Мое любимое стихотворение в лирике Пушкина сочинение-миниатюра

Лирика великого русского поэта А. С. Пушкина разнообразна по своей тематике и проблематике, но мне больше всего нравится любовная лирика. Для Пушкина любовь — одно из самых сильных человеческих чувств и самое естественное проявление человеческих отношений» Любовь, как и поэзия, овладевает всем существом человека, и все его внутренние силы приходят в движение. Не случайно у Пушкина любовь и поэзия — родные сестры. Все это доносит до нас стихотворение, посвященное Анне Петровне Керн «Я помню чудное мгновенье…» Да, это стихотворение знают все, о нем столько сказано и написано, что многие уже просто читают его как какую-то давно известную и «банальную» истину. Но именно в этой простоте и банальности вся сила этого стихотворения, сила всех чувств и переживаний, изображенных в нем. Это стихотворение было написано в 1825 году в период Михайловской ссылки поэта. Михайловский период составляет новый и важнейший этап в идейно-художественном развитии поэта. Именно в эту пору во весь свой богатырский рост развертывается колоссальная творческая мощь Пушкина. Именно здесь написаны и зарождаются великие полотна поэта. И поэтому такое простое стихотворение является на фоне многообразия произведений как бы невидимым и неярким. Но это только на первый взгляд. Оно именно концентрирует в себе самого Пушкина и его чувства. Ведь в это время поэт живет в «

Стихотворение А.С. Пушкина «Я вас любил: любовь еще, быть может» — восприятие, истолкование, оценка.

Любовь! Трудно представить А. С. Пушкина без любви, без особого преклонения перед женщиной. На протяжении всей истории человечества любовь являлась самым сокровенным и незабываемым чувством. В многообразии лирических тем тема любви занимает столь значительное место в творчестве А. С. Пушкина, так что поэта смело можно было бы назвать певцом этого вечного чувства. Его любовная лирика – это гимн возвышающему и облагораживающему человека чувству, это выражение безграничного уважения к женщине.

Стихотворение А. С. Пушкина «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» написано в 1829 году. В нем выражено удивительное по чистоте и подлинной человечности чувство, которое в данном стихотворении является смыслом жизни для лирического героя.

Это стихотворение посвящено Анне Алексеевне Олениной. Она привлекала поэта изяществом и грацией, а ещё больше остроумием и находчивостью. Вяземский иронизировал по поводу нового увлечения своего друга: «Пушкин думает и хочет вручить мыслить другим, что он в нее влюблен».

Чего искал Пушкин в своем чувстве к юной Олениной, чем могла привлечь его эта девица, не затмевавшая соперниц ни красотой, ни блеском ума, ни особыми талантами? Скорее всего, сердечное влечение поэта было связано с желанием найти нравственную опору, повстречать у избранницы самоотверженное ответное чувство. Он наделял ее в своем воображении теми чертами возвышенной женственности и самоотверженности, которые так ослепительно проявились в женах декабристов, поразивших всю Россию своей готовностью разделить с мужьями ссылку в Сибирь.

Неразделенная любовь поэта лишена всякого эгоизма. Он по-настоящему любит эту женщину, заботится о ней, не хочет тревожить и печалить ее своими признаниями, желает, чтобы любовь ее будущего избранника была такой же искренней и нежной, как любовь самого поэта:

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

Однако чувство отвергнутой любви остается высоким. Поэт не перестает употреблять слова «Я вас любил». В первом четверостишии герой вспоминает об угасшей любви, скорее всего безответной. Надо отметить, что эта любовь ещё осталась у него в сердце: «В душе моей угасла не совсем».

Поэт одушевляет чувство, он использует глагол в форме прошедшего времени («любил»), чтобы показать, что любовь прошла, ее больше не вернуть. Однако его любовь чиста и бескорыстна. В своей любви автор великодушен: «Но пусть она вас больше не тревожит».

Какие средства художественной выразительности использует автор в этом стихотворении? В создании эмоциональной напряженности большую роль играет трехкратное повторение словосочетания «Я вас любил…», а также синтаксический параллелизм (повторы однотипных конструкций): «безмолвно», «безнадежно», «то робостью, то ревностью», «так искренно, так нежно». Эти повторы создают многообразие лирического волнения и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога.

В стихотворении автор использует прием аллитерации. В первой части стихотворения повторяется согласный звук «л», придающий нежность и печальность:

Я вас любил: любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем…

А во второй части мягкий «л» меняется на сильный, резкий звук «р», символизирующий разрыв:

…То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно…

Гармоничность и музыкальность стихотворению придают пятистопный ямб с пиррихиями и точные, простые рифмы, а также отсутствие переносов, совпадение синтаксической структуры словосочетаний и предложений со стихотворной строкой. В стихотворении Пушкин использует перекрестную как мужскую, так и женскую рифму: «может – тревожит», «совсем – ничем».

Стихотворение «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» — ослепительный психологический эскиз состояния поэта. Пушкинская лирика пронизана оптимизмом, верой в жизнь, в духовные возможности человека, в его способность любить и дарить любовь. Белинский, отмечая просветленный и одухотворенный характер творчества великого поэта, сказал, что его стихи – это «лелеющая душу гуманность».

Сочинение на тему мое любимое стихотворение пушкина

» Лелеющая душу гуманность » &nbspв поэзии &nbspА . С . Пушкина

О лирике Пушкина говорить трудно. Как объединить вместе несколько сот таких разных во всех отношениях стихотворений? Стихотворений, объединяемых, кажется, лишь одним — именем автора — Пушкина? Решить эту задачу помогает сам Пушкин. Есть у него произведения, дающие своеобразный ключ к многообразию его лирики, неизменно сопровождавшей его на протяжении его жизненного и творческого пути. Одно из них — новелла «Египетские ночи» (1835). В ней русский поэт Чарский дает приезжему гастролеру-итальянцу тему для стихотворной импровизации: «Поэт сам избирает предметы для своих песен; толпа не имеет права управлять его вдохновением». Чарский тяжело переживает мучительную зависимость от читателей, требующих, чтобы поэзия поучала и воспитывала их, и желает найти поддержку в своих сомнениях у итальянского импровизатора. В стихотворении, произнесенном итальянцем, поэт объясняет бесцельность, с точки зрения толпы, своей деятельности тем, . что ветру и орлу. И сердцу девы нет закона. Таков поэт, как Аквилон, Что хочет, то и носит он. И далее итальянец говорит о «быстроте впечатлений», которые производит на поэта окружающий мир. Такое же понимание деятельности поэта содержится в стихотворении «Эхо» (1831 год). Всякое впечатление бытия порождает в творческом сознании поэта «отклик», «ответ»: Тебе ж нет отзыва. Таков ты и поэт! — заканчивает Пушкин стихотворение, уподобляя поэта-лирика эху. Что поэт здесь имеется в виду лирический, ясно из перечисления «впечатлений»: охота на зверя, гром, пение девы, буря и водные валы, сельские пастухи — все это темы для лирика и, отметим, с известной точки зрения, темы весьма мелкие. Ведь здесь нет ни политики, ни морали того, что бы воспитывало, в недостатке чего упрекали Пушкина и критики — декабристы, и критики — охранители, а после смерти поэта и революционные демократы, особенно Писарев. Лирическая стихия пронизывает все крупные стихотворные формы Пушкина, поэтому и «Руслан и Людмила», и «Евгений Онегин», и «Домик в Коломне» вызывали упреки в болтовне, отсутствии связи прекрасных картин, отсутствии общей мысли. Но есть и лирика, тем более пушкинская.

Все проявления жизни равны перед поэтом и равно достойны стать предметом его лирического шедевра. В этом смысл прекрасной фразы из 5-й статьи Белинского о Пушкина: «Общий колорит поэзии Пушкина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность». Последнее слово в обыденной речи часто понимают мелко: как доброе, милосердно-жалостливое отношение к человеку. Это верно, но за что? почему? Вот определение гуманности из новейшего философского словаря: «гармоническое развитие свойственных человеку ценностных способностей чувства и разума», «высшее культурное и нравственное развитие» их «в эстетически законченную форму». Т.е. гуманность — это красота, формула Белинского тафталогична, красота оказала лелеющее действие на душу критика-демократа. И он прав и глубок в своем определении: ценностные способности чувства и разума поэта — вот источник многообразия пушкинской лирики, уникальная способность Пушкина самый ничтожный и низкий предмет возвести в перл создания.

Я считаю, что разговор о лирике Пушкина по «темам»: тема дружбы, тема свободы и т.д. — неплодотворен, ибо он обязательно избирателен. При тематическом подходе полнота пушкинской личности, беззаконная свобода, с которой он переходил от темы к теме, пропадают. 06 этом же свидетельствует и применение к Пушкину понятия «лирический герой». Если понимать под этим литературоведческий термин, то в лирике Пушкина лирического героя нет. Лирический герой предполагает наличие в лирике поэта единства авторского сознания, его сосредоточенность на определенном круге проблем, настроений и т.п. Но главное, что личность — не только субъект, но и объект произведения, его тема. Для Пушкина — лирика, такая сосредоточенность на теме собственного Я не характерна, в отличие от Тютчева, Фета и особенно Лермонтова. Для Пушкина его собственное Я — одна из тем, одно из проявлений равноценного во всех своих направлениях мира. Сказать, каков был человек, написавший «Поэт!» («Поэт! не дорожи любовию народной»), «К вельможе», «Бесы», «Элегию» («безумных лет угасшее веселье»), «Ответ Анониму» «Миг вожделенный настал» (берем подряд стихи 1830 года), на основании содержания этих стихов невозможно, ибо здесь не видно единства личности. Точнее, оно есть, но самое общее — носитель творческого сознания, субъектная призма, обладатель «магического кристалла», или вот еще пушкинская формула: «Все волновало нежный ум». Зато у Лермонтова, Блока, дореволюционного Маяковского единый лирический герой проявлен вполне определенно.

Анализ одного стихотворения, выбранного из множества, начинается с обоснования этого выбора. Трудно поверить современному школьнику или абитуриенту, заявляющему: «Мое любимое стихотворение Пушкина — «К Чаадаеву» — и начинающему его «анализировать». Поэтому мы предложим в качестве образца анализа «взрослое» стихотворение Пушкина, о котором вряд ли упоминают в школе, но для такого анализа важно, чтобы выбравшая лирическая миниатюра «говорила» уму и сердцу интерпретатора, ведь индивидуальность проявляется прежде всего в непосредстаенном отношении.

В 30-е годы Пушкин мало печатал стихотворений, выходил к читателю как прозаик, драматург, историк, журналист и критик. Лирика этого времени стала известна лишь после смерти поэта. Осталось в рукописях и стихотворение, начинающееся строкой «Не дорого ценю я громкие права» и имеющее взятый Пушкиным в скобки заголовок — «Из Пиндемон-ти». Пиндемонти — современный Пушкину итальянский поэт, и заголовок указывает, что стихотворение или его основные идеи заимствованы. Но исследователи не нашли у Пиндемонти ничего подобного пушкинской миниатюре. Выходит, что поэт, даже не собираясь публиковать стихотворение, даже в рукописи, для себя стремился замаскировать, ослабить свое авторство, отвести его от себя хоть частично, настолько необычно и содержание стихотворения. О чем же оно? О свободе, но понимание ее вовсе не такое, как в вольнолюбивых стихах 15-летней давности. Там свобода прежде всего политическая. «Из Пиндемонти» даже сейчас поражает откровенностыо проповедуемой в нем полной аполитичности и поэта и человека. И выясняется удивительная вещь: как современно звучит стихотворение далекого 1836 года в наших нынешних перестройках и потрясениях! Пушкин начинает с отрицания ценности Декларации прав человека, от которой и сейчас в нашей стране продолжает «не одна кружиться голова». Поэта абсолютно не соблазняет власть как самодержавная, так и парламентско-демократическая. И даже свобода слова вызывает лишь презрительную насмешку: «печать морочит слухов». Тогдашняя цензура вряд ли разрешила стихотворение. Стихотворение редко упоминалось и в массовых пушкиноведческих изданиях при Советской власти.

Итак, свобода от политики, от властей, от народа, от средств массовой информации. «Иные, лучшие мне дороги права; (Иная, лучшая потребна мне свобода». Какая же? -Свобода честного человека. Такой человек эгоистичен, он желает «себе лишь одному Служить и угождать», своим прихотям. Этот желанный, но так и не обретенный поэтом идеал жизни пронизывает все мысли Пушкина в последние годы жизни. Но каковы же эти «прихоти»? А вот в них-то и светит нам «лелеющая душу гуманность» нашего национального гения. Служить себе, по мысли Пушкина, значит лелеять в себе частицу эстетического идеала, искру божественной красоты. Для этого поэт, никогда не покидавший пределов отечества, требует свободы передвижения («скитаться здесь и там»), чтобы иметь возможность все время, всю жизнь наслаждаться красотами природы и умиляться творениями искусства. «Вот счастье! вот права. » — обрывает он последнюю строчку. Написанное 6-стопным ямбом с парной рифмовкой («александрийским» стихом) стихотворение публицистично. В нем много высокой общественно-политической лексики, но в контексте иронически сниженных, почти бранных речений (сладкая участь, морочить слухов, чуткая цензура, балагур, ливрея, гнуть шею) она получает безусловно отрицательную оценочную окраску, которую замыкает известная гамлетовская формула: «Слова, слова, слова». Поэтому традиция гражданской лирики, политической сатиры, к которой тяготеет стихотворение в жанровом отношении, фактически отрицается Пушкиным как в ее декабристском (Рылеев, Кюхельбекер), так и последекабрьском («Дума» Лермонтова) в вариантах. Тем не менее ораторское начало этой поэзии играет решающую роль в синтаксическом строе «Из Пиндемонти»: вторая «позитивная» часть стихотворения открывается стихотворными переносами — анжамбманами: Никому /Отчета не давать. ; самому/ Служить и угождать; для власти, для ливреи/Не гнуть. В стихотворении наглядно проявляется важнейшая черта стилистики позднего Пушкина: соединение высокого и низкого, но не как смесь, а синтез этих начал в новое качество пушкинского стиля так удивил его современников.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Это свободная энциклопедия школьных сочинений. Наша цель – ОБЛЕГЧИТЬ написание сочинений по русской литературе. Мы производим обмен РЕАЛЬНЫМИ сочинениями школьников с 5 по 11 классы. Узнать как происходит ОБМЕН вы можете ЗДЕСЬ

  • Автор: А. С. Пушкин
  • Произведение: Стихотворения Пушкина
  • Это сочинение списано 82 440 раз

Перебрав множество произведений А.С. Пушкина, я случайно наткнулась на стихотворение «Не дай мне бог сойти с ума…», и меня сразу привлекло яркое и эмоциональное начало, обращающее на себя внимание читателя.

В этом стихотворении, кажущемся простым и понятным и понятным, как и многие другие творения великого классика, легко можно увидеть переживания творца, истинного, свободного разумом поэта – переживания и мечты о свободе. А во времена написания этого стихотворения свобода мысли и слова строжайше наказывалась обществом и властью. Известны и случаи из истории, когда свободомыслящий человек объявлялся сумасшедшим, как, например, П.Я. Чаадаев, с которым А.С. Пушкин был лично знаком; Чаадаев был первым, кого в России объявили сумасшедшим по политическим причинам. Возможно, именно этот случай вдохновил Пушкина к созданию этого стихотворения. Также в год, когда это стихотворение было написано, автор находился в Петербурге, под жестким контролем властей, и можно предположить, что в этот момент его творчество выражало безысходность и бессилие в борьбе с царизмом.

Вольность слова А.С. Пушкин в этом стихотворении сравнивает со свободой физической: он резво пускается в темный лес, заслушивается волн, полон счастья, глядит в пустые небеса, он сравнивает себя с вихрем, ломающим леса и разрывающим поля. Мне кажется, что в этой фразе, в этом сравнении автор сопоставляет стихотворство, наносящее удары по самодержавию, с ураганом, неистовым и сокрушительным, в своей силе не осознающем опасности.

А опасность эта есть, и очень серьезная, ведь, как мы знаем из биографии Пушкина, власти, недовольные его стихами, всегда находили способ заставить замолчать, — ссылкой ли, унизительными ли приказами…

…И страшен будешь как чума,
Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака…

Однако А.С. Пушкин в первой строфе отмечает, что он не дорожит своим разумом, и его страшат только наказание, потеря друзей, позор и одиночество.

Яркое, эмоциональное начало стихотворения, призыв высшей силы, бога, для того, чтобы отгородиться от столь желанного «сумасшествия», заставляет читателя проникнуться чувствами автора, понять самую суть переживаний. Здесь также использована анафора:

…Нет, легче посох и сума,
Нет, легче труд и глад…

Эти слова особенно подчеркивают противоречивые эмоции и отрицание своего желания «сойти с ума». А в строках

…И я б заслушивался волн,
И я глядел бы, счастья полн,
В пустые небеса…

повторы придают подвижность, живость стихотворению.

Заканчивается же это произведение контрастным противопоставлением воли и неволи: яркий голос соловья – брани ночных смотрителей, глухой шум дубрав – визгу и звону оков. Этот контраст великолепно завершает стихотворение, обобщая идею и логично приводя к некому выводу, скрытому от нас.

Эта эмоциональность, выразительность, художественно яркая идея, столь распространенная в творчестве поэта, и привлекли мое внимание. И мне хотелось бы перечитать это стихотворение, такое простое на первый взгляд, но таящее в себе множество загадок, связанных с жизнью, биографией А.С. Пушкина. Хотелось бы перечитать и найти для себя новые и новые моменты, много значащие для этой вечной темы – темы Свободы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: