Содержание стихотворения Некрасова «Внимая ужасам войны»

Николай Алексеевич Некрасов — поэт удивительно проникновенной лиричности, глубокой теплоты и нежности. Его стихи, чаще грустные и мелодичные, напоминают народные песни, рассказывающие о жизни простого человека, его страданиях и печалях. Стихотворение «Внимая ужасам войны. », посвященное Крымской войне 1853—1856 годов, звучит поразительно современно. Проходят годы и десятилетия, века сменяют друг друга, а мир людей удивительно постоянен в своих заблуждениях. Войны не прекращаются на земле, они стали кровопролитнее, страшнее, чем виденные поэтами и писателями XIX века.

С первой же строки слышится бескомпромиссное отношение художника к войне — бессмысленной бойне, которую можно и должно избежать:

Внимая ужасам войны,
При каждой новой жертве боя.

Отлично разумея и понимая причину этого страшного явления, люди не хотят его остановить. И льют «святые, искренние слезы» совершенно неповинных, беззащитных и слабых. Наверное, мир сошел с ума, если ничему не учится, а продолжает платить страшную цену молодыми людьми, еще не пожившими, не успевшими порадоваться бытию, мальчиками, идущими на смерть, не успевшими даже оставить о себе существенную память. Читая стихотворение Н. А. Некрасова «Внимая ужасам войны. », поражаешься его универсальности. Произведение поразительно своевременное, оно напоминает живущим о непреходящей ценности жизни, кажется, только матери, дающие жизнь, понимают ее святое назначение. А безумцы, втягивающие новые поколения в войны, ничего не хотят понимать. Не слышат голоса разума. Скольким российским матерям близко и понятно это стихотворение:

Одни я в мире подсмотрел
Святые, искренние слезы —
То слезы бедных матерей!
Им не забыть своих детей,
Погибших на кровавой ниве.

Небольшое, всего в 17 строчек, стихотворение поражает глубиной гуманизма, заключенного в нем. Язык поэта лаконичен и прост, нет развернутых и сложных метафор, лишь точные эпитеты, подчеркивающие замысел художника: дела — «лицемерные», раз не ведут к прекращению войн, лишь слезы «искренние», и искренни они «одни», все остальное — ложь. Страшно заключение поэта, что забудет и друг, и жена — их он также причисляет к «лицемерному» миру.

Заканчивается стихотворение сравнением в фольклорном стиле матерей с поникшей плакучей ивой. Использование фольклорного образа сообщает произведению обобщающее значение: не об одной Крымской войне оно — обо всех, после которых рыдают матери и сама природа:

Не поднять плакучей иве
Своих поникнувших ветвей.

Стихотворение написано от первого лица, такая форма позволяет автору обращаться к читателям как к близким людям, хорошо понимающим то, о чем поэт хочет им сказать. Это послание из его далека в наше неспокойное и тяжелое время.

В стихах Некрасова доминируют темы, связанные с острейшими социальными проблемами современности, с жизнью крестьянства, городских низов. Гражданское содержание своих стихотворений и поэм Некрасов считал более важным, чем их эстетические качества, что нашло выражение в знаменитой стихотворной декларации:

«Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан»

Некрасовский лирический герои — это прежде всего гражданин и поэт-трибун, все помыслы которого устремлены к одной цели — разбудить в современниках сочувствие к угнетенному и страдающему пароду («. толпе напоминать, что бедствует народ»), показать жизнь глазами народа..

В стихотворении «Вчерашний день, в часу шестом. » Некрасов изображает эпизод из городской жизни: на Сенной площади он становится Свидетелем того, как молодую крестьянку подвергают телесному наказанию. Унижение и боль бесправных людей — вот, по Некрасову, подлинный побудительный мотив к творческому действию:

Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистал, играя.
И Музе а сказал: «Гляди!
Сестра твоя родная!

Последние строки стихотворения, звучащие как клятва, подтверждены всем творчеством поэта. Его Муза в высшей степени демократична, обращена к народному миропониманию, не страшится проникать в самые темные «углы» крестьянской жизни и городских низов, в душу простолюдина.

В своем творчестве Некрасов стремится пережить «народную боль» и высказать «народную правду» с позиций самого народа. Во многое стихотворениях Некрасова лирический герой — простой человек. Например, в стихотворении «Еду ли ночью по улице шумной. » от лица такого героя рассказана трагическая история женщины, вынужденной пойти на панель, чтобы купить гробик для ребенка, умершего от голода и болезни. Рассказчик «угрюм и озлоблен», он бессилен помочь женщине, и утешает себя лишь тем, что скоро смерть прекратит и его, и ее мучения:

С горя да с голоду завтра мы оба
Так же глубоко и сладко заснем;
Купит хозяин, с проклятьем, три гроба
Вместе свезут и положат рядком.

Изображая народную жизнь, Некрасов использует разные художественные формы. Его лирическое «я» то сливается с голосом человека из народа, то звучит самостоятельно. В стихотворении «В дороге» лирический образ поэта еще отстранен от сознания ямщика. Голос ямщика и голос автора звучат здесь раздельно, а в стихотворении «Школьник» — сливаются:

— Ну, пошел же, ради Бога!
Небо, ельник и песок —
Невеселая дорога.
Эй! садись ко мне, дружок!

Эти слова принадлежат одновременно и русскому дворянину, следующему проселочной «невеселой дорогой», и ямщику-крестьянину, погоняющему усталых лошадей. Народный речевой склад, народные интонации, усвоенные некрасовским лирическим героем, не просто сближают автора с народным сознанием, но позволяют ощутить духовное и нравственное единство русского демократа и русского крестьянина.

Боль за угнетенных и обиженных («. Где народ — там и стон») пронизывает большинство произведений Некрасова. В ряде его произведений эта боль осознается как личное горе поэта, передается от лица поэта-гражданина:
Надрывается сердце от муки,
Плохо верится в силу добра,
Внемля в мире царящие звуки
Барабанов, цепей, топора.

В других стихотворениях и поэмах автор вновь предоставляет возможность высказать свои обиды, даст «право голоса» самому пароду. В «Железной дороге» о страшной жизни простых людей повествуют мертвецы:

Мы надрывались под зноем, под холодом,
С вечно согнутой спиной,
Жили в землянках, боролися с голодом,
Мерзли и мокли, болели цингой.
Причину несправедливого устройства жизни поэт видит не только в жестокости и бесчувственности ее «хозяев», но и в долготерпении народа:
Чем был бы хуже твой удел,
Когда бы ты менее терпел!

Некрасов тоскует, но буре, которая могла бы расплескать чашу народного горя, позволила бы России вырваться за пределы бесконечно длящейся ночи народного бесправия и унижения:

Душно! без счастья и воли
Ночь бесконечно длинна.
Буря бы грянула, что ли?
Чаша с краями полна!

Лирический герой Некрасова учит пас чувствовать красоту и щедрость русского характера, переживать за боль другого человека, стремиться к справедливости. В редкой поэтической отзывчивости на чужое страдание и чужую радость Некрасов раскрыл себя в своем творчестве и как честный и деятельный гражданин, и как глубоко русский поэт.

Николай Некрасов
«Поэт и гражданин»

Гражданин
(входит)

Опять один, опять суров,
Лежит — и ничего не пишет.

Прибавь: хандрит и еле дышит —
И будет мой портрет готов.

Хорош портрет! Ни благородства,
Ни красоты в нем нет, поверь,
А просто пошлое юродство.
Лежать умеет дикий зверь.

Да глядеть обидно.

Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать.

Положим, я такая редкость,
Но нужно прежде дело дать.

Вот новость! Ты имеешь дело,
Ты только временно уснул,
Проснись: громи пороки смело.

А! знаю: «Вишь, куда метнул!
Но я обстрелянная птица.
Жаль, нет охоты говорить.

Спаситель Пушкин! — Вот страница:
Прочти и перестань корить!

«Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

Неподражаемые звуки.
Когда бы с Музою моей
Я был немного поумней,
Клянусь, пера бы не взял в руки!

Да, звуки чудные. ура!
Так поразительна их сила,
Что даже сонная хандра
С души поэта соскочила.
Душевно радуюсь — пора!
И я восторг твой разделяю,
Но, признаюсь, твои стихи
Живее к сердцу принимаю.

Не говори же чепухи!
Ты рьяный чтец, но критик дикий.
Так я, по-твоему, — великий,
Повыше Пушкина поэт?
Скажи пожалуйста?!

Ну, нет!
Твои поэмы бестолковы,
Твои элегии не новы,
Сатиры чужды красоты,
Неблагородны и обидны,
Твой стих тягуч. Заметен ты,
Но так без солнца звезды видны.
В ночи, которую теперь
Мы доживаем боязливо,
Когда свободно рыщет зверь,
А человек бредет пугливо, —
Ты твердо светоч свой держал,
Но небу было неугодно,
Чтоб он под бурей запылал,
Путь освещая всенародно;
Дрожащей искрою впотьмах
Он чуть горел, мигал, метался.
Моли, чтоб солнца он дождался
И потонул в его лучах!

Нет, ты не Пушкин. Но покуда,
Не видно солнца ниоткуда,
С твоим талантом стыдно спать;
Еще стыдней в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать.

Гроза молчит, с волной бездонной
В сияньи спорят небеса,
И ветер ласковый и сонный
Едва колеблет паруса, —
Корабль бежит красиво, стройно,
И сердце путников спокойно,
Как будто вместо корабля
Под ними твердая земля.
Но гром ударил; буря стонет,
И снасти рвет, и мачту клонит, —
Не время в шахматы играть,
Не время песни распевать!
Вот пес — и тот опасность знает
И бешено на ветер лает:
Ему другого дела нет.
А ты что делал бы, поэт?
Ужель в каюте отдаленной
Ты стал бы лирой вдохновленной
Ленивцев уши услаждать
И бури грохот заглушать?

Пускай ты верен назначенью,
Но легче ль родине твоей,
Где каждый предан поклоненью
Единой личности своей?
Наперечет сердца благие,
Которым родина свята.
Бог помочь им. а остальные?
Их цель мелка, их жизнь пуста.
Одни — стяжатели и воры,
Другие — сладкие певцы,
А третьи. третьи — мудрецы:
Их назначенье — разговоры.
Свою особу оградя,
Они бездействуют, твердя:
«Неисправимо наше племя,
Мы даром гибнуть не хотим,
Мы ждем: авось поможет время,
И горды тем, что не вредим!»
Хитро скрывает ум надменный
Себялюбивые мечты,
Но. брат мой! кто бы ни был ты,
Не верь сей логике презренной!
Страшись их участь разделить,
Богатых словом, делом бедных,
И не иди во стан безвредных,
Когда полезным можешь быть!
Не может сын глядеть спокойно
На горе матери родной,
Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны.
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь.
Иди, и гибни безупрёчно.
Умрешь не даром, дело прочно,
Когда под ним струится кровь.

А ты, поэт! избранник неба,
Глашатай истин вековых,
Не верь, что не имущий хлеба
Не стоит вещих струн твоих!
Не верь, чтоб вовсе пали люди;
Не умер бог в душе людей,
И вопль из верующей груди
Всегда доступен будет ей!
Будь гражданин! служа искусству,
Для блага ближнего живи,
Свой гений подчиняя чувству
Всеобнимающей Любви;
И если ты богат дарами,
Их выставлять не хлопочи:
В твоем труде заблещут сами
Их животворные лучи.
Взгляни: в осколки твердый камень
Убогий труженик дробит,
А из-под молота летит
И брызжет сам собою пламень!

Ты кончил. чуть я не уснул.
Куда нам до таких воззрений!
Ты слишком далеко шагнул.
Учить других — потребен гений,
Потребна сильная душа,
А мы с своей душой ленивой,
Самолюбивой и пугливой,
Не стоим медного гроша.
Спеша известности добиться,
Боимся мы с дороги сбиться
И тропкой торною идем,
А если в сторону свернем —
Пропали, хоть беги со света!
Куда жалка ты, роль поэта!
Блажен безмолвный гражданин:
Он, Музам чуждый с колыбели,
Своих поступков господин,
Ведет их к благородной цели,
И труд его успешен, спор.

Не очень лестный приговор.
Но твой ли он? тобой ли сказан?
Ты мог бы правильней судить:
Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.
А что такое гражданин?
Отечества достойный сын.
Ах! будет с нас купцов, кадетов,
Мещан, чиновников, дворян,
Довольно даже нам поэтов,
Но нужно, нужно нам граждан!
Но где ж они? Кто не сенатор,
Не сочинитель, не герой,
Не предводитель,
Кто гражданин страны родной?
Где ты? откликнись? Нет ответа.
И даже чужд душе поэта
Его могучий идеал!
Но если есть он между нами,
Какими плачет он слезами.
Ему тяжелый жребий пал,
Но доли лучшей он не просит:
Он, как свои, на теле носит
Все язвы родины своей.
. . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . .
Гроза шумит и к бездне гонит
Свободы шаткую ладью,
Поэт клянет или хоть стонет,
А гражданин молчит и клонит
Под иго голову свою.
Когда же. Но молчу. Хоть мало,
И среди нас судьба являла
Достойных граждан. Знаешь ты
Их участь. Преклони колени.
Лентяй! смешны твои мечты
И легкомысленные пени — жалобы.
В твоем сравненье смыслу нет.
Вот слово правды беспристрастной:
Блажен болтающий поэт,
И жалок гражданин безгласный!

Не мудрено того добить,
Кого уж добивать не надо.
Ты прав: поэту легче жить —
В свободном слове есть отрада.
Но был ли я причастен ей?
Ах, в годы юности моей,
Печальной, бескорыстной, трудной,
Короче — очень безрассудной,
Куда ретив был мой Пегас!
Не розы — я вплетал крапиву
В его размашистую гриву
И гордо покидал Парнас.
Без отвращенья, без боязни
Я шел в тюрьму и к месту казни,
В суды, в больницы я входил.
Не повторю, что там я видел.
Клянусь, я честно ненавидел!
Клянусь, я искренно любил!
И что ж. мои послышав звуки,
Сочли их черной клеветой;
Пришлось сложить смиренно руки
Иль поплатиться головой.
Что было делать? Безрассудно
Винить людей, винить судьбу.
Когда б я видел хоть борьбу,
Бороться стал бы, как ни трудно,
Но. гибнуть, гибнуть. и когда?
Мне было двадцать лет тогда!
Лукаво жизнь вперед манила,
Как моря вольные струи,
И ласково любовь сулила
Мне блага лучшие свои —
Душа пугливо отступила.
Но сколько б не было причин,
Я горькой правды не скрываю
И робко голову склоняю
При слове «честный гражданин».
Тот роковой, напрасный пламень
Доныне сожигает грудь,
И рад я, если кто-нибудь
В меня с презреньем бросит камень.
Бедняк! и из чего попрал
Ты долг священный человека?
Какую подать с жизни взял
Ты — сын больной больного века.
Когда бы знали жизнь мою,
Мою любовь, мои волненья.
Угрюм и полон озлобленья,
У двери гроба я стою.

Ах! песнею моей прощальной
Та песня первая была!
Склонила Муза лик печальный
И, тихо зарыдав, ушла.
С тех пор не часты были встречи:
Украдкой, бледная, придет
И шепчет пламенные речи,
И песни гордые поет.
Зовет то в города, то в степи,
Заветным умыслом полна,
Но загремят внезапно цепи —
И мигом скроется она.
Не вовсе я ее чуждался,
Но как боялся! как боялся!
Когда мой ближний утопал
В волнах существенного горя —
То гром небес, то ярость моря
Я добродушно воспевал.
Бичуя маленьких воришек
Для удовольствия больших,
Дивил я дерзостью мальчишек
И похвалой гордился их.
Под игом лет душа погнулась,
Остыла ко всему она,
И Муза вовсе отвернулась,
Презренья горького полна.
Теперь напрасно к ней взываю —
Увы! Сокрылась навсегда.
Как свет, я сам ее не знаю
И не узнаю никогда.
О Муза, гостьею случайной
Являлась ты моей душе?
Иль песен дар необычайный
Судьба предназначала ей?
Увы! кто знает? рок суровый
Всё скрыл в глубокой темноте.
Но шел один венок терновый
К твоей угрюмой красоте.

«Анализ стихотворения Н. А. Некрасова «Внимая ужасам войны…»»

Николай Алексеевич Некрасов — поэт удивительно проникновенной лиричности, глубокой теплоты и нежности. Его стихи, чаще грустные и мелодичные, напоминают народные песни, рассказывающие о жизни простого человека, его страданиях и печалях. Стихотворение «Внимая ужасам войны…», посвященное Крымской войне 1853—1856 годов, звучит поразительно современно. Проходят годы и десятилетия, века сменяют друг друга, а мир людей удивительно постоянен в своих заблуждениях. Войны не прекращаются на земле, они стали кровопролитнее, страшнее, чем виденные поэтами и писателями XIX века.

С первой же строки слышится бескомпромиссное отношение художника к войне — бессмысленной бойне, которую можно и должно избежать:

Внимая ужасам войны,

При каждой новой жертве боя…

Отлично разумея и понимая причину этого страшного явления, люди не хотят его остановить. И льют «святые, искренние слезы» совершенно неповинных, беззащитных и слабых. Наверное, мир сошел с ума, если ничему не учится, а продолжает платить страшную цену молодыми людьми, еще не пожившими, не успевшими порадоваться бытию, мальчиками, идущими на смерть, не успевшими даже оставить о себе существенную память. Читая стихотворение Н. А. Некрасова «Внимая ужасам войны…», поражаешься его универсальности. Произведение поразительно своевременное, оно напоминает живущим о непреходящей ценности жизни, кажется, только матери, дающие жизнь, понимают ее святое назначение. А безумцы, втягивающие новые поколения в войны, ничего не хотят понимать. Не слышат голоса разума. Скольким российским матерям близко и понятно это стихотворение:

Одни я в мире подсмотрел

Святые, искренние слезы —

То слезы бедных матерей!

Им не забыть своих детей,

Погибших на кровавой ниве…

Небольшое, всего в 17 строчек, стихотворение поражает глубиной гуманизма, заключенного в нем. Язык поэта лаконичен и прост, нет развернутых и сложных метафор, лишь точные эпитеты, подчеркивающие замысел художника: дела — «лицемерные», раз не ведут к прекращению войн, лишь слезы «искренние», и искренни они «одни», все остальное — ложь. Страшно заключение поэта, что забудет и друг, и жена — их он также причисляет к «лицемерному» миру.

Заканчивается стихотворение сравнением в фольклорном стиле матерей с поникшей плакучей ивой. Использование фольклорного образа сообщает произведению обобщающее значение: не об одной Крымской войне оно — обо всех, после которых рыдают матери и сама природа:

Не поднять плакучей иве

Своих поникнувших ветвей…

Стихотворение написано от первого лица, такая форма позволяет автору обращаться к читателям как к близким людям, хорошо понимающим то, о чем поэт хочет им сказать. Это послание из его далека в наше неспокойное и тяжелое время.

Тема сострадания народу проходит через все творчество Некрасова. Особенно тяжела доля русской женщины. В поэзии Некрасова женщина обречена на несправедливость, на несчастную судьбу. Помимо прочих несчастий на ее долю выпадает горе от потери детей. В стихотворении «Внимая ужасы войны», написанном ямбом, Некрасов больше всего жалеет матерей, потерявших своих сыновей: «Один я в мире подсмотрел святые, искренние слезы – то слезы бедных матерей». Главным достоинством русской женщины Некрасов считает ее способность быть настоящей, чуткой матерью: «Им не забыть своих детей, погибших на кровавой ниве, как не поднять плакучей иве своих поникнувших ветвей». В стихотворении для большей изобразительности и усиления восприятия Некрасов прибегает к эпитетам «плакучей иве» и поникнувших ветвей». Мать, как плакучая ива, оплакивает сына, поникнув головой, как поникнувшие ветви. Некрасов так образно написал это стихотворение, что читая его, всей душой проникаешься жалостью к матерям, потерявших детей.

Анализ стихотворения Николая Некрасова «Мать»

В молодые годы Н. А. Некрасов познал много горя. Заметный отпечаток на всю жизнь оставила судьба его мамы – Елены Андреевной. После возмужания, он решил написать поэму о своей горячо любимой маме. В лаконичном названии «Мать» Некрасов попытался детально раскрыть вечные темы – взаимопонимание в семье и тяжелую женскую долю в 19 веке.

Центральный образ поэму – мама Некрасова – мечтательная и добрая женщина, а также горячо любящая своего мужа – прямую противоположность ей самой. Она духовно богатая и образованная женщина, он – образованный,

Поэт, описал печальный образ женщины, сидящей целыми днями у рояля и напевающей тягостные песни о любви, надежде и доброте. «Она была певица с прекрасным голосом», – как то в одной газете поэт отозвался о маме. Впоследствии эти тягостные песни легли в основу многих его стихотворений.

В поэме Некрасов подымает тему бесправья крестьян, которым постоянно грозился пьяный

Некрасов очень любил свою маму, ведь это она познакомила его с поэтами с мировым именем. Она часто рассказывала о жизни самых поэтах, цитируя их творчество. Впоследствии, молодой Некрасов начнет писать стихотворения на разные темы, используя в качестве информативной базы, рассказанные ему стихотворения мамой.

Стоит отметить, что мало кто с поэтому так часто обращался к образу матери, как Некрасов. Очень хорошими стихотворениями о маме считаются «Родина», «Рыцарь и час», «Мать» и другие. Он всеми силами отстаивал права женщин на собственное мышление, на политические и равные материальные права. К борьбе за сравнение в правах женщин и мужчин побудили его собственные воспоминания о частых страданиях его мамы.

Впоследствии он не раз жалел о том, что в малом возрасте не мог ничего противопоставить отцу-тирану. И, по истечении времени, он решил выразить всю свою любовь и ненависть к несправедливости в прекрасном стихотворении «Мать».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: