Стих пушкина про москву

Москва в произведениях русской литературы: Пушкин, Лекрмонтов, Блок, Гиляровский, Мандельштам, Цветаева

Главным летописцем быта и нравов Москвы был Владимир Алексеевич Гиляровский или дядюшка Гиляй, как его любовно называли москвичи.

«Я-москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести это слово, вкладывая в него себя. Я -москвич! » Невозможно представить себе Москву конца Х1Х века и начала ХХ векам без Гиляровского, как немыслимо представить ее без Кремля, Третьяковской галереи, Художественного театра.

Он был знатоком московского «дна», знатоком Хитровки- приюта нищих, босяков, отщепенцев — по большей части одаренных простых людей, не нашедших себе ни места, ни занятия в тогдашней жизни.
Хитровка любила Гиляровского, как своего защитника, который не гнушался бедностью и понимал всю глубину хитрованского горя и безрадостной жизни. Сколько нужно бесстрашия, доброжелательства к людям и простосердечия, чтобы завоевать любовь и доверие сирых и озлобленных людей.

Один только Гиляровский мог спокойно и безнаказанно приходить в любое время дня и ночи в самые хитрованские притоны и ночлежки. Его никто не посмел бы тронуть пальцем. Лучшей охранной грамотой было его великодушие. Оно смиряло даже самые ожесточенные сердца.
Никто из наших писателей не знал так всесторонне и блестяще Москву, как Гиляровский. Было просто непостижимо, как может память одного человека сохранить столько характерных историй о людях, улицах, окраинах, площадях, садах и парках, да, к примеру, почти о каждом трактире старой Москвы. У каждого трактира было свое лицо и свои завсегдатаи- от аристократического «Трестого» до студенческой «Комаровки» у Петровских ворот и от трактира для холодных сапожников у Савелевского вокзала до знаменитого Гусева у Калужской заставы, где, бряцая литаврами, лучшая в Москве трактирная машина «оркестрион» гремела песню: «Шумел-горел пожар московский».

Каждому времени нужен свой летописец не только в области исторических событий, но и летописец быта. Летописец быта с особой резкостью и зримостью приближает к нам прошлое. Чтобы до конца понять хотя бы Льва Толстого или Чехова, мы должны знать быт того времени.
Даже поэзия Пушкина приобретает свой полный блеск лишь для того, кто знает быт пушкинского времени.
Поэтому так ценны для нас работы такого писателя, как Гиляровский, — летописца быта и комментатора своего времени.
К сожалению, таких писателей у нас почти не было. Да и сейчас нет.

А они делают огромное культурное дело.
О Москве Гиляровский мог с полным правом сказать: «Моя Москва».
Хлебосольный, открытый и шумный дом Гиляровского был средоточием артистической, газетной и художественной Москвы. По существу это был (как и сейчас остался) музей культуры, живописи и быта чеховских времен.
Необходимо сохранить этот дом не только как культурную ценность, как дом, связанный с именем Гиляровского, но и как образчик московского житейского обихода конца Х1Х века.

Есть люди, без которых не может существовать литература. Это люди-своего рода бродильные дрожжи, искристый винный сок. Не важно — много ли они или мало написали. Важно, что они жили, и вокруг них кипела литературная жизнь того времени, а вся современная им история, вся жизнь страны преломлялась в их деятельности. Важно то, что они определяли собой свое время.
Таким был Владимир Алексеевич Гиляровский — поэт, писатель и знаток Москвы.

О Москве писали наши классики. «Москва. как много в этом слове для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось, «-восторженно писал о Москве Пушкин. Именно в Москве он создал ряд своих произведений — стихотворение «Стансы», «Кавказ» и многие другие. Москва, ее быт, различные моменты ее истории отразились во многих произведениях Пушкина. Стихотворение «Воспоминания в Царском Селе»:

«Края Москвы, края родные,
Где на зоре цветущих лет
Часы беспечности я тратил золотые,
Не зная горести и бед.
Где ты, краса Москвы стоглавой,
Родимой прелесть стороны?
Где прежде взору град являлся величавый,
Развалины теперь одни.
. Все пламень истребил. «

Наиболее широко облик современной поэту Москвы воспроизведен в 7 главе «Евгения Онегина»: здесь есть и картины московских улиц:

«. Вот уж по Тверской Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах»

и ироничные зарисовки московского «света», и исполненные лиризма строки:

«Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва. как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось! «.

Московские впечатления другого гения российской поэзии- Лермонтова отразились в очерке «Панорама Москвы»: «. Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке. нет! у нее есть своя душа, своя жизнь. » Тема Москвы развивается Лермонтовым в романе «Княгиня Лиговская» и ряде юношеских стихотворений. Поэтические картины Москвы времен Ивана Грозного воспроизведены в поэме»Песня. про купца Калашникова». Тема Москвы раскрывается в стихотворении Лермонтова «Бородино». В поэме «Сашка» поэт писал:

«Москва, Москва. люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно! «

Поэты последующих поколений вновь и вновь возвращались в своих произведениях к нашей столице. Романтичный Александр Блок так рисует свои впечатления в стихотворении «Утро в Москве»:

«Упоительно встать в ранний час,
Легкий свет на песке увидать.
Упоительно вспомнить тебя,
Что со мною ты, прелесть моя.
Я люблю тебя, панна моя,
Беззаботная юность моя,
И прозрачная нежность Кремля
В это утро — как прелесть твоя. «

Осип Мандельштам противопоставил зыбкой и туманной образности общего потока современной ему русской поэзии реалистическую конкретность, точность и изобразительную осязаемость стиха. И даже в тяжелейшие для себя и страны годы он писал о Москве замечательные строки. Поэт ощущает наступление нового дня, неразрывно связанного со столицей: «Москва — опять Москва. Я говорю ей: «Здравствуй! Не обессудь. » Москва становится для поэта средоточием и символом новизны времен, источником новой музыки. Мандельштам пишет стихи о Москве в совершенно счастливой и радостной тональности:

«Река Москва в четырехтрубном дыме
И перед нами весь раскрытый город:
Купальщики-заводы и сады
Замоскворецкие. Не так ли
Откинув палисандровую крышку
Огромного концертного рояля,
Мы проникаем в звучное нутро? »

Мандельштам тонко ощущает природу Москвы:

«Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето.
С дроботом мелким расходятся улицы в чоботах узких железных.
В черной оспе блаженствуют кольца бульваров.
Нет на Москву и ночью угомону,
Когда покой бежит из-под копыт.

* * *
Уж я люблю московские законы,
Уж не скучаю по воде Арзни.
В Москве черемухи да телефоны,
И казнями там имениты дни. «

Марина Цветаева-поэт сложный и противоречивый. При всей сложности своего письма и мышления она ощущала необыкновенную нежность к России и Москве:

«Облака — вокруг, Купола — вокруг.
Надо всей Москвой
Сколько хватит рук!
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое Невесомое!
* * *
У меня в Москве — купола горят,
У меня в Москве — колокола звонят,
И гробницы, в ряд, у меня стоят,
В них царицы спят и цари.
И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Легче дышится — чем на всей земле!
И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Я молюсь тебе — до зари. «

Москва всегда служила и будет служит неиссякаемым источником вдохновения для многих поколений российских писателей и поэтов. Величие Москвы как символа России с ее сложной и романтической историей, нежное очарование древнего города всегда будет достойной темой лучших произведений поэзии и прозы.

Стих пушкина про москву

Русский поэт А.С. Пушкин родился в Москве в 1799 году. Стояла хорошая летняя погода. Родители Пушкина происходили из знатных семей — дедушка мамы Пушкина был негр, а брат папы Пушкина — известный поэт, тоже Пушкин.

Пока Пушкин был маленьким, беды большой не было. Но вскоре Пушкин подрос и знал уже наизусть все французские стихи, которые только мог найти в библиотеке своего отца.

Родители Пушкина поняли, что ребенок у них одарен поэтическим талантом: они попросили дядю Пушкина, известного поэта Пушкина, что-нибудь придумать.

Дядя Пушкина, известный поэт Пушкин, как раз ехал в Петербург. Он обратился к своему знакомому А.И. Тургеневу, чтоб тот пристроил племянника в Царскосельский Лицей.

Лицей был не обычной школой, а чем-то особенным. Никто, правда, не знал, чем именно, но все понимали, что Лицей — это не гимназия какая-нибудь. В Лицее Пушкин подружился с Антоном Дельвигом, Иваном Пущиным и другими лицеистами. Вместе они шалили, сочиняли стихи и пили пунш. Пушкина в Лицее дразнили Французом, хотя он был русско-африканского происхождения.

В это время случилась Отечественная война 1812 года. Наполеон вторгся в Россию, сжег Москву и вынужден был бежать. В 1815 году Отечественная война 1812 года закончилась. А вскоре Пушкин вышел из Лицея, окончив курс учебы. К этому времени он был уже известным поэтом. Его даже благословил поэт Державин, услыхавши стихотворение «Воспоминания в Царском Селе». Державин был уже старенький, но что к чему — понимал.

Пушкин поселился в Петербурге и начал вести вольнодумный образ жизни. В промежутках между писанием поэмы «Руслан и Людмила» Пушкин иногда приходил в театр и показывал там портреты известных террористов. Он также заразился дурной болезнью. Радикализм Пушкина стал известен властям. Его эпиграммы ходили по всей России. Царя он называл деспотом, а крепкого хозяйственника Аракчеева — холопом. Одновременно Пушкин дружил с героем Отечественной войны 1812 года Чаадаевым и писал замечательные стихи. Поэт Жуковский подарил Пушкину свой портрет.

Император Александр I осерчал на Пушкина и велел герою Отечественной войны 1812 года генералу Милорадовичу, сербу по происхождению, произвести обыск у поэта. Впоследствии герой Отечественной войны 1812 года Федор Толстой, прозванный за свой буйный нрав Американцем, распустил слух, что будто в ходе обыска Милорадович высек Пушкина.

Это было совершенно несправедливо. Великодушный Милорадович не только не высек поэта, но и склонен был простить ему написание оды «Вольность». Однако, внутреннее положение государства требовало принятия мер. В канцеляриях затеялась переписка.

Что делать с этим Пушкиным, никто толком не знал. Сперва думали его отправить в Соловецкий монастырь на перековку. Но потом рассудили, что он там натворит беды, разагитирует монахов и бежит в Польшу, чтоб оттуда двинуть рать оккупантов, назвавшись каким-нибудь царевичем. Разумеется, это были вздорные соображения. Пушкин был патриотом своей родины. Поэтому его сочли необходимым отправить в командировку на Юг. В 1817 году Пушкин отправился в Кишинев, где заболел гнилой горячкой.

Выздоровев, Пушкин подружился с семейством генерала Раевского, храброго героя Отечественной войны 1812 года, и даже влюбился в его дочку Марию, которую он ласково называл про себя Матреной. Вместе с Раевскими Пушкин предпринял путешествие на Кавказ. Кавказские горы и дикие народы, населяющие их, поразили воображение Пушкина. Вообще, на Юге было тепло. По соседству греки воевали против турок. Молдаване перетекали в румын. Кочевали цыгане и цыганки. Пушкин ушел было даже с табором, но с полдороги вернулся.

Радикализм Пушкина нашел на Юге питательную почву. Все вокруг кишело декабристами. Пушкин познакомился со многими из них, но они не приняли Пушкина в свои тайные общества, зная его легкомыслие и не желая подвергать опасностям жизнь великого поэта.

У греков с румынами не заладилась что-то борьба против турок. Да и герой Отечественной войны 1812 года генерал Киселев, пристреливший до того на дуэли героя Отечественной войны 1812 года генерала Мордвинова, не оправдал надежд.

Тогда Пушкин устроился чиновником при одесском начальнике Воронцове, герое Отечественной войны 1812 года. Одесса жила напряженной мультикультурной жизнью: армяне напропалую лобзали неверных гречанок, презренные евреи стучались к поэту каждый Божий день, требуя уплаты долгов, англичане давали уроки чистого афеизма, итальянцы ели устриц. Пушкин полюбил также жену графа Воронцова. Узнав об этом, граф рассердился и послал Пушкина бороться с саранчой. Победив саранчу, Пушкин вернулся в Одессу, но Воронцов не успокоился. Он написал царю о дурном поведении Пушкина.

Царь в то время уже устал. Он махнул на поэта рукой и отправил в ссылку. Дело было в 1824 году. Ссылка в Михайловское оказалась для Пушкина очень плодотворной. Он отрастил бороду и ногти, завел красную рубаху и в таком виде ходил по ярмаркам. Крестьяне, встретив его, крестились и сплевывали через левое плечо. Лишь две простые крестьянские женщины — няня поэта Арина Родионовна и девушка Ольга Калашникова — не пугались и даже иногда сказывали поэту сказки и пели песни. Все это не смущало Пушкина — во-первых, он решил все-таки убежать в Литву, сказавшись больным и переодевшись в женское платье. Во-вторых, он работал над пьесой «Борис Годунов».

Написав пьесу, Пушкин воскликнул: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!». Тут зазвенел колокольчик. Это приехал к Пушкину его друг декабрист Пущин. Они позвали няню поэта Арину Родионовну и вместе выпили вина. Пушкин рассказал Пущину о заветной мечте — вернуться в Петербург и убить на дуэли Ф. Толстого, Американца и героя Отечественной войны 1812 года.

Тем временем, все шло своим чередом. По соседству отдыхала замужняя девушка Керн — сама собой приятная, хоть и с плохими ногами. В Петербурге случилось небывалое наводнение. «Полярная Звезда» спаслась от потопа — рифмы сами шли в руки. Царь Александр I путешествовал, путешествовал, да и помер в Таганроге, будущей родине русского писателя А.П. Чехова. Не говоря о том, что еще ранее скончались по разным причинам Наполеон, Байрон и даже одна знакомая гречанка. Ссылка становилась невыносима, Пушкин переоделся в чужое платье и велел закладывать карету — ехать в Петербург. Однако, заяц перебежал дорогу суеверному поэту, пришлось поворотить назад. Наутро пришла телеграмма о разгроме восстания декабристов. Следовало затаиться. Но и затаиться толком не удавалось. Поэт Жуковский писал Пушкину: «Разоружись и покайся, гордый человек!» Прискакал фельдъегерь с поручением привезти поэта в Москву. Фьють — поэт успевает накинуть шинель, через полчаса Арина Родионовна в старомодном шушуне уже плачет на дороге. По дороге встретился другой фельдъегерь — он вез пленного декабриста Кюхельбекера, лицейского друга и тоже поэта.

И вот — Москва, древняя столица и родина поэта. Молодежь, воспитанная на его стихах, успевшая благополучно сжечь свои невинные бумаги, рукоплещет «Годунову». Новый император Николай беседует с Пушкиным в Кремле. Пушкин, сев на стол, объясняет императору что к чему. Николай говорит: «Я буду твоим цензором».

Головокружение от неудач.

Прошло некоторое время. Пушкин огляделся и обнаружил вокруг себя новые обстоятельства. Герой Отечественной войны 1812 года князь Вяземский уладил дело с героем Отечественной войны 1812 года Ф. Толстым. Оказалось, что по нынешнему времени и без дуэли можно. В мрачных пропастях земли гнили братья и товарищи, но в надежде славы и добра наивный Пушкин продолжал безбоязненно петь прежние гимны.

Можно было, например, жениться.

Петербургская девица Оленина была блондинка и дочь известного своим малым ростом и дурным нравом президента Академии Художеств Оленина. Пушкин посватался к девице Олениной, посвятил даже ей несколько прелестных стихов, но получил отказ от карлика-президента.

Не больно-то и хотелось Пушкину, великому, между прочим, поэту.

Мало ли было на Москве красавиц? Немало. Средь них блистала Гончарова. Ну вот и прекрасно. Пушкин полюбил красавицу Гончарову и сделал ей предложение через все того же героя Отечественной войны 1812 года Ф. Толстого. Но сперва Пушкин решил поехать на войну. Дело было в 1829 году.

В это время как раз шла война с турками. Все войны с турками одинаковы — они начинаются взятием крепости Карс и заканчиваются подписанием трактата с замысловатым восточным именем. Таковы же, впрочем, войны с персиянами. По дороге на войну Пушкин посетил опального героя Отечественной войны 1812 года Ермолова, некогда покорителя Кавказа, а ныне — персонального пенсионера.

На Кавказе, как выяснилось, ничего не изменилось — те же горы, те же реки, те же чечены. В Тифлисе Пушкин помылся в бане и выпил кахетинского вина.

По дороге в Арзрум Пушкин повстречался с телом покойного поэта Грибоедова, героя Отечественной войны 1812 года, незадолго до того растерзанного в ходе дипломатического инцидента персидскими народными массами.

За Кавказом начинался театр военных действий. Пушкин наводил двойной лорнет на эпизоды воинской славы и посещал достопримечательности. Восток оказался пыльным и скучным, как плохой перевод Байрона на турецкий язык. Пушкин воротился домой.

С юга на Россию надвинулась неведомая болезнь — холера. Ее принимали за чуму. Пушкин приехал в деревню Болдино, а назад выехать не смог — всюду были карантины. Поэт беспокоился — его невеста, красавица Гончарова оставалась в Москве. В беспокойстве Пушкин жег по ночам сальные свечи и что-то писал в больших тетрадях. Мужики подозревали барина в колдовстве. Бабы и девки, жалея великого поэта, держались другого мнения.

Холера не миновала, но ослабла и была официально признана незаразительной. Карантины сняли, Пушкин женился на красавице Гончаровой. Венец в церкви держал герой Отечественной войны 1812 года Ф. Толстой. Пушкин пустился в журнальные полемики с демократами. Пушкин не любил демократов, поскольку они много о себе воображали, старались зашибить деньгу, а писать толком не умели. Вскоре Дельвиг, товарищ Пушкина по лицею и журнальным битвам (хоть и не декабрист) умер от неприятностей семейной жизни. Суеверный поэт увидел в этом дурное предзнаменование.

Тем временем настала новая беда — взбунтовались поляки. Поляков поддержала холера изнутри и буйные французские депутаты — извне. Пушкин ответил буйным французским депутатам прекрасными стихами, справедливо напоминавшими об Отечественной войне 1812 года.

Роман в стихах под названием «Евгений Онегин» был дописан кое-как до конца. Пушкин писал стихи все реже. Стали поговаривать об упадке его поэтического таланта.

Около 1833 года Пушкин простудился и ходил в халате.

10.

Шли и шли тридцатые годы девятнадцатого века. Умер дядя Пушкина, известный поэт Пушкин. Пушкин написал «Медного всадника» — повесть в стихах о наводнении 1824 года. Умерла мать Пушкина, внучка негра. Пушкин написал «Повести Белкина» — короткие рассказы о разных забавных жизненных случаях. Жена поэта Наталья Николаевна рожала детей. Иногда случались выкидыши. Пушкин написал «Дубровского» и «Историю Пугачева».

Денег не было решительно.

Пушкин написал аппликацию и получил от царя грант. Он приступил к собиранию материалов для «Истории Петра», сидел в архивах, делал выписки, но писать не писал. Все уже по этому поводу начали посмеиваться.

Чтоб заработать денег, Пушкин придумал издавать журнал «Современник», получил разрешение и приступил к делу. Журнал был хороший, там печатался Гоголь, которому Пушкин подсказывал сюжеты для произведений. Но публика не торопилась раскупать журнал, и Пушкин терпел убытки.

Дантес был француз и шалун из эмигрантов последней волны. Состоя в предосудительных отношениях с голландским посланником Геккерном, вдобавок ко всему усыновившим его, он одновременно находил время волочиться за женой Пушкина. Жена жаловалась поэту на домогательства иностранца. В 1837 году Пушкин вызвал Дантеса на дуэль и убил его из пистолета на Черной Речке, пригороде Петербурга.

После этого поэт жил долго и счастливо и написал такие известные произведения как «Капитанская дочка», «Русский Пелам», «История Петра», «Египетские ночи», «Петроний, или Русские в первом веке новой эры», «Герой нашего времени», «Мертвые души», «Бедные люди», «Записки охотника», «Война и мир» (об Отечественной войне 1812 года), «Братья Карамазовы», «Чайка», «Мать», «Петербург», «Египетская марка», «Тихий Дон», «Доктор Живаго», «Лолита», «Красное колесо», «Дети Арбата», а также множество мелких лирических стихотворений, составляющих и поныне золотой фонд русской поэзии.

«Эхо» А. Пушкин

Дата создания: 5 сентября — 9 октября 1831 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Эхо»

Вплоть до 19 века русская поэзия носила развлекательный характер. Литераторы того времени сочиняли оды по случаю знаменательных событий и представляли свои стихи на светских раутах, что считалось достаточно модным и престижным событием. Однако очень скоро поэзия приобрела социальные черты и стала затрагивать те аспекты жизни, которые не принято было открыто обсуждать в высшем свете. Поэты стали превращаться в бунтарей и изгоев, а их стихи сносили в общество смуту и раздор.

Александр Пушкин стал одним из первых русских литераторов, который не только нарушил светские правила, но и задался вопросом о роли поэта в современном обществе. В своем творчестве он неоднократно поднимал эту важную для себя тему, и каждый раз отмечал, что современный поэт в состоянии изменить мировоззрения людей и открыть перед ними правду, какой бы нелицеприятной и жестокой она ни была.

Однако Пушкина волновал не только вопрос значимости поэта и его общественной роли. Будучи человеком достаточно самолюбивым и очень болезненно воспринимающим критику в свой адрес, классик русской литературы понимал, что высший свет еще не готов к подобным стихотворным откровениям. Несмотря на свой поэтический дар, Пушкин постоянно становился объектом насмешек со стороны более богатых и титулованных соотечественников, которые по-прежнему считали поэзию развлечением и не хотели признать тот очевидный факт, что она уже давно является мощным рычагом для управления общественным сознанием. Конечно, часть передовых и просвещенных людей того времени это осознавала, хотя и воспринимала творчество Пушкина двояко. Кто-то открыто восхищался его смелыми и дерзкими стихами, другие же, наоборот, их осуждали. Поэта не удовлетворял ни тот, ни другой вариант, так как он мечтал о славе, до конца еще не осознавая, что его стихи опережают время и будут оценены по достоинству намного позже. Не находя должной общественной поддержки и постоянно сталкиваясь с цензурой, в 1831 году Пушкин написал стихотворение «Эхо», в котором поднял вопрос о роли поэта в обществе в несколько ином ракурсе.

Русских литераторов и себя, в частности, автор сравнил с эхом, которое рождает «на всякий звук свой отклик в воздухе пустом». Эта фраза, в частности, свидетельствует о том, что современные поэты, остро чувствующие общественные перемены, выражают свои мысли и чувства по поводу происходящего в стихах. Они чутко реагируют на любые события, трансформируя их в своем сознании в поэтические строки и давая оценку, пусть и не всегда объективную, но достаточно искреннюю. Однако смысл этих стихов понятен далеко не всем, а их важность и необходимость в обществе ставится под сомнение. Рассказывая об особенностях эха, автор отмечает, что оно откликается на любой звук, однако это явление остается совершенно незамеченным и игнорируется теми, кому адресованы подобные послания. «Тебе ж нет отзыва… Таков и ты, поэт!», — резюмирует Пушкин, подчеркивая тем самым, что рассчитывать на достойное к себе отношение со стороны общества ему не приходится.

Автор, не понаслышке знакомый с тем, как легко и быстро царская власть расправляется с инакомыслящими людьми, не боится очередной ссылки или же государева гнева. Гораздо больше Пушкина волнует то, что сливки русского общества, которые в состоянии изменить государственный строй и, в частности, повлиять на отмену крепостного права, предпочитают закрывать глаза на очевидные факты и не откликаться на призывы поэта. Более того, именно светское общество является той своеобразной лакмусовой бумажкой, по которой Пушкин безошибочно определяет, как именно к его творчеству относится царская семья. Поэтому поэт с завидной регулярностью попадает в опалу, и перед ним закрываются двери аристократических домов Москвы и Петербурга. Но стоит опубликовать что-либо из любовной лирики, как Пушкина засыпают приглашениями на балы и в светские салоны. Эта тенденция раздражает поэта, которые понимает, что ему отведения роль эха, которое слышит общество, но предпочитает не воспринимать всерьез.

Стихи Пушкина о природе в разное время года: осень, зима, весна, лето.

Ты небо недавно кругом облегала,
И молния грозно тебя обвивала;
И ты издавала таинственный гром
И алчную землю поила дождем.

Довольно, сокройся! Пора миновалась,
Земля освежилась, и буря промчалась,
И ветер, лаская листочки древес,
Тебя с успокоенных гонит небес.

Я стал доступен утешенью;
За что на бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью
Я мог свободу даровать!

Всё ниже, ниже опускаясь,
Уж он бежит едва живой.
Так, после бури истощаясь,
Поток струится дождевой.
И вот обнажилось
Его кремнистое русло.

Но дрогнул он — незапный звук
Его коснулся — боязливо
Он шею вытянул и вдруг
С вершины прянул.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: