобных сочинениях, которые им писаны не в бытность еще при дворе: ибо издалека те предметы, которые ему казались божественными и приводили дух его в воспламенение, явились ему, при приближении ко двору, весьма человеческими».

Здесь опять, вероятно, проявились внутренний стержень и совесть Державина — пойти против себя для удовлетворения эго императоров (и собственного процветания) он никогда не мог. Предпочитал попасть в немилость.

Интересно, что постоянно переживая взлеты и отставки, Державин очень хорошо знал силу своего таланта и умел его применить. Оды, написанные Екатерине II, Павлу I и Александру I, помогли попасть Державину «в милость» императоров, но его характер и желание сделать страну лучше в результате приводили к опале со стороны царей. Последнюю отставку тогда уже министра юстиции Гаврилы Державина царь Александр I так прокомментировал: «Ты слишком ревностно служишь». На эту отставку Державин достойно ответил стихотворением «Свобода», где снова четко обозначил свою внутреннюю позицию:

«Дальше: власти мне святые
Иго то велели несть,
Все венцы суля земные,
Титла, золото и честь.
Нет! — восстав от сна глубока,
Я сказал им, — не хочу.
Не хочу моей свободы,
Совесть на мечты менять. »

Кроме названных произведений, у Державина были и юмористические, и лирические стихи. Он очень любил свою первую жену, которую изображал в своих произведениях в образе Плениры:

«А если милой и приятной
Любим Пленирой я моей
И в светской жизни коловратной
Имею искренних друзей,
Живу с моим соседом в мире,
Умею петь, играть на лире:
То кто счастливее меня?» (1781)

Душа моя! гостья ты мира:
Не ты ли перната сия? —
Воспой же бессмертие, лира!
Восстану, восстану и я, —
Восстану, — и в бездне эфира
Увижу ль тебя я, Пленира? («Ласточка», 1792—1794)

И Державин, и его современники считали литературную деятельность делом не серьезным. Важнее слов были «дела», государственная служба. Только потом уже Пушкин напишет, что его миссия в том, чтобы «глаголом жечь сердца людей». Действительно, роль искусства не стоит недооценивать. И кто знает, что более значимо — губернские дела и государственная служба, или поэзия, которая благодаря Державину стала более демократичной, понятной и проложила дорогу Пушкину и Лермонтову.

Стихи Гавриила Державина

Когда я читаю стихи Державина, у меня возникает сложное чувство.

Что ни говори, для восприятия, современного читателя эти стихи трудноваты: и обороты, и слова старинные, и от жанра оды мы успели отвыкнуть. Но мне кажется, что в них живет душа очень умного, ироничного человека &#151 их автора. И еще я думаю, что человек этот был смелым экспериментатором в языке и литературе.

Возьмем хотя бы его известные оды. Посвящены они по большей части императрице Екатерине Великой. Но героиня самой известной из них названа Державиным Фелицей, что значит «счастливая», а не «великая» или «мудрая», как можно было бы ожидать. И действительно, эта «царевна Киргиз-Кайсацкия орды» велика именно тем, что счастлива и человечна. Ее достоинства в том, что она ходит пешком и ест простую пищу, разрешает самостоятельно мыслить и говорить правду. Словно для того, чтобы подчеркнуть ее простоту, рядом автор рисует и «свой» портрет», на который, по его словам, «весь свет похож»:

А я, проспавши до полудня,
Курю табак и кофе пью;
Преобращая в праздник будни,
Кружу в химерах мысль мою.

Хотелось бы особо отметить, что в своих одах Гавриил Романович Державин во многом отошел от правил классицизма. Так, в оде «Фелица» писатель смешал в одном произведении разные жанры, соединил оду с сатирой, резко противопоставив положительный образ царицы отрицательным образам ее вельмож. Под пером Державина ода приблизилась к произведению, правдиво и просто изображавшему действительность. Нарушая строгие правила классицизма, Державин отверг установившуюся в литературе теорию трех стилей Ломоносова. Таким образом, он осуществил «опрощение», «снижение» высокого слога, приспособив его к нормам разговорного языка, далекого от утонченности светского дворянского салона.

Очень красочно характеризует эту державинскую особенность смешения высокого слова с низким Н.В.Гоголь: «Слог у него (Державина) так крупен, как ни у кого из наших поэтов; разъяв анатомическим ножом, увидишь, что это происходит от необыкновенного соединения самых высоких слов с самыми низкими и простыми.

И смерть как гостью ожидает,
Крутя задумавшись усы.

Кто, кроме Державина, осмелился бы соединить такое дело, как ожидание смерти, с таким ничтожным действием, каково кручение усов?» («Выбранные места из переписки с друзьями»)

Обличая «свет» и придворную знать, поэт отмечает, что представители этого круга погрязли в суете, незаслуженных забавах и развлечениях, косности и непросвещенности. С удивительной прямотой и резкостью он высмеивает вельмож, которые кичатся своим высоким положением, не имея никаких заслуг перед страной. В оде «Вельможа» он пишет:

Осел останется ослом,
Хотя осыпь его звездами,
Где должно действовать умом,
Он только хлопает ушами.

В оде «Властителям и судиям» Державин рисует свой идеал государственного деятеля:

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Согласитесь, поместить в оду не восхваление, а критику своего общества &#151 это довольно смело! К тому же, если повнимательней перечесть заслуги Фелицы и примерить их к Екатерине II, то некоторые строки могут показаться злой сатирой:

Стыдишься слыть ты тем великой,
Чтоб страшной, нелюбимой быть;
Медведице прилично дикой
Животных рвать и кровь их пить.

. И славно ль быть тому тираном,
Великим в зверстве Тамерланом,
Кто благостью велик как бог?

Державин говорит это женщине, потопившей в крови восстание Емельяна Пугачева, взошедшей на престол после убийства своего мужа! Недаром в последних строфах он с горечью вопрошает, обращаясь к Фелице:

Но где твой трон сияет в мире?
Где, ветвь небесная, цветешь?

Этим поэт как бы подчеркивает, как мало соответствует Россия образу идеальной страны.

Мысль о величии простых человеческих чувств, а также о бренности всего земного пронизывает оду «На смерть князя Мещерского». Мне кажется, это очень характерно для Державина &#151 посвятить оду одному из своих знакомых, чье имя так и кануло бы в историю, если бы поэт не написал о его смерти. Жизнь делит людей на богатых и бедных, сытых и голодных, царей и подданных, а смерть равняет всех:

Глядит на всех &#151 и на царей,
Кому в державу тесны миры;
Глядит на пышных богачей,
Что в злате и сребре кумиры;
Глядит на прелесть и красы,
Глядит на разум возвышенный,
Глядит на слезы дерзновенны
И точит лезвие косы.

Интересно то, что в самые разные годы, в самых разных стихах у поэта прорывается тема смерти. Державин был отважным человеком. Он не робел ни перед царевым, ни перед вельможным гневом, ни перед пугачевскими разбойниками, ни перед бушующим Белым морем. Но его умение полнокровно жить и чувствовать, страстно переживать жизнь в слове, может быть, и не давало ему отвести взгляд от смерти. В своей удивительной оде «Бог» он говорит о своем понимании жизни, смерти, бессмертии, обращаясь к Создателю:

Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие:
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! &#151 в бессмертие Твое.

Размышляя о жизни и смерти, поэт в своих исканиях пришел к постижению истины через веру в Спасителя. Себе и другим и утешение он оставляет слова надежды:

Почто ж терзаться и скорбеть,
Что смертный друг твой жил не вечно?
Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой ее себе к покою
И чистою твоей душою
Благословляй судеб удар.

И не случайно Гаврила Романович Державин очень много стихов написал именно о земных радостях и печалях, которые близки всем людям без исключения. Это «Объявление любви», «Разлука», «Купидон», «Разные вина» и другие. Их слог очень прост, ярок и доступен читателю XX века, как доступны описанные переживания: любовь, печаль, расставания, радости дружбы. В знаменитом послании «Евгению. Жизнь Званская» поэт противопоставляет суетную придворную жизнь, полную интриг, клеветы, и жизнь простую, деревенскую. Он так подробно, со вкусом перечисляет прелести званского житья, что тоже хочется побывать среди прекрасных пейзажей, искупаться в пруду, глядеть, «как на воду ложится красный день», и пить «под небом чай душистый». Мне кажется, что Державину было очень важно утвердить в умах своих читателей эти вечные ценности человеческой души, может быть, даже в противовес уже привычным приоритетам, подчиняющим личность государству.

Согласно Державину, идея государственности не должна подминать под себя человека. В стихотворении «Властителям и судиям» он высказывает мысль о том, что закон должен быть не только справедливым, но и гуманным.

Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.
Несчастливым подать покров,
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

А далее поэт приходит и вовсе к крамольному по тем временам выводу: цари, эти «земные боги», на самом деле смертны, как и все, и так же подвержены страстям. Не правда ли, нужна большая смелость, чтобы так открыто восстать против произвола властителей:

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых
И будь един царем земли!

Эта смелость обошлась поэту дорого, &#151 он пережил ссылку, но о своих словах и делах он не жалел. Недаром в переложении оды Горация, получившем название «Памятник», поэт среди своих заслуг, обеспечивших ему бессмертие, отмечает прежде всего:

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

До сих пор не было сказано еще об одной важной теме поэта Державина. Русский солдат, русский народ является главным героем его победно-патриотических произведений. Русский народ в изображении Державина &#151 защитник своей родины и освободитель порабощенных Наполеоном народов Европы. В оде «На переход Альпийских гор» поэт восклицает:

Воюет росс за обще благо,
За свой, за ваш, за всех покой.

Одним из мистических событий в русской литературной жизни, как мне кажется, явилась встреча «старика-Державина», признанного мэтра русской поэзии, и юного лицеиста Александра Пушкина, будущая слава которого затмит всех его предшественников. Сам Пушкин в своих воспоминаниях так описывал это событие: «Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не забуду. Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Державин был очень стар. Экзамен наш очень его утомил. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен по русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь. Разумеется, читаны были его стихи. Он слушал с живостью необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отрочески зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом. Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять. Меня искали, но не нашли. » Вот такая судьбоносная встреча двух великих поэтов, определивших своим творчеством важные вехи на пути развития русского национального языка и литературы.

Гавриил Романович Державин гордо верил в свое творчество, в его бессмертие, он писал: «А я Пиит &#151 и не умру». И его пророческим словам суждено сбыться. Мы и сегодня читаем произведения Державина, отыскивая в них заветные строки:

«Признание» Г. Державин

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид;
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Если я блистал восторгом,
С струн моих огонь летел,
Не собой блистал я — богом;
Вне себя я бога пел.
Если звуки посвящались
Лиры моея царям, —
Добродетельми казались
Мне они равны богам.
Если за победы громки
Я венцы сплетал вождям, —
Думал перелить в потомки
Души их и их детям.
Если где вельможам властным
Смел я правду брякнуть в слух, —
Мнил быть сердцем беспристрастным
Им, царю, отчизне друг.
Если ж я и суетою
Сам был света обольщен, —
Признаюся, красотою
Быв плененным, пел и жен.
Словом: жег любви коль пламень,
Падал я, вставал в мой век.
Брось, мудрец! на гроб мой камень,
Если ты не человек.

Анализ стихотворения Державина «Признание»

Каждый поэт рано или поздно подводит итоги своей литературной деятельности и, оглядываясь назад, пытается определить то самое важное, ради чего он прожил жизнь. Подобное стихотворение под названием «Признание», написанное в 1807 году, есть и у Гавриила Державина. Выдержано оно в лучших традициях классицизма, и в нем автора открыто говорит о том, как прожил свою жизнь и чего сумел достичь на литературном поприще.

Поэт признается, что никогда не был святошей и не умел притворяться, не важничал и не философствовал. «Я любил чистосердечье, думал нравиться лишь им», — отмечает Державин. Однако жизнь внесла в идеалистически мировоззрения поэта свои коррективы, и на каком-то этапе он осознал, что мир устроен несколько иначе. Оказывается, что люди нередко ценят себе подобных не за прямолинейность, талант и стремление к совершенству, а за внешний вид, положение в обществе и финансовое благополучие. Впрочем, в этом отношении Державину действительно повезло, так как он был не только востребованным придворным поэтом, но и сумел сделать блестящую политическую карьеру. Возможно, по этой причине ему было позволено говорить вслух многое из того, о чем другие предпочитали молчать.

Правда, не стоит забывать, что сам Державин был ярым приверженцем монархии и никогда не скрывал своих политических взглядов. В то время, как Европа переживала политический кризис и увлекалась вольнодумством, поэт посвящал оды императрице Екатерине, искренне восхищаясь ее умом и предприимчивостью. «Если звуки посвящались лиры моея царям, — добродетельми казались мне они равны богам», — признается поэт. При этом он сам даже не пытается возвести себя в ранг высшего существа, отмечая, что блистал не собой, а богом, который у него в душе.

Патриотизм и желание сохранить для истории подвиги русских воинов, презрение к богатству и чванству – вот отличительные черты Державина как поэта. «Если где вельможам властным смел я правду брякнуть в слух, — мнил быть сердцем беспристрастным им, царю, отчизне друг», — отмечает поэт. Он подчеркивает, что никогда не завидовал тем, в чьих руках сосредоточены власть и деньги, но не умел молчать тогда, когда люди используют свое могущество не на благо государству, а в корыстных целях.

Конечно же, в творческом наследии Державина есть и лирические произведения, чего поэт нисколько не стыдится. Он также поддавался женскому очарованию и нередко был ослеплен роскошью светских раутов, отражая свои чувства в стихах. На склоне лет Державин признается, что для истинного поэта и патриота недопустимо растрачивать свой талант на такие пустяки. Тем не менее, автор убежден, что у каждого из нас могут быть свои слабости, за которые не стоит судить строго и с пристрастием. Державин знавал и взлеты, и падения, но каждый раз поднимался и упорно продолжал свой путь. «Брось, мудрец, на гроб мой камень, если ты не человек», — восклицает Державин, считая, что свою жизнь прожил достойно, и ему не в чем себя упрекнуть, когда речь идет о литературных достижениях.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: