ЯКОВЛЕВА АРИНА РОДИОНОВНА

(1758 — 1828)
Няня Александра Сергеевича Пушкина

Арина Родионовна – с 1759 года крепостная Абрама Петровича Ганнибала, прадеда Александра Сергеевича Пушкина. После замужества в 1781 году стала крепостной деда поэта, Осипа Абрамовича Ганнибала. Она была няней вначале Надежды Осиповны, матери Александра Сергеевича, а затем стала няней ее детей: Ольги, затем Александра и Льва.

В 1807 году семейство Ганнибалов продало, вместе с крестьянами, земли в Петербургской губернии и переселилось в Опочецкий уезд Псковской губернии.

Арина Родионовна была «прикреплена» к хозяевам, а не к земле, поэтому была «исключена из продажи», и переехала с хозяевами в Псковскую губернию. В 1824 – 1826 годах, во время ссылки поэта, она жила в Михайловском. Этой крепостной крестьянке, старушке, посвятил свои стихи не только Пушкин, но и Языков. Ей в письмах к поэту передавали приветы друзья Пушкина.

В 1911 году на острове Капри кто-то из русских, что жили на острове, передал А.М. Горькому рельефный портрет няни Пушкина, вырезанный на кости. До 1891 года этот портрет находился в Пскове, а затем как-то попал в Италию. Горький передал его в Пушкинский дом.

Наша ветхая лачужка
И печальна, и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?
Выпьем, добрая подружка,
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном моей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь:
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе.

«Любезный мой друг

Александр Сергеевич, я получила ваше письмо и деньги, которые вы мне прислали. За все ваши милости я вам всем сердцем благодарна – вы у меня беспрестанно в сердце и на уме, и только, когда засну, то забуду вас и ваши милости ко мне. Ваше обещание к нам побывать летом меня очень радует. Приезжай, мой ангел, к нам в Михайловское, всех лошадей на дорогу выставлю. Я вас буду ожидать и молить бога, чтоб он дал нам свидеться. Прощайте, мой батюшка, Александр Сергеевич. За ваше здоровье я просвиру вынула и молебен отслужила, поживи, дружочек, хорошенько, самому слюбится. Я, слава богу, здорова, целую ваши ручки и остаюсь вас многолюбящая няня ваша Арина Родионовна».

«Ты знаешь, что я не корчу чувствительность, но встреча моей дворни, хамов и моей няни – ей-богу, приятнее щекотит сердце, чем слава, наслаждение самолюбия, рассеянности и пр. Няня моя уморительна. Вообрази, что 70-ти лет она выучила наизусть новую молитву о УМИЛЕНИИ СЕРДЦА ВЛАДЫКИ И УКРОЩЕНИИ ДУХА ЕГО СВИРЕПОСТИ, молитвы, вероятно, сочиненной при царе Иване. Теперь у ней попы дерут молебен и мешают мне заниматься делом».

Пушкин – П.А. Вяземскому. 9 ноября 1826.

«В Михайловском нашел я все по-старому, кроме того, что нет в нем няни моей, и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую досадно мне смотреть, как иногда досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых уже не пляшу».

Пушкин – Н.Н. Пушкиной. 25 сентября 1835.

. Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провел
Изгнанников два года незаметных.
Уж десять лет прошло с тех пор – и много
Переменилось в жизни для меня.
Вот опальный домик,
Где жил я с бедной нянею моей.
Уже старушки нет – уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжелых,
Ни кропотливого ее дозора.

«Если случалось остаться ему одному дома без дела и гостей, Пушкин играл двумя шарами на бильярде сам с собой, а длинные зимние вечера проводил в беседах с няней Ариной Родионовной.

Арина Родионовна была посредницей, как известно, в его сношениях с русским сказочным миром, руководительницей его в узнавании поверий, обычаев и самых приемов народа, с каким подходит он к вымыслу и поэзии. Александр Сергеевич отзывался о няне, как о последнем своем наставнике, и говорил, что этому учителю он много обязан исправлением недостатка своего первоначального, французского воспитания. Простонародный рассказ: ЖЕНИХ, остается блестящим результатом этих сношений между поэтом и БЫВАЛОЙ старушкой».

К няне А.С. Пушкина

Свет Родионовна, забуду ли тебя?
В те дни, как сельскую свободу возлюбя,
Я покидал для ней и славу, и науки,
И немцев, и сей град профессоров и скуки, —
Ты, благодатная хозяйка сени той,
Где Пушкин, не сражен суровою судьбой,
Презрев людей, молву, их ласки, их измены
Священнодействовал при алтаре Камены, —
Всегда приветами сердечной доброты
Встречала ты меня, мне здравствовала ты,
Когда чрез длинный ряд полей, под зноем лета,
Ходил я навещать изгнанника-поэта,
А мне сопутствовал приятель давний твой,
Ареевых наук питомец молодой.
Как сладостно твое святое хлебосольство
Нам баловало вкус и жажды своевольство;
С каким радушием – красою древних лет –
Ты набирала нам затейливый обед!
Сама и водку нам, и брашна подавала,
И соты, и плоды, и вина уставляла
На милой тесноте старинного стола!
Ты занимала нас – добра и весела –
Про стародавних бар затейливым рассказом:
Мы удивлялися почтенным их проказам,
Мы верили тебе – и смех не прерывал
Твоих бесхитростных суждений и похвал;
Свободно говорил язык словоохотный,
И легкие часы летели беззаботно!

На смерть няни А.С. Пушкина

Я отыщу тот крест смиренный,
Под коим, меж чужих гробов,
Твой прах улегся, изнуренный
Трудов и бременем годов.
Ты не умрешь в воспоминаньях
О светлой юности моей
И в поучительных преданьях
Про жизнь поэтов наших дней.
Вон там – обоями худыми
Где-где прикрытая стена,
Пол нечиненый, два окна
И дверь стеклянная меж ними;
Диван под образом в углу,
Да пара стульев; стол украшен
Богатством вин и сельских брашен,
И ты, пришедшая к столу!
Мы пировали. Не дичилась
Ты нашей доли – и порой
К своей весне переносилась
Разгоряченною мечтой;..
Ты расскажи нам: в дни былые,
Не правда ль, не на эту стать
Твои бояре молодые
Любили ночи коротать.
И мы. Как детство шаловлива,
Как наша молодость вольна,
Как полнолетие умна,
И как вино красноречива,
Со мной беседовала ты,
Влекла мое воображенье.
И вот тебе поминовенье,
На гроб твой свежие цветы!
Я отыщу тот крест смиренный,
Под коим, меж чужих гробов,
Твой прах улегся изнуренный
Трудов и бременем годов.
Пред ним печальною головою
Склонюся; много вспомню я –
И умиленною мечтою
Душа разнежится моя!

  • Друзья Пушкина: переписка, воспоминания, дневники: в 2-х т.; – Т.1. — М.,1984. – 640 с.: 4 л. ил.

Арина Родионовна — няня А.С.Пушкина

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.

Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.

Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь;
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.

Яковлева Арина Родионовна родилась 10 (21) апреля 1758 года в деревне Лампово Петербургской губернии. Её родители были крепостными и имели ещё шестерых детей. Настоящее её имя было Ирина, но в семье её привыкли называть Арина. Фамилию она получила от отца Яковлева, позднее она стала по мужу Матвеева. Пушкин никогда не называл её по имени, ему было ближе «няня».Из воспоминаний Марии Осиповой «старушка чрезвычайно почтенная — лицом полная, вся седая, страстно любившая своего питомца. «

В 1759 году Лампово и прилегающие к нему деревни купил А.П. Ганнибал, прадед Пушкина. В 1792 году бабушка Пушкина Мария Алексеевна взяла, в качестве няни, Арину Родионовну для племянника Алексея. За хорошую службу в 1795 году Мария Алексеевна дарит няне дом в деревне. А в декабре 1797 года в семье Ганнибалов рождается девочка, которую называют Ольгой (старшая сестра поэта). И Арину Родионовну берут в семью Пушкиных уже в качестве кормилицы.
Вскоре после этого отец Пушкина — Сергей Львович переезджает в Москву. Арину, как кормилицу и няню, взяли с собой.
26 мая 1799 года в семье появляется мальчик, которого называют Александр. Мария Алексеевна также решает перебраться в Москву. Она продаёт своё имение, но дом Арины при этом не был продан, а остался для неё и её детей.
Сестра Пушкина Ольга Сергеевна Павлищева утверждала, что Арине и её мужу вместе с четырьмя детьми Мария Ганнибал хотела подарить вольную, но та от неё отказалась. Всю жизнь Арина считала себя «верной рабой», как назвал её в «Дубровском» сам Пушкин. Всю свою жизнь она была крепостной: сначала Апраксина, затем Ганнибала, потом, Пушкиных. При этом Арина была на особом положении, ей доверяли, по определению В.В. Набокова, она была «домоправительницей».
Кроме Ольги Арина Родионовна бала няней Александра и Льва, но кормилицей была только Ольги. Четверо детей Арины Родионовны оставались жить в селе её мужа — Кобрине, а она сама жила сначала в Москве, а потом в Захарово. Спустя несколько лет она перебралась в село Михайловское.
В богатые семьи для господских детей брали не только кормилиц и нянь. Для мальчиков ещё полагался «дядька». У Пушкина, например, таким «дядькой» был Никита Козлов, который был рядом с поэтом вплоть до его смерти. Но, тем не менее, няня была Пушкину ближе. Вот что, по этому поводу, писал Вересаев:»Как странно! Человек, видимо, горячо был предан Пушкину, любил его, заботился, может быть, не меньше няни Арины Родионовны, сопутствовал ему в течение всей его самостоятельной жизни, а нигде не поминается: ни в письмах Пушкина, ни в письмах его близких. Ни слова о нем — ни хорошего, ни плохого». А ведь именно Козлов на руках принес раненого поэта в дом, он вместе с Александром Тургеневым опустил гроб с телом Пушкина в могилу.
В 1824-26 годах Арина Родионовна вместе с Пушкиным жила в Михайловском. Это было время, когда молодой Александр жадно впитывал в себя нянины сказки, песни, народные былины. Пушкин пишет брату: «Знаешь ли мои занятия? до обеда пишу записки, обедаю поздно; после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки — и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!». Интересно, что сам Пушкин говорил, что Арина Родионовна послужила прообразом няни Татьяны в «Евгении Онегине», а также няни Дубровского. Считается, что Арина была основой образа мамки Ксении в «Борисе Годунове».

Наша ветхая лачужка
И печальна, и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?
Выпьем, добрая подружка,
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

Пушкин А.С. 1825.

В последний раз Пушкин видел Арину Родионовну в Михайловском 14 сентября 1827 года. Няня умерла, когда ей было семьдесят лет от роду, 29 июля 1828 года в Петербурге. Долгое время ничего не было известно ни о дне, ни о месте захоронения няни. На её похоронах не присутствовали ни Александр, ни Ольга. Её похоронил муж Ольги Николай Павлищев, оставив могилу безымянной. И она скоро затерялась. Ещё в 1830 г. могилу няни Пушкина пытались разыскать, но не нашли. Считали, что она похоронена в Святогорском монастыре, вблизи могилы поэта; были такие, кто был уверен, что Арина Родионовна похоронена на ее родине в Суйде; а также на Большеохтинском кладбище в Петербурге, где одно время даже была установлена плита с надписью «Няня Пушкина». Только в 1940 году в архивах нашли, что отпевали няню во Владимирской церкви. Там нашли запись от 31 июля 1828 года «5-го класса чиновника Сергея Пушкина крепостная женщина Ирина Родионова 76 старостию иерей Алексей Нарбеков». Также выяснилось, что погребена она была на Смоленском кладбище. При входе на него и сегодня можно встретить памятную табличку. Она была установлена в 1977 году:»На этом кладбище похоронена Арина Родионовна няня А.С. Пушкина 1758-1828
«Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя»

Наперсница волшебной старины,
Друг вымыслов игривых и печальных,
Тебя я знал во дни моей весны,
Во дни утех и снов первоначальных;
Я ждал тебя. В вечерней тишине
Являлась ты веселою старушкой
И надо мной сидела в шушуне
В больших очках и с резвою гремушкой.
Ты, детскую качая колыбель,
Мой юный слух напевами пленила
И меж пелен оставила свирель,
Которую сама заворожила.

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя,
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка
И печальна, и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей.
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей.
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

«Няне» А. Пушкин

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь:
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе…

Дата создания: 1826 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Няне»

В старину воспитанием детей в дворянских русских семьях занимались не гувернеры, а няни, которых обычно подбирали из крепостных крестьян. Именно на их плечи ложились повседневные заботы о барских малышах, которых родители видели не более нескольких минут в день. Именно так протекало детство поэта Александра Пушкина, который практически сразу же после рождения был передан на попечение крепостной крестьянки Арины Родионовны Яковлевой. Эта удивительная женщина впоследствии сыграла в жизни и творчестве поэта очень важную роль. Благодаря ей будущий классик русской литературы смог познакомиться с народными сказками и преданиями, которые впоследствии нашли отражение в его произведениях. Более того, став взрослее, Пушкин доверял няне все свои секреты, считая ее своей духовной наперсницей, которая может и утешить, и подбодрить, и дать мудрый совет.

Арина Яковлева была закреплена не за конкретным поместьем, а за семьей Пушкиных. Поэтому когда родители поэта продали одно из своих имений, в котором проживала крестьянка, то забрали ее с собой в Михайловское. Именно здесь она прожила почти всю свою жизнь, изредка выезжая вместе с детьми в Петербург, где они проводили время с осени до весны. Когда Александр Пушкин окончил лицей и поступил на службу, его встречи с Ариной Родионовной стали редкими, так как поэт практически не бывал в Михайловском. Но в 1824 году он был сослан в родовое имение, где провел почти два года. И Арина Родионовна в этот непростой период жизни поэта была его самым верным и преданным другом.

В 1826 году Пушкин написал стихотворение «Няне», в котором выразил этой мудрой и терпеливой женщине свои признательность за все, что им вместе довелось пережить. Поэтому неудивительно, что с первых строк произведения поэт обращается к этой женщине достаточно фамильярно, но, вместе с тем, очень уважительно, называя ее «подругой дней моих суровых» и «дряхлой голубкой». За этими слегка ироничными фразами кроется огромна нежность, которую Пушкин испытывает к своей няне. Он знает, что эта женщина духовно намного ближе ему, чем собственная мать, и понимает, что Арина Родионовна беспокоится о своем воспитаннике, в котором души не чает.

«Одна в глуши лесов сосновых давно, давно ты ждешь меня», — с грустью отмечает поэт, понимая, что эта женщина до сих пор переживает о том, как же сложится его судьба. При помощи простых и емких фраз поэт рисует образ престарелой женщины, главной жизненной заботой которой по-прежнему остается благополучие «молодого барина», которого она по-прежнему считает ребенком. Поэтому Пушкин отмечает: «Тоска, предчувствия, заботы теснят твою всечасно грудь». Поэт понимает, что его «старушка» каждый день проводит у окна в ожидании, когда же на дороге появится почтовая карета, в которой он приедет в родовое имение. «И медлят поминутно спицы в твоих морщинистых руках», — отмечает поэт.

Но при этом Пушкин понимает, что теперь у него совсем другая жизнь, и он не в состоянии бывать так часто в Михайловском, как того бы хотелось его старой няне. Поэтому, пытаясь оградить ее от постоянных тревог и волнений, поэт отмечает: «То чудится тебе…». Его последняя встреча с Ариной Родионовной произошла осенью 1827 года, когда Пушкин был проездом в Михайловском и даже толком не успел поговорить со своей кормилицей. Летом следующего года она скончалась в доме сестры поэта Ольги Павлищевой, и ее смерть очень сильно потрясла поэта, который впоследствии признался, что потерял своего самого верного и преданного друга. Арина Яковлева похоронена в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище, однако ее могила считается утерянной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: