Достоевский цитаты о жизни

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Жизнь скучна без нравственной цели, не стоит жить, чтобы только питаться, это знает и работник – стало быть, надо для жизни нравственное занятие.

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Я решительно не знаю, для чего жизнь так коротка. Чтоб не наскучить, конечно, ибо жизнь есть тоже художественное произведение самого творца в окончательной и безукоризненной форме пушкинского стихотворения. Краткость есть первое условие художественности. Но если кому не скучно, тем бы и дать пожить подольше.

Идея о бессмертии – это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества.

Нет выше идеи, как пожертвовать собственной жизнью, отстаивая своих братьев и свое отечество…

Искусство никогда не оставляло человека, всегда отвечало его потребностям и его идеалу, всегда помогало ему в отыскивании этого идеала, – рождалось с человеком, развивалось рядом с его исторической жизнью.

Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело – тем более тут эгоизма. Люби самого себя – вот одно правило, которое я признаю. Жизнь – коммерческая сделка…

Стихи достоевского про жизнь

В «Избранное» Федора Михаиловича Достоевского вошли его различные произведения небольшого объема, которые сам писатель наиболее ценил и которые дают представление о христианском духе его творчества. В первой части сборника помещены художественные произведения Достоевского, во второй — публицистика. Главы из «Дневника писателя», посвященные различным событиям политической, культурной и духовной жизни России и всего мира, поражают современного читателя своей актуальностью и глубиной анализа. При этом они до сих пор практически неизвестны широкой публике.

В 2001 году будет праздноваться 180-летие со дня рождения и 120-летие со дня смерти великого русского писателя. Настоящее издание еще раз доказывает всю масштабность и силу творчества человека, который любые явления окружающие мира оценивал с точки зрения евангельской истины.


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Представить даже самое основное из колоссального по своему духовному содержанию наследия Достоевского водном томе, конечно, невозможно. Нельзя говорить, что знаешь Достоевского, не прочитав пяти его великих романов — «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы»; основная проблематика его творчества, разрешение важнейших для каждого человека, для судеб русского народа и всего человечества вопросов заключены именно там. В этой книге мы попытались собрать те из небольших по объему художественных произведений писателя, которые он сам наиболее ценил и которые дают представление о христианском духе его творчества. В первую часть, помимо них, мы сочли возможным включить также главу из «Записок из Мертвого дома» — автобиографической повести Достоевского, написанной на опыте четырехлетнего пребывания на каторге (писатель был осужден за участие в деле петрашевцев), где автор вывел себя под вымышленным именем Александра Петровича Горянчикова. Кроме того, в первую часть вошли: литературно-критический очерк «Пушкин» — не только потому, что это лучшее, наверно, из написанного о великом русском поэте, но и потому, что здесь сформулированы важнейшие убеждения Достоевского о духовной судьбе и предназначении русского народа как хранителя Православия; один из редких поэтических опытов писателя — стихи, написанные на коронацию Государя Императора Александра II, и в завершение, глава из последнего романа «Братья Карамазовы» — «Великий инквизитор», где поставлены проблемы вселенского масштаба; для разрешения же их и понимания ответов Достоевского необходимо, повторяем, прочесть весь роман.

Вторую часть нашего сборника составила публицистика Достоевского. Помимо двух статей о монастырской жизни и о взаимоотношениях Церкви и общества (открывающих раздел), сюда вошли статьи из «Дневника писателя» — уникального издания, придуманного самим Достоевским. Еще в 1873 году, работая редактором еженедельника «Гражданин», Достоевский стал писать статьи-отклики на самые важные события в политической, культурной, духовной жизни России и всего мира. А с 1876 года Достоевский стал ежемесячно выпускать собственный журнал, который так и назывался — «Дневник писателя». Каждый выпуск этого журнала представлял собой, с одной стороны, своеобразный отчет о духовной, творческой, интеллектуальной жизни Достоевского (сюда входили статьи, художественные произведения, литературная критика, комментарии к громким судебным процессам, отчеты о поездках, политические обзоры); с другой — отражал широчайшую панораму жизни страны и мира. «Дневник писателя» читала вся образованная Россия, Достоевский получал сотни писем из всех уголков страны, нередко эти письма сами становились основой для будущих выпусков; по существу, это была открытая беседа писателя со всей Россией. Читая сегодня главы «Дневника…», поражаешься, насколько злободневно они звучат — идет ли речь о защите Россией сербов и других славянских народов на Балканах и реакции на это Запада, о социально-политических и экономических проблемах внутри страны, о роли Церкви и распространении сектантства, о взаимоотношениях народа и интеллигенции. Почти каждую статью можно без особых изменений публиковать в сегодняшних газетах — она будет раскрывать суть проблемы глубже, яснее, масштабнее нынешних авторов, ибо Достоевский самые малые и самые великие вопросы времени всегда решал в свете вечности, в свете Христовой истины.

Не все из статей «Дневника писателя» включены в настоящее издание полностью. Сокращения отмечены в тексте угловыми скобками .

Говоря о «Дневнике писателя», необходимо отметить вот что: порой встречающиеся тут резкие высказывания («полячишки», «жиды» и т.п.) не свидетельствуют о национализме автора: в каждом народе (в том числе и в русском) он обличал тех, кто узкоэгоистические или узконациональные интересы ставил выше христианской любви и всечеловеческого братства.

Предваряет сборник начальная глава из труда известного русского православного мыслителя Сергея Фуделя «Наследство Достоевского», в которой раскрывается владычествующая — христианская идея всего творчества Достоевского (мы сочли возможным опустить в ней некоторые сноски). Хотя труд С. Фуделя написан почти полвека назад, он тоже, на наш взгляд, отнюдь не потерял глубины и содержательности.

Топ-5 поэтов золотого века

Золотой век русской литературы вообще, и русской поэзии в частности – это не просто временной период. Скорее даже дело вовсе не в рамках времени, ограничивающих человеческую жизнь, или рисующих тонкие границы бытия в пределах ста лет. Среди литературоведов «Золотым веком русской поэзии» принято называть первую половину девятнадцатого века, точнее первые сорок лет. Этот период характеризуется всплеском творческой активности, озарённой гением Александра Сергеевича Пушкина. Именно поэзия начала девятнадцатого века стала тем самым движителем развития русской литературы, который продолжает «работать» до сих пор. Созданные в то время гениальными поэтами произведения по сию пору остаются непревзойдёнными шедеврами классики, образцами высшего поэтического мастерства, великолепными эталонами величия русского слова и русского языка. Потом, во второй половине девятнадцатого века одновременно с началом политического и социального брожения, на фоне перемен начнёт бурно развиваться русская романистика. Она раз и навсегда одарит нас бессмертными строками великих столпов русского романа: Тургенева, Достоевского и Толстого, подарит произведения Гончарова. Век девятнадцатый однозначно и непререкаемо будет восприниматься как «Золотой век русской литературы», который впоследствии органично породит не менее знаменитый и не менее талантливый «Серебряный век».

Возвращаясь к поэзии «Золотого века», надобно отметить, что одновременно с Пушкиным закрома русской поэзии наполняют своими произведениями поэты так называемого «второго ряда», практически все они – друзья, знакомые поэта, соученики по Царскосельскому лицею. Несмотря на то, что их имена известны, по силе своих произведений, по их эмоциональной и смысловой структуре равных Пушкину не было. Возможно, именно поэтому литературоведы, а вслед за ними и обычные читатели объединяют этих блистательных молодых людей в созвездие, «Пушкинскую плеяду». Этот круг единомышленников позднее будет разбит, разобщен разными идеями и тем будущим, которое каждый из этих талантливейших людей представлял наилучшим для любимой России.

Но «Золотой век русской поэзии» — это не только и не столько поэты «Пушкинской плеяды». Современниками Пушкина были несколько воистину великих поэтов, которых мы сегодня объединим в нашем рейтинге, в топовой пятёрке. Критериями для отбора этих пяти имён будет не количество написанных лирических произведений, не их популярность в разное время, и даже не «громкость» имён. Для составления рейтинга пяти самых талантливых поэтов «золотого века» русской поэзии за основополагающие критерии мы принимаем силу личности, талант и вклад каждого конкретного поэта в становлении и развитии русской литературы.

Мы начнём с пятого, последнего, места в нашем рейтинге, но отнюдь не последнего в русской литературе. Пятым в нашем списке станет автор единственной, но блистательной, остроумнейшей, ироничной комедии «Горе от ума», Александр Сергеевич Грибоедов. По иронии судьбы единственная поэтическая вещь, созданная Грибоедовым и дошедшая до нас целиком, перечеркнула всё остальное творчество поэта. Мало людей знают его стихотворения, статьи и публицистику, но практически все, иногда сами того не сознавая, так или иначе прикоснулись к гению «Горе от ума». Комедия была моментально подхвачена тысячами людских языков, разодрана на цитаты, пословицы, поговорки, от чего нисколько не пострадало её величие, напротив, это обеспечило произведению бессмертие. «Говорящие» фамилии, блистательные остроумные характеристики персонажей, эмоциональная речь, критика общества, облечённая в лёгкую и запоминающуюся форму поэзии – всё это стало нашим достоянием на века. «А судьи кто?», «Карету мне, карету!» «Кричали женщины Ура! И в воздух чепчики бросали»… Мы до сих пор с удовольствием пользуемся этими меткими выражениями, которые совершенно точно, и вместе с тем, с невероятной иронией отражают разные жизненные ситуации. Итак, номер пять в нашей топ-пятёрке — Александр Сергеевич Грибоедов, русский поэт, драматург, дипломат.

Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин) занимает четвёртое почётное место в нашем своеобразном рейтинге. На протяжении всей жизни Фет занимался литературным поэтическим творчеством. Несмотря на то, что его произведения публикуются в основном во второй половине девятнадцатого века, он всё-таки вошёл в наш рейтинг, ибо его стихотворения – это своеобразный мир лирика с тонкой душой, овеянной трагедией бытия. Его стихи высоко оценивал Белинский, ставя Фета практически на одну ступень с прекрасным «русским Байроном» – Лермонтовым. Лирика Фета – пронзительнейшая, щемящая, исполнена мотивов грусти, трагичности. Печальной дымкой овеяны красивейшие образцы поэзии, вышедшие из-под пера Фета, где красота мира познаётся автором с двух сторон, внешней, черпающей истоки вдохновения в красотах родной природы, и внутренней, главным стимулом которой является любовь. Четвёртое место мы отдали Афанасию Афанасьевичу Фету – тонкому ценителю красоты, в том числе и красоты слога.

Третье место в нашем рейтинге принадлежит по праву Фёдору Ивановичу Тютчеву. За свою длинную жизнь поэт написал всего около 300 стихотворений, но его гений проявился в них в полной мере. Будучи учеником и последователем Пушкина и учителем для последующего поколения поэтов, Тютчев создал прекрасные образцы философской лирики. Его стихотворения исполнены величественной красоты, пронизаны размышлениями о сущности бытия. Интересно, что Фёдор Иванович, практически не употребляющий в повседневной жизни русскую речь и создающий публицистические произведения только на французском языке, стихи писал исключительно на русском. Его стихотворение Silentium о невыразимости мыслей посредством человеческого языка, в том числе и посредством «великого и могучего», казалось, опровергает этот тезис. Несмотря на собственное критическое и даже слегка небрежное отношение Тютчева к собственным произведениям его лирика до сих пор является великолепным образцом золотого века русской поэзии.

Мы добрались до двух самых верхних позиций нашего рейтинга. Второе место в нашей топ-пятёрке. Лермонтов Михаил Юрьевич. Как и Грибоедов, как и Пушкин ушедший от нас непозволительно рано. Но успевший за свою недлинную жизнь создать такие произведения, такие образы, которые стали краеугольными камнями в истории создания и развития великой русской литературы. Демонический, мятущийся, алчущий правды и свободы дух Лермонтова вслед за своими героями устремляется далеко вперёд, заглядывая в будущее. Читая поэтические произведения Лермонтова, невозможно просто наслаждаться поэзией, его стихи заставляют думать и страдать, искать и находить. Великий поэт встал в поредевший после убийства Пушкина ряд, нет, возглавил величественный пантеон русских поэтов, подхватив перо, выпавшее из рук великого мэтра, занявшего первое место в нашем рейтинге.

Пушкин, несомненно, наше всё! Пушкин – это сама гармония, само совершенство. Безумно талантливый потомок арапа Петра Великого, русский по зову сердца, по широте души, по образованию и по крови, Александр Сергеевич стал непререкаемым авторитетом уже для своих современников. Такой разный, такой неизменно прекрасный, такой неистребимо восхищённый жизнью, такой искренний в каждом моменте своего существования. Даже в своих политических стихотворениях умеющий лирикой усилить воздействие и глубину идей, которые, принимая, возносил на небывалую высоту силой своего таланта. Воздвигший себе памятник, воспевший любовь и красоту. Поэт. Певец. Пророк. Он возглавляет наш рейтинг, нашу топ-пятёрку поэтов, имена которых окрашены светом истинного золота. Он – несомненный лидер, учитель и посредник между веками.

25 главных цитат Фёдора Достоевского

Фёдор Михайлович Достоевский — один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей, творчество которого знают и изучают на уроках литературы во всем мире. Фёдор Михайлович оказал огромное влияние на развитие литературы всего мира и духовного развития человечества в целом.

В его произведениях персонажи нередко живут как бы сами по себе, не подчиняясь закону причины-следствия или движению повествования в целом. А автор не описывает, а лишь сопереживает трагедии героев. За это его прозвали самым глубоко нравственным писателем, настоящим «психологом пера» и исследователем человеческой души.

— Достоевский умер, — сказала гражданка, но как-то не очень уверенно.
— Протестую! — горячо воскликнул Бегемот. — Достоевский бессмертен!
© Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: