Стих пушкина другу пущину

И. И. Пущину («Мой первый друг, мой друг бесценный. ») (стр. 156). Обращено к ближайшему другу Пушкина с лицейских лет, декабристу Ивану Ивановичу Пущину, приговоренному к пожизненной каторге. Написано 13 декабря, накануне первой годовщины восстания на Сенатской площади.

В первой строфе поэт вспоминает приезд к нему Пущина в Михайловское, 11 января 1825 г., описанный декабристом в «Записках о Пушкине». Первая строфа стихотворения

совпадает с первой строфой послания к Пущину, обещанного поэтом другу и начатого после посещения им Михайловского. Послание осталось незаконченным. Вот его текст:

Мой первый друг, мой друг бесценный,
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Пустынным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.

Забытый кров, шалаш опальный
Ты вдруг отрадой оживил,
На стороне глухой и дальной
Ты день изгнанья, день печальный
С печальным другом разделил.

Скажи, куда девались годы,
Дни упований и свободы,
Скажи, что наши? что друзья?
Где ж эти липовые своды?
Где ж молодость? Где ты? Где я?

Судьба, судьба рукой железной
Разбила мирный наш лицей,
Но ты счастлив, о брат любезный,
Счастлив ты, гражданин полезный,
На избранной чреде своей.

Ты победил предрассужденья
И от признательных граждан
Умел истребовать почтенья,
В глазах общественного мненья
Ты возвеличил темный сан.

В его смиренном основанье
Ты правосудие блюдешь.

Темный сан — скромная должность надворного судьи, которую занимал Пущин, перейдя по идейным побуждениям в судебное ведомство из блестящего гвардейского полка.

Пущин вспоминал впоследствии о получении им стихотворения Пушкина на каторге в Чите: «Отрадно отозвался во мне голос Пушкина! Преисполненный глубокой, живительной благодарности, я не мог обнять его, как он меня обнимал, когда я первый посетил его в изгнанье» ( И. И. Пущин, Записки о Пушкине, М. 1956, стр. 85).

Стих пушкина другу пущину

Иван Иванович Пущин – (1798, Москва –1859, имение Марьино, Бронницкий уезд Московской губернии (сейчас Раменский район Московской области), похоронен в Бронницах, около городского собора) – декабрист, коллежский асессор. Товарищ Пушкина по Лицею, ближайший его друг.
Сразу же после окончания Лицея Пущин вступил в тайное общество. Он являлся одним из основателей «Северного общества», принадлежал к наиболее революционному его крылу.
В 1823 году Пущин вышел из гвардии, демонстративно оставив блестящую военную карьеру, которая открывалась перед ним, и поступил в надворные судьи петербургской уголовной палаты. В этой скромной должности он энергично боролся против взяточничества и неправосудия.
14 декабря 1825 года Пущин находился среди восставших, действовал энергично и хладнокровно. На следующий день после восстания лицейский товарищ его А.М.Горчаков предлагал ему устроить побег за границу, но Пущин отказался: он хотел разделить участь товарищей.
Дружба Пушкина и Пущина началась с первых лицейских дней. Многие лицейские стихи (или строки в стихах) Пушкина посвящены Пущину («К Пущину», «Воспоминание», «Мое завещание», «Пирующие студенты», «В альбом Пущину» и др.).
Друзья часто виделись и после окончания Лицея, до южной ссылки Пушкина.
В январе 1825 года Пущин посетил ссыльного Пушкина в Михайловском.

Стих пушкина другу пущину

Встретились и подружились некогда в царскосельском лицее два мальчика: Саша Пушкин и Ваня Пущин. Казалось, они были очень разными. Пушкин &#151 порывист и вспыльчив, Пущин &#151 уравновешен, упорен, рассудителен.

«Все мы видели, что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил, &#151 писал много лет спустя Пущин, &#151 но достоинство его состояло в том, что он отнюдь и не думал выказываться и важничать, как это очень часто бывает в те годы (каждому из нас было по 12 лет)».

Но вот они выросли. Годы лицея остались позади. Оба уже достаточно ясно сознавали, что живут они в стране бесправной, задавленной царским самовластьем. Юноша Пущин сразу выбрал для себя путь борьбы &#151 вступил в тайное общество. «Эта высокая цель жизни самой своей таинственностью и начертанием новых обязанностей резко и глубоко проникла в душу мою. &#151 вспоминал впоследствии Пущин. &#151 Первая моя мысль была &#151 открыться Пушкину: он всегда согласно со мной мыслил о деле общем. Не знаю, к счастию или к несчастию, он не был тогда в Петербурге, а то не ручаюсь, что в первых порывах, по исключительной дружбе моей к нему, я, может быть, увлек бы его с собою. Впоследствии. я уже не решался вверить ему тайну, не мне одному принадлежавшую, где малейшая неосторожность могла быть пагубна всему делу». К тому же и Пущин, и его друзья видели, что Пушкин, и не состоя в тайном обществе, своим поэтическим словом «действует, как нельзя лучше, для благой цели».

Вольнолюбивые стихи Пушкина ходили по рукам в Петербурге и по всей России. Узнал о них и царь Александр I. И приказал выслать поэта из Петербурга сначала на юг России, а затем в псковское село Михайловское, под надзор местных властей.

Здесь Пушкин жил в старой усадьбе вдвоем со старушкой няней, вдали от друзей и родных. Сюда в январе 1825 года, в санях по снежной дороге, приехал к нему верный друг Иван Пущин.

. Поэта дом опальный,
О Пущин мой, ты первый посетил;
Ты усладил изгнанья день печальный.

Так об этом приезде друга позднее написал Пушкин.

А в тайное общество Пущин принял только поэта Рылеева. Того Рылеева, который возглавил затем подготовку восстания в Петербурге.

В ноябре 1825 года, совершая поездку по югу России, в городе Таганроге, внезапно умер царь Александр I. Для членов тайного общества эта весть прозвучала как сигнал к решительным действиям.

Восстание назначили на 14 декабря. В этот день офицеры, участники восстания, решили вывести в Петербурге свои полки на Сенатскую площадь, откуда уже совсем близко было до царского Зимнего дворца.

Офицер Каховский готовился стрелять в нового императора Николая. Накануне решительного дня Рылеев обнял Каховского и сказал: «Я знаю твое самоотвержение. Убей завтра императора!» И тут Пущин тоже обнял Каховского, восхищенный отвагой этого человека.

Но 14 декабря на пронизанной холодным ветром Сенатской площади восставшие потерпели поражение. Не рассчитали свои силы. А некоторые просто растерялись &#151 восстание началось без четко продуманного плана. Из воспоминаний декабриста Розена известно, что «всех бодрее в каре стоял И. И. Пущин» и что, хотя он был в штатском, «солдаты охотно слушали его команду, видя его спокойствие и бодрость». Пущин пришел на площадь в шубе и шляпе, и, когда по восставшим начали стрелять картечью, шуба его оказалась пробита во многих местах.

Он мог бы сразу бежать из Петербурга, но не захотел. Считал своим долгом разделить участь товарищей.

Арестованный и заключенный в Петропавловскую крепость, он стойко держался на допpocax и никого из товарищей не выдал.

Весть о неудачном восстании дошла до тихого села Михайловского. Пушкин написал письмо в Петербург, поэту Дельвигу, спрашивал: «Но что Иван Пущин. Сердце не на месте, но крепко надеюсь на милость царскую». Напрасно надеялся. Уцелевший в день восстания Николай I щадить никого не хотел.

Пущина, как одного из главных зачинщиков, осудили «по первому разряду». Его приговорили к смертной казни с отсечением головы. Затем смертный приговор заменили вечной каторгой. Пятеро главных участников восстания были повешены, среди них друзья Пущина &#151 Рылеев и Каховский.

«Повешенные повешены, но каторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна», &#151 восклицал Пушкин в письме к поэту Вяземскому. А в черновых своих бумагах нарисовал однажды виселицу и задумчиво приписал рядом: «И я бы мог. «

Пущина погнали на каторгу за несколько тысяч верст &#151 в Забайкалье.

В морозный зимний день привели новых каторжан в читинский острог. Из-за острожного частокола Пущин услышал, что его зовет женский голос. Оказалось, это жена декабриста Муравьева, Александра Григорьевна, одна из тех самоотверженных женщин, что последовали за мужьями на каторгу. Она подозвала Пущина и передала ему, просунув меж кольев, листок бумаги.

«Александра Григорьевна проговорила мне, &#151 рассказывал в своих «Записках» Пущин, &#151 что получила этот листок от одного своего знакомого перед самым отъездом из Петербурга, хранила его до свидания со мною и рада, что могла, наконец, исполнить порученное поэтом». Порученное Пушкиным!

Пущин развернул листок, и можно себе представить, как взволновали его пушкинские строки, обращенные к нему, Пущину:

Мой первый друг, мой друг бесценный,
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил;
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

До конца жизни Пущин хранил это послание Пушкина как святыню.

Ошеломляющее известие о смерти поэта на дуэли пришло к Пущину уже на каторжный Петровский завод, тоже в Забайкалье, куда Пущина перевели из Читы. «Кажется, если бы при мне должна была случиться несчастная его история и если б я был на месте К. Данзаса, то роковая пуля встретила бы мою грудь: я бы нашел средство сохранить поэта-товарища, достояние России», &#151 писал он одному из старых друзей в Петербург.

И это были не просто слова.

Декабрист Басаргин вспоминал о Пущине: «Его открытый характер, его готовность оказать услугу и быть полезным, его прямодушие, честность, в высшей степени бескорыстие высоко ставили его в нравственном отношении. В Чите и в Петровском он только и хлопотал о том, чтобы никто из его товарищей не нуждался. Присылаемые родными деньги клал почти все в общую артель. «

В 1839 году, вместе со многими другими декабристами, Пущин был переведен с каторги на поселение. И еще семнадцать лет провел в изгнании, в маленьких сибирских городках: сначала в Туринске, затем в Ялуторовске.

Пущину разрешено было вернуться в европейскую Россию только через тридцать лет после того, как его погнали на каторгу в Сибирь.

В Петербурге его встретил старый лицейский товарищ Константин Данзас. И рассказал о том, как раненный на дуэли Пушкин перед смертью жалел, что рядом нет Пущина:

&#151 Легче было бы умирать.

Пущин узнал об этом через двадцать лет после смерти поэта. Теперь уже и ему самому оставалось жить недолго.

Но и поныне жива память о первом друге Пушкина.

Стих пушкина другу пущину

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.

Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Александр Пушкин: И. И. Пущину.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: