Лирика Тютчева в моем восприятии

Ф. И. Тютчев — один из самых любимых и известных поэтов. Его имя сопровождает нас всю жизнь. Еще в младших классах, сидя за партой, мы читаем по слогам и учим наизусть его стихотворения, которые покоряют своей выразительностью, образностью, какой-то неземной загадочностью и напевностью. Я до сих пор помню его стихи, которые впервые прочитал так давно:

Зима недаром злится,

Весна в окно стучится

И гонит со двора…

Сказочное сражение. Я так любил это стихотворение. Мне было весело

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера…

И до сих пор, как в детстве, меня захватывает, увлекает за собой тайна его стиха:

Околдован, лес стоит

И под снежной бахромою,

Чудной жизнью он блестит…

Читаю эти строки, и перед глазами появляются лес «под снежной бахромою» и «чародейка Зима», которая пленила «волшебным сном» все живое в этом лесу. Это — как

Позднее я узнаю Тютчева ближе, знакомлюсь с его уже. более серьезной лирикой. И чем больше я его читаю, тем интереснее, таинственнее, загадочнее становятся его стихи.

Лирика Тютчева — одна из вершин русской поэзии XIX века. Тютчева часто называют поэтом мысли, но ему доступны самые разные оттенки человеческих настроений и страстей, ему присуще тонко развитое чувство природы. При жизни Тютчева его маленькие лирические произведения не сразу нашли дорогу к сердцу читателей. Слава пришла к нему лишь на шестом десятке лет. А сколько пришлось пережить, испытать за это время! Впервые его стихи были напечатаны в 1836 году в пушкинском «Современнике». И лишь в пятидесятом году вышел первый поэтический сборник его стихов.

Гениальный художник, глубокий мыслитель, тонкий психолог — таким предстает он в стихах, темы которых вечны: смысл человеческого бытия, жизнь природы, связь с ней человека, любовь.

Важная особенность лирики Тютчева — ее космический характер. Мысль поэта обнимает все мироздание, в его воображении встают грандиозные картины, в которых небо противопоставлено земле, горы — долинам, север — югу. При этом поэт искренне верит, что у неба, звезд, гор, моря — своя, таинственная жизнь, и она притягивает его своей загадочностью:

Не то, что мните вы, природа.

Не слепок, не бездушный лик —

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Многие поэты XIX века уподобляли природу живому существу, но у Тютчева она превратилась в самостоятельный, многоголосый, «стоокий» мир. Он то чарует поэта гармоничной красотой, то внушает страх грозной хаотичностью.

Вообще, поэзия Тютчева — это поэзия контрастов. Его излюбленные полюса — день и ночь. День обычно светел и лучезарен, он дарит блаженный покой. Но этот покой обманчив: под «покровом златотканным» мира дневного скрыт «древний хаос». Наступает ночь — и пробуждаются стихийные силы природы:

…Но меркнет день — настала ночь;

Пришла — и с мира рокового

Ткань благодатного покрова

Сорвав, отбрасывает прочь

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами

Вот отчего нам ночь страшна

Человек в поэзии Тютчева занимает непонятное, какое-то двусмысленное положение «мыслящего тростника». Мучительная тревожность, тщетные попытки понять свое предназначение неотступно преследуют поэта:

Стоим мы слепо пред Судьбою.

Не нам сорвать с нее покров…

Но Тютчев писал не только о природе, о бытии, о мироздании. У него есть изумительные стихи о любви — «денисьевский цикл», в который входят стихотворения, по-; священные Е, А. Денисьевой. Тютчев полюбил ее, когда ему было уже под пятьдесят. Это была его последняя любовь. В их любви не было безоблачного счастья. Для Тютчева она была «блаженно-роковой», для Денисьевой — «убийственной», а для них обоих — неотвратимой, как сама судьба. «Денисьевский цикл» — это одна из самых печальных, самых возвышенных и самых горьких любовных повестей человечества.

О, как убийственно мы любим,

Как с буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей

Среди стихов Тютчева есть такие, которые просто завораживают. Одно из них вот это:

Душа хотела б стать звездой,

Но не тогда, как с неба полуночи

Сил светила, как живые очи,

Глядят на сонный мир земной,

Но днем, когда сокрытые, как дымом

Палящих солнечных лучей,

Они, как божества, горят светлей

В эфире чистом и незримом.

Когда я читаю эти строки — в душе какой-то трепет. Кажется, что вот-вот я пойму что-то очень для меня важное. Но, очарованный звучанием слов и зримостью картины, чувствуешь, что оттенки мысли поэта тебе еще недоступны, осознаёшь, что для понимания такую поэзию нужно читать еще и еще…

Многие из тютчевских стихов стали хрестоматийными, многие положены на музыку. Вот, например, один из самых известных романсов на стихи Тютчева «Весенние воды»:

Еще в полях белеет слёг,

А воды уж весной шумят, —

Бегут и будят сонный брег,

Бегут и блещут и гласят…

Кажется, сама вдохновенная музыка весны заговорила в этих строках. Композитор Сергей Рахманинов лишь воплотил ее хрустальную мелодию в своем романсе.

Закончить свою работу я хочу строками из стихотворения А. Н. Апухтина «Памяти Ф. И. Тютчева»:

Ни у домашнего простого камелька,

Ни в шуме светских фраз и суеты салонной

Нам не забыть его, седого старика,

С улыбкой едкой, с душою благосклонной!

Стихи Федора Тютчева

Весна в окно стучится

Зима недаром злится,
Прошла ее пора —
Весна в окно стучится
И гонит со двора.
И все засуетилось,
Все нудит Зиму вон —
И жаворонки в небе
Уж подняли трезвон.
Зима еще хлопочет
И на Весну ворчит.
Та ей в глаза хохочет
И пуще лишь шумит.
Взбесилась ведьма злая
И, снегу захватя,
Пустила, убегая,
В прекрасное дитя.
Весне и горя мало:
Умылася в снегу,
И лишь румяней стала,
Наперекор врагу.

День Православного Востока

День Православного Востока,
Святись, святись, великий день,
Разлей свой благовест широко
И всю Россию им одень!

Но и святой Руси пределом
Его призыва не стесняй:
Пусть слышен будет в мире целом,
Пускай он льется через край,

Своею дальнею волною
И ту долину захватя,
Где бьется с немощию злою
Мое родимое дитя,[1] –
Тот светлый край, куда в изгнанье
Она судьбой увлечена,
Где неба южного дыханье
Как врачебство лишь пьет она.

О, дай болящей исцеленья,
Отрадой в душу ей повей,
Чтобы в Христово Воскресенье
Всецело жизнь воскресла в ней.

[1] Это стихотворение написано Ф.Тютчевым 16 апреля 1872 г.,
в день Святой Пасхи, и послано дочери поэта М.Ф.Тютчевой, умиравшей в то время в городе Рейхенгалле (Бавария).

И бунтует, и клокочет,
Хлещет, свищет, и ревет,
И до звезд допрянуть хочет,
До незыблемых высот.
Ад ли, адская ли сила
Под клокочущим котлом
Огонь геенский разложила —
И пучину взворотила
И поставила вверх дном?

Волн неистовых прибоем
Беспрерывно вал морской
С ревом, свистом, визгом, воем
Бьет в утес береговой,-
Но, спокойный и надменный,
Дурью волн не обуян,
Неподвижный, неизменный,
Мирозданью современный,
Ты стоишь, наш великан!

И, озлобленные боем,
Как на приступ роковой,
Снова волны лезут с воем
На гранит громадный твой.
Но, о камень неизменный
Бурный натиск преломив,
Вал отбрызнул сокрушенный,
И клубится мутной пеной
Обессиленный порыв.

Стой же ты, утес могучий!
Обожди лишь час-другой —
Надоест волне гремучей
Воевать с твоей пятой.
Утомясь потехой злою,
Присмиреет вновь она —
И без вою, и без бою
Под гигантскою пятою
Вновь уляжется волна.

Как ни гнетет рука судьбины,
Как ни томит людей обман,
Как ни браздят чело морщины
И сердце как ни полно ран;
Каким бы строгим испытаньям
Вы ни были подчинены,-
Что устоит перед дыханьем
И первой встречею весны!

Весна. она о вас не знает,
О вас, о горе и о зле;
Бессмертьем взор ее сияет,
И ни морщины на челе.
Своим законам лишь послушна,
В условный час слетает к вам,
Светла, блаженно-равнодушна,
Как подобает божествам.

Цветами сыплет над землею,
Свежа, как первая весна;
Была ль другая перед нею —
О том не ведает она:
По небу много облак бродит,
Но эти облака — ея;
Она ни следу не находит
Отцветших весен бытия.

Не о былом вздыхают розы
И соловей в ночи поет;
Благоухающие слезы
Не о былом Аврора льет,-
И страх кончины неизбежной
Не свеет с древа ни листа:
Их жизнь, как океан безбрежный,
Вся в настоящем разлита.

Игра и жертва жизни частной!
Приди ж, отвергни чувств обман
И ринься, бодрый, самовластный,
В сей животворный океан!
Приди, струей его эфирной
Омой страдальческую грудь —
И жизни божеско-всемирной
Хотя на миг причастен будь!

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,-
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность.
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Умом Россию не понять

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний, первый гром,
как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.

С горы бежит поток проворный,
В лесу не молкнет птичий гам,
И гам лесной и шум нагорный —
Все вторит весело громам.

Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.

Еще в полях белеет снег,
А воды уж весной шумят —
Бегут и будят сонный брег,
Бегут, и блещут, и гласят.

Они гласят во все концы:
«Весна идет, весна идет,
Мы молодой весны гонцы,
Она нас выслала вперед!

Весна идет, весна идет,
И тихих, теплых майских дней
Румяный, светлый хоровод
Толпится весело за ней. «

Я встретил вас — и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое —
И сердцу стало так тепло.

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-

Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты.

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот — слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне.

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь.

Уже полдневная пора
Палит отвесными лучами,—
И задымилася гора
С своими черными лесами.

Внизу, как зеркало стальное,
Синеют озера струи,
И с камней, блещущих на зное,
В родную глубь спешат ручьи.

И между тем как полусонный
Наш дольний мир, лишенный сил,
Проникнут негой благовонной,
Во мгле полуденной почил,—

Горе, как божества родные,
Над издыхающей землей
Играют выси ледяные
С лазурью неба огневой.

«Чародейкою Зимою…» Ф. Тютчев

Чародейкою Зимою
Околдован, лес стоит —
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою,
Чудной жизнью он блестит.

И стоит он, околдован, —
Не мертвец и не живой —
Сном волшебным очарован,
Весь опутан, весь окован
Легкой цепью пуховой…

Солнце зимнее ли мещет
На него свой луч косой —
В нем ничто не затрепещет,
Он весь вспыхнет и заблещет
Ослепительной красой.

Анализ стихотворения Тютчева «Чародейкою Зимою…»

Пейзажной лирике в творчестве Федора Тютчева отведено особое место. Являясь одни из основоположников русского романтизма, поэт уделял огромное внимание описаниям природы, не переставая восхищаться ее совершенством. Удивительные по красоте и изяществу пейзажные зарисовки можно встретить в стихах Тютчева различных периодов. И в юности, и в преклонном возрасте поэт отдавал дань величию и изяществу русской природы, справедливо полагая, что именно она является источником его вдохновения.

К наиболее ярким и запоминающимся произведениям пейзажной лирики Федора Тютчева относится стихотворение «Чародейкою Зимою…», написанное в 1854 году. С первых строк автор отождествляет свое любимое время года с очаровательной женщиной, которой под силу до неузнаваемости изменить окружающий мир, придав ему особую роскошь. Объектом поэтических исследований Тютчева в данном случае является зимний лес, который «под снежной бахромою» предстает совсем в ином, непривычном виде и блестит «чудной жизнью».

Поэту при помощи образных и очень точных метафор удалось передать умиротворенное состояние зимней природы, которая погружена в волшебный сон. Лес «околдован, не мертвец и не живой», и в этой фразе слышится неподдельное изумление автора, который не перестает удивляться тому, как обычный снег может изменить окружающий мир, превратив его в сонное царство, где деревья замерли до наступления весны, окованные «легкой цепью пуховой». Подобная метафора очень изысканна, хотя и противоречива. Ведь цепь не может быть соткана из пуха. Однако Федор Тютчев считает такое определение мягкого снежного плена, в котором оказались ели и березы, наиболее уместным. Действительно, благодаря одной этой фразе воображение живо рисует заснеженную рощу, безмолвную и наполненную безмятежным спокойствием. Складывается впечатление, что автор действительно попал в сказочное королевство, где правит чародейка Зима. Здесь жизнь течет по своим законам, которые обычному человеку понять очень сложно. Их можно лишь принять, как неизбежно, как свершившийся факт, и отдать должное великолепному зимнему пейзажу, который порождает в душе радость и ощущение совершенства окружающего мира.

Желая усилить эффект от воссозданной картины, Тютчев отмечает, что нет такой силы, которая смогла бы разрушить очарование зимнего пейзажа. «В нем ничто не затрепещет», — отмечает автор, указывая на то, что лишь во власти самой природы все изменить. Продет время, снег растает, и деревья, освободившись от зимних оков, примерят новую одежду. А пока солнечный луч не в состоянии разбудить безмолвных лесных обитателей. В его силах лишь наполнить пейзаж ослепительным блеском, который превратит каждую снежинку в драгоценный бриллиант. «Он весь вспыхнет и заблещет ослепительной красой», — отмечает поэт, подчеркивая, как удивительно меняется природа. Еще мгновение назад лес казался неживым, замерзшим и неприветливым. Однако благодаря солнцу, скользнувшему как бы ненароком по заснеженным ветвям, он превратился в роскошный дворец, переливающийся всеми цветами радуги. И эта удивительная метаморфоза настолько поразила автора, что он в стихотворении «Чародейкою Зимою…» попытался максимально точно передать свои ощущения и показать, что мир бесконечно прекрасен, и в нем всегда найдется место для чуда. Ведь то, как за считанные минуты природа может преобразить обычную лесную опушку, неподвластно ни одному живому существу. Поэтому Тютчев олицетворяет ее с чем-то божественным и недосягаемым, возвышенным и романтичным.

Стихи федора тютчева об осени

Федор Иванович Тютчев родился 23 ноября 1803 года в селе Овстуг Орловской губернии, ныне Брянской области. Принадлежал к старинному царскому роду. Первоначальное образование получил под руководством С. Е. Раича. Увлекался классической поэзией, рано начал писать стихи. В четырнадцать лет Тютчев стал сотрудником Общества любителей российской словесности.

Н. А. Полевой отозвался о Тютчеве как о поэте, подающем «блестящие надежды». А. С. Пушкин с «изумлением и восторгом» отнесся к доставленным ему из Германии стихам Тютчева и напечатал их в «Современнике». Критические статьи И. С. Тургенева и А. А. Фета, отзывы Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Л. Н. Толстого и других хотя и выражали разные идейно-эстетические позиции, однако в целом свидетельствовали о признании истинного таланта Тютчева в литературных кругах.

Как поэт Тютчев сложился на рубеже двадцатых-тридцатых годов. К этому времени относятся шедевры его лирики: «Бессоница», «Летний вечер», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «Цицерон», «Весенние воды», «Осенний вечер» и другие. Проникнутая страстной, напряженной мыслью и одновременно острым чувством трагизма жизни, лирика этого поэта художественно выразила сложность и противоречивость действительности.

В студенческие годы и в начале пребывания за границей Тютчев находился под влиянием свободолюбивых политических идей. Стихотворение «К оде Пушкина на вольность» близко русскому гражданскому романтизму. Однако свободомыслие Тютчева носило умеренный характер. Режим «канцелярии и казармы», «кнута и чина», символизировавший в глазах поэта официальную Россию, был для него неприемлем, но недопустима была и насильственная борьба с ним. Отсюда внутренняя противоречивость стихотворений. Усиливающееся с годами ощущение назревающих социальных сдвигов, сознание того, что Европа вступила в новую «революционную эру», способствует в политическом плане укреплению консервативных настроений Тютчева, развитию у него утопически идеализированного представления о николаевской России, которой якобы предначертана высокая историческая миссия. В сороковых годов политические взгляды поэта приобретают панславистскую окраску: самодержавная Россия, призванная объединить все славянские народы, мыслится им в качестве оплота против революционного Запада.

Консервативные политические взгляды Тютчева сочетаются с мятущимся духовно-нравственным строем его поэзии. Боясь революции, он испытывает острый интерес к «высоким зрелищам» социальных потрясений. Для мироощущения поэта характерны ставшие крылатыми слова из стихотворения «Цицерон»: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!». Отнеся себя к «обломкам старых поколений», он ощущает горечь при мысли о своей оторванности от «нового, младого племени», о невозможности идти с ним «навстречу солнцу и движенью». Об этом он пишет в стихах «Бессонница», «Как птичка, раннею зарей». В самом себе поэт ощущает «страшное раздвоенье», «двойное бытие», составляющее, по его мнению, отличительное свойство человека его эпохи.

Поэзия Тютчева вся пропитана тревогой. Мир, природа, человек предстают в его стихах в постоянном столкновении противоборствующих сил, «среди громов, среди огней, среди клокочущих страстей, в стихийном пламенном раздоре». Диалектическое постижение действительности — в непрестанном движении — характеризует философскую глубину лирики поэта. Особенное тяготение проявляет он к изображению бурь и гроз в природе и в человеческой душе. «Гармонии в стихийных спорах» в стихотворении «Певучесть есть в морских волнах», поэт противопоставляет полное неразрешимых противоречий нравственное бытие человека. В стихотворениях Тютчева человек обречен на «безнадежный», «неравный» бой, «же-

стокую», «упорную», «отчаянную» борьбу с жизнью, роком, самим собой. Однако фаталистические мотивы в его поэзии сочетаются с мужественными нотами, славящими подвиг «непреклонных сердец», сильных духом натур. Об этом говорится в стихотворении «Два голоса».

Подобно Е. А. Баратынскому, Тютчев — крупнейший представитель русской философской лирики: он откликается на вековечные вопросы, волнующие человеческое сознание. Художественный метод поэта, при всем его своеобразии, отражает общее для русской поэзии движение от романтизма к реализму. Романтическое мировосприятие безусловно определяет собой поэтический стиль Тютчева двадцатых-тридцатых годов. Представление о всеобщей одушевленности природы, о тождестве явлений внешнего и внутреннего мира обусловлены особенностями образной системы и композиции стихов поэта. Соответствие душевных состояний человека явлениям природы либо подчеркивается прямым сравнением, либо угадывается, что придает стихотворениям символический смысл. При этом тютчевские образы природы остаются пластически точными и конкретно зримыми:

Уж солнца раскаленный шар

С главы своей земля скатила,

И мирный вечера пожар

Волна морская поглотила.

Уж звезды светлые взошли

И тяготеющий над нами

Небесный свод приподняли

Своими влажными главами.

Романтическое мировосприятие сохраняется и в дальнейшем, но творческий метод поэта с годами усложняется. В творчестве Тютчева усиливается внимание к передаче непосредственного впечатления от внешнего мира к конкретному его изображению, тоньше становятся аналогии между природой и человеком, сильнее звучат ранее приглушенные гуманистические ноты. Образы природы в поздней лирике поэта окрашиваются прежде отсутствовавшим в них национально-русским колоритом. В пятидесятых-шестидесятых годах создаются лучшие произведения интимной лирики Тютчева, связанные с любовью поэта к Е. А. Денисовой, потрясающие психологической правдой в раскрытии человеческих переживаний:

О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,

Ты говорил: она моя.

Год не прошел — спроси и сведай,

Что уцелело от нея?

Творческое освоение тютчевской философской лирики оказалось плодотворным для Н. Заболоцкого. Многие стихи Тютчева положены на музыку русскими композиторами:

Я встретил вас, и все былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое –

И сердцу стало так тепло…

Как поздней осени порою

Бывают дни, бывает час,

Когда повеет вдруг весною

И что-то встрепенется в нас.

Проникновенный лирик-мыслитель, Тютчев был мастером русского стиха, придавшим традиционным размерам необыкновенное ритмичное разнообразие, не боявшимся необычных и в высшей степени выразительных метрических сочетаний. Его «чуткось к русскому языку», восхищавшая Л. Н. Толстого, проявлялась в способности находить в слове скрытые и еще никем не подмеченные смысловые оттенки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector