Некрасов Н — Возвращение (стихи)

И здесь душа унынием объята.
Не ласков был мне родины привет;
Так смотрит друг, любивший нас когда-то,
Но в ком давно уж прежней веры нет.

Сентябрь шумел, земля моя родная
Вся под дождем рыдала без конца,
И черных птиц за мной летела стая,
Как будто бы почуяв мертвеца!

Волнуемый тоскою и боязнью,
Напрасно гнал я грозные мечты,
Меж тем как лес с какой-то неприязнью
В меня бросал холодные листы,

И ветер мне гудел неумолимо:
Зачем ты здесь, изнеженный поэт?
Чего от нас ты хочешь? Мимо! мимо!
Ты нам чужой, тебе здесь дела нет!

И песню я услышал в отдаленье.
Знакомая, она была горька,
Звучало в ней бессильное томленье,
Бессильная и вялая тоска.

С той песней вновь в душе зашевелилось,
О чем давно я позабыл мечтать,
И проклял я то сердце, что смутилось
Перед борьбой — и отступило вспять.

НЕКРАСОВ Николай Алексеевич (1821—1877) — виднейший русский поэт.
В 1840 он при поддержке некоторых петербургских знакомых выпустил книжку своих стихов под заглавием «Мечты и звуки», изобилующую подражаниями Жуковскому, Бенедиктову и пр. Многообразие поэтического стиля Некрасова создавалось не только на базе преодоления чуждых литературно-поэтических традиций, но и внимательного отбора в литературе прошлого того, что было для него хотя бы относительно приемлемо. Основная магистраль лирики Некрасова идет в направлении беспощадного отрицания канонов дворянской лирики, что не лишает однако Некрасова диалектической связи с теми ее элементами, которые выражали процесс формирования нового социального качества. Характерно напр., что наряду с пародиями на лермонтовскую экзотику Некрасов продолжал те его мотивы, которые характеризовали протест Лермонтова против социальной действительности; то же самое должно быть сказано и о молодом Огареве и Плещееве, с к-рыми у Некрасова найдутся некоторые связи.
Содержание творчества Некрасова должно было обеспечить ему крупную
революционизирующую роль. Этого успешно достигал и его народный эпос,
проникнутый сильнейшими симпатиями к угнетенному крестьянству и жгучей ненавистью к помещикам, и язвительная сатира на хищническую российскую буржуазию, и наконец некрасовская лирика, неизменно возбуждавшая читателя трагизмом развернутых в ней социальных противоречий. Именно поэтому Некрасова взяла под свое ближайшее наблюдение цензура, справедливо не находившая в его стихах «ни одной отрадной мысли, ни тени того упования на благость провидения, которое всегда постоянно подкрепляет злополучного нищего и удерживает его от преступления» (отзыв цензора Лебедева о «Еду ли ночью по улице темной»), справедливо видевшая в «Последыше» «пасквиль на все дворянское сословие» и потому боровшаяся с творчеством «самого отчаянного коммуниста» (выражение Булгарина) безжалостным уродованием стихов, запрещением отдельных стихотворений и целых изданий.
Реакции читателей на творчество Некрасова не могли быть и не были едиными. Оно встретило решительное осуждение в среде тех собственнических классов, чьим интересам противоречили его тенденции. Отталкивая от себя дворянскую критику, Некрасов нашел вторую группу своих читателей в пореформенном крестьянстве. Над симпатиями Н. к народу всячески потешалась буржуазно-дворянская критика. «Брось воспевать любовь ямщиков, огородников и всю деревенщину. Это фальшь, которая режет ухо», поучал Боткин в ту пору, когда он и другие члены его кружка еще не потеряли веры в Н. Широкая популярность Н. в крестьянской и рабочей среде конца XIX в. и начале XX в. — факт бесспорный, удостоверяемый длинным рядом анкетных свидетельств и признаний. С середины 70-х гг., когда начало «Коробейников» вошло в лубочные песенники, и до наших дней Н. — один из любимейших поэтов этих читателей, производивший на них впечатление неотразимое, «громадное, самое сильное из всех». Однако главных своих поклонников Н. встретил в среде революционных разночинцев. Уже В. Белинский восторгался сочувствием Некрасов к «людям низкой породы». «Стихи Некрасова у всех на руках, — писал в 1864 В. Зайцев, — и будят ум и увлекают как своими протестами, так и идеалами». «Некрасова как поэта, — признавался тремя годами ранее радикальный разночинец Д. Писарев, — я уважаю за его горячее сочувствие к страданиям простого человека, за „честное слово , которое он всегда готов замолвить за бедняка и угнетенного. Кто способен написать „Филантроп „Эпилог к ненаписанной поэме , „Еду ли ночью по улице темной , „Саша , „Живя в согласии со строгою моралью — тот может быть уверен в том, что его знает и любит живая Россия». «Его слава будет бессмертна, — писал Чернышевский из Сибири, — вечна любовь России к нему, гениальнейшему и благороднейшему из всех русских поэтов».
Свидетельства Л. Дейча, Г. В. Плеханова, М. Ольминского и мн. др. это подтверждают.
Н. пользовался огромной популярностью у поэтов революционной демократии 60—80-х гг., к-рые видели в нем главу новой поэтической школы.
Некрасов перерос свою эпоху. Его ценность для современного пролетарского читателя не только в том, что в его творчестве едва ли не впервые в русской поэзии отображена жизнь рабочего класса пореформенной поры.
Разве не актуальна напр. в наше время лирика Некрасова с ее основной темой социальной переплавки личности, разве не стоят в наше время эти проблемы перед мелкобуржуазной интеллигенцией, тяготеющей к пролетариату, но зачастую бессильной преодолеть в себе связи с буржуазным миром? Разве не актуальны мотивы некрасовских поэм о страданиях крестьян в дворянско-буржуазном строе? Разве нам не нужна его сатира на этот строй и разве отошла в вечность его пламенная ненависть к эксплоататорам? Поэт, знавший только рабский труд крепостных или освобожденных от земли крестьян и не менее тяжкую работу бесправных фабричных, сумел сквозь остроту противоречий, обуревавших его социальное сознание, пронести глубокую уверенность в созидательную способность трудящихся и в то, что рано или поздно придет «черед иных картин», наступление иного социального порядка. Это дает ему право на величайшее уважение класса, строящего социализм.

Некрасов Н.А.

Русский поэт и литературный деятель Николай Алексеевич Некрасов родился 28 ноября 1821 года в местечке Немиров Винницкой области.
Детские годы Некрасова прошли в селе Грешнево (ныне селе Некрасове) близ Ярославля, в имении отца. Здесь он близко узнал крестьянскую жизнь. С 1832 Некрасов учился в Ярославской гимназии. В 1839 тщетно пытался поступить в Петербургский университет (в 1839— 1840 считался вольнослушателем). Лишившись поддержки отца, будущий поэт вёл жизнь полубездомного столичного бедняка. С 1838 он начал печатать стихи. В 1840 опубликовал сборник ещё незрелых стихов “Мечты и звуки”, встреченный суровой рецензией В. Г. Белинского и уничтоженный самим автором. Обладая твёрдым характером, Некрасов дал себе слово “не умереть на чердаке” и начал энергичную литературно-журнальную деятельность. “Уму непостижимо, сколько я работал”, — вспоминал он позднее. Некрасов писал рассказы, повести, пьесы, театральные обозрения, фельетоны. Его водевили были поставлены на сцене Александринского театра (под псевдонимом Н.А.Перепельский). С 1840 начал сотрудничать в театральном журнале “Пантеон . ”, с 1841— в “Литературной газете” и “Отечественных записках”. В 1842— 1843 сблизился с Белинским и его кружком. Осознав необходимость покончить с “литературной подёнщиной” (хотя и в это время были написаны значительные произведения, например очерк “Петербургские углы”, 1845), Некрасов пережил перелом, который сам осознал как “поворот к правде”; он примкнул к натуральной школе. Его стихи наполнились социальным содержанием (“В дороге”, “Родина”). В критических статьях и рецензиях, в издательских начинаниях Некрасов явился соратником Белинского в его борьбе за реализм и народность русской литературы. Талант Некрасова как редактора и организатора литературных сил развернулся в “Современнике”; даже в годы политической реакции после 1848 Некрасов сумел многое сделать, чтобы отстоять демократическое направление журнала. В это время были опубликованы романы “ с продолжением” (“Три страны света”, 1848—49, и “Мёртвое озеро”, 1851, совместно с А. Я. Панаевой, которая стала женой Некрасова). При всей неровности письма и налёте мелодраматизма (в главах, написанных Панаевой) эти романы проникнуты демократическим настроением. В период общественного подъёма середины 50-х годов Некрасов поручил руководящую роль в журнале Н.Г. Чернышевскому и Н.А. Добролюбову. Твёрдая и принципиальная позиция новых сотрудников в обстановке резкого обострения классовых противоречий ускорила идейное размежевание внутри редакции. Некрасов мужественно отказался от сотрудничества с группой литераторов-либералов, хотя был связан с ними узами старой дружбы; “. все симпатии его были на стороне Чернышевского”,— указывал В. И. Ленин (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 22, с. 84). Своей энергией, редакторским опытом и тактом, умелой, хотя изнурительной, борьбой с цензурой Некрасов сделал возможным появление на страницах журнала яркой революционной публицистики и критики. “Только благодаря его великому уму,— вспоминал Чернышевский,— высокому благородству души и бестрепетной твердости характера я имел возможность писать, как я писал”.
Некрасов ста поистине народным поэтом, сатириком, обличителем “верхов”, заступником угнетённой деревни. Идейное общение с “новыми людьми” в “Современнике” помогло окончательно сложиться его убеждениям, создать выдающиеся произведения, богатые революционной мыслью (“Поэт и гражданин”, “Размышления у парадного подъезда”, “Песня Ерёмушке”, “О погоде”, “Плач детей”). В 1856 вышел сборник Некрасова “Стихотворения”, воспринятый как манифест передовой русской литературы, открыто звавший к гражданской деятельности, к революционному действию. В годы революционной ситуации 1859— 1861 в поэзии Некрасова углубляется тема деревни. Его стихи (“Дума”, Похороны”, “Калистрат”) и поэмы (“Крестьянские дети”, 1861; “Коробейники”, 1861; “Мороз, Красный нос”, 1863) согреты неподдельной любовью к русскому крестьянину. К этому времени исключительно вырос авторитет Некрасова в русском обществе, особенно среди передовой молодёжи и революционных деятелей, считавших его первым русским поэтом. Когда правительство начало открыто преследовать революционеров (1866) и журналу “грозил неумолимый рок”, Некрасов сделал отчаянную и бесполезную попытку его спасти: он выступил со стихами на обеде в честь М. Н. Муравьёва. Это была ошибка (“звук неверный”), в которой поэт горько раскаивался до последних дней жизни (“Прости меня, о родина! прости. ”) .
Некрасову удалось взять в свои руки “Отечественные записки” в 1868 году. Он опубликовал здесь главы поэмы “Кому на Руси жить хорошо”, поэмы о декабристах “Дедушка” (1870) и “Русские женщины” (1872—73), сатиру “Современники” (1875—76). В этих произведениях (они появились в печати с большими цензурными искажениями), а также в лирике Некрасова воплощены важнейшие черты эпохи 70-х гг., когда крепло движение революционного народничества, начиналось “хождение в народ”. Некрасов стремился поддержать дух революционной интеллигенции, преклонялся перед самоотверженностью, звал к подвигу (“Сеятелям”, 1876, опубликовано в 1877). Последние годы жизни Некрасова, проведенные в напряжённом творческом труде, заботах о журнале, в общественной деятельности были омрачены тяжёлой болезнью. Но и в это время он создал “последние песни”, в которых с прежней поэтической силой говорил об итогах прожитой жизни, о своей любви к русскому народу и о своей “музе”: “Сестра народа — и моя”. Похороны Некрасова (на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге) носили характер народной политической демонстрации. От имени общества “Земля и воля” выступал Г. В. Плеханов. Знаменательной была речь Ф. М. Достоевского, который поставил Некрасова рядом с А. С. Пушкиным.
Подготовленная предшествующим развитием русской литературы, поэзия Некрасова впитала традиции Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. В. Гоголя, отразила громадные сдвиги в жизни русского народа, пробуждавшегося к освободительной борьбе, и это определило особое место Некрасова среди русских писателей-реалистов 19 века. Он не только сочувствовал народу, но отождествил себя с крестьянской Россией, заговорил от её имени и её языком. “Я лиру посвятил народу своему”,— сказал он в конце жизни. Тема народа, крестьянства, воплощённая в бесконечном разнообразии типов и характеров, новых для русской литературы, проходит через всё творчество Некрасова — от ранних стихотворений “Тройка” и “Родина” до больших эпических поэм, до предсмертных лирических обращений к русскому народу Никто, кроме Некрасова, не создал таких поражающих своей жестокой правдивостью картин деревенской нищеты и горя (“Размышления у парадного подъезда”, “Орина, мать солдатская”, “Пир на весь мир”) и никто не увидел столько светлых сторон в жизни крестьянства, столько крупных мужественных характеров (Дарья, Матрёна, Савелий, Ермил Гирин), не убитых веками рабства. Некрасов был далёк от ложной народнической идеализации деревни и осуждал долготерпение, пассивность большей частью крестьянства (“Чем хуже был бы твой удел, когда б ты менее терпел”?). Образ России, сильной и страдающей, стоит за широкими картинами некрасовской деревни:
“Ты и убогая, Ты и обильная, Ты и могучая, Ты и бессильная, Матушка-Русь!”.
Всё, о чём бы ни писал Некрасов, пронизывает мысль о народе, о его судьбе. В “Железной дороге” (1864) сквозь мрачные картины гибельного труда строителей прорывается победный гимн в честь творческих сил народа. В некрасовской лирике, сюжетной и остродраматичной, большое место занимает проблема долга перед народом (“Рыцарь на час”, 1860). Темы любви и природы окрашены в его стихах личным отношением поэта к жизни общества, к человеку-деятелю, носителю высоких идеалов. Героические образы Белинского, Добролюбова, Чернышевского, созданные Некрасовым, овеяны революционно-романтической патетикой. Тяжёлая судьба русской женщины постоянно волновала Некрасова; эта тема нашла воплощение и в лирике, и в поэмах о декабристках — “Княгиня Волконская”, “Княгиня Трубецкая”. В этих исторических поэмах события прошлого осмыслены в связи с судьбами народа и революционными народническими идеалами 70-х гг. Поэма “Кому на Руси жить хорошо” (1866—76) увенчивает творчество Некрасова. Это подлинная поэтическая энциклопедия народной жизни середины 19 в., поражающая грандиозностью замысла, остротой социально-критического анализа, данного с точки зрения самого крестьянства. Особое место занимает в поэме образ Гриши Добросклонова, в котором воплощены черты крестьянского революционера, носителя народного идеала свободы. Совершенное и новаторское творение Некрасова вобрало в себя огромные пласты устно-поэтического народного творчества; песни, поговорки и поверья, разговорный крестьянский язык и народное острословие слились здесь в едином художественном сплаве.
Важнейшей чертой творчества Некрасова была его сатирическая направленность. Обличение благонамеренных чиновников, буржуазных филантропов, знатных лицемеров в ранних стихах (“Современная ода”, “Колыбельная песня”) переросло затем в острую сатиру на всю политическую систему, крепостников-помещиков, либеральных деятелей, царскую цензуру, мнимую свободу печати (“Газетная”, “Песни о свободном слове”, “Суд”). Позднее созданы такие шедевры русской сатиры, как поэма “Недавнее время” (1871) и “Современники” (1875 — 1876); в центре второй из них — фигуры буржуазных дельцов и бюрократов, изображённых со щедринской силой.
Некрасов, будучи глубоко национальным поэтом широко ввёл в поэзию всё богатство народного языка и фольклора, смело использовал прозаизмы, разные речевые стили, песенные интонации. Некрасовская поэзия, в которой гражданственность и высокая художественность предстают в неразрывном единстве, оказала благотворное влияние на последующее развитие русской классической, а затем советской поэзии.
Ещё при жизни поэта многие стихи Некрасова стали народными песнями, которые поются доныне (“Коробушка”, “Меж высоких хлебов. ” и других). Русские композиторы охотно писали музыку на его тексты: М. П. Мусоргский (“Калистрат”, “Песня Ерёмушке”), Ц.А. Кюи (“Молодые”, “Сват и жених”, “Внимая ужасам войны”, “Катерина”), С.И. Танеев (“Бьётся сердце беспокойное”).
Ещё в дореволюционные годы марксистское литературоведение (Г.В. Плеханов и др.) начало разработку наследия Некрасова. После Октябрьской революции 1917 проделана огромная работа по собиранию и изучению его рукописей, по восстановлению подлинных текстов, запрещённых или искажённых царской цензурой.
Умер Некрасов в Петербурге 27 декабря 1877 года.

/ Биографии / Некрасов Н.А.

Смотрите также по Некрасову:

«Муза» Н. Некрасов

Нет, Музы ласково поющей и прекрасной
Не помню над собой я песни сладкогласной!
В небесной красоте, неслышимо, как дух,
Слетая с высоты, младенческий мой слух
Она гармонии волшебной не учила,
В пеленках у меня свирели не забыла,
Среди забав моих и отроческих дум
Мечтой неясною не волновала ум
И не явилась вдруг восторженному взору
Подругой любящей в блаженную ту пору,
Когда томительно волнуют нашу кровь
Неразделимые и Муза и Любовь…

Но рано надо мной отяготели узы
Другой, неласковой и нелюбимой Музы,
Печальной спутницы печальных бедняков,
Рожденных для труда, страданья и оков, —
Той Музы плачущей, скорбящей и болящей,
Всечасно жаждущей, униженно просящей,
Которой золото — единственный кумир…

В усладу нового пришельца в божий мир,
В убогой хижине, пред дымною лучиной,
Согбенная трудом, убитая кручиной,
Она певала мне — и полон был тоской
И вечной жалобой напев ее простой.
Случалось, не стерпев томительного горя,
Вдруг плакала она, моим рыданьям вторя,
Или тревожила младенческий мой сон
Разгульной песнею… Но тот же скорбный стон
Еще пронзительней звучал в разгуле шумном.
Всё слышалося в нем в смешении безумном:
Расчеты мелочной и грязной суеты,
И юношеских лет прекрасные мечты,
Погибшая любовь, подавленные слезы,
Проклятья, жалобы, бессильные угрозы.
В порыве яростн, с неправдою людской
Безумная клялась начать упорный бой.
Предавшись дикому и мрачному веселью,
Играла бешено моею колыбелью,
Кричала: «Мщение!» — и буйным языком
В сообщники свои звала господень гром!

В душе озлобленной, но любящей и нежной
Непрочен был порыв жестокости мятежной.
Слабея медленно, томительный недуг
Смирялся, утихал… и выкупалось вдруг
Всё буйство дикое страстей и скорби лютой
Одной божественно-прекрасною минутой,
Когда страдалица, поникнув головой,
«Прощай врагам своим!» — шептала надо мной…

Так вечно плачущей и непонятной девы
Лелеяли мой слух суровые напевы,
Покуда наконец обычной чередой
Я с нею не вступил в ожесточенный бой.
Но с детства прочного и кровного союза
Со мною разорвать не торопилась Муза:
Чрез бездны темные Насилия и Зла,
Труда и Голода она меня вела —
Почувствовать свои страданья научила
И свету возвестить о них благословила…

Анализ стихотворения Некрасова «Муза»

Некрасов считается одним из наиболее ярких русских поэтов-реалистов, чье творчество передает без прикрас события, очевидцем которых довелось быть автору. Кроме этого, Некрасова нередко называют певцом крестьян, так как большинство его произведений было посвящено жизни и быту низших сословий общества.

Некрасов был достаточно самокритичен, и свои произведения оценивал с точки зрения пользы, которую они могут принести обществу. Поэтому он нередко признавался, что является никудышным поэтом – его стихи не в состоянии разбудить людей, заставить их действовать и что-то менять в своей жизни. Конечно, автор не учитывал тот факт, что большинство посылов в своем творчестве адресованы тем самым крестьянам, которые попросту не умеют читать. Что касается русской интеллигенции, то времена Пушкина, когда одно рифмованное четверостишье могло заставить их взяться за оружие и организовать восстание декабристов, остались в далеком прошлом.

Давая оценку своему творчеству, Николая Некрасов в 1852 году написал стихотворение «Муза», в котором попытался объяснить, что именно вдохновляет его на создание поэтических произведений. С первых строчек стихотворения становится ясно, что муза Некрасова – это не эфемерная барышня, которая заставляет сердце биться сильнее и острее чувствовать прекрасное. «Не помню над собой я песни сладкогласной!», — отмечает автор, намекая на свое безрадостное детство и весьма непростую юность, когда без средств к существованию он вынужден был сбежать из дома от отца-тирана. Однако и в более поздние годы «неразделимые и Муза и Любовь» к поэту так и не явились.

Испытав на собственно опыте все трудности нищенского существования, поэты отмечает, что слишком рано над ним «отяготели узы» совершенно другой «неласковой и нелюбимой Музы», которая открыла поэту глаза на настоящую жизнь, лишенную светского лоска и хороших манер. Образ «той Музы, плачущей, скорбящей и болящей», для которой материальные блага – «единственный кумир», всю жизнь преследовал Некрасова, не давая ему ни на мгновение забыть о том, что он увидел в петербургских трущобах и русских селах, похожих друг на друга в своей нищете, как братья-близнецы.

По мнению поэта, муза научила его ненавидеть, с ее помощью он познал жажду мщения и слишком рано забыл о своих юношеских мечтах, прекрасных и честолюбивых. Муза пела ему «разгульные песни», вкладывая их в уста пьяных мужиков, «напев ее простой» больше походил на стон или же бесконечную жалобу. Иногда муза поэта предавалась «дикому и мрачному веселью», призывая автора «начать упорный бой» и предлагая ему в помощь «господень гром», который должен был обрушиться на головы тех, кто затопил Россию кровью и слезами.

Но такие порывы были нечастыми и непродолжительными. Обессиленная муза, которая у автора ассоциируется с русским народом, порабощенными и бесправным, очень скоро, «поникнув головой», нашептывала поэту просьбу прощать врагов своих. Эта исконно славянская покорность, с которой с самого детства сталкивался Некрасов, пожалуй, произвела на поэта самое большое впечатление. До самой смерти он пытался разгадать эту нелепую и нелогичную загадку русской души, не понимая, почему десятки тысяч людей так безропотно и бессловесно позволяют издеваться над собой горстке помещиков, расправиться с которыми при желании не составляет труда.

В то же время поэт признается, что и сам он не смел перечить музе, которая часто просто молча вела его «чрез бездны темные Насилия и Зла». И именно муза, а, точнее, русский народ, научили Некрасова «почувствовать свои страданья» и «свету возвестить о них благословила».

Стих Некрасова о России

Имя Н. А. Некрасова неразрывно связано в нашем представлении с крестьянской Россией. Пожалуй, никто из поэтов не смог так постичь душу народа, его психологию, высокие нравственные качества. Стихи Некрасова наполнены могучим чувством сострадания к своему народу, его бесправной, подневольной судьбе, огромным желанием сделать его будущее светлым и прекрасным. Некрасова называют «певцом народного горя». Его «кнутом иссеченная муза» служила делу пробуждения многомиллионных масс трудящихся к борьбе за свои права. Творчество Некрасова охватывает значительный период русской истории. В его произведениях предстает и крепостническая, и пореформенная Россия, в которой неизменным оставалось нищенское и бесправное положение народа. Чем же была родина для Некрасова? Идиллическим «дворянским гнездом», с которым связаны светлые детские воспоминания?

Нет! в юности моей, мятежной и суровой,
Отрадного душе воспоминанья нет.

К такому выводу приходит Некрасов в стихотворении «Родина», вспоминая о своих детских годах, проведенных в отцовской усадьбе. На первый взгляд, это стихотворение воспроизводит картины биографии поэта. Но они настолько типичны, что представляют собой обобщенный образ крепостной России. И автор выносит ей свой беспощадный приговор. Атмосфера рабства влияла и на крестьян, и на их господ, обрекая одних на бесправие и нищету, других – на роскошь и праздность.

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов.

На что же надеется задавленный нуждой русский мужик? Один из вариантов ответа на этот вопрос мы находим в стихотворении «Забытая деревня» (1855). В каждой из пяти строф этого стихотворения удивительно емко и лаконично дана отдельная законченная картина из жизни «забытой деревни». И в каждой из них – человеческие судьбы, заботы и проблемы: здесь и просьба «бабушки Ненилы» починить избенку, и произвол «лихоимца жадного», отрезавшего у крестьян «землицы косячок изрядный», и мечты Наташи и вольного хлебопашца о свадьбе и семейном счастье. Все надежды этих людей связаны с предполагаемым приездом барина. «Вот приедет барин – барин нас рассудит» – этот рефрен проходит через все некрасовское стихотворение. Но напрасно крестьяне надеются на справедливое и гуманное отношение к ним барина. Ему нет дела до крестьян. Прошли годы, прежде чем они дождались барина, привезенного в гробу.

Старого отпели, новый слезы вытер,
Сел в свою карету – и уехал в Питер.

Этими наполненными горькой иронией строчками заканчивается стихотворение, в котором явственно звучит мысль о бесполезности и безрезультатности просьб и жалоб крестьян к господам. Эта тема находит продолжение в стихотворении «Размышления у парадного подъезда» (1858), в котором автор с огромной обобщающей силой рисует угнетенное положение русского народа. Перед глазами лирического героя разыгрывается типичная сцена. Крестьяне-ходатаи приходят к парадному подъезду в поисках защиты от произвола мироедов у влиятельного петербургского сановника. «С выраженьем надежды и муки» обращаются они к швейцару, прося допустить их к вельможе и предлагая жалкие крестьянские гроши.

Но швейцар не пустил, скудной лепты не взяв,
И пошли они, солнцем палимы.

Эта сцена, выразительно, реалистически нарисованная автором, вызывает естественное чувство сострадания к униженному, подневольному народу. В этом эпизоде явственно проступают такие черты русского крестьянства, как смирение, покорность, привычка безропотно подчиняться силе. Ведь мужики не делают никакой попытки добиться аудиенции у вельможи, чтобы выполнить возложенную на них миссию, а ведь «брели-то долгонько они из каких-нибудь дальних губерний». Прогнанные швейцаром, они «с непокрытыми шли головами». Эта выразительная деталь подчеркивает пассивность крестьянства, неумение отстаивать свои права.

Описанный эпизод заставил лирического героя задуматься над нынешним положением русского народа, судьба которого находится в руках вельмож, почивающих в «роскошных палатах». Обращаясь к этому влиятельному сановнику, автор тщетно пытается пробудить в его душе добро, воротить ушедших крестьян. Но «счастливые глухи к добру», – горестно констатирует герой. Вельможе и ему подобным безразлична судьба собственного народа, его страдания, тем более, что русский мужик привык терпеть. Автор обращается с риторическими вопросами к Волге, к родной земле, к народу. Смысл этих обращений – в стремлении вывести народ из состояния духовного сна, поднять его на борьбу за лучшее будущее, ибо он может освободиться только собственными силами. Но в вопросе, обращенном к народу, звучат боль и сомнение, напоминающие пушкинскую «Деревню».

Эх, сердечный!
Что же значит твой сон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Все, что мог, ты уже совершил, –
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил.

В «Железной дороге» (1864) уже слышится уверенность поэта в светлом будущем русского народа, хотя он и отдает себе отчет в том, что эта прекрасная пора наступит нескоро. А в настоящем в «Железной дороге» предстает та же картина духовного сна, пассивности, забитости и смирения. Предпосланный стихотворению эпиграф помогает автору высказать свой взгляд на народ в полемике с генералом, который называет строителем железной дороги графа Клейнмихеля, а народ в его представлении – это «варвары, дикое скопище пьяниц». Некрасов в стихотворении опровергает это утверждение генерала, рисуя образы подлинных строителей дороги, рассказывая о тяжелейших условиях их жизни и труда. Но поэт стремится пробудить в юном Ване, олицетворяющем молодое поколение России, не только жалость и сострадание к угнетенному народу, но и глубокое уважение к нему, к его созидательному труду.

Благослови же работу народную
И научись мужика уважать. Народ в представлении Некрасова – это «сеятель и хранитель» русской земли, создатель всех материальных ценностей, творец жизни на земле. В нем таятся скрытые могучие силы, которые рано или поздно вырвутся на простор. Поэтому Некрасов верит в то, что народ преодолеет все трудности и «широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Но, чтобы наступило это долгожданное время, нужно с колыбели внушать мысли о том, что счастье – не в холопском терпении и покорности, а в борьбе с угнетателями, в бескорыстном труде. В «Песне Еремушке» сталкиваются два мировоззрения, два возможных жизненных пути, которые ожидают пока еще несмышленого младенца. Одна судьба, которую пророчит ему в песне няня, – это путь рабской покорности, который приведет его к «привольной и праздной» жизни. Этой холопской, лакейской морали противопоставлено иное представление о счастье, которое раскрывается в песне «проезжего городского». Оно понимается как борьба за народные интересы, которая наполнит жизнь высоким смыслом, подчинит благородной цели.

С этой ненавистью правою,
С этой верою святой
Над неправдою лукавою
Грянешь божьею грозой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector