Сочинение мой любимый стих пушкина

Стихотворения, посвященные дружбе, занимают огромное место в творческом наследии Пушкина. Они относятся к интимной лирике. Поэтому неразрывна их связь с обстоятельствами личной жизни поэта, с его счастливыми и беззаботными лицейскими годами. И во вступительной части сочинения следует акцентировать внимание на том, как много значила для Пушкина дружба, назвать нескольких самых близких его друзей.

В сочинении на эту тему можно развить мысль о том, как дружба не раз спасала поэта от одиночества и тоски, как именно она поддерживала его веру в людей, делала окружающий мир щедрее и прекраснее.

Кроме того, в главной части сочинения необходимо сказать о том, что Пушкин понимал дружбу как прочный братский союз не просто симпатичных друг другу людей, но и единомышленников, объединенных общими благородными целями и идеями.

Построить сочинение на эту тему можно по-разному. Например, начать разговор с того, какое представление о дружбе было у Пушкина в лицейские годы, как оно непосредственно и остроумно отразилось в шутливом стихотворении «Пирующие студенты», написанном пятнадцатилетним поэтом. Затем проследить, как постепенно менялось его отношение к дружбе, как оно становилось глубже и серьезнее. В этой связи можно проанализировать стихотворения «Чаадаеву», «19 октября», «И. И. Пущину», «Была пора: наш праздник молодой сиял, шумел и розами венчался».

Завершить сочинение на данную тему можно размышлениями о том, какое воздействие на читателя любого времени оказывают пушкинские стихи о дружбе, как они помогают формировать нравственный облик человека, учат его высоко ценить одно из самых светлых и сильных человеческих чувств.

Читая стихи Пушкина, мы невольно попадаем под обаяние не только его изумительного поэтического дара, но и других высоких и прекрасных талантов, среди которых есть особый &#151 талант дружбы. Вся его поэзия воспринимается как восторженный гимн этому прекрасному чувству.

Истоки такого понимания дружбы берут начало в счастливых лицейских годах, когда он впервые проникся духом братства и товарищества, когда встретил близких по духу людей, дружбу с которыми пронес через всю жизнь. Это И. Пущин, А. Дельвиг, В. Кюхельбекер и многие другие. С годами круг друзей расширяется. Это поэты, писатели, воины, художники, музыканты и, конечно же, лучшие люди эпохи с трагической и славной судьбой &#151 декабристы.

Одно из первых стихотворений, посвященных дружбе, &#151 «Пирующие студенты». Когда читаешь эти искрящиеся юмором и весельем строчки, с трудом веришь, что они принадлежат пятнадцатилетнему поэту. С удивительной легкостью набрасывает он шутливые портреты друзей, собравшихся у праздничного стола, акцентируя внимание на смешных черточках их характера. Причем эти подтрунивания далеко не всегда безобидны. Немало огорчений доставляют чувствительному и неуклюжему Кюхле такие строки:

Писатель, за свои грехи
Ты с виду всех трезвее;
Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.

Юный поэт явно испытывает наслаждение от собственного поэтического дара, воспринимая дружбу как счастливый, но случайный союз радости и свободы. Значит друзей объединяют здесь веселое застолье, взаимные шутки и освобождение на какое-то время от «холодных мудрецов» и «ученых дураков».

Через год после окончания лицея в стихотворении «Чаадаеву» Пушкин будет с легкой грустью вспоминать об этой беззаботной поре.

Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман. Пушкин замечательно передает здесь ощущения, которые испытывает человек в пору взросления, когда приходится расставаться с наивными мечтами и иллюзиями детства. Но эти естественные утраты заменяются новым, широким взглядом на мир, который заставляет поэта почувствовать свою ответственность за то, что происходит с его страной, и обратиться с прекрасным призывом не только к своему другу, но и ко всей свободомыслящей молодежи России.

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Отзвуки славных лицейских лет мы слышим во многих пушкинских стихотворениях о дружбе. Его поэтический шедевр «19 октября», написанный в 1825 году, посвящен годовщине открытия лицея. Начальные строки стихотворения овеяны грустью. И это естественно. Осень &#151 это пора увядания природы, которую особенно тонко чувствовал поэт. Это настроение усугубляется мрачными личными обстоятельствами: поэт находится в ссылке, он несвободен и даже лишен возможности встретиться с друзьями в знаменательный день их жизни. Но мыслями, душой он был с ними.

Воображение поэта рисует облик милых и дорогих его сердцу людей, которые сейчас, конечно же, вспоминают о нем. Воспоминания о них наполняют его душу радостью. Поэт больше не одинок. Дружба спасает его от «сетей судьбы суровой», помогает преодолеть мучительность ссылки, дает ему надежду на будущую встречу с друзьями, веру в то, что их союз ничто не в состоянии разрушить.

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен, &#151
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Последней для Пушкина 25-летней годовщине лицея посвящено стихотворение «Была пора: наш праздник молодой. » Начало стихотворения возвращает поэта к беззаботной лицейской поре, запечатленной им много лет назад в «Пирующих студентах». Но как переменились участники праздничного застолья!

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется,
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Пушкин сопоставляет здесь начало жизни с ее беспечностью и наивностью и зрелость с ее горьким опытом. Время неумолимо. Оно меняет и чувства, и мысли, и внешний облик человека, но не в состоянии разрушить те узы дружбы, которые четверть века связывают этих уже немолодых людей. Ведь они вместе пережили те грозные события, которые ураганом пронеслись над Россией: Отечественная война 1812 года, декабристское восстание на Сенатской площади. Дружба в этом стихотворении предстает как совместно прожитая жизнь людей одного поколения, сумевших сохранить единство перед лицом истории.

Мой Пушкин

У каждого из нас есть что-то самое любимое. Мне очень понравилась повесть «Станционный смотритель». Столько строчек, цитат, фраз, ставших крылатыми, вошли в нашу речь и, что иногда мы говорим словами Пушкина. Творчество Пушкина – это богатство, о котором могут мечтать все народы мира. Что такое Пушкин для меня?
В первую очередь, это, конечно же, сказки. Сказки, которые знакомы каждому с самого детства. В детстве мне читали сказки Пушкина о мертвой царевне, о царе Салтане, о ловком Балде, о золотой рыбке, о царе Додоне и золотом петушке? Сказки – не такой уж легкий жанр, как это может показаться. Что побудило Пушкина написать их? Наверное, стремление к чему-то доброму, светлому, волшебному, к чему-то, связанному с няней, ведь няня — это его детство. Она же и была с ним всю свою жизнь: рассказывала эти сказки, пела песни, которые он потом использовал в своём творчестве, была его вечным другом.
Но сказки – это только одна сторона таланта великого поэта. Мой Пушкин – это еще и его замечательные стихи. В стихах Пушкина мне очень нравится их звучность, легкость и доступность языка, в них много юмора, изящества ,а иногда и преобладает грусть. Мой любимый стих поэта – «К морю». Как жаль, что я не владею этим даром, ведь, когда говоришь о Пушкине, хочется быть достойной его творений!
Читая Пушкина, я неизменно представляю его легким, изящным, искренним, мудрым и молодым. Он как будто парит над нами, подобно музыке Моцарта. Творения Пушкина и Моцарта очень похожи. И не случайно их сравнивают так часто: гения музыки и гения литературы.
Но, тем не менее, для меня Пушкин прекрасен как человек и гений на все времена.
Вспомните, ведь ни в одном произведении Пушкина, как и у Моцарта, никогда мы не встретим ни темного, ни злого, ни зловещего и пугающего. Все верно: “гений и злодейство – две вещи несовместные”!
Я считаю Александра Сергеевича Пушкина великим человеком и творцом, ведь он так много нового внёс в нашу литературу за свою короткую жизнь!

16055 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Мой Пушкин

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Стихотворение А.С. Пушкина «Я вас любил: любовь еще, быть может» — восприятие, истолкование, оценка.

Любовь! Трудно представить А. С. Пушкина без любви, без особого преклонения перед женщиной. На протяжении всей истории человечества любовь являлась самым сокровенным и незабываемым чувством. В многообразии лирических тем тема любви занимает столь значительное место в творчестве А. С. Пушкина, так что поэта смело можно было бы назвать певцом этого вечного чувства. Его любовная лирика – это гимн возвышающему и облагораживающему человека чувству, это выражение безграничного уважения к женщине.

Стихотворение А. С. Пушкина «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» написано в 1829 году. В нем выражено удивительное по чистоте и подлинной человечности чувство, которое в данном стихотворении является смыслом жизни для лирического героя.

Это стихотворение посвящено Анне Алексеевне Олениной. Она привлекала поэта изяществом и грацией, а ещё больше остроумием и находчивостью. Вяземский иронизировал по поводу нового увлечения своего друга: «Пушкин думает и хочет вручить мыслить другим, что он в нее влюблен».

Чего искал Пушкин в своем чувстве к юной Олениной, чем могла привлечь его эта девица, не затмевавшая соперниц ни красотой, ни блеском ума, ни особыми талантами? Скорее всего, сердечное влечение поэта было связано с желанием найти нравственную опору, повстречать у избранницы самоотверженное ответное чувство. Он наделял ее в своем воображении теми чертами возвышенной женственности и самоотверженности, которые так ослепительно проявились в женах декабристов, поразивших всю Россию своей готовностью разделить с мужьями ссылку в Сибирь.

Неразделенная любовь поэта лишена всякого эгоизма. Он по-настоящему любит эту женщину, заботится о ней, не хочет тревожить и печалить ее своими признаниями, желает, чтобы любовь ее будущего избранника была такой же искренней и нежной, как любовь самого поэта:

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

Однако чувство отвергнутой любви остается высоким. Поэт не перестает употреблять слова «Я вас любил». В первом четверостишии герой вспоминает об угасшей любви, скорее всего безответной. Надо отметить, что эта любовь ещё осталась у него в сердце: «В душе моей угасла не совсем».

Поэт одушевляет чувство, он использует глагол в форме прошедшего времени («любил»), чтобы показать, что любовь прошла, ее больше не вернуть. Однако его любовь чиста и бескорыстна. В своей любви автор великодушен: «Но пусть она вас больше не тревожит».

Какие средства художественной выразительности использует автор в этом стихотворении? В создании эмоциональной напряженности большую роль играет трехкратное повторение словосочетания «Я вас любил…», а также синтаксический параллелизм (повторы однотипных конструкций): «безмолвно», «безнадежно», «то робостью, то ревностью», «так искренно, так нежно». Эти повторы создают многообразие лирического волнения и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога.

В стихотворении автор использует прием аллитерации. В первой части стихотворения повторяется согласный звук «л», придающий нежность и печальность:

Я вас любил: любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем…

А во второй части мягкий «л» меняется на сильный, резкий звук «р», символизирующий разрыв:

…То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно…

Гармоничность и музыкальность стихотворению придают пятистопный ямб с пиррихиями и точные, простые рифмы, а также отсутствие переносов, совпадение синтаксической структуры словосочетаний и предложений со стихотворной строкой. В стихотворении Пушкин использует перекрестную как мужскую, так и женскую рифму: «может – тревожит», «совсем – ничем».

Стихотворение «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» — ослепительный психологический эскиз состояния поэта. Пушкинская лирика пронизана оптимизмом, верой в жизнь, в духовные возможности человека, в его способность любить и дарить любовь. Белинский, отмечая просветленный и одухотворенный характер творчества великого поэта, сказал, что его стихи – это «лелеющая душу гуманность».

Моё любимое стихотворение А.С. Пушкина «Осень»

Моё любимое стихотворение А.С. Пушкина «Осень» Татьяна Мухина ученица 11-го класса, лицей г. Протвино, Московская область Над городом натянули белое небо, тени деревьев скользят по нему, и оно становится серым. Небо колышется от ветра (как простыня, которую держат за четыре угла над травой, чтобы постелить) и складками касается чёрных верхушек сосен и плоских затылков домов. Буквенно-серый пепел сеет ноябрьская морось. Осень между глазастыми фонарями, лежащими на тротуарах прямо в холодных лужах. Или тусклый воздух, не пропускающий света, расширяет сухой холод ноябрьского дня. Почему теперь не бывает таких сиреневых сумерек и лиловых закатов, как раньше? Я день за днём меняюсь, и мои серые глаза отражают спокойный мир, преломляя его каждый день по-разному. Осень. Пушкин любил осень, и я люблю его осень и его любовь к ней. «Октябрь уж наступил.» Покой, деревенская тишина в шестистопном мягком ямбе, чередовании рифм, мужской и женской. Внутреннее тепло, тёплая лёгкость. “И тут ко мне идёт незримый рой гостей, // Знакомцы давние, плоды мечты моей”. Да, за каждой строчкой Пушкина встают картины, тени, сны, за словами сквозят ассоциативные образы. В тоне, ласково-успокаивающем, тёплом, золотистом, — почему-то серовато-жёлтые листы «Уединённого» В.В. Розанова, шероховато-мягкая бумага «Доктора Живаго» — и тут же лето, Крым, пригорок, тени листьев на раскрытой книге, на моих руках; а там, пониже, люди между палатками ходят, живут, смеются; в рыжевато-голубом небе разрастается клонение к вечеру; то дымом пахнёт, то морем — горьковато и мило. “Отъезжие поля” — и там, в глубине книги, за строчками, скачет Николай Ростов, гонятся за зайцем Ругай, Ерза и Милка. Или вдруг вспоминается совсем недавнее и проносится “запах антоновских яблок”, и над полями “воздух так чист, точно его совсем нет” (И.А. Бунин). Но всё исчезает, и чувствуешь весну с её больными, тревожными запахами, и “доносится по воздуху томный и волнующий запах близкой весны и первого таяния” (А.И. Куприн). И встают перед глазами знакомые лица любимых героев, этих милых, забавных юнкеров, почти моих ровесников. А потом оживают мои чувства, точнее, воспоминания о прошлых волнениях, о том, что было прошедшей весной. “Весной я болен; // Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены”. Всё проносится мгновенно: чёрно-белые фотографии, серебристый звон стихотворных строк, яркие, красочные образы золотых пустынь и узорных жирафов, слёзы, тёплые и наивные, — и отражается только в слабом наклонении головы в такт стихам и трепетании уголков губ. И вдруг ударяет в глаза блеск снега и смеха. “Как лёгкий бег саней с подругой быстр и волен”; и снова за строчками скользят образы из «Юнкеров». “Крещедно и диминуендо. Он как Рубинштейн!” Это о ямщике. В памяти пробегает бешеная скачка, полёт в зимнюю ночь на тройке по старым московским улицам, когда нет ничего, кроме восторженного ощущения скорости. И всё описание зимы — лёгкое и весёлое — кипит молодостью, жизнью, радостью, а воплощение юности, здоровья для меня — роман «Юнкера». Так хорошо, светло становится от пушкинских строчек, зимних и снежных! А дальше лето и только намёк на масленицу: “и, проводив её (зиму) блинами и вином”.

Только намёк, но роем проносятся новые мысли, новые образы: снова «Юнкера», “блинное объедание”, вкусные перечисления того, с чем едят блины да чем их запивают. И «Чистый понедельник», прощёное воскресенье и Богородица Троеручица. А потом всё возвращается к осени, к сегодняшнему ноябрьскому дню. То кидало от радости, бешеного, безумного веселья к грусти, казалось, безысходной, а теперь — сегодняшний серый день, голубые сумерки и всё темнеющие сосны. Да, я тоже люблю эту осень, осень пушкинских стихов, где “каждая мысль сама по себе. исполнена поэзии, независимо от формы. лёгкой и прозрачной, простой и чуждой всяких метафор, то есть «красивостей»”. Да, да! Как хорошо сказал Белинский. Стихи не чувствуются, как бунинский осенний воздух, которого “точно. совсем нет”. А “чахоточная дева”? Как это точно, чудесно тонко замечено Пушкиным! “Унылая пора! Очей очарованье!” И вспоминаются октябрь прошлого года, Болдино, яркое, почти летнее солнце, дорога между пустыми полями, роща Лучинник, где пьяно пахнут опавшие карие листья, и мы — “уже” десятиклассники, резвящиеся, “как дети”, кидающиеся листьями. А потом весёлый путь в какую-то Львовку, где был дом брата Пушкина, и огромный стог соломы на поле, и лесополоса, прозрачная, золотистая на солнце, и обратный путь при луне. Осень — обычно символ умирания, засыпания — Пушкина пробуждала, воскрешала: “И с каждой осенью я расцветаю вновь”. И вспоминается то время, когда я ещё думала, как Гумилёв писал в стихотворении «Детство»: И я верил, что я умру Не один, — с моими друзьями, С мать-и-мачехой, с лопухом, И за дальними небесами Догадаюсь вдруг обо всём. И ещё я хотела, чтобы жизнь была сном, и, читая «Войну и мир», даже подчеркнула: “смерть — пробуждение”. Но: “ведут ко мне коня” — и новая ассоциация: я ощущаю под собой скользкую кожу седла, как у Бунина, и тёплые, терпко пахнущие бока лошади. И чудесный, уютный огонь в “камельке забытом”, милая мечта о камине, где пляшет огонь, о тихих “обломовских” осенних и зимних вечерах за вышивкой и чтением. Как сладко думать, что там, за стенами крошечного домика, — холод, ветер, а здесь — тепло и тихо, и “в камельке забытом // Огонь опять горит — то яркий свет лиёт, // То тлеет медленно”. Я люблю «Осень», потому что каждый раз из-за того, что я меняюсь, меняются образы, проплывающие между строк. И Пушкин позволяет это — и в этом его доброта и гуманность его поэзии, разрешает, чтобы стихотворение менялось, жило и дышало и чтобы было, как я. «Осень» вселяет в душу покой, в мысли — порядок, а иначе и быть не может. Оно колышет, как на волнах упруго качает море, а под сомкнутыми веками проплывают цветные круги, и где-то в небе, над закрытыми глазами, пятном сияет солнце. А откроешь глаза — и мир станет синее, тише и чётче, как после слёз, но на душе — покой.

В летописи это место передано так: «аще злодей возвратится в Русь, да жалуют Русь христьянскому царству, и ять будет таковый и возвращен будет не хотяй в Русь». Мы придерживаемся перевода С. М. Соловьева.). Так точно и русские должны поступать относительно греков. После заключения договора, император визант. одарил русских послов золотом, одеждою, тканями и, по обычаю, приставил к ним мужей. которые водили их по церквам, показывали богатства и излагали учение Христовой веры. Затем послы были отпущены домой, куда и возвратились в 912 г. Осенью того же года, по сказанию летописи, О. умер и похоронен, в Киеве на Щековице («П. С. Р. Лет.», I, 16). Место погребения О. занесено в летопись по преданию, не вполне достоверному; есть и другое предание, по которому О. умер во время похода на север и похоронен в Ладоге (Архангел, лет., стр. 10 11). Со смертью О. связано в летописи известное сказание, послужившее мотивом для стихотворения Пушкина: «Песнь о вещем О.». По счету летописца, О. княжил 33 года, с 879 (год смерти Рюрика) по 912 г.; но хронология первых страниц начальной летописи крайне спутана и неточна

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: