Лермонтов: судьба поэта и основные мотивы лирики

Мать Лермонтова умерла, когда ему было три года, поэтому воспитывала его бабушка — Елизавета Алексеевна Арсеньева-Столыпина. Она не разрешала мальчику общаться с отцом, таким образом, ребенок рос без родителей. Впоследствии это вызвало множество комплексов.

Судьба поэта Лермонтова

Но именно эта семейная трагедия подтолкнула мальчика к тому, чтобы писать стихи. Он рано сформировался как поэт, в 15 лет уже полноценно писал (например, стихотворения Парус и Нищий принадлежат этому периоду). Собственно, из-за раннего начала творчества Лермонтов и успел написать много, ведь погиб он молодым.

Сначала с ним занимались домашние учителя, а в 1827 году он поступил в пансион при Московском университете, а потом, в 1830 году, — на филологический факультет МГУ. Несмотря на то, что Университет в то время был центром культурной жизни Москвы, философские споры были неинтересны Лермонтову, он ни с кем не дружил, лекции записывал невнимательно.

В 1832 году в Москве случилась эпидемия холеры, и Университет закрыли. Бабушка перевезла Лермонтова из Москвы в Петербург, там он хотел продолжить учебу, но не удалось — программы в университетах были разными, перевод ему не разрешили. Поэтому Лермонтов выбрал карьеру военного и поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где проучился два года. Он стал корнетом и начал службу в гвардейском гусарском полку. Ему очень нравилась веселая светская жизнь гусаров, и следующие два года он провел легко и беззаботно.

Но все изменилось в 1837 году, когда после гибели А.С. Пушкина Лермонтов написал стихотворение Смерть поэта. Распространил он его поначалу в списках, т.к. боялся цензуры. Но император об этом все равно узнал, и Лермонтов оказался под следствием.

Его сослали на Кавказ, где шла война. В те годы там обетало множество ссыльных — декабристов и штрафных офицеров. Командовал ими младший сын генерала Раевского, благодаря которому на Кавказе образовался свободомыслящий островок александровской эпохи. Но Лермонтову и это было не близко. Он написал стихотворение Дума, где объяснял, что прошлое поколение ему не интересно. Однако с одним человеком из того поколения он все же подружился — с Одоевским.

В 1838 году, благодаря стараниям бабушки, Лермонтов был прощен и переведен обратно в Петербург, где начал служить в полку Гродно. Следующие два года — его творческий расцвет. Лермонтова приняли в пушкинском кругу, признали его талант.

В 1840 году Лермонтов стрелялся на дуэли с сыном французского посла (из-за замужней г-жи Щербатовой). Поскольку оба не хотели дуэли, то выстрелили в воздух. Но посол все равно сообщил об этом императору, и Лермонтова снова сослали — на этот раз в Тенгинский пехотный полк, и там ему уже пришлось воевать в полную силу. За это Раевский представил Лермонтова к ордену, но Николай I не согласился.

Весной 1841 года Лермонтов поехал в отпуск в Пятигорск, где встретился со своим старым приятелем — Мартыновым. У них были своеобразные отношения: Лермонтов регулярно издевался и недобро подшучивал над Мартыновым. И когда он в очередной раз так поступил, причем в широком кругу, Мартынов не выдержал и вызвал его на дуэль.

15 июля 1841 года Лермонтов был убит Мартыновым на этой дуэли.

Основные мотивы лирики Лермонтова

Главное отличие Лермонтова от Пушкина состоит в том, что он никогда не отказывался от романтизма в поэзии. Он писал на те же темы, но с другой точки зрения, раскрывал их согласно романтической традиции.

1) Философская лирика во многом она выросла из вольнолюбивой лирики Пушкина. Тот требовал свободы для поэта, а Лермонтов — свободы для любого человека. В отличие от Пушкина, Лермонтов не верил, что все зависит от судьбы. Так возникает стихотворение Парус, посвященное гордой личности, которая желает борьбы.

2) Патриотическая лирика. В отличие от Пушкина, Лермонтов не принимает свою страну целиком и полностью. Он любит Россию странною любовью — ему нравятся родные пейзажи и дух народа, но само государство, империю и ее историю он ненавидит. Стихотворения на эту тему очень противоречивы.

3) Интимная лирика. В отличие от Пушкина, у Лермонтова нет дружеской лирики, поскольку и друзей-то не было. Ее заменяет тема поколения, которую он вводит в литературу. Например, в стихотворении Дума (1838 год) Лермонтов дает оценку и своему поколению, и предыдущему — декабристам. Он отрицает необходимость служения Отечеству. Собственное поколение Лермонтов считает потерянным, однако и в предыдущем, по его мнению, ничего хорошего не было, ведь декабристы только мечтали. Лермонтов пишет Бородино, где приходит к выводу, что стоящие люди жили только в 1812 году, а потом остались лишь невыразительные.

Любовная лирика Лермонтова очень пессимистична. Он всегда пишет либо о несостоявшейся любви, либо о закончившейся, и в центре стихотворения — всегда он сам, страдающий и покинутый. Если сравнить Я вас любил. Пушкина и Нищего Лермонтова, то сразу видно, что Лермонтов — эгоист. Для Пушкина важно было счастье любимой женщины, пусть даже она и не с ним. Лермонтов же смакует собственные страдания, претендует на жалость и сочувствие.

4) Тема поэта и поэзии. Лермонтов продолжает идею Пушкина: пишет собственное стихотворение Пророк, где представляет, что случится, когда пророк отправится глаголом жечь сердца людей, и решает — ничего хорошего не будет. По его мнению, место поэта — в пустыне, где он никому ничего не должен.

С пушкинским Разговором книгопродавца с поэтом Лермонтов спорит в стихотворении Журналист, читатель и поэт: он решает, что люди все равно не оценят творчества, поэтому не нужно показывать им свои произведения.

Смерть поэта — это, в свою очередь, полемика с пушкинским Памятником. Лермонтов считает, что поэту вовсе не нужна вечная слава и признание его таланта после смерти — хорошо было бы, если б ценили при жизни.

5) Психологическая лирика. Лермонтов первый заостряет литературное внимание на психике. Ему интересны не столько поступки героев, сколько то, что происходит у них в голове. В стихотворении В полдневный жар в долине Дагестана он пытается описать сознание человека. Лирический герой там спит, а сон для Лермонтова равен смерти.

Подводя итог, следует заметить, что Лермонтов разительно отличается от Пушкина — это люди разных эпох, с разными характерами. Нерационально ставить их в один ряд.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Оценка творчества Пушкина Белинским: образы Пушкина
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbsp«Пророк» Лермонтова: пафос непокорности, вольности, бунтарства

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина «Пророк» и М.Ю. Лермонтова «Пророк»

Тема поэта и поэзии является классической для русской литературы. Так, два самых ярких представителя золотого века – Пушкин и Лермонтов – также не оставили без внимания эту тему. Но они, естественно, по-разному подошли к решению проблемы о назначении поэтического творчества.

Тема поэта для Лермонтова была глубоко личной. Вместе с тем, лермонтовские стихотворения о роли поэта и поэзии связаны с предшествующей литературой (декабристская лирика, романтическая).

В стихотворениях Пушкина акцент сделан на внутренней позиции поэта-пророка, который, хотя и не принят «толпой», не способен изменить голосу собственной совести. Поэт у Пушкина брезгливо отталкивается от толпы, гонит её:

Подите прочь – какое дело
Поэту мирному до вас!
(«Поэт и толпа»).

Внутренняя позиция поэта не подвергается критике или осуждению. Поэт охотно идет на разрыв с толпой и устремляется к союзу с народом в будущем:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал…
(«Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»)

Лермонтову исторический оптимизм Пушкина уже кажется иллюзией («Дума»). Ему недостаточно одной лишь веры в справедливость внутренней позиции поэта. Ему нужно иметь оправдание в реальности, получить неопровержимую объективную опору. Однако действительность зачастую противоречит идеальным представлениям о высокой миссии поэта.

У поэтов есть стихотворения с одним и тем же названием – «Пророк», которые являются своеобразными декларациями Пушкина и Лермонтова.

Стихотворение Александра Сергеевича написано в 1826-м году. Оно рассказывает о перерождении обычного человека в поэта-пророка. Автор указывает на необходимые пророку качества:

Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы…
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет…
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой…
И угль пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул…

После мучительных метаморфоз перерожденный человек остается недвижим, потому что, несмотря на то, что он получил замечательные способности, он не имеет цели. Тогда Бога глас воззвал к поэту: «Глаголом жги сердца людей».

Последнюю строфу можно считать, по мнению Пушкина, назначением поэзии. К тому же поэт в самом начале стихотворения фразой – «Духовной жаждою томим» — отделяет «искателя» от остальных, намекая на невозможность заполнения сердца и духа в условиях жизни среди толпы. Как известно, Пушкин вообще во многих стихах противопоставляет «толпу» и «творца». Поэт уходит от общества: «В пустыне мрачной я влачился…»

В лермонтовском же стихотворении «Пророк» 1841-го года, являющимся как бы продолжением пушкинского, уже не поэт гонит толпу, а толпа изгоняет пророка. Лермонтовский поэт (получивший, видимо, те же способности, что и у Пушкина) не понят «ближними». Действительно, у Пушкина пророк, получая назидание от Бога, оставляется в покое, мы не знаем его дальнейшей судьбы. Лермонтов же как бы продолжает историю:

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Поэт расширяет понятие «толпа», которое становится синонимом слова «народ». Это подчеркивает глубину разрыва между пророком и толпой. Пушкинский же поэт, сознательно порывая с толпой, не мыслил разрыва с народом. Неслучаен призыв к нему Бога: «Глаголом жги сердца людей». То есть творчество поэта должно быть посвящено служению людям, должно быть к ним направлено.

У Лермонтова же этот разрыв стал фактом: «любви и правды чистые ученья» дороги только для поэта, реальное же их значение ничтожно.

Сознание полной, абсолютной, в отличие от Пушкина, оторванности пророка от людей сообщает стихотворению Лермонтова трагизм, но все же не ведет к отрицанию поэзии как высшего искусства:

Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня.

Да, у Лермонтова искусство пока не служит народу, оно не «жжет глаголом», оно лишь для немногих, но исключительность и божественность назначения поэта и поэзии все равно подчеркивается.

Образ поэта-пророка в лирике А.С.Пушкина и М.Ю. Лермонтова.

Александр Сергеевич Пушкин и Михаил Юрьевич Лермонтов… Два великих поэта Золотого века русской литературы. Такие разные и, в то же время, схожие в своем желании словом служить Отчизне. Именно в тех стихотворениях, где поэты рассуждают о назначении поэзии, появляется образ поэта-пророка. У Пушкина в этом плане можно выделить стихотворения «Пророк», «Арион», частично «Эхо». У Лермонтова же – «Поэт», «Пророк», «Есть речи…».

Важно отметить, что у обоих поэтов есть программное стихотворение с одинаковым названием – «Пророк». Здесь наиболее ярко выделяется образ поэта. В чем сходство и в чем различие этих стихотворений? Типичен ли образ пророка в лирике знаменитых поэтов?

Обратимся к стихотворению А.С. Пушкина. Оно было написано в 1826 году, после расправы с декабристами. Именно в это время гневная и горькая книга пророка Исайи (часть Библии) оказывается близка поэту. Видя «народ грешный, народ, обремененный беззакониями», пророк приходит в отчаяние: «Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство?» Далее Исайя рассказывает, что к нему явился Серафим (ангел высшего чина), который касается «уст» его и «очищает от грехов». Голос Господа посылает его на землю раскрывать истину людям, ибо «огрубело сердце народа сего», «доколе земля эта совсем не опустеет».

Библейская легенда лишь в общем своем значении отражена в стихотворении. пушкинский герой НЕ осквернен язвами нечистого общества, а угнетен ими. Пробуждение его, превращение в пророка подготовлено состоянием героя: «Духовной жаждою томим». В библейской легенде акцент сделан на картине нравственного падения народа, глухого к добру. У Пушкина же большое внимание уделено непосредственно пророку. Его преображение развернуто в сюжете, внимание сосредоточено на том, как человек становится пророком. После преображения пушкинский пророк лежит в пустыне, «как труп».

Идея библейской легенды – наказание народа, отступившего от добра. У Пушкина — другая идея. В чем же смысл образа поэта-пророка у Пушкина, опирающегося на библейскую легенду, но и отступающего от нее?

Стихотворение начинается с чуда оживления одинокого и усталого путника. «Пустыня мрачная» озаряется явлением Серафима, который в действиях своих энергичен и стремителен. Путник же не только бессилен – его путь бесцелен. Шестикрылый Серафим является «на перепутьи» как спасение от незнанья дальнейшего пути. Действия Серафима поначалу осторожны, бережны:

Перстами легкими, как сон

Моих зениц коснулся он…

…Моих ушей коснулся он…

Но последствия этих «нежных» прикосновений полны драматизма:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы…

Путник обретает зоркость, уши его «наполнил шум и звон». Так начинается страдание. В человека входит весь мир, как бы разрывая его своей многозвучностью:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

Для человека теперь нет тайн – он открыт всему. Это прекрасно, но и тяжело. Освобождение от грешной человеческой природы рождается страданием, доходящим до оцепенения. Человек обретает качества более древнего, чем он, мира: зоркость орлицы, мудрость змеи (то есть многих поколений)… Но этих мучений мало, чтобы стать пророком:

И он мне грудь рассек мечом

И сердце трепетное вынул,

И угль пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Чтобы стать пророком, по мнению Пушкина, нужно отрешиться от трепетности чувств, от сомнений и страха. И так тяжки эти преображения, так непохож путник на себя прежнего, что лежит в пустыне, «как труп». Лежит еще и потому, что качества пророка уже есть, а смысла, цели еще нет. Цель дается волею Всевышнего:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Мы привыкли к метафоричности слова, но если вернуть ему первозданное значение, то миссия пророка прекрасна и тяжка одновременно: словом жечь сердца людей. Очищать мир от скверны невозможно без страданий. Мучительность преображения человека в пророка – та жестокая цена, которой покупается право учить людей. Пушкин любит человеческую натуру, он добр к людям, потому страдание описано так ярко и подробно. Но жестокая сила обстоятельств заставляет поэта быть дерзким и гневным. «Восстань» — побуждение к протесту, к сопротивлению тому, что видит и слышит пророк вокруг себя. Таков образ поэта-пророка у Пушкина. А Лермонтов?

Для Лермонтова творчество – спасительное освобождение от страдания, приход к гармонии, вере. Поэт словно продолжает эту тему, но и видит образ поэта-пророка в ином, нежели Пушкин, свете. Лермонтовский пророк, гонимый и презираемый толпой, знает счастье:

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром Божьей пищи;

Завет Предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная,

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Он описывает «последствия» полученного пророческого дара. Сравнивая пушкинского «Пророка» с лермонтовским, наивно было бы видеть в одном поэте лишь жизнеутверждение, а в другом лишь скорбь. Лермонтовский пророк, читающий «в очах людей… страницы злобы и пророка», при всей жестокости толпы, при всем одиночестве, тоже не теряет веры в гармонию как основу мира. Радостный разговор со звездами спасает пророка от отчаяния – природа как бы смягчает удары, наносимые толпой. В этом весь Лермонтов. Читатели в который раз убеждаются в том, насколько помогало поэту творчество сохранить веру в жизнь.

Как видно, образ поэта-пророка представлен по-разному в лирике Лермонтова и Пушкина, но назначение одно: «Глаголом жечь сердца людей!».

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / Образ поэта-пророка в лирике А.С.Пушкина и М.Ю. Лермонтова.

Смотрите также по разным произведениям Лермонтова:

Сравнение «Пророка» Пушкина и Лермонтова

История написания произведений

Сравнение «Пророка» Пушкина и Лермонтова следует начинать с истории создания данных творений. А.С. Пушкин принимается за свое бессмертное произведение в 1826 году, узнав о казни восставших на декабрьской площади людей. Поэт хорошо был знаком с казненными декабристами и считал их честными людьми. Известие о несправедливой гибели своих друзей возмутило А.С. Пушкина и он выражает свое несогласие с произошедшими событиями в строках: «Духовной жаждою томим…» . Именно духовный смысл жизни заботит автора в этом период более всего.

«Пророк» Лермонтова берет свое начало с места окончания «Пророка» Пушкина: «С тех пор, как вечный судия мне дал всеведенье пророка… ». У Лермонтова все произведение насыщено горечью переживаний и душевной болью. Сравнивая произведения между собой можно прийти к выводу, что одно из них является продолжением другого и между ними существует некая преемственность.

О чем данные произведения?

«Пророк» Пушкина и Лермонтова являются одними из ключевых творений в жизни каждого из поэтов. Обоих поэтов постигла учесть людского непонимания и раннего ухода из жизни.
В произведении А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова пророки обладают «даром провидения».

Жизнь героя Лермонтова наполнена болью и страданиями от неверия людей в его истину. Его героя сопровождают вечные насмешки и презрение. Лермонтов наделяет своего «Пророка» вполне человеческими чертами: «бледен», «худ», «одет в лохмотья», «он пробирается через город, слыша за спиной оскорбительные возгласы». Герой Лермонтова лишен надежды и не верит в лучшее будущее.

Великие произведения великих авторов написаны в жанре лирической исповеди. И в первом и во втором случае произведение основано на библейском прототипе. Александр Сергеевич наделяет своего пророка величественными качествами, используя в произведении различные старославянизмы. У Михаила Юрьевича пророк наделен более земными качествами, а само произведение построено в стиле современной лексики. Проявлений Пушкинской торжественности в стихотворении Лермонтова практически не ощущается, зато чувствуется глубокая душевная печаль от возложенной миссии.

Главная идея

Анализируя «Пророка» Лермонтова и Пушкина перед читателем представляется картина противостояния поэта и общественности. «Пророк» Пушкина изображается автором как совершенствование душевных порывов над собственными пороками человечества. Герою Пушкина открывается истина, заключенная в служении людям. Находясь один в «пустыни мрачной» герой Пушкина стремится только к людям. Пушкин считает, что за подаренный дар провидица, его герой должен послужить людям, неся в их жизнь свет и добро, а свою жизнью стоит пожертвовать ради других.

«Пророк» Лермонтова абсолютно противоположен « Пророку» Пушкина. Выразив свою истину в собственных творениях, герой Лермонтова не находит поддержки среди людей и устремляется от них в пустыню. Все произведение Лермонтова насыщено болью и отчаянием. Поэт чувствует свое бессилие над миром людей. Все его старания по преображению человека оказались пустыми, и он был: «унижен», «осмеян», и «изгнан».

Данные произведения по-разному трактуют представление о пророческой доли поэта. А.С. Пушкин описывает направление пути следования поэта, а М.Ю. Лермонтов показывает, насколько тернист и сложен, бывает такой путь. Производя сравнение двух бессмертных можно найти как черты сходства, так и черты различия между ними. В обоих стихотворениях идет обращение к библейскому персонажу и присутствует некая метафоричность. В то же время произведение А.С. Пушкина наполнено более философическим смыслом и содержит многочисленные церковнославянизмы. «Пророк» Пушкина написан в стиле классицизма. Произведение М.Ю. Лермонтова наполнено трагичностью от людского непонимания и относится к стилю романтизма.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: