Сочинение на тему: Анализ стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный»

Анализ стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».
«Я памятник себе воздвиг нерукотворный» ( Пушкин А.С. )

Это, пожалуй, одно из самых знаменитых стихотворений Пушкина. Содержание его выражено в простой и доступной форме. Но известно, что простота гениальных произведений искусства часто бывает обманчивой. Увлеченные гармоничностью стихотворной речи, энергией ее ритмов, необыденностью всего ее строя, мы незаметно для самих себя приобщаемся к ее поэтическому содержанию. И вместе с тем обнаруживаем, что оно необычайно сложно; мы снова и снова перечитываем или даже заучиваем наизусть стихи великих поэтов.

И вот, когда мы перечитываем «Памятник», наше внимание прежде всего задерживается на латинских словах эпиграфа: Я памятник себе воздвиг». Во времена Пушкина среди образованных людей это латинское словосочетание было хорошо известно, как ходовая поговорка, потому что им начинается самый, может быть, знаменитый из всех изучавшихся тогда латинских текстов — ода Горация «Памятник». Вероятно, по этой причине Пушкин не называл его имени. Пушкин напомнил читателю древнее сочинение прежде всего потому, что в нем провозглашена мысль о величии подвига поэта:

Создал памятник я, меди нетленнее,
Пирамидных высот, царственных, выше он

В наше время мысль о том, что наиболее совершенные произведения поэзии переживают время своего создания и что в духовной жизни человечества поэзия имеет неизмеримо большее значение, чем подвиги царей и завоевателей, кажется само собой разумеющейся. При Пушкине было не так. Правящая Россия ценила человеческое достоинство и гражданские заслуги по табели о рангах, а в ней ее создатель— Петр I — чин поэта не предусмотрел. Отношение к Пушкину эта Россия выразила устами министра просвещения С. С. Уварова. Когда он узнал, что в «Литературных прибавлениях» к газете «Русский инвалид» было напечатано краткое извещение о гибели Пушкина, начинавшееся словами: «Солнце нашей поэзии закатилось!», то приказал вызвать редактора газеты в цензурный комитет и сделать ему строгое внушение. «К чему эта публикация о Пушкине? Что это за черная рамка вокруг известия о кончине человека не чиновного, не занимавшего никакого положения на государственной службе… «Солнце поэзии!!» — помилуйте, за что такая честь? «Пушкин скончался… в середине своего великого поприща!» Какое это такое поприще? Разве Пушкин был полководец, военачальник, министр, государственный муж? Писать стишки не значит еще проходить великое поприще!»

Свой «Памятник» Пушкин, по-видимому, намеревался опубликовать, и ссылка на Горация в предстоящих цензурных хлопотах могла стать важным доводом. Классическая древность тогда была государственно одобряемой и почитаемой: в основе главных положений официально признанной классицистской эстетики лежала мысль о непререкаемом авторитете античного искусства; даже некоторые государственные установления прямо связывались с традициями Римской империи. Достаточно вспомнить хотя бы то, что титулование русских царей (император, августейшая особа и т. п.) было заимствовано из терминологии императорского Рима, сложившейся как раз в эпоху Горация, которому покровительствовал сам император Август.
Не трудно понять, почему в России этот римский поэт был чем-то вроде государственно учрежденной поэтической инстанции. И если русский поэт «прибегал» под защиту Горация, то цензура не могла с этим не считаться. Потому-то и Державин свой «Памятник» начал (первые семь стихов) весьма точным переводом соответствующих строк «Памятника» Горация. Пушкин, разумеется, знал это популярнейшее произведение Державина. И он хотел, чтобы его «Памятник» напомнил читателям «Памятник» Державина. Напомнил и возбудил желание сравнить. Ведь не случайны же эти совпадения:

в «Памятнике» Державина: «От тлена убежав…»;
в «Памятнике» Пушкина: «…и тленья убежит…»;
у Державина: «Слух пройдет обо мне…»;
у Пушкина: «Слух обо мне пройдет…» (в черновике это полустишие было написано в точности «по Державину»: «Слух пройдет обо мне…»);
у Державина: «Всяк будет помнить то в народах неие-четных…»;
у Пушкина: «И назовет меня всяк сущий в ней язык…»; (здесь слово «язык» имеет утраченное в наше время значение— народ).

Державин в конце XVIII века и в первые десятилетия XIX века был государственно признанным классиком, певцом Фелицы (то есть Екатерины II) и «екатерининских орлов», поэтом российской самодержавной государственности. С точки зрения правящих верхов, его литературный авторитет был неколебим; Пушкин не мог не знать, что почтительная ориентация на художественные идеи Державина, на его стиль была в глазах властей и прежде всего цензуры верным признаком благонамеренно.

Анализ стихотворения Пушкина «Я памятник воздвиг себе нерукотворный»

За год до смерти, А. С. Пушкин написал одно из удивительнейших стихотворений, в котором он как бы подводит итог своей деятельности, в которой он уже достиг признания миллионов. Это стихотворение называется “Я памятник воздвиг себе нерукотворный”. Такая тематика лирического начала наблюдается у многих выдающихся личностей одной категории.

Например Державин, который в качестве примера использует образцы оды Горация “Памятник”. Но характерной отличительной чертой нашего Евгения Онегина является то, что он не воздвиг себе памятник

Таким образом Пушкин, начиная писать первую строку стихотворения, подчёркивает всенародность своего творчества. Одной единственной поэтической фразой, он бросает вызов самому Александру I, подчёркивая самовластие “Александрийского столпа”.

Таким маленьким, но в то же время таким большим стихотворением, автор описывает бессмертие своему творчеству, говоря что он не умрёт, лишь прах развеется, а лира будет жить. В этих словах проявляется явная закономерность

(И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Исходя из написанного, даже совсем не ведающему о творческой деятельности автора, можно смело предположить, что признание и любовь присвоены прежде всего за доброту его писаний, лира которых вызывает любовь и спокойствие душевного состояния. Также, не менее важным моментом, является совсем не примечательная, но величественная и справедливая строка: “Что в мой жестокий век восславил я свободу”.

Автор подчёркивает, что без рукоприкладства и кровопролития, он бросает вызов крепостничеству и призывает к свободе, несмотря на строжайшие законы того времени, которые могли жестоко покарать. Вот, собственно за это народ, а точнее народы воздвигли памятник нерукотворный, который будет жить доколе мир живёт.

Тема поэта и поэзии: «Пророк», «Я памятник себе воздвиг нерукотворный»

Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина сводится к осознанию им роли поэта (т.е. себя самого) и задач создаваемой им поэзии — кто есть поэт, чего он должен этому миру? Это главнейшая тема во всем творчестве Пушкина.

Тема поэта в ранние годы Пушкина

В ранние годы (в 1820-е) Пушкин считал обязанностью поэта роль пророка, изречение непреложных истин. Позднее он становится оратором, задача которого — сообщить своим современникам о том, как им следует жить и каких принципов придерживаться.

Из стихотворения Пророк (1826 год) видно, что Пушкин считает поэта посланником бога на земле (. Исполнись волею моей и, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей). Согласно этому стихотворению, у поэта есть долг — перед обществом и перед богом. Жанр этого стихотворения — духовная ода, т.е. ода самому богу.

Причем ранние пророчества Пушкина — это пророчества политические. Он учит царей править мудро и грамотно, объясняет им (например, в оде Вольность), что может последовать в случае невыполнения законов.

Переосмысление взглядов на поэзию

К концу 1820-х годов взгляды Пушкина переосмысляются. В 1828 году он создает стихотворение Поэт и толпа, являющееся полемикой с самим собой, с Пророком. Здесь видно, что Пушкин понимает — от публичных выступлений поэта толку будет мало, народ все равно не поймет смысла его творчества, или поймет его превратно (И толковала чернь тупая: Зачем так звучно он поет?). Пушкин гонит такую толпу прочь и формулирует Кодекс чистого искусства, согласно которому поэзия — это только источник наслаждения, а не польза обществу. По этому поводу он пишет стихотворение Поэту (Поэт, не дорожи любовию народной. ), где объясняет, что поэт должен зависеть лишь от себя самого.

Воплощением принципов, изложенных там, является стихотворение Из Пиндемонти. Долгое время считали, что это перевод некоего итальянского поэта, но на самом деле — это самостоятельное произведение Пушкина, посвященное свободе поэта от народа и политики (Иная, лучшая, потребна мне свобода). Здесь мы можем наблюдать связь с темой свободы в творчестве Пушкина: поэт должен быть независимым в своем творчестве, его не должен волновать ни царь, ни общество, ни какие-то выдуманные требования. Однако в стихотворении Поэт он также замечает, что поэту позволительно считать себя Поэтом лишь в минуты творчества (Пока не требует поэта к священной жертве Апполон. ). Когда он пишет, он велик. Во все остальное время — такая же чернь, как и все остальные.

Коммерческая поэзия и Пушкин

Не стоит забывать и о том, что Пушкин стоял у истоков коммерческой журналистики и литературы в России. Он первым пришел к выводу, что не продается вдохновенье, но можно рукопись продать (в стихотворении Разговор книгопродавца с поэтом, 1824 год), т.е. к тому, что литературой как ремеслом можно зарабатывать на жизнь, и это не стыдно. Раньше писателям подобное в голову не приходило, литературу понимали лишь как увлечение. Сам же Пушкин практически не печатался бесплатно.

Пушкин о поэте и поэзии: итог

В итоге, Пушкин приходит к мнению, что главная его заслуга в творчестве — это именно воспевание свободы, как творческой, так и политической. Он пишет сам себя стихотворение Я памятник себе воздвиг нерукотворный, по аналогии с Памятником Горация. Он считает, что может гордиться тем, что его творчество было свободным, несмотря на непростую ситуацию в стране. И именно за это его и должны запомнить и современники, и потомки. Пушкин живет с мыслью, что он — литературный гений России, но в то же время он верит, что истинная его слава начнется лишь после его физической смерти.

Это стихотворение — своего рода лебединая песнь Пушкина, в которой он сам подводит итоги своего творчества.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Тема свободы в лирике поэта Пушкина: «К Чаадаеву», «К морю», «Анчар»
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspЛюбовная лирика Пушкина: «К***», «На холмах Грузии», «Я вас любил. »

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Анализ стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный»

Пройдет немного времени и по возвращению в Петербург после завершения «Капитанской дочки» Пушкин напишет свое последнее программное стихотворение — «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. «, где тема творчества раскрывается несколько с иной стороны. Не напечатанное при жизни, оно явилось завещанием Пушкина. Избрав традиционную, многим европейским литературам известную форму определения поэтом своих заслуг, Пушкин перед лицом мира смело и дерзновенно провозгласил новый, единственно истинный критерий оценки творчества — критерий его народности. И, провозгласив, применил его к себе, признав, что поэтическим словом своим он служит народу. Это было наказом, будущим поколениям писателей:

  • И долго буду тем любезен я народу,
  • Что чувства добрые я лирой пробуждал,
  • Что в мой жестокий век восславил я свободу
  • И милость к падшим призвать.

Пушкин принимает идеалы жизни, выработанные народом, — свободу, добрые чувства, милосердие. В первой строфе — расчет с самодержавием: памятнику самовластия Пушкин противопоставляет свой памятник. Знаку господства императорской власти — «Александрийскому столпу» — вольнолюбивую, мятежную, исполненную любви к человеку поэзию. Общеизвестно, что образцом для стихотворения Пушкина была ода Горация «К Мельпомене», но позиция поэта оказывается совсем иной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: