Причины бунта Родиона Раскольникова (по роману Федора Достоевского «Преступление и наказание» )

«Молодой человек, исключенный из студентов университета… и живущий в крайней бедности… решился разом выйти из скверного своего положения. Он решился убить одну старушку… дающую деньги на проценты. ..» — так пишет Ф. М. Достоевский о своем герое. Что же заставляет Родиона Романовича Раскольникова (так зовут молодого человека), находящегося в далеко не катастрофической ситуации, идти на преступление?

Раскольников снимает квартиру в одном из домов, находящихся в бедном квартале Петербурга. Это «…крошечная клетушка,

После смерти его отца Родион Романович остается единственным мужчиной в семье, состоящей теперь из его матери и сестры Дуни. В такой ситуации он, разумеется, должен взять на себя заботу о семье.

У студента в то время было два основных источника доходов: стипендия и частные уроки. Стипендию Раскольников не получал, так как был исключен из университета. Он некоторое время давал уроки, «учил детей», но довольно скоро бросил это занятие — оно не приносило достаточно денег.

Родион оказался бы и вовсе без средств

Раскольников тяготится создавшимся положением. Его сильно развитое чувство порядочности не позволяет ему пользоваться средствами матери, которую он, наоборот, обязан обеспечить, и только крайняя нужда заставляет его делать это.

Убожество собственной жизни и жизни тех, кто его окружает, приводит молодого человека в болезненное состояние. Так подтверждается правило, обратное изречению Авиценны: «В здоровом теле — здоровый дух». Раскольников заболевает.

Автор уделяет огромное внимание психологии своих героев, поэтому читатель может во всех подробностях видеть, что происходит в душе Родиона Романовича. В нем говорит врожденная гордость бунтаря.

Он напряженно ищет выход из своих затруднений. И этот выход Раскольников находит в теории, созданной им в свое время и опубликованной в журнале в виде научной статьи.

Эта теория разделяла всех людей на «тварей дрожащих» и на «право имеющих». Раскольников признает за последними право на «кровь на совести», то есть на убийство или равновеликое злодеяние во имя высших целей. В конечном итоге цель «право имеющих» — помочь остальным людям, но они это делают, перешагивая через них и оставляя за собой кровавый след.

Родион Романович, со свойственным молодым людям апломбом, считает себя Наполеоном, «право имеющим». Но, как ученый, он должен подтвердить это на практике. Если он имеет право на совершение тягчайшего греха, он не понесет наказания от людей и его не будут преследовать муки совести.

Ему выпадает удачный случай. В трактире он слышит разговор студента и офицера, которые говорят о знакомой Родиону старухе-процентщице по имени Алена Ивановна. Он узнает о жестокости этой женщины к клиентам, о ее сестре, о ее богатстве.

Убив эту гадкую старуху, Раскольников разом достигает всех своих целей. Он обеспечивает семью деньгами, себя — возможностью продолжать обучение, и — самое главное — у него появился повод проверить свою теорию на практике.

Продумав свое преступление, он затем совершает его. Родиону приходится убить еще и сестру Алены Ивановны Лизавету. Но оказывается, что он совершенно не готов к грабежу. Фактически его план срывается.

Тем не менее убийство свершилось. Сие преступление перед Богом поистине огромно. Дело не в двух убитых женщинах. Их могло и не быть. Грех Раскольникова — в создании человеконенавистнической теории, которая, превращенная в догму, могла бы стать причиной уничтожения рода человеческого.

Убийство — лишь внешняя сторона его богопротивного поступка. Глубинный смысл преступления — бунт против государственной системы, загоняющей человека в такие условия, в каких не содержат и животных; против нищеты, низводящей человека до положения скота, против жестокости и безразличия людей к своим ближним. Но справедливость достигается совсем другим путем. Честным и чистым. Иначе человеческой личности грозит распад. История Раскольникова тому подтверждение.

Стихи Фёдора Михайловича Достоевского

Автор:
Solveig

Опубликовано Solveig в Чт, 27/10/2011 — 22:03

Два стихотворения капитана Лебядкина

из романа «Бесы» (1871—72)

Любви пылающей граната
Лопнула в груди Игната.
И вновь заплакал горькой мукой
По Севастополю безрукий.

И порхает звезда на коне
В хороводе других амазонок;
Улыбается с лошади мне
Ари-сто-кратический ребенок.

Рождественские стихи

Крошку-Ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
«Как пойдешь ты через ельник,–
Он с улыбкою сказал, –
Елку срубишь, и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай, как память обо Мне».
И смутился Ангел-крошка:
«Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?»
«Сам увидишь», – Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.

Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет.
Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет.
Загляните в окна сами, –
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.

И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.
И прекрасных и послушных
Много видел он детей. –
Все при виде Божьей елки,
Всё забыв, тянулись к ней.

Кто кричит: «Я елки стою!»
Кто корит за то его:
«Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!»
«Нет, я елочки достойна
И достойнее других!»
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.

Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.
И на улицу, понурясь,
Ангел вышел… «Боже мой!
Научи, кому бы мог я
Дар отдать бесценный Твой!»

И на улице встречает
Ангел крошку, – он стоит,
Елку Божью озирает, –
И восторгом взор горит.
«Елка! Елочка! – захлопал
Он в ладоши. – Жаль, что я
Этой елки не достоин
И она не для меня…

Но неси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, –
Стоит елочки она!
Пусть не плачется напрасно!»
Мальчик Ангелу шепнул.
И с улыбкой Ангел ясный
Елку крошке протянул.

И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.
Елка искрится и блещет, –
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган.

И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принёс.

Стихи, написанные в одическом жанре

На европейские события в 1854 году

C чего взялась всесветная беда?
Кто виноват, кто первый начинает?
Народ вы умный, всякой это знает,
Да славушка пошла об вас худа!
Уж лучше бы в покое дома жить
Да справиться с домашними делами!
Ведь, кажется, нам нечего делить
И места много всем под небесами.
К тому ж и то, коль всё уж поминать:
Смешно французом русского пугать!

Знакома Русь со всякою бедой!
Случалось ей, что не бывало с вами.
Давил ее татарин под пятой,
А очутился он же под ногами.
Но далеко она с тех пор ушла!
Не в мерку ей стать вровень даже с вами;
Заморский рост она переросла,
Тянуться ль вам в одно с богатырями!
Попробуйте на нас теперь взглянуть,
Коль не боитесь голову свихнуть!

Страдала Русь в боях междоусобных,
По капле кровью чуть не изошла,
Томясь в борьбе своих единокровных;
Но живуча святая Русь была!
Умнее вы,— зато вам книги в руки!
Правее вы,— то знает ваша честь!
Но знайте же, что и в последней муке
Нам будет чем страданье перенесть!
Прошедшее стоит ответом вам,—
И ваш союз давно не страшен нам!

Достоевский Федор Михайлович — Рисунки Федора Достоевского

РИСУНКИ ФЁДОРА ДОСТОЕВСКОГО

Рисунки Федора Достоевского. М., Воскресение. 1997

«Im Werden Verlag». Некоммерческое электронное издание. Мюнхен. 2007 http://imwerden.de

ГРАФИКА Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО: ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Федор Михайлович Достоевский редко говорил о своих рисунках и не оставил нам никаких прямых письменных указаний на их существование. Писатель не любил обсуждать с посторонними тайны его творческой лаборатории. Его «записные книжки», содержащие большую часть рисунков, сберегала вдали от постороннего глаза и как величайшую драгоценность его жена, Анна Григорьевна.

Однако именно потому, что писатель бережно хранил «письменные книги», где им выполнялись первоначальные записи ко всем написанным и ненаписанным произведениям, до нас дошли многочисленные графические наброски, сделанные им в процессе обдумывания «плана» «Преступления и наказания». «Идиота». «Бесов». «Подростка». «Братьев Карамазовых».

Характерное свойство графического наследия Достоевского, резко отличающее его от типологически разнообразных рисунков А. С. Пушкина — поразительно строгое (и имеющее свои причины) разделение на три главных иконографических мотива:

1. Мужские, женские, детские портреты около 7 проц. от общего числа рисунков.

2. Архитектурные наброски («готика») — около 26 проц.

3. «Каллиграфические упражнения» Достоевского — около 61 проц.

ПОРТРЕТНЫЕ РИСУНКИ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

Проблема воплотимости человеческого характера в портрете волновала Достоевского не менее любого художника-портретиста. По страницам рукописей к роману «Преступление и наказание» можно наблюдать графическую разработку лица Раскольникова. его матери и сестры Сони, Порфирия, Лизаветы. Иногда он рисовал своих современников и коллег по литературе — В. Г. Белинского. М. М. Достоевского. А. А. Краевского, И. С. Тургенева. Встречаются среди изображенных им лиц и любимые писатели О. де Бальзак. М. Сервантес, Тихон Задонский. Размышляя над особенностями жизненного пути так называемых «великих людей», писатель рисовал в своей тетради лица Петра I. Николая I. Наполеона III и Наполеона Бонапарта. Такого рода рисунки — всегда появлялись в связи с разработкой нового плана романа, прототипами главных действующих лиц которого оказывались деятели русской и европейской истории.

«ГОТИКА» Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

Крупным по размерам слоем графики Достоевского является его «готика»: архитектурные рисунки, представляющие собой графические вариации на темы арок, башенок и стрельчатых окон готических здании. Наибольшее их число содержится в рукописях к роману «Бесы».

«Готические рисунки» Достоевского поражают своей изысканной красотой, великолепием отделки и фантастическим разнообразием. В них мы можем узнать стреловидные арки и витражи Кельнского, Миланского, Парижского (Нотр-Дам), других готических соборов, которые видел и которыми восхищался писатель. Но было бы ошибкой искать объяснения этим рисункам лишь в пределах их возможных архитектурных подобий. В своих эскизах писатель позволял своей фантазии уходить в области, недоступные реальной архитектуре: большинство архитектурных «проектов» писателя неосуществимы в условиях земного тяготения и могут быть реализованы лишь в невесомости или, по крайней мере, на Луне. Это особенно важно отметить потому, что «ошибки» в архитектурных набросках писателя проистекают отнюдь не из его незнания принципов и шаблонов архитектурного искусства или неумения их отобразить: совершенно ясно, что они сделаны сознательно.

Достоевский имел диплом Главного инженерного училища, лучшего в России учебною заведения военно-архитектурного профиля, где преподавали лучшие отечественные и иностранные профессора. Качество учебных работ лично проверял великий князь Михаил, что еще более повышало требовательность преподавателей. По свидетельству однокашников. Достоевский, явно скучавший на лекциях по геодезии, фортификации и математике, заметно оживлялся лишь на занятиях по двум дисциплинам: курсе русской словесности и лекциях по истории архитектуры, которая увлекла его почти без всякой связи с будущей инженерной специальностью. Уже тогда будущий писатель восхищался красотой готических линии этот архитектурный синь оказался ближе всего к его эстетическим вкусам и ассоциировался в его сознании с тем образом совершенной, законченной красоты, воплощающей в себе добро и истину, которые он напряженно искал в эти училищные годы.

В готическом соборе он видел «поэзию», в камне, «как бы крик всей вселенной», как говорит один из героев романа «Подросток». Напротив словесность, литературное искусство, которому посвящал Достоевский в годы учения все свое свободное время, учила его смыслу и восприятию той идеи «абсолютного искусства», материально воплощенной «красоты — истины — добра», которая находилась в основе всего мировоззрения писателя в годы зрелого творчества.

«КАЛЛИГРАФИЯ» Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

Перелистывая «записные тетради» Достоевского, нетрудно заметить, что многие составляющие их записи выполнены каллиграфическим почерком. Сравнивая рукописные тексты к различным произведениям писателя, мы постепенно убеждаемся, что этот «красивый» почерк чаше всего встречается в подготовительных материалах к романам «Преступление и наказание», а особенно — романам «Идиот» и «Бесы», где «каллиграфия» расцветает наиболее пышно и разнообразно.

В арсенале писателя не просто ИНОГО различных почерков, часто соседствующих на одной странице, в пределах одного и того же текста, выполненного даже в одно и то же время, но, можно даже сказать, что Достоевский имел свой специальный почерк для каждой выражаемой им мысли, каждою написанною слова. Этот разнообразный, разноликий «почерк» Достоевского почти невозможно классифицировать: письменные СТИЛИ, используемые писателем во время работы, плавно перетекают один в другой. Каждый имеет собственное место относительно двух противоположных полюсов быстрой, напоминающей своим внешним видом колючую проволоку, едва читаемой скорописи и поразительной по своему художественному совершенству «каллиграфии», которая как бы олицетворяет собой некое идеальное в своем совершенстве художественное слово. «Каллиграфия» Достоевского отнюдь не простые прописи, не норма, написанная от руки, но целый мир художественных образов, по своему богатству вполне соотносимых с миром творчества писателя. Сравнение того и другого не выдумано нами но содержится в произведениях Достоевского, например, на страницах романа «Идиот», главный герой которого — «художник почерка» или «артист», способный выразить в начертании буквы характер человека.

РИСУНКИ ДОСТОЕВСКОГО — ХАОС ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

Достоевский непросто «писал» или «записывал» в процессе творческого размышления, но как бы жил в пространстве и времени особого художественного мира «письменной книги», где в гесном взаимодействии находятся смыслы и значения слов, а также смыслы и значения, выраженные наглядными образами. Слово и изображение, органически сочетаясь, помогают писателю в философском осмыслении и художественном воплощении воспринимаемого мира: в этом выразилась самая сущность творческой индивидуальности Достоевского. Начиная новый роман, он обращался к себе с призывом: «смотри в старых книжках», «см. в старой книге» и др. Нет ничего малозначительного в цельном, едином процессе созидания великого произведения искусства, в начале которого графические или, лучше сказать. идеоографтеские записи романиста.

Насколько значима была графика для самою Достоевского доказывается и тем, что писатель менял причем, очень резко и характерно — сам способ оформления подготовительных записей в разные периоды своего творчества. Например, рукописные материалы к «Преступлению и наказанию» не только по своему содержанию, но и по внешней форме резко отличаются от материалов к роману «Идиот». «Бесы», другим произведениям. То же самое можно сказать и о записях к «Подростку» или «Братьям Карамазовым». Творческая рукопись к любому произведению писателя каждого периода его творчества имеет свое собственное лицо. Находясь на «переднем крае» борьбы писателя за искомую художественную форму, графика Достоевского в своем изменении несет нам информацию о важных переменах в приемах и стиле работы романиста, которые приносили с собой годы его творческой зрелости.

Самый ранний из известных нам портретных рисунков Ф.М.Достоевского. Физиономическая трактовка типа «сладострастного насекомого». Впоследствии этот образ запечатлен в Тоцком («Идиот»). Свидригайлове («Преступление и наказание»), старшем князе Сокольском («Подросток»). Федоре Карамазове («Братья Карамазовы»), Около 1860-го года.

Изображение «восковой персоны» Петра Великого, изготовленной скульптором Растрелли. Рисунок выполнен в процессе работы писателя над романом «Преступление и наказание». 1865 г.

Попытка графического определения «лица идеи» главного героя романа «Идиот» (первая редакция). 1867 г.

Изображение липа главного героя романа «Идиот» (первая редакция). 1867 г.

Набросок портрета «идиота»главного героя неосуществленной первой редакции романа «Идиот». 1867 г.

Портретные наброски «старца», носителя идеи христианского возрождения России, и «идиота», главного героя неосуществленного замысла романа «Идиот» (первая редакция). 1867 г.

Последний из известных нам портретов главного героя романа «Идиот». 1867 г.

Портрет генерала Епанчина. одного из действующих дни романа «Идиот». Имеет черты сходства с Александром II, императором России в эти годы. 1868 г.

Автопортрет Достоевского в юности (18-20 лет), изображение «старца», слегка шаржированное изображение Дж. Россини, умершего в год создания этого рисунка. Флоренция. 1868 г.

Портрет «старца», имеющим черты сходства со Святителем Тихоном Задонским. 1868 г.

Портретный набросок и «готика». «Вторая записная тетрадь к роману «Бесы». 1870 — 1871 гг.

Портрет молодого человека на странице чернового автографа второй главы части третьей романа «Бесы». 1871 — 1872 г.

Молодой монах с крестом на шее и в руках. Рисунок выполнен на стадии завершения романа «Подросток». Одновременно он намечает сюжет следующего произведения Достоевского — «Братья Карамазовы». 1875 г.

Портретный набросок русского православного правдоискателя из крестьян. Получил воплощение в Макаре Ивановиче Долгоруком («Подросток»). 1873 — 1874 г.

Единственный портретный рисунок Достоевского, находящийся в рукописи «Дневника писателя» 1876-1877 г. Имеет черты сходства с А.А.Краевским, известным писателем 1840-х гг. 1877 г.

Портретный рисунок пером средли записей к роману «Братья Карамазовы». 1878 — 1880г.

Изображение «странничка» и «лицо идеи» главного героя романа «Братья Карамазовы» — Алеши Карамазова. 1879 г.

Готические наброски в рукописи романа «Бесы». 1870 г.

Детали стрельчатых окон готических соборов. «Записная тетрадь» к роману «Бесы». 1871 г.

Готические наброски в рукописи романа «Бесы». 1871 г.

«Готика». «Вторая записная тетрадь к роману «Бесы». 1870 — 1871 г.

Графическая композиция, включающая изображение архитектурных деталей, каллиграфические записки и портретный набросок «Вторая записная тетрадь к роману «Бесы». 1870 — 1871 гг.

Рисунок в черновых записях к главе шестой части третьей романа «Подросток». 1875 г.

Каллиграфические записи, сделанные Достоевским в период работы над романом «Идиот». 1867 г.

Продолжение каллиграфических записей, показывающих интерес Ф.М.Достоевского к личности и характеру Юлия Цезаря в свете работы писателя нал «лицом идеи» главного героя романа «Идиот» (первая редакция). 1867 г.

«Каллиграфия». «Вторая записная тетрадь к роману «Бесы». 1870-1871 гг.

Иероглиф «нос» в «записной тетради» к роману «Подросток». 1873-1874 гг.

Рисунок и «каллиграфия» в «записной тетради» к роману «Подросток». 1874 г.

Федор Достоевский стихи

Детские христианские стихи на Рождество Христово

Ни ушей, ни взоров лишних, —
Вот пропели петухи —
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,
Озарен Марии лик.
Звездный хор к иному хору
Слухом трепетным приник, —

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: