Парнок, София Яковлевна

Введение

Софи́я Я́ковлевна Парно́к (30 июля (11 августа) 1885, Таганрог — 26 августа 1933, Каринское, Московская обл.) — русская поэтесса, переводчица.

1. Биография

София Парнок (настоящая фамилия Парно́х) родилась в Таганроге, в обрусевшей еврейской зажиточной семье. Сестра известного музыкального деятеля, поэта и переводчика Валентина Парнаха и поэтессы Елизаветы Тараховской.

Отец — Яков Соломонович Парнох (1853—1913), провизор и владелец аптеки, почетный гражданин г. Таганрога. Мать — Александра Абрамовна Парнох, урождённая Идельсон (1853—1895), врач.

Ранняя смерть матери (она умерла вскоре после рождении близнецов, Валентина и Елизаветы) и второй брак отца, женившегося на их гувернантке, сделали жизнь в таганрогском доме навсегда нестерпимой, а отношения с отцом отчужденными.

После окончания с золотой медалью Таганрогской Мариинской гимназии (1894—1903) — год жила в Швейцарии, где училась в Женевской консерватории, по возвращении в Россию занималась на Бестужевских курсах.

Печатать стихи начала с 1906 г. Некоторое время была замужем за литератором В. М. Волькенштейном (брак был заключён по иудейскому обряду); после распада неудачного брака обращала своё чувство только на женщин, данная тематика весьма характерна для её лирики. В 1909 году приняла православие.

С 1913 сотрудничала в журнале «Северные записки», где кроме стихов публиковала переводы с французского и критические статьи под псевдонимом «Андрей Полянин». Парнок-критика высоко ценили современники; её статьи отличались ровным доброжелательным тоном и взвешенной оценкой достоинств и своеобразия конкретного поэта. Ей принадлежат сжатые и чёткие характеристики поэтики Мандельштама, Ахматовой, Ходасевича, Игоря Северянина и других ведущих поэтов 1910-х гг.; признавая талант ряда акмеистов, она тем не менее отвергала акмеизм как школу. Парнок принадлежит (нехарактерное для неё по тону, но показательное для её представлений об искусстве) одно из наиболее ярких выступлений против Валерия Брюсова, «играющего роль великого поэта» (1917).

В 1914 г. познакомилась с Мариной Цветаевой. Их роман продолжался вплоть до 1916 года. [1] [2] Цветаева посвятила ей цикл стихотворений «Подруга» («Под лаской плюшевого пледа…» и др.).

Первый сборник «Стихотворения» вышел в Москве в 1916 г. и встретил в общем положительные отклики критики.

В 1917 г. уехала в г. Судак (Крым), где прожила до начала двадцатых годов; среди её друзей этого периода — Максимилиан Волошин, сёстры Аделаида и Евгения Герцык. В Судаке познакомилась с композитором А. Спендиаровым и, по его просьбе, начала работу над либретто оперы «Алмаст».

Вернувшись в Москву, занималась литературной и переводческой работой. Была одним из учредителей объединения «Лирический круг» и кооперативного издательства «Узел».

Выпустила в Москве четыре сборника стихов: «Розы Пиерии» (1922), «Лоза» (1923), «Музыка» (1926), «Вполголоса» (1928). Последние два сборника вышли в издательстве «Узел», причём «Вполголоса» — тиражом всего 200 экземпляров. Парнок продолжала после революции и литературно-критическую деятельность, в частности, именно она впервые назвала «большую четвёрку» постсимволистской поэзии — Пастернак, Цветаева, Ахматова, Мандельштам (1923, в статье «Б. Пастернак и др.»).

Парнок не примыкала ни к одной из ведущих литературных группировок. Она критически относилась как к новейшим течениям в современной ей литературе, так и к традиционной школе. Ее поэзию отличает мастерское владение словом, широкая эрудиция, музыкальный слух. В её последние сборники проникают разговорные интонации, ощущение «повседневности» трагедии; многие стихотворения посвящены физику-теоретику Нине Веденеевой — «Седой музе».

В московском Большом театре 24 июня 1930 г. с триумфальным успехом состоялась премьера оперы А. Спендиарова «Алмаст» по её либретто.

В последние годы Парнок, лишённая возможности печататься, как многие литераторы, зарабатывала переводами. Тяжело переносила быт и культурную атмосферу 1920-1930-х гг. Умерла от разрыва сердца 26 августа 1933 года в селе Каринском под Москвой. Похоронена в Москве, на Немецком (Введенском) кладбище в Лефортово. На её похоронах присутствовали Борис Пастернак и Густав Шпет.

В некрологе В. Ходасевич написал: «Ею было издано много книг, неизвестных широкой публике — тем хуже для публики».

Возвращение Парнок в литературу состоялось благодаря Софье Поляковой, сохранившей её поздние неопубликованные произведения и издавшей в 1979 в США все 261 стихотворение с подробным предисловием.

Софья парнок стихи для цветаевой

София Яковлевна Парнок, поэтесса, чьи стихи выбиваются из ряда направлений искусства рубежа 19-20 веков, романтическая связь которой с М. И. Цветаевой породила массу грязных слухов и романтических легенд, родилась 30 июля 1885 года.

Софья Парнок жила и творила в удивительное время – на рубеже веков. Тогда в искусстве (и в поэзии в частности) намечался великий перелом – появлялись новые направления, представители искусства искали свежие средства самовыражения. Именно тогда был проторен путь тем стилям, которые сегодня принято называть «современным искусством». В то время в поэзии зародились и достигли расцвета такие течения, как символизм, акмеизм, футуризм. София Яковлевна Парнок (настоящая фамилия ее — Парнах) не принадлежала ни к одному из них. Ее стихи отличаются лиризмом и простотой слога, так не похожей на вычурность представителей «нового искусства».

Софья родилась в Таганроге в семье провизора. Там же окончила женскую Мариинскую гимназию, а в 1904 году в Петербурге поступила в консерваторию, которую окончила по классу фортепиано. Музыкальное образование Софья продолжила в Швейцарии, в Женевской консерватории.

В 1907 году она становится женой литератора В. М. Волькенштейна. Тогда же начинает писать стихи. Однако между ее первым опубликованным стихотворением и сборником «Стихотворения» (1916) лежит промежуток длиной в десятилетие. В это время Софья пробует себя в разных жанрах. Под псевдонимом Андрей Полянин пишет критические статьи и рецензии на литературные произведения, сочиняет прозу и детские сказки в стихах.

Возвратившись в Петербург, одаренная начинающая поэтесса вливается в ряды творческой интеллигенции. Она знакомится с композиторами М.Ф. Гнесиным, М.О. Штейнбергом, Ю.Л. Вейсберг, поддерживает приятельские отношения с А.П. Чапыгиным, К.А. Липскеровым, Л.Я. Гуревич, С.И. Чацкиной, М.А. Волошиным. Тогда же происходит знакомство и М.И. Цветаевой, перешедшее затем в романтическую связь, которая продлится несколько лет. Их отношения породили массу слухов и легенд, однако до сих пор многое остается тайной. До недавнего времени эта тема в отечественной печати находилась под негласным запретом, на ней лежало клеймо скабрезности, говорить о подобного рода отношениях считалось вообще неприличным. Может быть, поэтому не подлежало какому-либо упоминанию и само имя Парнок. Ибо Цветаева была не единственной ее возлюбленной.

В творчестве Цветаевой их отношения нашли отражение в цикле стихов «Подруга», который она так и не решилась опубликовать (может быть, опасаясь общественного порицания, а может быть, по иным причинам).

С 1917 по 1922 год, после разрыва с Мариной, Софья жила в Судаке с актрисой Л. В. Эрарской. Самым значительным произведением в это время стало либретто для оперы композитора А. А. Спендиарова (с которым она была знакома лично) на сюжет армянской легенды «Алмаст». Источником явилась поэма О. Туманяна «Взятие крепости Тмук», которая при жизни автора так и не увидела свет. (Она была напечатана лишь в 1939 году в переработке Т. Ахумяна и В. Звягинцевой.)

София Яковлевна Парнок, поэтесса, чьи стихи выбиваются из ряда направлений искусства рубежа 19-20 веков, романтическая связь которой с М. И. Цветаевой породила массу грязных слухов и романтических легенд, родилась 30 июля 1885 года.

Софья Парнок жила и творила в удивительное время – на рубеже веков. Тогда в искусстве (и в поэзии в частности) намечался великий перелом – появлялись новые направления, представители искусства искали свежие средства самовыражения. Именно тогда был проторен путь тем стилям, которые сегодня принято называть «современным искусством». В то время в поэзии зародились и достигли расцвета такие течения, как символизм, акмеизм, футуризм. София Яковлевна Парнок (настоящая фамилия ее — Парнах) не принадлежала ни к одному из них. Ее стихи отличаются лиризмом и простотой слога, так не похожей на вычурность представителей «нового искусства».

Софья родилась в Таганроге в семье провизора. Там же окончила женскую Мариинскую гимназию, а в 1904 году в Петербурге поступила в консерваторию, которую окончила по классу фортепиано. Музыкальное образование Софья продолжила в Швейцарии, в Женевской консерватории.

В 1907 году она становится женой литератора В. М. Волькенштейна. Тогда же начинает писать стихи. Однако между ее первым опубликованным стихотворением и сборником «Стихотворения» (1916) лежит промежуток длиной в десятилетие. В это время Софья пробует себя в разных жанрах. Под псевдонимом Андрей Полянин пишет критические статьи и рецензии на литературные произведения, сочиняет прозу и детские сказки в стихах.

Возвратившись в Петербург, одаренная начинающая поэтесса вливается в ряды творческой интеллигенции. Она знакомится с композиторами М.Ф. Гнесиным, М.О. Штейнбергом, Ю.Л. Вейсберг, поддерживает приятельские отношения с А.П. Чапыгиным, К.А. Липскеровым, Л.Я. Гуревич, С.И. Чацкиной, М.А. Волошиным. Тогда же происходит знакомство и М.И. Цветаевой, перешедшее затем в романтическую связь, которая продлится несколько лет. Их отношения породили массу слухов и легенд, однако до сих пор многое остается тайной. До недавнего времени эта тема в отечественной печати находилась под негласным запретом, на ней лежало клеймо скабрезности, говорить о подобного рода отношениях считалось вообще неприличным. Может быть, поэтому не подлежало какому-либо упоминанию и само имя Парнок. Ибо Цветаева была не единственной ее возлюбленной.

В творчестве Цветаевой их отношения нашли отражение в цикле стихов «Подруга», который она так и не решилась опубликовать (может быть, опасаясь общественного порицания, а может быть, по иным причинам).

С 1917 по 1922 год, после разрыва с Мариной, Софья жила в Судаке с актрисой Л. В. Эрарской. Самым значительным произведением в это время стало либретто для оперы композитора А. А. Спендиарова (с которым она была знакома лично) на сюжет армянской легенды «Алмаст». Источником явилась поэма О. Туманяна «Взятие крепости Тмук», которая при жизни автора так и не увидела свет. (Она была напечатана лишь в 1939 году в переработке Т. Ахумяна и В. Звягинцевой.)

Поэтесса возвращается в Москву. Здесь в издательстве «Узел» выходят сборники ее стихов: «Розы Пиерии» (1922), «Лоза» (1923), «Музыка» (1926).

Со сборника «Лоза» можно говорить о С. Парнок как о поэте со сложившимся стилем. Значительная часть стихотворений сборника «Музыка» посвящено раздумьям о творчестве и влиянии искусства на человеческую душу:

«Господи! Какое счастье

Душу загубить свою,

Променять вино причастья

На Кастальскую струю»,

– говорит она в одном из своих стихотворений.

К сожалению, после выхода сборника «Вполголоса» (1928) издательство расформировывают, и больше ей нигде печататься не удается. Но все же эти годы – последние годы ее жизни – были самыми счастливыми. Они посвящены самой большой любви в ее жизни – Веденеевой.

Стихи этого периода являются вершиной творчества С. Парнок. Она открыто говорила о том, о чем, согласно общепринятой морали, полагалось молчать. Это был голос души. А заставить ее молчать невозможно.

Пусть она такой и останется в нашей памяти, романтичной, лиричной, пренебрегшей нормами общественной морали, но зато честно говорившей о своих чувствах.

Скончалась София Яковлевна Парнок 26 августа 1933 года в селе Карпинское Московской области. Любя и будучи любимой.

Софья парнок стихи для цветаевой

Горнунг Л. приводит в своих воспоминаниях.

«Не помню, в какой связи зашел разговор о Парнок, и Волошин сказал, что у нас сейчас три лучших поэтессы — Ахматова, Парнок и Цветаева. Каждая хороша по-своему.

У Парнок очень уж развита внутренняя сторона стиха и закончена форма каждого стихотворения. Можно взять каждое, как вещь в руки.

Ахматова умеет так сказать, как никто не скажет.

Цветаева же берет своей, правда грубой, неожиданностью, бесшабашностью, так что кажется: в данную минуту ничего другого не надо.

В “Гермесе”, умиляясь на общий внешний вид, он открыл оглавление. Больше всего он заинтересовался моей рецензией на сборник стихов Парнок “Лоза”.

Прочтя эту рецензию, он остался ею неудовлетворен и высказал свое мнение. Он считает, что рецензия должна быть совершенно объективной. Надо в ней при помощи удачных характерных цитат показать книгу, и уж дело читателя ценить ее. Критик не должен говорить, хорошо это или плохо. При всем этом он извинялся передо мной, что говорит так откровенно.

Тут же припомнил стихотворение Парнок “Брюсову”, которого она сейчас стыдится, но которое он считает хорошим.»

(Горнунг Л. «Воспоминания о М. Волошине»)

И в письме к Миндлину 24 февраля 1923 г. Волошин М. писал: «Моими официально доверенными лицами в Москве являются В. В. Вересаев и С. Я.Парнок»

Комментарии

Буквально только что наткнулась на воспоминания о Софии Парнок самого Льва Горнунга. Вот эти дневниковые записи (жаль, что так кратко писал, ведь это очень интересно)

С Софьей Яковлевной Парнок я познакомился в феврале 1923 года в кружке «Московский цех поэтов».
Там бывали Клара Соломоновна Арсеньева, Борис Михайлович Зубакин, Вера Инбер и Илья Сельвинский. С Софьей Яковлевной я очень быстро подружился. Она была очень симпатичная женщина, некрасивая, но очень милая. Волосы у нее были светлые, с рыжеватым оттенком. Голос немного глухой и хрипловатый.
30.Х.1923
Сегодня собрались у П. Н. Зайцева. Софья Яковлевна между прочим упомянула, что творчество Н. Гумилева теперь полностью оправдано его гибелью. Николай Федорович Бернер предложил в наш кружок кандидатуру О. Мандельштама, но С. Парнок резко ее отклонила, ссылаясь на то, что у нее с Мандельштамом была ссора, и она не хочет с ним встречаться.
25.XI.1923
Был у Софьи Яковлевны. По ее просьбе очинил все карандаши, лежавшие на столе, так как у нее не было своего перочинного ножа. Она собиралась ехать в Петроград.
5.I.1924
Вечером с Александром Роммом отправился на Тверскую-Ямскую к Софье Яковлевне Парнок. Мы сразу увидели у нее новую фотографию Анны Ахматовой, только что привезенную из Петрограда, с надписью «Софии Парнок в долготу дней. Анна Ахматова». Софья Яковлевна рассказывала нам о своей поездке в Петроград и, главным образом, о встрече с Ахматовой.
Очень ее удивило, что свою рукописную тетрадь Анна Андреевна держит под матрацем, пишет карандашом, и когда хочет заменить строчку или слово, то стирает резинкой первый вариант. Анна Андреевна оправдывала себя тем, что ей было неприятно видеть, как рылись в черновых рукописях Блока после его смерти. Парнок добавила «И все-таки это безжалостно по отношению к творчеству, а впрочем, может быть, она и права».
У Ахматовой в доме не оказалось чернил, но зато на столе лежал огромный карандаш, очень толстый, длиной около аршина. «Вероятно, это была одна из сохранившихся привычек оригинальничать «. Парнок захотела подарить свою книгу Анне Андреевне и надпись сделать чернилами. С трудом где-то нашлись чернила, и Ахматова разыскала для нее алюминиевую ручку в виде гусиного пера. В руках С. Я. эта ручка вдруг сломалась пополам, но она все-таки сделала надпись. Что касается большого карандаша, то его удавалось чинить так остро, что писать он мог очень мелко.
2.IV.1924
Сегодня собрался наш кружок. Сначала С. Парнок прочла свою новую статью «Сегодняшний день русской поэзии», в которой больше всего говорилось о поэзии Бориса Пастернака.
3.IV.1924
На очередной вечер «Кифары» было назначено чтение стихотворений Софии Парнок. Я заехал за С. Я. и застал у них в квартире генеральную уборку. Оказалось, что Софья Яковлевна из-за отъезда своей подруги, с которой они жили вместе, должна была взять хозяйство временно на себя. В этот день, проходя по Тверской, она увидела в магазине языки. Она купила язык, поставила его варить на керосинке, но с непривычки забыла следить за ним, и керосинка закоптила всю комнату. И все же, несмотря на катастрофу с керосинкой, мы пришли на Долгоруковскую (ныне Каляевскую) первыми. Парнок явно была недовольна организацией вечера, и когда Дмитрий Сергеевич Усов спросил ее, будет ли она читать стихи, она ответила немного резко, что только за этим и пришла.
12.Х.1924
День похорон Брюсова. София Парнок, ненавидевшая Брюсова, особенно после самоубийства Надежды Львовой, демонстративно осталась дома.
7.XI.1925
Когда к трем часам закончилась демонстрация я отправился к Софье Яковлевне Парнок. Ее не застал дома, но мне передали пять экземпляров книги Ласвица. Это немецкий роман в ее переводе совместно с Борисом Горнунгом.
19.XI.1925
Вечером поехал к Софье Яковлевне взять мой альбомчик в черном переплете, в который я просил ее написать несколько ее стихотворений.
3.I.1926
Группа поэтов решила объединиться для организации частного издательства. Для начала вносили какой-то взнос. Книжки предполагались небольшие, не более одного типографского листа, и не требовали больших затрат. Нашему издательству решили дать название «Узел» и его марку поручили придумать художнику-граверу Владимиру Андреевичу Фаворскому.
Сегодня в доме ЦЕКУБУ общее собрание артели поэтов «Узла». Софья Яковлевна Парнок сказала слово памяти Есенина, с большим чувством также говорила о судьбах русской поэзии.
1927
Вышли из типографии «Музыка» Софии Парнок, «Избранное» Бориса Пастернака, «Патмос» Бенедикта Лившица, «Ночной поход» Александра Ромма, «Московский ветер» Веры Звягинцевой.
9.XII.1928
Софья Яковлевна подарила мне сегодня все издания нашего кооперативного издательства «Узел».
С. Я. и Ольга Николаевна Цубербиллер живут уже на Никитском бульваре во дворе. Они переехали сюда из Неопалимовского переулка по обмену. Их комната на третьем этаже, узкая и длинная, с окном в самом конце комнаты и поэтому довольно темная.
13.I.1929
Софья Яковлевна надписала мне сегодня два своих сборника стихов -«Музыку» и «Вполголоса».
3.IV.1929
Софья Яковлевна дала прочесть книгу Марины Цветаевой «После России».
7.IV.1929
Отнес С. Я. книгу Цветаевой «После России» и дал ей новый сборник М. Кузмина «Форель разбивает лед».
27.XI.1929
Вечером был у Софьи Яковлевны Парнок. У нее была Мария Павловна Кудашева. Говорили о Николае Бернере. Работы он в Брянске, куда он был выслан, найти не мог. Софья Яковлевна решила помогать ему небольшими денежными суммами из своих средств, по ее поручению я послал ему первые деньги.
12.II.1930
Снова встретил у С. Я. М. Кудашеву. Она сейчас часто там бывает, так как хранит у С.Я. всю свою переписку с Роменом Ролланом. Вероятно, дома у Кудашевой хранение этих писем ненадежно.
31.Х.1930
С. Парнок взяла меня с собой в клуб МГУ. Там сегодня в концертном исполнении идет опера Спендиарова «Алмаст». Либретто Софии Парнок.
10.I и 11.I.1931
Софья Яковлевна и Ольга Николаевна переехали из флигеля во дворе в старинный одноэтажный дом по Никитскому бульвару, дом 12а, и я сегодня в первый раз был у них.
В прежней квартире они жили в общем коридоре и было много соседей. Новая комната больше, в ней три окна по широкой стене вдоль бульвара. Комната совершенно изолирована от соседей. Софья Яковлевна купила несколько метров набойки (кустарная ткань с набивным рисунком) для занавесок на окна. Я купил им электросчетчик для расчетов с соседями.
1.II.1931
Принес С.Я. большие кольца для драпировок на окна. Она рассказала мне, что из-за статьи о Ромене Роллане совсем поссорилась с Кудашевой. Кроме того, сообщила, что Анне Ахматовой назначили пенсию — 75 рублей и что в Москве предполагается вечер Ахматовой, но я не очень-то этому верю.
21.II.1931
Сегодня застал Софью Яковлевну одну дома. Она мне показала большой конверт, который получила от Р. Роллана, и рассказала о своем ответе ему.
21.VIII.1931
Софья Яковлевна и Ольга Николаевна сняли дачу в Малоярославце. Там есть для меня свободная комната.
Во время прогулки С.Я. рассказывала мне о знакомстве с Владиславом Ходасевичем, о том, как высоко она ценила его поэзию.
24.VIII.1931
Мы втроем снова бродили по окрестностям. С. Я. вспоминала свой приезд в Петербург и знакомство с поэтами, жившими там. Это были Александр Блок, Михаил Кузмин, Вячеслав Иванов, Федор Сологуб и Макс Волошин. С последним у нее началась еще тогда большая дружба, которая продолжалась до конца его жизни.
15.1V.1932
У Софьи Яковлевны была ее младшая сестра Елизавета Яковлевна Тараховская. Шел разговор о последних литературных вечерах Пастернака 6 и 11 апреля. С. Я. рассказала, что к ней несколько раз заходил Густав Густавович Шпет, он ей очень нравится. Шпет перевел на английский ее песню Алмаст (героиня оперы Спендиарова). Сегодня в первый раз С.Парнок рассказала мне, как в 1921 году она попала в железнодорожное крушение. Перед отходом поезда она попросила сидевшего против нее мужчину поменяться с ней местами, чтобы ей ехать лицом вперед. Во время крушения этот человек погиб. Это обстоятельство ее очень мучило, и она не любила вспоминать о нем.
26.V.1932
Сегодня Софья Яковлевна прочла мне немного своих новых стихов. Она рассказала, что у нее есть стихи на интимные темы, которые она даже не всегда записывает. Из этих стихов она прочла одно.

Марина Цветаева: ее стихи о порочной любви привлекли Эльдара Рязанова

К 120-летию поэтессы «Вокруг ТВ» вспоминает картины, в которых прозвучали ее произведения.

8 октября исполняется 120 лет со дня рожденияМарины Цветаевой. Вероятно, это один из самых популярных в наше время поэтов, по крайней мере, стихи Цветаевой постоянно звучат в современных фильмах. Мы решили вспомнить самые известные из них.

«О бедном гусаре замолвите слово»

Рассказывая о стихах Цветаевой, звучащих в кино, нельзя не вспомнить о фильме «О бедном гусаре замолвите слово», где исполняется один из самых известных романсов «Серые шинели» («Романс Настеньки»). В его основу легло стихотворение «Генералам двенадцатого года», которое юная Марина Цветаева в 1913 году посвятила мужу Сергею Эфрону, белому офицеру, в котором видела продолжение тех самых бравых генералов Отечественной войны. Хотя литературоведы считают, что посвящение условно, а на самом деле все стихотворение написано о том самом Тучкове-четвертом (Александр Тучков был четвертым, младшим братом в семье, за что и получил свое прозвище) – герое войны, чью гравюру хранила Цветаева. На это указывает, например, тот факт, что в черновиках «вы» написано с большой буквы.

В 1982 году на экраны вышел фильм Эдуарда Хагагортяна «Государственная граница. Восточный рубеж», в котором звучит песня «Марш офицеров» на музыку Валерия Челнокова. В основу песни легло стихотворение Марины Цветаевой «Дон», написанное в 1918 году. Здесь звучит романс «Горечь! Горечь! Вечный привкус», написанный Мариной Ивановной в 1917 году – в самое непростое для России время. Эта песня больше всего известна в исполнении Эдиты Пьехи, хотя композицию исполняли и другие певцы, например, ВИА «Веселые ребята».

Одна из самых известных песен на стихи Цветаевой звучит в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс», который вышел в 1984 году. Всем хорошо знаком романс на музыку Андрея Петрова «Под лаской плюшевого пледа» в исполнении Валентины Пономаревой. Интересно, что в основу романса легло стихотворение из цикла «Подруга», который Цветаева посвятила своей любовнице Софье Парнок. Эти порочные отношения породили множество красивейших стихов о любви, звучавших в советских фильмах. Кстати, сама Парнок тоже была поэтессой. Биографы Цветаевой говорят, что в Софье ее поразило сочетание женственности и ребячества, наивности и греховности. Эти отношения настолько захватили Цветаеву, что она, будучи на тот момент женой и матерью, начала ощущать себя мужчиной и даже стихи писала от лица пылко влюбленного юноши. «Под лаской плюшевого пледа» — как раз одно из них.

Некоторые приписывают Цветаевой и текст романса «Любовь – волшебная страна», который звучит в этом же фильме, но на самом деле это знаменитое стихотворение написал сам Рязанов.

Эльдар Рязанов по-особому относится к творчеству Цветаевой, а ее стихи звучат во многих его фильмах. Не обошлась без цветаевской поэзии и знаменитая «Ирония судьбы». В картине песню «Мне нравится, что вы больны не мной» исполняетАлла Пугачева, а само стихотворение было написано в 1915 году и посвящено Маврикию Александровичу Минцу – будущему мужу сестры Цветаевой Александры, причем, этот факт долго оставался тайной, и открыла ее сама Александра. Маврикий Александрович оказывал Марине Ивановне знаки внимания, приклонялся перед ее талантом, а она принимала это за симпатию, хотя на тот момент он уже был обручен с Александрой. Сестра поэтессы уверена: Цветаева без труда могла бы завоевать сердце Минца и отменить помолвку, но не стала делать этого из-за благородства и молча переживала свое чувство.

Марина Цветаева с сестрой

В фильме также звучит песня «Благославляю вас» в исполнении Пугачевой. Стихотворение, которое легло в ее основу, было написано Цветаевой для Софьи Парнок после их расставания. Кстати, биографы до сих пор гадают, что послужило причиной к разрыву отношений, которые длились три года: мнение общества обеих женщин не волновало, они жили вместе и не скрывали отношений, в их романе было много страсти, истерик и стихов, но обе, измотав друг друга, устали и разошлись. Цветаева вернулась к мужу, но, по мнению биографов, на протяжение всей жизни выбирала для себя потом слабых любовников, чтобы чувствовать себя мужчиной рядом с ними.

«Долгое прощание»

Звучат стихи Цветаевой и в фильме Сергея Урсуляка «Долгое прощание». Песню «Моя маленькая» исполняет актриса Полина Агуреева, а написана она на стихотворение «Ландыш, ландыш белоснежный». Эти стихи Цветаева посвятила актрисе Софье Голлидэй, она была влюблена в нее после разрыва с другой Соней – Парнок. Отношения с Голлидэй были нежными, дружескими, совсем не такими, как с Парнок. Интересно, что, вступив в интимную связь друг с другом, женщины параллельно влюблялись в мужчин, причем порой в одних и тех же. Любовь к мужчинам оказалась сильнее, и Сонечка разорвала отношения с Цветаевой.

Марина Ивановна об этом рассуждала так: «Сонечка от меня ушла— в свою женскую судьбу. Ее неприход ко мне был только ее послушанием своему женскому назначению: любить мужчину — в конце концов все равно какого — и любить его одного до смерти.
Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь— не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали».

Что же касается стихотворения «Ландыш, ландыш белоснежный», то, услышав его впервые, Сонечка попросила высечь эти слова на своем могильном камне. Она умерла молодой, но эта просьба выполнена так и не была.

Конечно, это далеко не все фильмы, в которых звучат стихи Цветаевой. Многих, наверное, удивит, что самые красивые романсы о любви, которые мы знаем с детства и которые звучали в советских картинах, были посвящены Цветаевой женщинам и рассказывают о запретной, греховной любви. Но поэзия, как известно, очищает и превозносит даже греховные чувства, и поэтому уже неважно, когда и зачем были написаны эти стихи. Важно, что они продолжают жить и стали украшением замечательных фильмов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: