ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН (1743-1816)

Пушкинскую эпоху называют золотым веком русской поэзии не только благодаря

Александру Сергеевичу. В это же время творили прекрасные поэты — Державин,

Батюшков, Жуковский, Баратынский, баснописец Крылов, начинали Лермонтов и

Гавриил Романович Державин был непосредственным предшественником Пушкина. Он был славой XVIII века, его боготворили, им восхищались. Можно сказать, что слава

Державина перешла к Пушкину.

Сам Александр Сергеевич вспоминает, как он относился к Державину в юности:

«Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не позабуду Это было

в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к

нам, все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и

поцеловать ему РУКУ» руку, написавшую «Водопад». Державин был очень стар Он

был в мундире и в плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел,

подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мУгны, губы отвислы:

портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож. Он дремал до

тех пор, пока не начался экзамен в

русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь.

Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его

стихи. Он слушал с живостию необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел

«Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах

описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина,

голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом. Не

помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в

восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять. Меня искали, но не нашли. «

Это Пушкин написал в 1835 году, к этому времени отношение его к поэзии Державина

по существу не изменилось. Он считал его великим поэтом.

Некоторые мыслители считали, что великая русская литература началась с оды

Державина «Бог». Именно этой одой он открыл свое собрание сочинений:

О Ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени

превечный, Без лиц, в трех лицах божества! Дух всюду сущий и единый, Кому нет

места и причины, Кого никто постичь не мог. Кто все собою наполняет, Объемлет,

зиждет, сохраняет, Кого мы называем: Бог.

Ты есть! — природы чин вещает, Гласит мое мне сердце то, Меня мой разум уверяет,

Ты есть — и я уж не ничто!

Частица целой я вселенной,

Поставлен, мнится мне, в почтенной

Средине естества я той,

Где кончил тварей Ты телесных,

Где начал Ты духов небесных

И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих, Я крайня степень вещества; Я средоточие живущих; Я

телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь — я раб — я червь — я Бог!

Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел ? — безвестен; А сам собой я быть не

Державин — поэт классицизма. Но он внес в классицизм «сердечную простоту»,

поэтому его оды, его лирические стихи как бы шагнули из условностей классицизма

в живую жизнь. В творчестве поэта отразилось много конкретных черт русской

жизни, русского быта, живых русских раздумий того времени. В них появилось

Современному читателю порой читать Державина трудновато. Но таков поэтический

язык допушкинской эпохи. Это русский язык еще неустоявшийся и пестрый, еще не

приведенный в гармонию. Он насыщен формами и оборотами, которые шли из старины.

Родился Гавриил Державин близ Казани в семье мелкопоместного дворянина. Систематического образования не получил. Десять лет прослужил солдатом в Преображенском полку. В 1772 году был произведен в офицеры. В 1977 году перешел на штатскую службу: служил в сенате, был губернатором в Петрозаводске и Тамбове, затем секретарем Екатерины II, министром юстиции при Александре I. Отличаясь независимостью характера и прямотой («Горяч и в правде черт!» — говорил он о себе), Державин нередко ссорился с начальством, побывал даже под судом. С 1803 года жил на покое, проводя лето в своем имении Званке, на берегу Волхова.

Сочинять стихи он начал, еще будучи солдатом, писал в казарме. В 1776 году свои

оды поэт напечатал отдельной книжкой, но без обозначения своего имени. Книжка

осталась незамеченной. Позже он был принят в кружок популярных в то время

писателей — Н.А. Львова,

И.И. Хемницера, В.В Капниста, многому учился у них, штудировал труды теоретиков

классицизма — Буало, Батте, читал Горация и других античных авторов.

Эти штудии Державину сильно помогли Свои новые сочинения он анонимно печатал в

петербургских журналах — и это уже были истинно державинские произведения- «На

смерть князя Мещерского», «Ключ», «Стихи на рождение в Севере порфирородного

отрока». Читатели почувствовали, что никто из прежних поэтов, ни Сумароков, ни

Ломоносов, с такой смелостью не пользовались «низким штилем», не вводили так

просторечия, не рисовали с такой смелостью в стихах самих себя, своих знакомцев,

окружающую обстановку В стихах классицистов все было регламентировано, а

Державин, сохраняя оду как жанр, насыщал ее новым содержанием.

Огромный успех имела ода Державина «Фелица», написанная в 1782 году. Под видом

царевны «Киргиз-Кайсацкия орды» Фелицы поэт вывел императрицу Екатерину. Та,

прочитав оду, наградила поэта и дала ему личную аудиенцию.

Державин нарисовал в «Фелице» образ Екатерины как просвещенной «матери

отечества», неустанно радеющей о благе подданных, свято соблюдающей законы,

умной и простой в быту й привычках Поэт пытался создать идеальный образ монарха.

В каком-то смысле эта ода была уроком поэта царям.

Державин воспевал императрицу, но при этом сатирически рисовал ее вельмож. За

что те, естественно, мстили ему. Так он и был услан подальше от столицы в глухую

Олонецкую губернию — но губернатором. Державин объездил весь Север Во время

плавания по Белому морю однажды в шторм он чуть не погиб

Гавриил Романович был очень смелым, решительным, мужественным человеком. Есть в

его биографии и такой факт. Когда до Петербурга дошли слухи о восстании

Пугачева, Державин добился назначения его в команду к генералу Бибикову,

возглавлявшему правительственные войска против повстанцев. Три года он провел в

огне крестьянской войны, два раза чуть не попал в плен к самому Пугачеву

«В лице Державина поэзия русская сделала великий шаг вперед», — писал Белинский.

А историк русской литературы Г Гуковский подтверждает: «Его стихи рвут из рук,

их переписывают в заветные тетради, они не нуждаются даже в печати, их и без

того знают наизусть все. » Это уже 80-90 годы конца XVIII века

Державин придавал огромное значение изобразительной силе стихов, звуковой,

Прочитаем вместе замечательное стихотворение «Лебедь», в котором и звукопись

прекрасна, и изобразительность изумительная, и со-

держание очень серьезное — в этом стихотворении, которое напоминает греческое

предание о том, что души поэтов после смерти превращаются в лебедей, мы видим,

что Державин знал себе цену как поэту и понимал, что останется он в памяти людей

не как вельможа, а как великий поэт.

Необычайным я пареньем От тленна мира отделюсь, С душой бессмертною и пеньем,

Как лебедь, в воздух поднимусь

В двояком образе нетленный, Не задержусь в вратах мытарств; Над завистью

превознесенный, Оставлю под собой блеск царств.

Да, так! Хоть родом я не славен, Но, будучи любимец муз, Другим вельможам я не

равен И самой смертью предпочтусь.

Не заключит меня гробница, Средь звезд не превращусь я в прах, Но, будто некая

цевница, С небес раздамся в голосах

И се уж кожа, зрю, перната Вкруг стан обтягивает мой, Пух на груди, спина

крылата, Лебяжьей лоснюсь белизной

Лечу, парю — и под собою Моря, леса, мир вижу весь; Как холм, он высится главою,

Чтобы услышать Богу песнь.

С Курильских островов до Буга, От Белых до Каспийских вод, Народы, света с

полукруга, Составившие россов род.

Со временем о мне узнают: Славяне, гунны, скифы, чудь, И все, что бранью днесь

пылают, Покажут перстом и рекут:

«Вот тот летит, что, строя лиру, Языком сердца говорил И, проповедуя мир миру,

Себя всех счастьем веселил».

Прочь с пышным, славным погребеньем, Друзья мои! Хор муз, не пой! Супруга!

облекись терпеньем! Над мнимым мертвецом не вой.

Державин прославил в своих стихах полководцев Румянцева и Суворова, казачьего

атамана Платова, но прославил и простого русского солдата — Росса, как он

возвышенно его называл. Он пишет и о барышнях-дворянках, и воспевает девушек

крестьянок. Он большой жизнелюб, поэтому пейзажи его очень настоящие,

выразительные, яркие. Природа у Державина бодра и целительна.

Мы начали рассказ о Державине с отрывка из воспоминаний Пушкина. Но Пушкин не

знал, что через несколько дней после этого экзамена в Лицее Гаврила Романович

сказал Аксакову: «Скоро явится свету второй Державин: это Пушкин».

Стих державина бог

Мастерство Г.Р.Державина в создании образа Екатерины II в оде «Фелица»

С Державиным начинается новый период русской поэзии.
В. Г. Белинский

Усиление в поэзии личностного начала, а в некоторых произведениях преимущественное к нему внимание было велением времени и логикой развития художественного творчества. В стихах Державина с небывалой полнотой раскрывается противоречивый образ человека, живого, естественного, с его достоинствами и пороками, взлетами и падениями. Излюбленный поэтический прием поэта — противопоставление. Он выявляет диалектическую связь противоречий в их единстве. В оде «Бог» мы видим удивительную антитезу:

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю.
Я царь — я раб — я червь — я Бог!

Обновлению поэзии способствовал «забавный русский слог» Державина. Соединяя слова «высокие» и «низкие», что было строжайше запрещено теорией «трех штилей», поэт добивался большей выразительности повествования. Закономерно обращение Державина и фольклору, к героям из народа. Он любуется русскими девушками, пляшущими «в лугу весной бычка»: «как, склонясь главами, ходят, башмачками в лад стучат, тихо руки, взор поводят и плечами говорят».

Яркая гражданская направленность творчества поэта, его требование «змеей пред троном не сгибаться, стоять и правду говорить», его призыв к «всевышнему Богу» покарать лукавых земных царей за их мздоимство, злодейство, за их «неправду», что «зыблет небеса», получили высокое признание у прогрессивных писателей последующих поколений, в первую очередь у декабристов.

Значительное расширение объекта поэзии требовало новых форм выражения. Непосредственное «разрушение» жанра торжественной оды Державин начал своей «Фелицей», соединив в ней похвалу с сатирой.

Ода состоит из трех частей: вступления, основной части, заключения. Вступление, в свою очередь, подразделяется на две темы. Первая написана в одическом стиле, определяет сюжет, проблемы, образы стихотворения, его связь со «Сказкой о царевиче Хлоре».

Во второй строфе появляются иронические и сатирические ноты:

Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Основная часть по тематике распадается на три» стихотворения, в которых каждый раз по-новому решается проблема Монарха и Поэта.

Заключительная часть оды содержит две темы. С одной стороны, это тема Поэта и Творчества; с другой — «богоподобной» Фелицы.

Связывают все части в единое целое мотивы «Сказки о царевиче Хлоре».

В произведении содержится прямое сопоставление императрицы и ее окружения, предшествующих правителей, поэта-повествователя. Образ Екатерины II неоднозначен. Он раскрывается перед читателем в разных видах: человек — императрица — богиня.

Русская ода, как правило, бессюжетное произведение. В основе ее лежит не рассказ о событии или человеке, а чувство, вызванное этим событием. Державин, нарушая сложившуюся традицию, создал целый ряд «сюжетных» од. Сказка Екатерины II стала не только образным, но и сюжетным источником для оды «Фелица». Как царевич Хлор искал розу без шипов, то есть добродетель, так и мурза-повествователь ищет свой идеал в жизни и находит его в лице русской императрицы. Ода «Фелица», бессюжетная в своей основе, содержит три направления тематической организации текста: рассказ о развлечениях Анны Иоанновны, описание дня жизни русской императрицы Екатерины II, сатирическое изображение занятий ее вельмож. Последнее богато бытовыми подробностями: после довольно позднего пробуждения сановник пьет кофе, только входивший тогда в моду, мечтает о славе и подвигах, курит трубку. Пиры, любовные утехи, охоты, скачки — вот чем наполнен его день. Вечером он гуляет по набережной Невы, слушает музыку. Дома ждет его семейный уют, трубка, вечернее чтение. Праздность, скука, однообразие серых дней.

В изображении монархини Державин отступает от требований оды. Образ Екатерины II меняется в произведении в зависимости от задач автора: показать прогрессивного государственного деятеля или человека с многосторонними интересами, доброго, великодушного, простого. В первой части оды перед нами обычная земная женщина, скромная, со спокойным, ровным характером. Она любит ходить пешком, много читает, пишет. Журналы того времени, зафиксировавшие дела императрицы, воспоминания современников не противоречат ее описанию в державинской оде. Державина интересуют прежде всего нравственные достоинства государыни:

. Кротости ходя стезею,
Благотворящею душою
Полезных дней проводишь ток.

Екатерина противопоставлена своему покойному мужу, царю Петру III, погибшему в результате заговора с участием императрицы. Об этом в оде лишь тонкий намек — сравнение царственных особ. Петр III ненавидел Россию, боялся народа, презирал его обычаи. Он покровительствовал иностранцам, ввел французский этикет, заключил позорный мир с побежденной Пруссией. Екатерина II всегда думала о благе России; по происхождению немка, она писала свои литературные произведения и указы по-русски, ходила в русском сарафане. Современникам был понятен глубокий подтекст скрытого сравнения, хотя Петр III не назван по имени.

Во второй части оды Екатерина II — выдающийся государственный деятель, прогрессивная правительница, философ. Она заботится о благе Отечества, принимает новый свод законов, разрешает издавать сатирические журналы, проводит административно-территориальное деление России, отказывается принять от сената и дворянства титулы «Великая», «Премудрая», «Мать Отечества». Просвещенную Екатерину II автор противопоставляет невежественной Анне Иоанновне: одну из них можно сравнить с Иваном Грозным и Петром I, другая известна как любовница конюшего Бирона. Но важнейший критерий оценки, по мнению поэта, — их нравственные качества и, в конечном счете, отношения между Монархом и Народом.

В третьей части оды образ императрицы теряет связь с бытом, возвышается над проблемами личной жизни, обретает черты философа-гуманиста. Растет дистанция между Поэтом и Монархом, происходит обожествление героини:

Фелицы слава — слава Бога,
Который брани усмирил;
Который сира и убога
Покрыл, одел и накормил,
Который оком лучезарным
Шутам, трусам неблагодарным
И праведным свой свет дарит;
Равно всех смертных просвещает,
Больных покоит, исцеляет,
Добро лишь для добра творит.

Русский одописец причислил Екатерину II к писателям-просветителям, чье творчество служит на благо Отечества. Поэт признает, что императрица «из своего пера блаженство смертным проливает».

Державин первым в русской литературе остро поставил проблему Поэт и Власть. Он говорил о свободе творчества, о праве поэта вступать в спор с сильными мира сего, быть пророком в своем Отечестве. Того, кто сделал свое творчество источником обогащения и средством получения царских милостей, Державин считал недостойным звания поэта.

В создании образа императрицы поэт использует различные приемы. Чаще всего это прямая авторская характеристика;

Не слишком любишь маскарады,
А в клоб не вступишь и ногой.

Иногда используется косвенная характеристика — Державин ссылается на народную молву об императрице:

Слух идет о твоих поступках,
Что ты нимало не горда;
Любезна и в делах и в шутках,
Приятна в дружбе и тверда.

Изображая Екатерину II, поэт использует богатый по звуковому содержанию стих:

Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть.

В русском стихе повторение звука «а» означает великолепие, широту, глубину, вышину. Частое употребление «е» и «и» указывает на нежность и ласку.

Ода наполнена звуками музыки: слышны «звон арфы сладкогласной», песни «работных людей», звуки органа и волынки, мелодия рогового оркестра. Слышим мы и своеобразные ритмы города: стук колес «кареты английской», скрип ярмарочных качелей, плеск весел, смех гуляющих обывателей.

В повествовании много слов, раскрывающих понятия «свет», «сияние», «блеск», «звезда». Обожествляя героиню, поэт восклицает:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! Свет из тьмы творить!

Для ритмической организации текста автор часто использует анафору, то есть повторение слов в строке:

Вещай, премудрая Фелица!
Где отличен от честных плут?
Где старость по миру не бродит?
Заслуга хлеб себе находит?
Где месть не гонит никого ?
Где совесть с правдой обитают?
Где добродетели сияют?

Ода написана четырехстопным ямбом, что соответствует канонам классицизма. Чередуются мужские и женские рифмы в перекрестной, смежной и кольцевой рифмовке, как в одах Ломоносова.

В первой части оды наблюдается смешение высокой и низкой лексики, используются просторечия и варваризмы, неточные рифмы. Во второй и третьей части язык «благороден», много церковнославянизмов, риторических восклицаний и вопросов.

Ода произвела сильное впечатление на современников Державина: «. у каждого читать по-русски умеющего очутилась она в руках». Ермил Костров отметил, что автор «обрел» в русской поэзии «путь непротоптанный и новый». В своей оде «Фелица» поэт показал мир многозвучный и многоцветный, в его вечном движении и изменениях, безгранично раздвинул рамки поэтического, создал реальную картину описываемого времени.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

«Властителям и судиям» Г. Державин

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

Со второй половины 18 века русская поэзия перестала быть салонным и кулуарным явлением, постепенно оказывая на жизнь общества все больше и больше влияния. Красивые стихи, написанные «высоким штилем», уступили место обличительным произведениям, на которых впоследствии выросло не одно поколение бунтарей и революционеров. Одним из первых русских поэтов, который не побоялся публично обличить тех, кто злоупотребляет своей властью, стал Гавриил Державин. Именно ему принадлежит стихотворение «Властителям и судьям», написанное в 1780 году.

К этому моменту автор оставил военную карьеру и успешно осваивал должность статского советника. Параллельно с достижениями на общественном и политическом поприще Державин начал публиковать свои первые стихи, которые принести ему широкую известность сперва в салонах, а позже и во дворце императрицы. На волне заигрывания с французскими республиканцами императрица Екатерина II поощряла смелые высказывания и среди своих подданных. Именно по этой причине она достаточно благосклонно отнеслась к стихотворению Державина, в котором присутствуют достаточно смелые и резкие высказывания в адрес власть имущих.

Тех, кто вершит человеческие судьбы, поэт называет богами на земле и моделирует ситуацию, когда они сами предстанут перед высшим, божественным судом. Державин не причисляет себя к высшему существу, однако отваживается говорить от имени Всевышнего, указывая своим соотечественникам на недопустимость тех поступков, которые он совершают. «Доколе, рек, доколь вам будет щадить неправедных и злых?», — вопрошает поэт.

В первой части стихотворения автор повествует о том, чем именно заключается долг тех, кто находится у власти. Эти люди, по мнению Державина, должны «сохранять законы», помогать вдовам и сиротам, «спасать от бед невинных» и защищать слабых перед сильными. Кроме этого, поэт озвучивает мысль, что необходимо «исторгнуть бедных из оков», то есть, по сути, отменить крепостное право. Такое высказывание даже во времена правления Екатерины II считалось проявлением вольнодумства, однако императрица, благоволившая Державину, закрыла на подобную дерзость глаза.

Вторая часть стихотворения носит обличительный характер. Автор отмечает, что люди не внемлют доводам рассудка и давно уже живут не по божьим заповедям, а по мирским законам. «Злодействы землю потрясают, неправда зыблет небеса», — с горечью констатирует поэт. Обращаясь к русским царям, Державин признается, что считал их божьими наместниками на земле. Однако автор убежден, что «и вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, как ваш последний раб умрет!». В финале поэт призывает Всевышнего спуститься на грешную землю, чтобы вершить суд над людьми. «Приди, суди, карай лукавых, и будь един царем земли!», — восклицает Державин, справедливо полагая, что без вмешательства высших сил навести порядок на Руси не представляется возможным даже самому мудрому и справедливому правителю из числа простых смертных.

Стих державина бог

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
> Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Беседовал с Анакреоном
В приятном я недавно сне,
Под жарким, светлым небосклоном,
В тени он пальм явился мне

Хариты вкруг его, эроты,
С братиною златою Вакх,
Вафил прекрасный – в рощи, гроты
Ходили в розовых венках.

Он дев плясаньем забавлялся,
Тряхнув подчас сам сединой,
На белы груди любовался,
На взор метал их пламень свой,

Или, возлегши раменами
На мягки розы, отдыхал;
Огнистыми склонясь устами,
Из кубка мед златый вкушал.

Иль, сидя с юным другом, нежным,
Потрепывал его рукой,
А взором вкруг себя прилежным
Искал красавицы какой.

Цари к себе его просили,
Поесть, попить и погостить,
Таланты злата подносили,
Хотели с ним друзьями быть.

Но он покой, любовь, свободу
Чинам, богатству предпочел;
Средь игр, веселий, короводу,
С красавицами век провел.

Беседовал, резвился с ними,
Шутил, пел песни и вздыхал
И шутками себе такими
Венец бессмертия снискал.

Посмейтесь, красоты российски,
Что я в мороз, у камелька,
Так с вами, как певец тииский,
Дерзнул себе искать венка.

Если б милые девицы
Так могли летать, как птицы,
И садились на сучках,
Я желал бы быть сучочком,
Чтобы тысячам девочкам
На моих сидеть ветвях.
Пусть сидели бы и пели,
Вили гнезда и свистели,
Выводили и птенцов;
Никогда б я не сгибался,
Вечно ими любовался,
Был счастливей всех сучков.

Задумчиво, один, широкими шагами
Хожу, и меряю пустых пространство мест;
Очами мрачными смотрю перед ногами,
Не зрится ль на песке где человечий след.

Увы! я помощи себе между людями
Не вижу, не ищу, как лишь оставить свет;
Веселье коль прошло, грусть обладает нами,
Зол внутренних печать на взорах всякий чтет.

И мнится мне, кричат долины, реки, холмы,
Каким огнем мой дух и чувствия жегомы
И от дражайших глаз что взор скрывает мой.

Но нет пустынь таких, ни дебрей мрачных, дальных,
Куда любовь моя в мечтах моих печальных
Не приходила бы беседовать со мной.

Источник шумный и прозрачный,
Текущий с горной высоты,
Луга поящий, долы злачны,
Кропящий перлами цветы,
О, коль ты мне приятен зришься!

Ты чист — и восхищаешь взоры,
Ты быстр — и утешаешь слух;
Как серна, скачуща на горы,
Так мой к тебе стремится дух,
Желаньем петь тебя горящий.

Когда в дуги твои сребристы
Глядится красная заря,
Какие пурпуры огнисты
И розы пламенны, горя,
С паденьем вод твоих катятся!

Гора в день стадом покровенну
Себя в тебе любуясь зрит;
В твоих водах изображенну
Дуброву ветерок струит,
Волнует жатву золотую.

Багряным бег твой становится,
Как солнце катится с небес;
Лучом кристалл твой загорится,
В дали начнет синеться лес,
Туманов море разольется.

О! коль ночною темнотою
Приятен вид твой при луне,
Как бледны холмы над тобою
И рощи дремлют в тишине,
А ты один, шумя, сверкаешь.

Краса пирующих друзей,
Забав и радостий подружка,
Предстань пред нас, предстань скорей,
Большая серебряная кружка!
Давно уж нам в тебя пора
Пивца налить
И пить:
Ура! ура! ура!

Ты дщерь великого ковша,
Которым предки наши пили;
Веселье их была душа,
В пирах они счастливо жили.
И нам, как им, давно пора
Счастливым быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, старики в вине
Свое все потопляли горе,
Дралися храбро на войне:
Вить пьяным по колени море!
Забыть и нам всю грусть пора
Отважным быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, дольше длился век,
Когда диет не наблюдали;
Был здрав и счастлив человек,
Как только пили да гуляли.
Давно гулять и нам пора,
Здоровым быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, пляска, резвость, смех
В хмелю друг друга обнимают;
Теперь наместо сих утех
Жеманством, лаской угощают.
Жеманство нам прогнать пора,
Но просто жить
И пить:
Ура! ура! ура!

В садах, бывало, средь прохлад
И жены с нами куликают,
А ныне клоб да маскерад
И жен уж с нами разлучают;
Французить нам престать пора,
Но Русь любить
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, друга своего —
Теперь карманы посещают:
Где вист, да банк, да макао,
На деньги дружбу там меняют.
На карты нам плевать пора,
А скромно жить
И пить:
Ура! ура! ура!

О сладкий дружества союз,
С гренками пивом пенна кружка!
Где ты наш услаждаешь вкус,
Мила там, весела пирушка.
Пребудь ты к нам всегда добра,
Мы станем жить
И пить:
Ура! ура! ура!

Поймали птичку голосисту
И ну сжимать ее рукой.
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»

Не лобызай меня так страстно,
Так часто, нежный, милый друг!
И не нашептывай всечасно
Любовных ласк своих мне в слух;
Не падай мне на грудь в восторгах,
Обняв меня, не обмирай.

Нежнейшей страсти пламя скромно;
А ежели чрез меру жжет,
И удовольствий чувство полно, —
Погаснет скоро и пройдет.
И, ах! тогда придет вмиг скука,
Остуда, отвращенье к нам.

Желаю ль целовать стократно,
Но ты целуй меня лишь раз,
И то пристойно, так, бесстрастно,
Без всяких сладостных зараз,
Как брат сестру свою целует:
То будет вечен наш союз.

Я памятник себе воздвиг чудесный,
вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит
быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру: но часть меня
большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет
чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до
Черных, Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет
Урал; Всяк будет помнить то в народах
неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном
русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О Муза! возгордись заслугой
справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой, неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.

Из-за облак месяц красный
Встал и смотрится в реке,
Сквозь туман и мрак ужасный
Путник едет в челноке.

Блеск луны пред ним сверкает,
Он гребет сквозь волн и тьму;
Мысль веселье воображает,
Берег видится ему.

Но челнок вдруг погрузился,
Путник мрачну пьет волну;
Сколь ни силился, ни бился,
Камнем вниз пошел ко дну.

Се вид жизни скоротечной!
Сколь надежда нам ни льсти,
Все потонем в бездне вечной,
Дружба и любовь, прости!

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид:
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Если я блистал восторгом,
С струн моих огонь летел.
Не собой блистал я — богом;
Вне себя я бога пел.
Если звуки посвящались
Лиры моея царям,-
Добродетельми казались
Мне они равны богам.
Если за победы громки
Я венцы сплетал вождям, —
Думал перелить в потомки
Души их и их детям.
Если где вельможам властным
Смел я правду брякнуть в слух, —
Мнил быть сердцем беспристрастным
Им, царю, отчизне друг.
Если ж я и суетою
Сам был света обольщен, —
Признаюся, красотою
Быв плененным, пел и жен.
Словом, жег любви коль пламень,
Падал я, вставал в мой век.
Брось, мудрец! на гроб мой камень,
Если ты не человек.

Вот красно-розово вино,
За здравье выпьем жен румяных.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст багряных!
Ты тож румяна, хороша, —
Так поцелуй меня, душа!

Вот черно-тинтово вино,
За здравье выпьем чернобровых.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст пунцовых!
Ты тож, смуглянка, хороша, —
Так поцелуй меня, душа!

Вот злато-кипрское вино,
За здравье выпьем светловласыx,
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст прекрасных!
Ты тож, белянка, хороша, —
Так поцелуй меня, душа!

Вот слезы ангельски вино,
За здравье выпьем жен мы нежных.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст любезных!
Ты тож нежна и хороша, —
Так поцелуй меня, душа!

Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: