Сочинение по повести Чехова «Невеста»

Мотив ухода явился центральным и для последнего прозаического произведения Чехова— «Невеста» (1903). Жизнь героини повести, Нади, складывается вполне благополучно: она молода, красива, собирается выйти замуж. Но постепенно’ она начинает замечать в мелочах быта, в будничной повседневности пошлость, обман, ограниченность; в ней нарастает беспокойство, возникает твердое желание изменить свою жизнь. Под влиянием художника Саши Надя решается бросить дом, родных, жениха. То, о чем раньше только мечталось чеховским героям, получает в «Невесте» полное осуществление. Мотив прозрения и мотив ухода объединяются. Существенно, что Надя явно «перерастает» Сашу (хотя и признает, что многим ему обязана). Она начинает его воспринимать как нечто «отжившее, старомодное, давно спетое». Перед, ней раскрывается «жизнь новая, широкая, просторная», хотя и не вполне ясная.

Характерное для многих героев Чехова стремление вырваться на волю сравнивается в «Невесте» с уходом в «казачество». Сравнение это придает образу героини несомненную глубину, соотнося ее решение «с историческим и легендарным прошлым, с вечными устремлениями молодости». Но устремленность Нади к будущему лишена какой бы то ни было конкретности: это, скорее, символ самой идеи новой жизни. Для Чехова главное состояло не столько в том, куда именно хотят уйти его герои, сколько то, от чего они стремятся уйти. Писатель избегал четких и однозначных прогнозов, особенно там, где будущее представлялось смутным и неясным не только его героям, но и ему самому. Так, «Дама с собачкой» заканчивалась словами о том, что «самое сложное и трудное только еще начинается». И в «Невесте» романтические мечты Нади о жизни, полной тайн, сопровождаются более сдержанным комментарием автора, который сообщал, что его героиня, «живая, веселая, покинула город — как полагала, навсегда». В этом «как полагала» выражена вся мера осторожности Чехова, всегда предупреждавшего читателей о той трудной и сложной борьбе, которую необходимо вести, чтобы жизнь в действительности стала широкой и просторной. Исследуя основные этапы эволюции Чехова, Г. А. Бялый писал:

  • «От веселого смеха над несообразностями жизни в ранний период деятельности, от горестного удивления перед вопиющими несообразностями и алогизмами яшзненного уклада — в средний период — к ощущению необходимости и возможности «перевернуть» жизнь в последние годы XIX в. и в первые годы XX столетия — такова последовательность и логика творческого развития Чехова, отразившая движение русской истории от периода реакции 80-х годов к эпохе первой русской революции».

Понравилось сочинение » Сочинение по повести Чехова «Невеста» , тогда жми кнопку of your page —>

Самые популярные статьи:

Домашнее задание на тему: Сочинение по повести Чехова «Невеста».

Невеста [2/2]

Приехала Надя в свой город в полдень. Когда она ехала с вокзала домой, то улицы казались ей очень широкими, а дома маленькими, приплюснутыми; людей не было, и только встретился немец-настройщик в рыжем пальто. И все дома точно пылью покрыты. Бабушка, совсем уже старая, по-прежнему полная и некрасивая, охватила Надю руками и долго плакала, прижавшись лицом к ее плечу, и не могла оторваться. Нина Ивановна тоже сильно постарела и подурнела, как-то осунулась вся, но всё еще по-прежнему была затянута, и бриллианты блестели у нее на пальцах.
— Милая моя! — говорила она, дрожа всем телом. — Милая моя!
Потом сидели и молча плакали. Видно было, что и бабушка и мать чувствовали, что прошлое потеряно навсегда и безвозвратно: нет уже ни положения в обществе, ни прежней чести, ни права приглашать к себе в гости; так бывает, когда среди легкой, беззаботной жизни вдруг нагрянет ночью полиция, сделает обыск, и хозяин дома, окажется, растратил, подделал, — и прощай тогда навеки легкая, беззаботная жизнь!
Надя пошла наверх и увидела ту же постель, те же окна с белыми, наивными занавесками, а в окнах тот же сад, залитый солнцем, веселый, шумный. Она потрогала свой стол, постель, посидела, подумала. И обедала хорошо, и пила чай со вкусными, жирными сливками, но чего-то уже не хватало, чувствовалась пустота в комнатах, и потолки были низки. Вечером она легла спать, укрылась, и почему-то было смешно лежать в этой теплой, очень мягкой постели.
Пришла на минутку Нина Ивановна, села, как садятся виноватые, робко и с оглядкой.
— Ну, как, Надя? — спросила она, помолчав. — Ты довольна? Очень довольна?
— Довольна, мама.
Нина Ивановна встала и перекрестила Надю и окна.
— А я, как видишь, стала религиозной, — сказала она. — Знаешь, я теперь занимаюсь философией и всё думаю, думаю. И для меня теперь многое стало ясно, как день. Прежде всего надо, мне кажется, чтобы вся жизнь проходила как сквозь призму.
— Скажи, мама, как здоровье бабушки?
— Как будто бы ничего. Когда ты уехала тогда с Сашей и пришла от тебя телеграмма, то бабушка, как прочла, так и упала; три дня лежала без движения. Потом всё богу молилась и плакала. А теперь ничего.
Она встала и прошлась по комнате.
«Тик-ток. — стучал сторож. — Тик-ток, тик-ток. »
— Прежде всего надо, чтобы вся жизнь проходила как бы сквозь призму, — сказала она, — то есть, другими словами, надо, чтобы жизнь в сознании делилась на простейшие элементы, как бы на семь основных цветов, и каждый элемент надо изучать в отдельности.
Что еще сказала Нина Ивановна и когда она ушла, Надя не слышала, так как скоро уснула.
Прошел май, настал июнь. Надя уже привыкла к дому. Бабушка хлопотала за самоваром, глубоко вздыхала; Нина Ивановна рассказывала по вечерам про свою философию; она по-прежнему проживала в доме, как приживалка, и должна была обращаться к бабушке за каждым двугривенным. Было много мух в доме, и потолки в комнатах, казалось, становились всё ниже и ниже. Бабуля и Нина Ивановна не выходили на улицу из страха, чтобы им не встретились отец Андрей и Андрей Андреич. Надя ходила по саду, по улице, глядела на дома, на серые заборы, и ей казалось, что в городе всё давно уже состарилось, отжило и всё только ждет не то конца, не то начала чего-то молодого, свежего. О, если бы поскорее наступила эта новая, ясная жизнь, когда можно будет прямо и смело смотреть в глаза своей судьбе, сознавать себя правым, быть веселым, свободным! А такая жизнь рано или поздно настанет! Ведь будет же время, когда от бабушкина дома, где всё так устроено, что четыре прислуги иначе жить не могут, как только в одной комнате, в подвальном этаже, в нечистоте, — будет же время, когда от этого дома не останется и следа, и о нем забудут, никто не будет помнить. И Надю развлекали только мальчишки из соседнего двора; когда она гуляла по саду, они стучали в забор и дразнили ее со смехом:
— Невеста! Невеста!
Пришло из Саратова письмо от Саши. Своим веселым, танцующим почерком он писал, что путешествие по Волге ему удалось вполне, но что в Саратове он прихворнул немного, потерял голос и уже две недели лежит в больнице. Она поняла, что это значит, и предчувствие, похожее на уверенность, овладело ею. И ей было неприятно, что это предчувствие и мысли о Саше не волновали ее так, как раньше. Ей страстно хотелось жить, хотелось в Петербург, и знакомство с Сашей представлялось уже милым, но далеким, далеким прошлым! Она не спала всю ночь и утром сидела у окна, прислушивалась. И в самом деле, послышались голоса внизу; встревоженная бабушка стала о чем-то быстро спрашивать. Потом заплакал кто-то. Когда Надя сошла вниз, то бабушка стояла в углу и молилась, и лицо у нее было заплакано. На столе лежала телеграмма.
Надя долго ходила по комнате, слушая, как плачет бабушка, потом взяла телеграмму, прочла. Сообщалось, что вчера утром в Саратове от чахотки скончался Александр Тимофеич, или, попросту, Саша.
Бабушка и Нина Ивановна пошли в церковь заказывать панихиду, а Надя долго еще ходила по комнатам и думала. Она ясно сознавала, что жизнь ее перевернута, как хотел того Саша, что она здесь одинокая, чужая, ненужная и что всё ей тут ненужно, всё прежнее оторвано от нее и исчезло, точно сгорело и пепел разнесся по ветру. Она вошла в Сашину комнату, постояла тут.
«Прощай, милый Саша!» — думала она, и впереди ей рисовалась жизнь новая, широкая, просторная, и эта жизнь, еще неясная, полная тайн, увлекала и манила ее.
Она пошла к себе наверх укладываться, а на другой день утром простилась со своими и, живая, веселая, покинула город — как полагала, навсегда.

Как я понимаю название рассказа Чехова «Невеста»

Чехов жил в иную пору, и это сказалось на интерпретации образа. У Чернышевского «невеста» олицетворяла утопический идеал революционной демократии. Чехов придал традиционному представлению о девичьей чистоте нечто земное: Надя действительно невеста, аллегории (то есть иносказания) здесь нет, и в то же время это — ее неосуществившееся назначение; потому ее и дразнят озорные мальчишки с соседнего двора: «Невеста! Невеста!» Заглавие рассказа — если рассматривать его, имея в виду этот разрыв с женихом и мальчишеские возгласы — звучит иронически. Если же связать его с истинным жизненным назначением Нади, найденным ею вне прежней среды и быта (и вне навязываемого ими назначения), то это заглавие приобретает глубокий символический смысл: невеста-это молодое существо с чистой душой, и у нее впереди новая, прекрасная жизнь.

Невеста всегда на пороге перемен, всегда в ожидании нового. И если у Тургенева в знаменитом стихотворении в прозе «Порог» девушка-красавица готова перешагнуть высокий порог, за которым ее ожидает холод, тюрьма, может быть, даже разочарование и смерть, то на смену этому поэтическому идеалу «невесты», готовой на героический подвиг самопожертвования, у Чехова является конкретная девушка, которая вовсе не жертвует собой во имя счастья других, а отказывается от жизни, ставшей ей ненавистной. Кто знает, может быть, ее тоже ждет и холод и голод, но пока она одушевлена идеей новой, осмысленной жизни и не думает о расплате за свою смелость. Поэтому так радостно и просто, без сознания героизма своего жизненного шага, она расстается навсегда с родным домом в конце рассказа. Символ Чехова не имеет аллегорического или романтического характера. Он крепко связан с реальной действительностью, в которой жил и писал этот художник, завершивший своей деятельностью эпоху русского критического реализма.

Если помнить, что «Невеста» написана в годы оживления общественного движения накануне первой русской революции, то можно допустить, что автор имел в виду приобщить Надю к изменениям, происшедшим в жизни в начале 1900-х годов. Ведь Надя поехала учиться в Петербург, а петербургское студенчество ко времени, когда слагался сюжет рассказа, уже прославилось своими политическими выступлениями.

Связь образа Нади с предреволюционной атмосферой почувствовал один из самых первых читателей рассказа — В. В. Вересаев, которому Чехов показывал новое произведение еще в корректуре. Но тогда Вересаев, по его воспоминаниям, заметил Чехову: «Антон Павлович, не так девушки уходят в революцию». На это Чехов отвечал: «Туда разные бывают пути».

Правда, ни в корректурных листах, ни в раннем рукописном тексте рассказа не было указаний на «уход» Нади Шуминой в революцию. Но чеховские слова: «Туда разные бывают пути», да и оживленный тон последних строк рассказа, позволяет догадаться о деятельном и общественном потенциалах в характере героини. Но лишь догадываться. Потому что в этом рассказе Чехову был дорог сам процесс духовного выпрямления человека, а не его конкретные связи с политическими явлениями эпохи.

Сочинение на тему «Рассказ Чехова «Невеста» — анализ произведения»

Один из последних рассказов А.П.Чехова «Невеста», вопреки неизлечимой болезни писателя и эпохе «безвременья», переполнен радужными мечтами, надеждами, что молодые умные, талантливые люди переменят мир к лучшему. Главная героиня Надя Шумина, казалось бы, имела все для счастливой жизни. У нее были любящие мать, бабушка, ей ни в чем не отказывали. Она собиралась замуж за красивого Андрея, для молодых уже готов дома, в котором главным украшением была картина, изображающая «нагую даму». Бабушка в приданное за любимой внучкой давала одних только шуб шесть штук, «и самая дешевая из них, по словам бабушки, стоила триста рублей». Надя жила ни о чем, не задумываясь, все ей казалось правильным. Накануне свадьбы приезжает Саша, «сын дальней родственницы бабушки». Он появился в доме Нади не в первый раз и не в первый раз заводил разговор о том, что ее жизнь бессмысленна, а существование бесполезно, но только сейчас его слова заставили героиню задуматься.

Саша замечал то, что Наде казалось таким привычным: «»Сегодня утром рано зашел я к вам на кухню, а там четыре прислуги спят прямо на полу, кроватей нет, вместо постелей лохмотья, вонь, клопы, тараканы…» Чехов последовательно показывает, как у невесты Нади открываются глаза. Ее уже не занимают однообразные вечера, с разговорами о гипнотизме и бренчаньем на рояле… Героиня вдруг поняла, что ее бабушка мучает и держит в зависимости свою невестку, мать Нади. Бабушка была очень богата, но «она каждое утро молилась, чтобы бог спас ее от разорения, и при этом плакала». А мать, всегда представляющаяся такой необыкновенной и умной, теперь кажется глупой и глубоко несчастной женщиной, вышедшей замуж без любви и теперь живущая на подачки свекрови. А Саша продолжает просвещать Надю: «…надо понять, как нечиста, как безнравственна эта ваша праздная жизнь.

Поймите же, ведь если, например вы, и ваша мать, и ваша бабулька ничего не делаете, то, значит, за вас работает кто-то другой, вы заедаете чью-то чужую жизнь, а разве это чисто, не грязно?» И Надя мысленно с ним соглашается. Все стало немилым Наде: ей не хотелось спать, потому что «лежать было очень мягко, неловко», ей неловко было глядеть на мать, бабушку… Чехов неоднократно показывает жизнь невесты как чересчур комфортабельную, слишком сытную, слишком беззаботную. Например, он несколько раз использует эпитет «жирный»: «подали большую, очень жирную индейку», «чай со вкусными, жирными сливками»… Надя вдруг поняла, что не любит Андрея, не хочет за него замуж. Пыткой обернулся для нее осмотр нового дома для новобрачных: «…она чувствовала себя слабой, виноватой, ненавидела все эти комнаты, кровати, кресла, ее мутило от нагой дамы». Ей противен ее жених, раньше казавшийся красивым и умным человеком. Теперь она увидела, что он трутень, бесполезная личность. В этом небольшом рассказе затаен великий смысл. Чтобы писать коротко о многом, нужно иметь большой талант. На нескольких страницах Чехов сумел показать, как юная девушка самоопределилась в жизни, нашла свой путь, увидела ужас той пошлой жизни, в которой она жила всю свою жизнь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector