Стих маяковского 4 буквы

как мяч футбольный.

от шишек страшный,

до Сухаревой башни.

Для принятья строгих мер —

к Пете милиционер.

Говорит он грозно Пете:

— Ты ж не на велосипеде!

Что ты скачешь, дрянный мальчик?

Ты ведь мальчик,

дети этих буржуят!

как твоя фамилия? —

Петя стал белей, чем гусь:

— Петр Буржуйчиков зовусь.

Собеседник Петю взял,

затянул покрепче узел,

поплевал ему на пузо.

свой чернильный карандаш,

вывел адрес без помарки.

— не зря ж торчать! —

Щелка узкая в железе,

ковылял четверкой ног.

проходил известный Сима,

что-то вроде леденца.

Щений голод видит Сима,

— Кто посмел щенка отдуть?

к общей гласности:

Я защитник слабого

Взял конфету из-за щек.

кланяться концом хвоста.

Симе лапу подает.

от всей щенячьей души!

Узнается из конфет,

весь из шерсти из верблюжьей.

рабочий честный скот,

Чтобы их тебе принесть,

А потом пришел рабочий,

Чтобы шерсть была тонка,

день работал у станка.-

За верблюдиной баранчик

— Барабаньте, чуть заря! —

А ближайший красный мак,

цветший, как советский флаг,

не подавши даже голоса,

на Симу прикололся.

восторг на морде:

Смех всеобщий пять минут.

— Где нам пятого достать?

Как бы нам помножиться? —

Тут фигура Симина.

— Вот кто нужен именно! —

И без всяких разногласий

обратился к Симе Вася:

— Заживем пятеркой братской,

с Симой ходят, барабаня.

впереди несется, лая.

рассыпаются, как бусы.

отдает отряду честь.

едет, как письмо, в пакете.

Ехал долго он и еле

был доставлен в две недели.

Почтальон промеж бумажками

сунул в сумку вверх тормашками.

Проработав три часа,

начал путать адреса.

Сдал, разиня из разинь,

не домой, а в магазин.

скисши от поста,

распечатался и встал.

плоский, как рубли.

вмиг приходит в чувство

и, взглянув на продовольствие,

расплывается от удовольствия.

Запустил в конфеты горсти

и отправил в рот для скорости.

все прикончил карамели.

Петя, переевши сласть,

начал в пасть закуски класть

и сожрал по сей причине

все колбасы и ветчины.

Худобы в помине нет,

Все консервы Петя ловкий

скушал вместе с упаковкой.

Все глотает, не жуя:

аппетит у буржуя!

съел четыре пуда соли.

устоять на паре ног.

слопал гири и весы.

Видано ли это в мире,

Пузу отдыха не дав,

вгрызся он в железный шкаф.

Вздулся вербною свинищей.

С аппетитом сладу нет.

Тут их только и видали!

Но не сладил Петя бедный

с шиною велосипедной.

загремел ужасный взрыв.

Люди прыгают, дрожа.

«Это, — думают, — пожар!»

От вел_и_ка до мал_а_

все звонят в колокола.

Вся в сигналах каланча,

все насосы волочат.

Подымая тучи пыли,

Кони десяти мастей.

Сбор пожарных всех частей.

на видном месте

Вместе с Симою в ряд

весь отряд октябрят.

Все живут в отряде дружно,

каждый делает что нужно, —

выручит друг друга.

за город ведет отряд.

В небе флаг полощется,

дети вышли в рощицу.

Дети сели на лужок,

надо завтракать ужо.

Сима, к выдумкам востер,

в пять минут разжег костер.

Только уголь заалел,

стал картошку печь в золе.

Почернел картошкин бок.

Но печален голос Оли:

приуныли, как грачи.

раздался страшный гром.

Луг и роща в панике.

к ногам компанийки

в двух мешках упала соль —

с доставкой на дом.

к общей радости,

Смех средь маленького люда:

не чудо это, дети,

а — из лопнувшего Пети.

Все, что лопал Петя толстый,

рассыпается на версты.

так беднягу разорвало.

съел с восторгом всё подряд.

Пир горою и щенку:

и вновь набьет щеку —

кожицею от колбаски.

сделайте из сказки вывод.

Полюбите, дети, труд —

как написано тут.

от буржуевых лап.

Вот и вырастете —

Песня-молния

За море синеволное,

про пионерский слет.

Растем от года к году мы,

куда ни бросишь глаз.

У нас большой папаша —

стальной рабочий класс.

садиться за букварь.

по ленинской тропе!

Конь-огонь

отцу твердил раз триста,

за покупкою гоня:

— Я расту кавалеристом.

Подавай, отец, коня! —

О чем же долго думать тут?

сын с отцом идут

— Лошадей сегодня нет.

Вот и мастер. Молвит он:

Лошадей подобных тело

из картона надо делать. —

Все пошли походкой важной

к фабрике писчебумажной.

Рабочий спрашивать их стал:

и вынес три листа

нате вам и клей.

нет езды без колеса.

Вот они у столяра.

Им столяр, конечно, рад.

ровно, а не криво,

сделал им колесиков.

на хвост волосиков.

Где же конский хвост найти нам?

где щетки и щетина.

Щетинщик возражать не стал, —

чтоб лошадь вышла дивной,

и гривы лошадиной.

Гвоздь необходим везде.

Повели они отца

в кузницу кузнеца.

самый лучший гвоздик. —

Прежде чем работать сесть,

И в один сказали голос:

— Мало взять картон и волос.

Выйдет лошадь бедная,

скучная и бледная.

Взять художника и краски,

шерсть и глазки. —

вбегает наш кавалерист.

покрасить шерсть у лошади?

с краскою различной.

Сделали лошажье тело,

дальше дело закипело.

Компания остаток дня

впустую не теряла

и мастерить пошла коня

из лучших матерьялов.

Вместе взялись все за дело.

Режут лист картонки белой,

клеем лист насквозь пропитан.

Сделали коню копыта,

щетинщик вделал хвостик,

кузнец вбивает гвоздик.

Быстра у столяра рука —

столяр колеса остругал.

Художник кистью лазит,

горячей, чем огонь!

в желтых яблоках бок.

крепко сбруей оплетен.

На спину сплетенному —

История Власа — лентяя и лоботряса

Короткие стихотворения поэта Владимира Маяковского для школьников.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
се, конечно, заживет.
Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
его один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
олот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.
На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
слезли у леса мы,
садись
и грейся.
Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-
дем,
ду-
дим:
«С пу-
ти
уй-
ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
аливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
ез разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звезд
совсем отдалены».
Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
усть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
апрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
Вот вы, женщина, на вас белила густо,
Вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
Взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
Ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
Кривляться перед вами не захочется — и вот
Я захохочу и радостно плюну,
Плюну в лицо вам.
Я — бесценных слов транжир и мот.

Проносят девоньки крохотные шумики.
Ящики гула пронесет грузовоз.
Рысак прошуршит в сетчатой тунике.
Трамвай расплещет перекаты гроз.

Все на площадь сквозь туннели пассажей
Плывут каналами перекрещенных дум,
Где мордой перекошенный, размалеванный сажей
На царство базаров коронован шум.

Автомобиль подкрасил губы
У блеклой женщины Карьера,
А с прилетавших рвали шубы
Два огневые фокстерьера.

И лишь светящаяся груша
О тень сломала копья драки,
На ветке лож с цветами плюша
Повисли тягостные фраки.

Кроме этой шапочки, доставшейся кадету,
Ни черта в нем красного не было и нету.

Услышит кадет — революция где-то,
Шапочка сейчас же на голове кадета.

Жили припеваючи за кадетом кадет,
И отец кадета, и кадетов дед.

Поднялся однажды пребольшущий ветер,
В клочья шапчонку изорвал на кадете.

И остался он черный. А видевшие это
Волки революции сцапали кадета.

Известно, какая у волков диета.
Вместе с манжетами сожрали кадета.

Когда будете делать политику, дети,
Не забудьте сказочку об этом кадете.

Пусть земля кричит, в покое обабившись:
«Ты зеленые весны идешь насиловать!»
Я брошу солнцу, нагло осклабившись:
«На глади асфальта мне хорошо грассировать!»

Не потому ли, что небо голубо,
А земля мне любовница в этой праздничной чистке,
Я дарю вам стихи, веселые, как би-ба-бо
И острые и нужные, как зубочистки!

Женщины, любящие мое мясо, и эта
Девушка, смотрящая на меня, как на брата,
Закидайте улыбками меня, поэта,-
Я цветами нашью их мне на кофту фата!

Чтоб бешеной пляской землю овить,
Скучную, как банка консервов,
Давайте весенних бабочек ловить
Сетью ненужных нервов!

И по камням острым, как глаза ораторов,
Красавцы-отцы здоровенных томов,
Потащим мордами умных психиаторов
И бросим за решетки сумасшедших домов!

А сами сквозь город, иссохший как Онания,
С толпой фонарей желтолицых, как скопцы,
Голодным самкам накормим желания,
Поросшие шерстью красавцы-самцы!

А если веселостью песьей
Закружат созвездия «Магги»-
Бюро похоронныех процессий
Свои проведут саркофаги.

Когда же, хмур и плачевен,
Загасит фонарные знаки,
Влюбляйтесь под небом харчевен
В фаянсовых чайников маки!

От первой до третьей — люди;
Четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,
По дороге пристала пятая,

От нее в небосинем лоне
Разбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,
Тучки взяли все — и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,
Солнце погналось — желтый жираф.

«Нате» В. Маяковский

«Нате!» Владимир Маяковский

Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я — бесценных слов мот и транжир.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется — и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я — бесценных слов транжир и мот.

Анализ стихотворения Маяковского «Нате»

Литературный мир на рубеже 19 и 20 веков претерпевает существенные изменения, появляется множество различных течений и направлений, которые не вписываются в общепринятые каноны. Но даже в этом хаосе и сумбуре, из которого лишь спустя несколько десятилетий предстоит выкристаллизоваться настоящим бриллиантам русской поэзии, фигура Владимира Маяковского изначально играет весьма эпатажную роль. Слог, чувство ритма, построение фраз – эти отличительные особенности позволяют безошибочно узнать произведения поэта в море литературных экспериментов. При этом каждая рифмованная строчка Маяковского несет в себе определенную смысловую нагрузку, которая порой выражается в достаточно грубой и шокирующей форме.

Стихотворение «Нате!», созданное в 1913 году, относится к раннему периоду творчества поэта, у которого еще только начинает формироваться общественное мировоззрение. Данный этап поэтических экспериментов Маяковского по праву можно назвать бунтарским, так как форма для него имеет второстепенное значение, а вот содержанию автор уделяет особое внимание. Его излюбленный прием – противопоставление, которым поэт владеет мастерски, что позволяет создавать яркие и многогранные литературные образы. «Нате!» — это своеобразный вызов буржуазному обществу, для которого поэзия по-прежнему является аморфным искусством, призванным услаждать слух. Поэтому автор, которому приходится зарабатывать себе на жизнь публичным чтением собственных стихов, весьма возмущен таким потребительским отношением к литературе. Его стихотворение «Нате!» как раз таки и посвящено всем тем, кто видит не суть поэзии, а лишь ее оболочку, пустую обертку, в которую можно вложить любое лакомство, вкуса которого обыватели так и не смогут почувствовать.

Уже с первых строчек своего произведения Владимир Маяковский обращается к толпе, пытаясь ее спровоцировать, задеть побольнее и расшевелить. Его цель проста и ясна – заставить людей, которые причисляют себя к касте истинных ценителей искусства, взглянуть на себя со стороны. В итоге вырисовывается весьма ироничная и карикатурная картина, которая заставляет улыбаться даже тех, кто в образе мужчины, у которого «в усах капуста» или женщины, смотрящей «устрицей из раковины вещей», узнают самих себя.

Но это – лишь начала фантасмагории и куража, которым решил предаться поэт, бунтуя против окружающей его действительности. Себя он считает транжиром и мотом бесценных слов, подчеркивая тем самым, что в данный момент тратит талант на тех, кто не способен оценить его по достоинству. Для него все почитатели литературы являются толпой, которая напоминает стоглавую вошь и паразитирует на теле и душе истинного поэта. Спрятаться от этой пестрой массы человеку, который вынужден регулярно выступать перед публикой, невозможно. Равно как и отказаться от того, чтобы писать стихи, выплескивая в них все свои чувства. Однако Маяковский не намерен просто так сдаваться, поэтому оставляет за собой право «радостно плюнуть» в лицо многотысячной толпе, выражая ей свое презрение.

Подобная нарочитая грубость является не только стремлением выразить презрение тем, для кого посещение литературных чтений является данью моды. Таким нехитрым способом молодой Маяковский, ко всему прочему, хочет привлечь внимание к своему творчеству, неординарному, лишенному романтики и сентиментальности, но обладающему несомненным шармом и притягательностью. Эпатажные выходки для поэта являются вполне обычным явлением, однако за напускным безразличием, язвительностью и сатирой прячется очень ранимая и чувственная натура, которой не чужды возвышенные порывы и душевные терзания.

Владимир Маяковский: поэт и человек. Урок литературы в 11 классе
методическая разработка по литературе (11 класс) по теме

Урок разработан для учащихся 11 класса, начинающих знакомиться с творчеством Вл. Маяковского. Основные технологии, используемые в уроке — проблемного обучения, дифференцированного обучения, групповые, компьютерные.

Скачать:

Вложение Размер
urok_po_mayakovskomu.docx 35.13 КБ

Предварительный просмотр:

Тема урока: Владимир Маяковский: поэт и человек. 11 класс

Цели урока: 1) дать представление о неординарной, трагической личности поэта, его

раннем творчестве, которое носило новаторский характер;

2) активизировать мышление учащихся;

3) развивать творческие способности и навыки исследовательской

4) Формировать духовно – нравственные ценности, культурную личность.

Технологии: проблемного обучения, групповые, компьютерные, дифференцированного

Методические приемы: презентация, лекция учителя с элементами беседы(дискуссии), работа в малых группах со стихотворениями поэта , комментированное чтение и анализ стихотворений.

Организационный момент: нам потребуется сегодня на уроке тетрадь, линейка, карандаш. В процессе работы мы с вами будем заполнять таблицу

II. Беседа (дискуссия) с постановкой проблемного вопроса.

Учитель читает стихотворение В.Маяковского «Несколько слов о себе самом»

Запись темы урока в тетради. Чертим таблицу из двух столбиков.

Самостоятельная работа в малых группах с избранными текстами стихотворений поэта.

Основные мысли учащиеся записывают в тетрадь

Объяснение нового материала.

— Кто из вас может назвать себя знатоками в современном мире моды (шоу-бизнеса, политики)?

— А как называют публичных людей, которые стремятся быть необычными, не как все, желают выделиться из толпы?

— Можете назвать несколько примеров таких экстравагантных, неординарных личностей?

— Послушайте и ответьте, можно ли автора следующего стихотворения назвать неординарным, экстравагантным?

Я люблю смотреть, как умирают дети.
Вы прибоя смеха мглистый вал заметили
за тоски хоботом?
А я —
в читальне улиц —
так часто перелистывал гро̀ба том.
Полночь
промокшими пальцами щупала
меня
и забитый забор,
и с каплями ливня на лысине купола
скакал сумасшедший собор.
Я вижу, Христос из иконы бежал,
хитона оветренный край
целовала, плача, слякоть.
Кричу кирпичу,
слов исступленных вонзаю кинжал
в неба распухшего мякоть:
«Солнце!
Отец мой!
Сжалься хоть ты и не мучай!
Это тобою пролитая кровь моя льется дорогою дольней.
Это душа моя
клочьями порванной тучи
в выжженном небе
на ржавом кресте колокольни!

Время!
Хоть ты, хромой богомаз,
лик намалюй мой
в божницу уродца века!
Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека!»

— Как думаете, кто мог написать так в начале 20 века?

— Да, конечно, это поэт Серебряного века Владимир Владимирович Маяковский! Поэт-горлан, как его иногда называют. Человек с непростой судьбой. Человек, который никакому делу не отдавал себя наполовину. Он отдавал всего себя. Или не отдавал ничего.

— Итак, сегодня на уроке я предлагаю вам при помощи таблицы поговорить о Маяковском, как о поэте и как о человеке. Как будут называться колонки в таблице?

— Перед вами текст прочитанного мною стихотворения. Вы знаете, что по законам литературы любой писатель или поэт выражает себя в слове. Вот вы сейчас попробуете найти в предложенном стихотворении строки, которые, на ваш взгляд, характеризуют Маяковского как поэта и как человека и выпишите эти цитаты в разные колонки.

— Послушайте еще один отрывок из стихотворения Маяковского «Дешевая распродажа»

…Слушайте ж:
все, чем владеет моя душа,
— а ее богатства пойдите смерьте ей! —
великолепие,
что в вечность украсит мой шаг
и самое мое бессмертие,
которое, громыхая по всем векам,
коленопреклоненных соберет мировое вече,
все это — хотите? —
сейчас отдам
за одно только слово
ласковое,
человечье…
…Люди!
За человечье слово —
не правда ли, дешево?
Пойди,
попробуй,-
как же,
найдешь его!

— Что из этого отрывка вы бы выписали в таблицу, подтверждая свои догадки?

— Как думаете, зачем Маяковский-поэт бросает в своих стихах такой вызов обществу?

— Да, верно. Кто же не откликнется на столь чудовищные, столь бесчеловечные по смыслу строки: «Я люблю смотреть, как умирают дети…» Мурашки по коже…

Поэтому с первого же появления Маяковского в печати и на эстраде ему навязали амплуа хулигана. Его выступления сопровождались улюлюканьем, были «просвистаны до дыр», как говорили. Но что же скрывалось за этой напускной грубостью, доходящей до наглости?

-Давайте посмотрим, с помощью каких выразительных синтаксических средств передает Маяковский состояние своей души?

— Так какой же вывод можно сделать, сравнивая Маяковского-поэта и Маяковского-человека? Запишите свои мысли внизу таблицы.

— Да, ребята, трудно сказать, кто еще соединил в себе столько непримиримых противоречий!

Он отторг от себя культуру прошлого, и его отторгали от культуры; его возводили на пьедестал и свергали с пьедестала; им восторгались, его боготворили и славословили – о нем злословили и издевались; его любили и ненавидели!

— Марина Цветаева в своё время написала об этом: « Никакой державный цензор так не расправлялся с Пушкиным, как Владимир Маяковский с самим собой… Маяковский закончил сильнее, чем лирическим стихотворением – выстрелом. Двенадцать лет подряд человек Маяковский убивал в себе Маяковского-поэта, на тринадцатый — поэт встал и человека убил…»

Да, жизнь человека Маяковского оборвалась с его выстрелом, жизнь поэта Маяковского – продолжается.

Лекция с элементами беседы.

— Творческий дебют Вл.Маяковского был непосредственно связан с художественной практикой и выступлениями русских футуристов. Что вы помните об этом литературном течении Серебряного века?

-Да, всё верно. Вот только футуризм воплощался не только в литературных произведениях, но и в самом поведении участников течения: вызывающе оформлялись публичные выступления (как театральные представления);

К. Малевич являлся с деревянной ложкой в петлице, В. Маяковский – в женской по тогдашним критериям желтой кофте,

А. Крученых носил на шнуре через шею диванную подушку и т.п.

— Верно, а позже М.Горький перефразирует это заявление: « Как бы смешны и крикливы ни были наши футуристы, но им надо открывать двери, ибо это молодые голоса, зовущие к молодой, новой жизни»-

-Футуристы вынесли искусство на улицы, в народ, и сами претендовали на то, чтобы быть выразителями улицы. Их слово было нацелено на чтение вслух, громкую декламацию, т.к. искусство, по их мнению, должно будить и будоражить. И хотя Маяковский и примкнул к футуристам, он находил свой, собственный путь. Это путь

поэта-борца, поэта-революционера. Его занимают не внешние приемы футуристов, ему дорог сам протест против застоя в искусстве и в жизни, его увлекает борьба с воинствующим старым. Он ищет язык, который был бы понятен народу, он выбирает слова, которые достаточно сильны, чтобы прозвучать на площади.

Таковы и первые, ранние стихи поэта, который на первых порах утверждал себя в группе футуристов.

— Откройте оглавление сборника стихотворений раннего Маяковского и посмотрите на названия стихов.

— Какой бы вывод вы сделали, говоря о тематике этих произведений?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector