Стих лермонтова прощай немытая

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Михаил Лермонтов: прощай, немытая Россия.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Лингвистический анализ стихотворения Лермонтова “Прощай, немытая Россия”

1841 г… новое изгнание … М.Ю. Лермонтов уезжал на Кавказ в угрюмом настроении. Он чувствовал, что его посылают на верную гибель. Гнев, ярость, презрение владели его рукой, когда он писал знаменитые строки:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ .

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Основная идея стихотворения — неприятие всех сторон русской действительности находит свое выражение в образной системе, выступающей как форма поэтической мысли.

В качестве средств организации языковых элементов в единую образную систему Лермонтов использовал различные поэтические способы и приемы, одним из которых является антитеза.

Композиция стихотворения строится на принципе противопоставления двух его частей- “в первой строфе объектированная констатация реальности, вторая повернута в план “ субъективный”, здесь все окрашено присутствием лирического “я” (“сокроюсь”)”.

Единство стихотворения создается общим идейно-эмоцио-нальным и ритмико-интонационным настроем, а также структурной связью частей. С эмоционально окрашенным словом “прощай”, являющемся зачином стихотворения, тесно связан образ лирического “Я”. Перефразируя “мундиров голубых” из первой строфы “пашами” во второй, автор усиливает образ деспотической действительности “немытой России”.

Предметом поэтического осмысления в стихотворении являются не отдельные стороны русской жизни, а все самодержавно –крепостническое общество николаевской России.

Основную смысловую и эмоциональную нагрузку несет первая строка- “Прощай немытая Россия.” .Оскорбительно-дерзкое определение (“немытая”) официальной России усугубляется и усиливается в следующих строках. В контрастном противопоставлении “мундиров голубых” и “им преданного народа”. Все это вместе взятое,- “крепостное рабство, жандармский произвол и жалкая “преданность” ему- передает в поэтической формуле Лермонтова как нечто единое, чему он говорит решительное “прощай”. Эта формула предопределяет синтаксическую организацию и тональность стихотворной речи.

Каждая строфа состоит из одного простого осложненного предложения: первое осложнено риторическими обращениями, а второе-однородными членами и вводным словом. Одно это делает строфы в интонационном отношении более напряженными.

Интонационное напряжение усиливается введением инверсии, нарушающей прямой порядок расположения слов, который является доминирующим в стихотворении. Инверсированы две последние строки первой строфы:

И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Обычно прямой порядок слов в строке придает речи плавность, делает речь ровной в интонационном отношении. Однако это не наблюдается в тексте стихотворения благодаря синтаксическим параллелизмам, лексическим повторам, вводным словам и переносам:

Страна рабов, страна господ > повтор и внутристрочный

И вы, мундиры голубые
И ты, им преданный народ > повтор и синтаксический параллелизм

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей, > перенос
От их всевидящего глаза,

> повтор и синтаксический

От их всеслышащих ушей параллелизм

Повышение интонационной напряженности, в особенности наиболее значительные из них, приходятся на такие фрагменты стихотворения, которые в смысловом отношении весьма существенны: в первой строфе контрастирующие образы “немытой России” (страна рабов, страна господ; мундиры голубые и им преданный народ), во второй строфе образ жандармов в качестве “пашей”, а также образ страдающего, негодующего лирического героя, предполагавшего освободиться от “всевидящего глаза” и “всеслышащих ушей” деспотических “мундиров голубых”.

Размещение повторов и параллелизмов, выступающих как главное средство создания экспрессивности, определяет постепенное нарастание эмоциональной напряженности к концу стихотворения.

Особое, центральное положение в совокупности языковых выразительных средств принадлежит лексике: она создает смысловую, понятийную основу художественных образов, а также определенные стилевые эффекты, которые придают стихотворению ту или иную тональность.

Лексическая материя стихотворения образуется 32 словами, из которых 12 существительных, 5 прилагательных, 1 глагол, 6 местоимений, 2 союза, 4 предлога, 2 модальных слова. В нем авторские фразеологизмы представлены перифразами “немытая Россия” и “мундиры голубые”.

Большинство существительных представляет тематическую группу слов с общественно-политической семантикой (Россия, страна рабов, страна господ, мундиры, народ, Кавказ, паша). Из приведенных в тексте существительных только 4 использованы

в переносном значении (мундиры — метонимия; страна рабов, за стеной Кавказа, от пашей- метафоры). Среди прилагательных наблюдаются лишь качественно-оценочные единицы с социально-психологической семантикой: немытая, голубые, преданный, всевидящий, всеслышащий. Названные прилагательные являются необычными и емкими поэтическими определениями. Как много сказано одним лишь эпитетом немытая Россия (т.е.отсталая, неразвитая, нецивилизованная); преданный народ (т.е. выражающий духовное рабство).

Отрицательная экспрессия, заключенная в этих словах, передает жгучую ненависть лирического героя к насильникам и соответствует общему эмоциональному тону стихотворения.

Острое лирическое волнение и патетическое напряжение передается повторением предлога от. С этим предлогом связан мотив избавления, спасения от насилия бездумных “мундиров”.

Местоимения (и вы, и ты, от их) логически подчеркивают, противопоставляют те понятия, к которым с гневом обращается лирический герой. В параллельных конструкциях за этими словами “чувствуется эмоциональная жестикуляция”.

Единственный глагол (сокроюсь) вместе с модальным словом (быть может) является связующим звеном текста. Он вводит образ страдающего лирического героя, который говорит “прощай” всей “немытой России” и предполагает освободиться от преследования “пашей” за стеной Кавказа”.

В тексте наблюдаются в основном слова высокого книжного стиля (прощай, преданный, сокроюсь, всевидящий и др. сюда относится также и экзотизм-паша) и нейтральные слова (ты, вы, твоих, страна, глаз, уши и др.). Независимо от стилистической принадлежности эти слова приобретают в тексте эмоциональную оценку отрицательной иронической окраски.

На фоне высоких книжных и нейтральных слов “горит ярким блеском лишь один разговорный эпитет немытая Россия” , который несет большую эмоциональную и смысловую нагрузку.

Сочетанием слов с различной эмоциональной и стилистической окраской создается в стихотворении стилистическая доминанта. В соответствии с интонационно-тематическим содержанием стилистическая доминанта приобретает патетически-изобличительный характер.

Такая тональность вызвана общим ритмическим рисунком, который создают не только лексические и синтаксические средства, но и стихотворный размер и паузы, рифма и фоника поэтического текста.

Стихотворение “Прощай…” написано четырехстопным ямбом

с чередующейся мужской и женской рифмой с цензурой, разбивающей каждую строку на две половины:

Проща’й / немы’тая Росси’я/

Страна’ рабо’в, страна’ госпо’д

И вы’ / мунди’ры голубы’е/

И ты’ /им пре’данный наро’д/

Из восьми стихов поэтического текста в одном (втором) 4 ударных слога, а в семи- по 3 ударных слога Все строки, кроме второй, пиррихиальные. В 1,3,4,7,8 стихах пиррихий следует после второй, а в 5 и 6-после первой стопы.

Пиррихий выполняет не только экспрессивную функцию

(т.е. способствует усилению напряжения), но и содержательную.

Слова, на которых приходится пиррихий, несут особую смысловую нагрузку. Это в основном эпитеты: немытая, голубые, преданный, всевидящего, всеслышащих.

Пиррихий, приходящий на слова всеслышащего, всевидящих, выполняет особую семантико-стилистическую функцию.

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Благодаря пиррихию (—) сила ударного слога перед безударными усиливается, и безударный интервал увеличивается, поэтому слова произносятся с интонацией протяженности, придающей им гротескное значение. Усиление атрибутивной характеристики “пашей” до гротескного значения способствуют также звуковые повторы ([ф] се…аш) и ритмико-интонационный и синтаксический параллелизм.

Ритмико-интонационный повтор, наблюдаемый по всему тексту, сохраняет эмоциональное напряжение и способствует реализации патетического типа стихотворной речи.

Рифма в первой строфе (господ — народ) выделяет, акцентирует контрастирующие слова со звуковым повтором на [0]: страна рабо’в, страна госпо’д, им преданный наро’д.

Во второй строфе в рифмующихся словах (пашей-ушей) выделенный опорный звук [ш], повторяясь в других словах (например, всевидящего, всеслышащих), усиливает звуковую ощутимость рифмы и акцентирует слово “пашей”, которое входит в ряд контрастирующих слов в первой строфе. С помощью рифмы выделяются основные тематические группы слов.

В стихотворении наблюдается лейтмотивная звукопись. По всему тексту рассыпаны опорные звуки слов в зачинной строке

“Прощай, немытая Россия”. Аллитерационный ряд на твердые, резкие согласные Р8, Н6, m61 в первой строфе в сочетании с ассонансом на гласные а3,ы4 придают тексту особую звучность и усиливают образ “немытой России”.

Во второй строфе усиливается неблагозвучие. Отрицательное эмоциональное состояние, негодование лирического героя передается аллитерацией на свистящие, шипящие, глухие согласные: С6, (ж-ш)6, m6,Х4 и ассонансом на О3, Ы4. Неблагозвучие выполняет эмоционально-выразительную функцию и соответствует его интонационно-тематическому содержанию.

«Прощай, немытая Россия»: Лермонтов этого не писал!

Кто же на самом деле написал стихотворение «Прощай, немытая Россия»?

Два знаменитых четверостишия про «немытую Россию», «страну рабов, страну господ», мы наизусть заучивали в школе. И с тех пор навсегда запомнили, что строчки, полные обиды и злости на страну, принадлежат великому русскому поэту Михаилу Лермонтову. Однако в последнее время появились публикации, которые ставят авторство классика под сомнение. Похоже, что Лермонтов к обидным виршам про Россию не имел никакого отношения.

Герой не нашего времени

Принято считать, что это антипатриотическое стихотворение Лермонтов написал незадолго до своей смерти, зимой или весной 1841-го года. 27-летнего поэта тогда переполняли тяжёлые чувства: после отпуска в Санкт-Петербурге ему предстояло возвращаться на Кавказ, на военную службу.
Под пули кавказских горцев Лермонтов отправлялся не по доброй воле. Ещё в 1837-м году его в первый раз выслали на Кавказ по политическим мотивам. Михаил, потрясённый смертью Пушкина, написал тогда смелое стихотворение «На смерть поэта».
В стихах он очень эмоционально и дерзко обвинил в гибели великого поэта высший свет и царский двор. Императору Николаю Первому эту крамолу услужливо дал почитать кто-то из придворных, сделав к стихам приписку: «Призыв к революции».
Разразился страшный скандал. Лермонтова, который служил в Петербурге офицером, арестовали. Спасло его только заступничество богатой и влиятельной бабушки, а также друзей Пушкина – особенно поэта и воспитателя царских детей Василия Жуковского.
Та первая «командировка» была недолгой – бабушка поэта добилась, чтобы внука через несколько месяцев перевели служить в центральную Россию. Однако уже зимой 1840-го года Михаила Юрьевича снова вернули на Кавказ – из-за дуэли с сыном французского посла де Баранта. Сын посла обиделся на оскорбительную эпиграмму, написанную на него Лермонтовым, и после ссоры в гостях они отправились выяснять отношения на шпагах и пистолетах.
К счастью, поединок закончился тем, что дуэлянты остались живы и невредимы. Однако Лермонтова из-за этого арестовали, судили военным судом и снова отправили в «горячую точку».
В то время к молодому поэту уже пришла литературная слава, в «толстых» журналах публиковали его стихи и роман «Герой нашего времени». Если верить биографам, Лермонтову не хотелось служить, он мечтал выйти в отставку и посвятить себя литературе. Зимой 1841-го года он приехал в отпуск в Санкт-Петербург, одержимый этой мыслью. Но что-то не заладилось.
Получить желанную отставку не удалось, встречи в свете с бывшими друзьями и возлюбленными разочаровали.
И вот поэт снова уезжает на Кавказ, где через несколько месяцев ему суждено погибнуть на очередной дуэли из-за очередного глупого конфликта с сослуживцем Николаем Мартыновым.
Есть мнение, что Лермонтов как будто искал гибели, потому что был разочарован в жизни. Своё разочарование и гнев он якобы и выплеснул тогда в стихах про «немытую Россию», написанных в сердцах накануне отъезда из Петербурга.
В общем-то, всё вполне правдоподобно и убедительно.
Почему же тогда литературоведы сомневаются в том, что стихи про «немытую Россию» написал именно Лермонтов?

Скажи-ка, дядя, ведь не даром?
Дело в том, что оригинала этих стихов, собственноручно написанных Лермонтовым, не сохранилось.
Впервые они были опубликованы в 1887-м году, то есть спустя 46(!) лет после смерти поэта. Один из первых биографов Лермонтова, Павел Висковатов процитировал это восьмистишие в своей статье в журнале «Русская старина».
По словам биографа, не публиковавшиеся ранее стихи Лермонтова он получил от литературоведа и издателя журнала «Русский архив» Петра Бартенева. А тот в свою очередь переписал их ещё у кого-то. У кого? Вопрос открытый.
До нашего времени дошло письмо Бартенева от 9 марта 1873 года к издателю Петру Ефремову, который готовил тогда к выпуску 2-томное издание сочинений Лермонтова. В письме Бартенев процитировал это восьмистишие и предложил включить его в книгу. Издатель отказался.
Почему? Побоялся цензуры и политических последствий? Или у него возникли сомнения в их подлинности?
Как можно понять из письма Бартенева, сам он списал это восьмистишие с оригинальной рукописи Лермонтова, которую видел у наследниц поэта, его двоюродных сестёр по материнской линии. Но так ли это было на самом деле? Впоследствии, когда наследницы передали музеям весь архив, загадочная рукопись с этими стихами так и не нашлась.
Зато Пётр Бартенев, опубликовавший стихотворение про «немытую Россию» в своём журнале «Русский архив» в 1890-м году, уже сделал приписку, что оно было «записано современником со слов поэта». Выходит, лермонтовского оригинала он всё-таки не видел?
Одним словом, история с появлением этого стихотворения – тёмная.
Говорят, что в литературной среде XIX века были в большой моде литературные мистификации и розыгрыши. Не исключено, что кто-то из литераторов написал стихи «под Лермонтова», а редакторы литературных журналов мёртвой хваткой «вцепились» в «сенсацию».
По мнению многих литературоведов, стиль этих стихов слишком примитивен для гениального Лермонтова. Зато очень похож на стиль поэта-пародиста Дмитрия Минаева, сотрудничавшего во второй половине XIX века с юмористической газетой «Искра».
Литератор Минаев прославился в 70-80-е гг. тем, что в издевательской манере «перепел» стихи многих русских дворянских поэтов: Жуковского, Пушкина, Тютчева, Фета. На Лермонтова он тоже сочинил немало эпиграмм и пародий, вот, например, строчки одной из них:
«Когда хилея день от дня, Я ездил на Кавказ, Там встретил Лермонтов меня, Обрызгал грязью раз. ».
Как можно понять из воспоминаний современников, Минаев был типичным либералом, западником и русофобом. И слова про «немытую Россию, страну рабов, страну господ» гораздо больше были созвучны ему и его окружению, чем аристократу Лермонтову, автору патриотических стихов про Бородинское сражение.

Опять немытая Россия?
Интересный факт: издатель и литературовед Пётр Ефремов, который до конца XIX века несколько раз переиздавал Лермонтова, ни разу так и не включил стихотворение «Прощай, немытая Россия» ни в одно собрание сочинений.
Сведений о том, когда это восьмистишие признали каноническим и стали публиковать в книгах, я, к сожалению, не нашла. Рискну предположить, что это случилось только после революции 1917-го года, когда в бывшей «стране рабов и господ» начали строить социализм.
Если верить современному исследователю Павлу Краснову, в советские школьные учебники спорное стихотворение попало лишь в 60-е годы, во время «оттепели». Тогда его якобы и признали вершиной политической лирики Лермонтова.
«В среде литераторов ходят слухи, что «продавили» это решение с уровня ЦК КПСС через Академию наук, – написал Павел Краснов. – Но кто именно стоял за этой идеей, до сих пор неизвестно».
В наше время строчки о «немытой России, стране рабов, стране господ» приобрели новый смысл. Они стали крылатыми у современных либералов, которые молятся на Запад, а про Россию говорят и пишут с издёвкой и пренебрежением.
«Более сильного литературного аргумента для опорочивания России, чем ссылка на её национального гения трудно придумать», – считает публицист Алла Кутырёва.
По словам филолога Павла Краснова, хлёсткие строчки про «немытую Россию» воспринимались бы совсем иначе, если бы про них честно сказали: стихи неизвестного поэта конца XIX века.

Но кому бы тогда эти стихи были интересны?

P.S. Современную версию знаменитого стихотворения написал литератор Дмитрий Быков для проекта «Поэт и гражданин». Она начинается словами: «Ну, что, немытая Россия, страна рабов, страна господ? Тебя пытался отскрести я, но кто ж такую отскребёт?». Стихи тоже с душком.

P P.S S. Сергей СОКУРОВ. О РУССКОЙ БАНЬКЕ И ЕВРОПЕЙСКИХ ТАЗИКАХ
(Из статьи
«ПРОЩАЙ, «НЕМЫТАЯ РОССИЯ» Кто же автор?») :

Главное, что сразу бросается в глаза, вызывает недоумение и внутренний протест, так это оскорбление Отечества — с первой строки. Лермонтов, дворянин и патриот, с любовью в своих сочинениях отзывавшийся о простом народе, нигде, ни одним словом не отмечает телесной нечистоплотности низших сословий. «К слову сказать, — пишет П.Краснов, — словосочетание «немытая Россия» если чем и примечательно, так это своей подлостью и переворачиванием ситуацию с ног на голову. Уж по уровню гигиены с русским мужиком из самой захудалой деревни, сотни лет мывшимся в парной бане, как минимум, раз в неделю, не сравниться не то, что европейским крестьянам, мывшимся два раза в жизни, но и самым изысканным французским дворянам, мывшимся, в лучшем случае, раз в год, и придумавшим духи и одеколон для отбивания невыносимого смрада немытого тела, и дворянкам, носившим блохоловки».

Ваш покорный слуга, уважаемый читатель, сподобился после ВОВ, в юном возрасте, побывать в европах, куда занесли нашу семью военные дороги отца. Напоминаю, это была середина ХХ века. В сибирском городке, откуда мы, Сокуровы, родом, едва ли не в каждом дворе была банька (или одна на 2-3 двора). То же — в деревнях. В мадьярской Ньиредьхазе, в галицийском Самборе на первых порах негде было помыться. В отдельных квартирах среднего класса были ванные комнаты, но не сразу стал действовать водопровод. В простонародных кварталах горожане пользовались общими колонками на улицах, плескались на кухне в тазиках. Для селян — речка и колодец, без проблем. Зимой дрова, торф и уголь расходовали только на приготовление пищи и обогрев жилья. Так что вправе было воскликнуть: «Привет, немытая Европа!»

Михаил Лермонтов
стихотворение
«Прощай, немытая Россия»

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Предположительно, написано в апреле 1841 года, перед отъездом Лермонтова из Петербурга на Кавказ. Впервые опубликовано (с цензурными искажениями) в 12-ом номере «Русской старины» за 1887 год.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Короткая справка