Сочинение по произведению на тему: Я Вас любил

Нашу жизнь невозможно представить без Пушкина. Он вошел в русскую культуру не только как Поэт, но и как творец души человеческой. Он действовал самым редким инструментом — стихом, но в нем были все оттенки пушкинских переживаний, настроений, мыслей. Его стихи — остановившееся вдохновение, замершее для

того, чтобы, перелившись в нас, ожить снова. Такую магическую, особенную силу имеет

любовная лирика Пушкина.

Этому жанру поэт отдал дань еще в лицейские годы. Стихи его в этот период наивны, отличаются большой долей книжности, лишь в редком прозвенит настоящая слеза, настоящее, а не придуманное чувство “певца любви, певца своей печали”. И только когда души поэта коснулось настоящее чувство, когда он познал его глубину, стихи зазвучали

правдиво и человечно.

Любовная лирика Пушкина всегда была высокой лирикой. Земная в своей основе, она выражает очень чистое чувство, поистине духовное. Поэт считал, что поэзия унижается низкими описаниями, горячащими воображение.

Лишь юности и красоты Поклонником быть должен гений,—пишет он.

Весь строй жизни пушкинского времени был таков, что любовь занимала исключительное место в поэзии. “Науке страницы нежной” отдал дань и Пушкин, но он отличался от прочих ем, что поэтизировал предмет своей любви, выводил его на пьедестал:

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Эти стихи, как известно, посвящены А.П. Керн, реальные отношения с которой были у Пушкина неровными, не такими возвышенными, но стихи увековечили навсегда ее “небесные черты”, “голос нежный” — его божество и вдохновенье. Такая любовь воскрешала желание жить, творить, желать славы, “чтоб именем моим твой слух был поражен всечастно. ” Но за этими строчками уже другая

История любви, другая женщина.

Расставшись с Е.К. Воронцовой, Пушкин с нетерпением ждал писем, а получив, медлил расстаться с ними:

Прощай, письмо любви! прощай: она велела.

Как долго медлил я! как долго не хотела

Рука предать огню все радости любви.

Здесь каждая строчка дышит чувством, передано ощущение каждой минуты: “. вспыхнули пылают — легкий дым, ( Виясь, теряется с молением моим”. Ничего не остается, лишь пепел напоминает о былом, но и он отрада в разлуке.

Для любящего сердца все важно. Даже ненароком вырвавшееся слово. Когда А.А. Оленина ошиблась, говоря Пушкину “ты”, на другое утро он привез ей стихи:

Пустое “вы” сердечным “ты”

Она, обмолвясь, заменила;

И все счастливые мечты

В душе влюбленной возбудила.

Позже, в стихотворении “Признание”, полушутливом объяснении в любви, он разовьет эту тему:

Ах, обмануть меня не трудно!

Я сам обманываться рад.

Пушкин очень точно передает болезненное состояние безответной любви, муки ревности и резкий переход от радости к огорчению из-за малейшего пустяка.

Совсем по-другому написано стихотворение “Мадона”. Оно не так легко и игриво, поэт придал ему форму сонета, потому что это не просто признание в любви. Наконец-то Пушкин надеется обрести дом и выбрал себе невесту, Наталью Гончарову. Она отличалась нежной, акварельной красотой и напоминала Мадонну.

Исполнились мои желания.

Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,

Чистейшей прелести чистейший образец.

Став женой Пушкина, Наталья Николаевна достойно исполняла свою роль”, и он действительно любил ее: лицо, которое считал ни с чем не сравнимым, но больше всего душу своей Мадонны.

После женитьбы тема любви в лирике Пушкина звучит приглушенней, он не смеет, не может “волнениям любви бездумно предаваться”, но любуется красотой и юностью по-прежнему.

Пушкину не удалось исчерпать себя, свой могучий дар. Но то, что он написал, живет в каждом из нас, заставляя быть искренним, чутким, каким был он, когда душой начертал: “Я вас любил. ” Может быть, эти строчки помнил Тютчев, сказав:

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА ПУШКИНА.

«…Что составляет содержание мелких пьес Пушкина? Почтя всегда любовь и дружба, как чувства, наиболее обладавшие поэтом и бывшие непосредственным источником счастия и горя всей его жизни», считал В. Г. Белинский. Любовная лирика Пушкина лицейского периода написана в традициях классицизма. В ней поэт часто обращается к мифологическим образам: Купидону, Венере, Амуру, и другим. Пушкин использует традиционную форму форму любовного послания: «К Наталье» (1813 г.), «К ней» (1815 г.), «Послание Лиде» (1816 г.). Стихотворение «К Наталье» обращено к крепостной актрисе домашнего театра графа В. В. Толстого в Царском Селе. Начинается оно признанием: Так и мне узнать случилось, Что за птица Купидон: Сердце страстное пленилось; Признаюсь и я влюблен! До встречи с Натальей поэт был подобен «легкому зефиру», он смеялся «во зло Амуру», но напрасно: …Наконец и сам попался, Сам, увы! С ума сошел. Далее поэт признается, что влюблен впервые: Так, Наталья! признаюся: Я тобою полонен, В первый раз еще, стыжуся, В женстки прелести влюблен. …ты не знаешь, Кто твой нежный Селадон, Ты еще не понимаешь, Отчего не смеет он И надеяться? И раскрывает себя: Знай, Наталья! я монах. В «Послвнии Лиде» Пушкин называет свою возлюбленную «наперстницей Венеры»: Тебе приветливый поклон, Любви венок и лиры звон. В более поздних стихотворениях Пушкин обращается к романтизму. К этому периоду относятся стихотворения «Черная шаль» (1820 г.), «Погасло дневное светило…» (1820 г.), «Ночь» (1823 г.) и другие. «Черная шаль» стихотворение о несчастной любви, о горечи измены. Это печальные воспоминания, вызванные «черной шалью»: Когда легковерен и молод я был, Младую гречанку я страстно любил Трагично закончилась любовь: Я помню моленья текущую кровь, Погибла гречанка, погибла любовь! Влюбленный не смог простить измены. «Погасло дневное светило…» воспоминания о Родине, о «безумной любови», о потерянной молодости: Я вспомнил прежних лет безумную любовь И все, чем я страдал, и все, что сердцу мило, Желаний и надежд пленительный обман… Эти воспоминания несут лишь страдания, «раны сердца» неизлечимы. «Я помню чудное мгновенье» (1825 г.) обращение к А. П. Керн, но выходит за рамки обыкновенного любовного послания, так как является своего рода поэтической биографией. «Душе настало пробужденье» после духовного кризиса», и явилась любовь низменный спутник поэзии. «На холмах Грузии» (1829 г.) размышления поэта по поводу необычности и противоречивости его чувств. В начале произведения слегка намеченные поэтические образы южной природы: На холмах Грузии лежит ночная мгла, Шумит Арагва предо мною… Чувство поэта сложно и необычно, он пишет: Мне грустно и легко, печаль моя светла, Печаль моя полна тобою… В начале следующего стиха спокойное до сих пор чувство вспыхивает: Тобой, одной тобой… унынья моего Ничто не мучит, не тревожит… Любовь сопровождается уныньем, но уныньем легким, светлым. Работая над рукописью, Пушкин зачеркнул слово «унынья» и написал «мечтанья», но потом восстановил прежнее слово. Видимо, как ни странно звучала фраза, именно она точно выражала чувства поэта. Пушкин говорит, что это не новая, а прежняя любовь разгорелась в его сердце: И сердце вновь горит и любит… Поэт размышляет над особенностью своего сердца, оно любит «оттого, что не любить не может». Стихотворение существует и в другой редакции, которая, по мнению С. М. Бонди, является окончательной. «Я вас любил…» (1829 г.) воспоминания о прошедшей любви, еще не совсем угасшей в душе поэта: Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим, Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим. Сонет «Мадона» (1830 г.) (у Пушкина одно «н») посвящен будущей жене Пушкина Н. Н. Гончаровой. Поэт отождествляет невесту с Мадонной. Стихотворение проникнуто идеей гармонии и совершенства: Не множеством картин старинных мастеров Украсить я сочинение с аллсоч. ру © 2005 всегда желал свою обитель А лишь одной… …чтоб на меня с холста, как с облаков, Пречистая и наш божественный спаситель — Она с величьем, он с разумом в очах — Взирали… . Пушкин с восхищением говорит о своей невесте: …Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона, Чистейшей прелести чистейший образец. Любовь являлась спутницей поэзии Пушкина на протяжении всей его жизни. Соответственно любовная лирика является неотъемлемой частью его творчества.

Лучшие Темы сочинений:

Новые сочинения:

ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА ПУШКИНА.

Шпаргалка – готовые бесплатные школьные сочинения по литературе и русскому языку. Все сочинения имеют авторский характер. Новый сборник школьных сочинений по литературе и сюжетов произведений. Опубликовано со специалистами филологических факультетов университетов города Москвы в поддержку выпускников школ. Русскоязычные темы WP изложений.

Сочинение я вас любил любовная лирика пушкина

Любовная лирика &nbspА . С . Пушкина

А.С.Пушкин — прежде всего поэт -лирик. В своем творчестве он обращался к темам, которые больше всего волновали его: к темам любви, свободы, дружбы, творчества. В стихотворениях поэт выражал свое видение мира, свои переживания. Лирика дает наиболее полное представление об идеалах и жизненных ценностях поэта. В стихотворениях все значимо: каждый образ, каждая художественная деталь, ибо только с помощью таких приемов можно выразить все богатство и разнообразие переживаний.

Любовь для Пушкина — спутница юности. Но она сопровождает поэта всю жизнь. В своем творчестве поэт неоднократно возвращается к теме любви.

В ранний период творчества Пушкин пишет о дружеских пирушках, о радостях и разочарованиях любви. Юного поэта интересовали любовные забавы. Почти все стихотворения этого периода игривы.

Ах! Если превращенный в прах,
И в табакерке, в заточенье,
Я в персты нежные твои попасться мог,
Тогда в сердечном восхищенье,
Рассыпался на грудь под шелковый платок
И даже… может быть…
( » Красавице, которая нюхала табак » )

Так, в стихотворениях «Красавице, которая нюхала табак», «Монах», «К Наташе» все обращается в шутку, в игру. Настоящего, возвышенного душевного единства нет. Для раннего творчества Пушкина характерен жанр «легкой поэзии». Считается, что Пушкин был последователем Анакреона — греческого лирика, автора легкой и эротической поэзии.

Еще в Лицее Пушкин начинает писать в особом жанре любовной лирики — стихах в альбом. Интересно то, что поэт, не питавший обычно глубоких чувств к владелице альбома, должен был написать ей признание в любви. Пушкин обычно писал шутки в виде какого-либо парадоксального утверждения.

…Отечество почти я ненавидел —
Но я вчера Голицину увидел
И примирен с отечеством моим.
( » В альбом Голициной » )

В петербургский период Пушкин пишет любовные стихи, подобные лицейским. («О.Массон», «Как сладостно. Но боги, как опасно…»). Но появляется и нечто новое. Впервые появляется то, к чему впоследствии очень часто будет обращаться поэт: возвышенный идеал. «Где женщина не с хладной красотой, но с пламенной, возвышенной, живой?»

Почти одновременно с этим Пушкин пишет оду «Вольность». В первых же ее строчках он изгоняет «царицу Цитеры» — богиню любви Афродиту, а «изнеженную лиру» собирается «разбить», чтобы «воспеть свободу».

В петербургский период происходит постепенный переход от лицейской лирики к той новой, которая появится в южной ссылке.

Все Дориды, Лиды и Темиры для Пушкины на Юге уже в прошлом. Сам он пишет о том, что было предметом его любовной лирики, как о прошлом, от которого настоящее уже далеко:

Мне вас не жаль, года весны моей,
Протекшие в мечтах любви напрасной…
Где прежний жар и слезы вдохновенья?
Придите вновь, года моей весны!

В любовной лирике южного периода мы не найдем ничего, кроме грустного, даже трагичного. Это связано с тем, что в этот период почти все творчество поэта подчиняется законам такого литературного направления, как романтизм. Более того, подобно Байрону, Пушкин стремится сократить расстояние между собой и своим романтическим героем. Романтический герой — это беглец из несвободного и не понимающего его мира. Он изгнанник, оставивший в том мире свою любовь. Как уже говорилось, любовные стихотворения этого периода трагичны:

Все кончено: меж нами связи нет…
В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.
( » Прощанье » )

Считается, что все эти грустные мысли навевала Пушкину некая «утаенная любовь». «Утаенная любовь» подходила романтическому герою соответствовала его образу. Однако, по словам М.Н.Волконской, поэт обожал только свою музу и поэтизировал все, что видел.

Но в любовной лирике Пушкин не новатор. Он романтик. Так, в стихотворении «Я помню чудное мгновенье…» он говорит о нежном голосе, милых чертах, мятежном порыве.

Литературоведы считают, что в стихах Пушкина прослеживается унынье, тоска, но есть «чудные мгновенья», которые связаны с любовью. В период южной ссылки поэт пережил много глубоких увлечений: любовь в Собаньской, любовь к Ризнич и Воронцовой. Любовь заполняет короткое время пребывания в Одессе. В многочисленных стихотворениях, посвященных возлюбленным , созданы яркие образы любимых женщин. Однако любовь рассматривалась как чувство преходящее. Пушкин не искал вечной любви, вечной для него была только потребность любить.

Любовную лирику Пушкина после 1824 года не следует рассматривать как поэтический анализ его «донжуанского списка». В стихотворениях «На холмах Грузии…», «Я вас любил…» говорится именно о чувствах поэта, а не об отношениях, связывающих его с возлюбленными. В этих стихотворениях не стоит искать ответа на вопрос, кого имеет в виду поэт, признаваясь в искренней, нежной любви, говоря: «печаль моя полна тобою, тобой, одной тобой…». В стихотворениях нет портрета возлюбленной. Любимых женщин Пушкин часто видит сквозь дымку воспоминаний и снов. В стихотворениях отражены не только любовные переживания о Женщине как об источнике красоты, гармонии, неизъяснимых наслаждений.

В лирике Пушкина оживают его «любви пленительные сны». Это стихотворения — воспоминания. В стихотворении «Я вас любил…» все чувства уже в прошлом, вернее, поэт пишет о том моменте, когда чувство уже угасает, но еще «угасло не совсем». В его душе оживает любовь-воспоминание. То же самое происходит в душе поэта в стихотворении «На холмах Грузии…» Однако любовь оживает не только потому, что поэт вспоминает о любимой. В ней источник новых ярких переживаний.

И сердце вновь горит и любит оттого,
Что не любить оно не может.

В этом стихотворении говорится о той любви, которая вдохновляла поэта.

Любовь для Пушкина-лирика становится предметом высокой поэзии. Она словно выведена за пределы быта, житейской «прозы». «Стихотворения, коих цель горячить воображение любострастными описаниями, унижают поэзию,» — говорит Пушкин.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Любовная лирика Пушкина

В. Г. Белинский считал, что любовное чувство Пушкина — «это не просто чувство человека, но чувство человека-художника, человека-артиста. Есть постоянно что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».

Среди шедевров любовной лирики Пушкина особенно выделяются три стихотворения: «Я помню чудное мгновенье. » (1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла. » (1829) и «Я вас любил. » (1829).

Первое из них имеет конкретный адресат: оно посвящено Анне Петровне Керн и печатается постоянно с вынесенным в заглавие криптонимом «К. «. В основу его положены реальные факты биографии Пушкина. Еще в 1819 году на званом вечере в доме Оленина в Петербурге Пушкин встретился с молодой красави цей А. П. Керн. На юного поэта эта саммит произвела глубокое ощущение. Затем начались годы ссылки — сперва на юг, потом в Михайловское. Пушкин, конечно, забыл об этой случайной, эпизодической встрече. Летом 1825 года А. П. Керн приехала в гости к своей тетушке П. А. Осиповой, усадьбу которой в Тригор-ском Пушкин регулярно посещал. Встретив в этом месте А. П. Керн, поэт вспомнил о старом, мимолетном знакомстве. А когда 19 июля 1825 года Анна Петровна уезжала из Тригорского, Пушкин приехал и вручил ей на прощание эти стихи. А. П. Керн обратила чуткость на некоторое замешательство поэта в момент их вручения: «Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он длительно на меня смотрел, потом судорожно вырвал и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове, не знаю».

Замешательство поэта не было случайным. Вероятно, Пушкин не хотел, чтобы эти стихи воспринимались биографически-приземленно, как портрет Анны Петровны Керн и как описание истории их отношений. Житейские факты, на которые мы указали, явились для Пушкина лишь первотолчком к созданию стихотворения о святыне любви и ее роли в судьбе человека. Ведь обращены они к «гению чистой красоты» — образу высокому, небесному, взятому Пушкиным из стихотворения Жуковского «Лалла Рук». Учитель Пушкина, как мы знаем, говорил в нем о божественном происхождении красоты, которая, как благодать, посещает душу человека только в чистые мгновения его бытия. «Пушкин,— отмечает Н. Н. Скатов,— усвоил формулу Жуковского и уже в стихах изобразил неизобразимое: явленное чудо, пролетевшее видение»:

Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты.

И одновременно, следуя за Жуковским, Пушкин говорит в этом стихотворении о том, что почувствовать неземную, божественную красоту женского существа можно только пробудившеюся душой:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты.

Вся биографическая подоплека в этих стихах оказывается перевернутой и поставленной в подневольность не от житейских фактов — приехала Керн в Тригорское и разбудила уснувшее чувство Пушкина,— а от душевного состояния поэта, от способности его в минуты приливов поэтического вдохновения ощущать «небесные черты» земной красоты.

Всмотримся в композицию этого стихотворения: оно делится на три равные части по две строфы в каждой. Они взаимосвязаны товарищ с другом и в то же пора самостоятельны по смыслу.

Первая часть напоминает музыкальный аккорд — замирающий и печальный. Это прошлое о былом, чудном мгновении встречи с одухотворенной и чистой женской красотой. Отзвуки этой встречи длительно хранит суть человеческая, наперекор приливам грусти, наперекор «тревогам шумной суеты». Память о любимой, о ее нежном голосе, о милых чертах ее лица защищает от разрушительных влияний жизни, подобно ангелу-хранителю, оберегает чистоту и душевную гармонию любящего человека.

Но вот наступает мгновение, когда жизненные бури и тревоги убивают это спасительное чувство. И тогда случается томительное душевное помрачение. Гармонический аккорд отзвучал, память о любимой исчезла, суть человеческая поэта «вкушает хладный сон». Вторая часть, самая драматическая, продолжает наметившееся в первой затухание возвышенных чувств вплоть до наступления пугающей, немой тишины:

Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой звук нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Реальное биографическое пора в этом месте присутствует: порыв мятежный южной ссылки, михайловское тихое заточение. Но заметим, что и в этом месте оно поставлено в прямую подневольность от душевного состояния поэта, теряющего связь с «чудным мгновеньем», с «гением чистой красоты». Обратим чуткость на строгую симметричность в движении чувства и в первой, и во второй части. И там и тут — от кульминации — к спаду: в первой — чудо встречи и постепенно гаснущая память о нем, во второй — взрыв мятежных бурь, разрушивших душевную гармонию,— и постепенное отмирание живых сердечных движений.

Третья часть — как пробуждение от мучительного сна — построена иначе: движение в ней идет не от кульминации к спаду, а от пробуждения к нарастанию душевного подъема, стремительно восстанавливающего все утраченное и достигающего в финале ликующего, мажорного торжества:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли ещё

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Композиция стихотворения, как мы убедились, очень музыкальна. Н. Н. Скатов связывает ее «с совершенно особым типом музыкального мышления XIX века»: «оно заключает в себе не только романсность, но — симфонизм; это сложная трехчастная соната, подлинно бетховенское произведение: момент развития могучего духа с борьбой двух начал и с разрешающим, торжествующим выходом в светлый победительный финал».

Грустное и нежное прошлое, горестное сознание утраты и, наконец, торжественный взлет радости и восторга прекрасно воспроизвел М. И. Глинка в музыке своего романса, написанного уже после смерти Пушкина и посвященного дочери А. П. Керн. Но при этом, конечно, осталась за пределами музыкального выражения глубочайшая философичность пушкинского произведения, драматическая мистерия человеческого духа, достигающего в борениях с темными силами жизни светлого торжества Красоты, Правды и Добра. Эта граница содержания для своего музыкального выражения потребовала бы усилий целого симфонического оркестра.

Стихотворение «На холмах Грузии. » было написано Пушкиным в 1829 году, во пора его путешествия в Арзрум. Поэт предпринял его в довольно трудную минуту своей жизни: возобновившиеся преследования властей, безрезультатное сватовство к Н. Н. Гончаровой, сильно огорчившее влюбленного поэта. В. Ф. Вяземская, посылая это стихотворение в Сибирь М. Н. Волконской (Раевской), писала в 1830 году, что оно посвящено Пушкиным его невесте. В первой редакции, от которой поэт отказался, был глухой намек на постигшую его неудачу:

Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь

И без надежд и без желаний.

Как пламень жертвенный, чиста моя любовь

И нежность девственных мечтаний.

Во второй редакции стихотворения поэт убрал эти намеки. Ясно только, что речь идет о любви безответной, а может быть, и безнадежной. Но тем чище и бескорыстнее она у Пушкина, потому что такая любовь ничего не ждет и ничего не требует от любимой:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне печально и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой. Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце ещё горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

Стихи пронизаны просветленной и одухотворенной печалью. Она передается более того природе. Жаркую, солнечную Грузию окутала ночная мгла. Обилие полугласных, сонорных звуков «л» и

«м» при полногласном «а» пронизывает всю первую строку, затухает во второй и возобновляется с нарастанием в третьей и четвертой. Ласкающее «л» буквально обволакивает всю первую строфу, определяя ее звуковую доминанту.

Вторая строфа открывается настойчивым и тревожным повторением-призывом «Тобой, одной тобой. «, в котором особенно впечатляет это трижды звучащее «ой» как стон, как призыв, как последняя надежда. А дальше, по контрасту, появляется тяжелое слово «уныние», которое смягчается во второй строке указанием на то, что это уныние просветленное, так как его уже «ничто не мучит, не тревожит». Боль безответного чувства ещё существует, но она не властна, она не способна убить высокую, духовную любовь. Финальные две строки — утверждение и торжество этой любви наперекор всем препятствиям и невзгодам.

В. Г. Белинский писал, что Пушкин «ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна; она умиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пушкина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».

Поражает какая-то целомудренная стыдливость и простота поэтической речи Пушкина, чуждающейся метафор, ярких эпитетов и прочих специальных украшений. У него поют сами слова, сочетания слов, сочетания не придуманные, не навязанные языку поэтом, а зэки в самой его природе. И эта мелодия слов и словосочетаний порождает дополнительные поэтические смыслы безусловно, непреднамеренно и непроизвольно.

Эта особенность пушкинской лирики ярче всего, пожалуй, проявляется в стихотворении 1829 года «Я вас любил. «: Я вас любил: любовь ещё, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим.

По высоте и чистоте нравственного чувства этим стихам трудно подобрать аналогию как в русской, так и во всей мировой литературе. Пушкин поднимается в них над эгоизмом любви, соприродном этому чувству, которое постоянно сопровождается ревнивым отношением к любимому человеку. Пушкин поднимается над ревностью легко и свободно, без всякого самоотречения и самоподавления, демонстрируя в этом месте редчайшую щедрость своей

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: