Слава лермонтов стих

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

«Дума» М. Лермонтов

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Анализ стихотворения Лермонтова «Дума»

В творчестве Михаила Лермонтова достаточно много социально значимых произведений, в которых автор дает оценку обществу и проводит анализ, направленный на то, чтобы понять – что именно ожидает людей в будущем. Этот вопрос являлся для Лермонтова своеобразным краеугольным камнем, и попытки найти на него ответ нашли свое отражение не только в прозе, но и в поэзии. Одним из таких произведений является стихотворение «Дума», написанное в 1838 году, которое представляет собой смесь элегии и сатиры. Первое свойство выражается в форме самого произведения, его размере и объеме. Второе – в содержании, так как автор не только дает оценку своему поколению, но и критикует его с присущей для себя язвительностью.

Первые строчки стихотворения свидетельствуют о том, что Лермонтов довольно скептически воспринимает действующий общественно-социальный строй, который не оставляет людям права выбора. Поэтому их «грядущее – иль пусто, иль темно». Поэт объясняет подобную точку зрения тем, что у представителей его поколения отсутствуют цели и стремления, поэтому их ждет весьма незавидная участь – «в бездействии состариться», так и не сумев применить академические знания, полученные в процессе учебы.

Лермонтов подчеркивает, что его ровесники с рождения отягощены «ошибками отцов и поздним их умом», поэтому жизнь воспринимают с постыдным равнодушием. В этой фразе кроется намек на восстание декабристов, которое отбило охоту у их потомков искушать судьбу и пытаться что-либо изменить. В итоге представители нового поколения «иссушили ум наукою бесплодной», боясь признаться не только окружающим, но и сами себе в желании совершать благородные поступки. Более того, им вообще не свойственно пылкое проявление чувств. Вне зависимости, касается это ненависти или же любви. Автор подчеркивает, что все происходящее в жизни его современников является мимолетным, случайным. Они не в состоянии насладиться радостью бытия в полную силу, равно как и не могут допустить мысли о том, что их предки могли позволить себе такую роскошь.

По мнению поэта, его поколение двойственно по своей сути, так как в их душе «какой-то холод тайный, когда огонь кипит в крови». В итоге даже самые лучшие из современников не в состоянии реализовать свои таланты, так как не видят в этом необходимости. Точнее, не могут понять, ради чего они должны тратить свои силы и пытаться кому-то что-то доказать, если заведомо известно, что им не суждено быть услышанными. Поэтому, как отмечает автор, «к гробу мы спешим без счастья и без славы, глядя насмешливо назад». То есть, отказываясь от своего прошлого, считая его глупым и никчемным, но, в то же время, абсолютно ничего не сделав для будущего.

Вопросы духовного наследия, которое достанется последующим поколениям, являлись для Лермонтова-поэта достаточно болезненными и злободневными. Именно поэтому свое творчество он считал несовершенным и лишенным права на вечность, которым, по его мнению, обладали произведения Пушкина. Поэтому в стихотворении «Дума», пытаясь заглянуть в будущее, поэт предрекает, что «прах наш, с строгостью судьи и гражданина, потомок оскорбит презрительным стихом». Однако это пророчество оказалось ошибочным, так как сегодня творчество Лермонтова является неотъемлемой частью классической русской литературы. Однако такой чести удостоились лишь немногие поэты первой половины 19 века, которые не были «перед опасностью позорно-малодушны, и перед властию — презренные рабы», считая своим гражданским долгом открывать людям глаза на правду, какой бы горькой она ни была.

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Родина».

Мысли и чувства автора

В статье «Оценку ставить вам» вам предложено оценить два сочинения на одну тему, которые мы здесь печатаем под номерами 1 и 2.

Сочинение № 1

С тихотворение Лермонтова “Родина”, написанное поэтом в последний год своей жизни (1841), отражает мысли и чувства автора перед самой смертью. Теперь для лирического героя важна его родина, в ней он нашел свои идеалы, в ней увидел искреннюю и естественную жизнь. Теперь уже лирический герой не бунтует, не противостоит всему миру, а, наоборот, хочет слиться с ним воедино, хочет быть частью целого, огромного — своей Родины.

Но любовь лирического героя к родине особенная (как сам пишет Лермонтов: “Люблю отчизну я, но странною любовью!”), она нерассудочная: “Не победит её рассудок мой”, необъяснимая. Только сердцем (и им одним) любит лирический герой отчизну.

Любовь странная, непонятная, так как она к деревенской, нищей России; а любит её лирический герой лишь за то, что она есть на земле.

Такая любовь к России найдёт своё отражение в творчестве поэтов ХХ века, в частности в творчестве Блока. В стихотворении Блока “Грешить бесстыдно, беспробудно…” русский народ описан противоречиво: с похмелья идёт в церковь, усердно молится, подаёт милостыню, а затем, приходя домой, становится опять злым и жадным. Но и такую Русь любит Блок и перед такой преклоняется. Блок, разочаровавшись в своём идеале, в Прекрасной Даме, нашёл другой идеал, другой предмет поклонения — Родину. Так и Лермонтов, потеряв всякую надежду найти чистоту, искренность в мире, перед смертью понимает, что родина есть воплощение его идеалов — то, что искал поэт на протяжении своей недолгой и трагической жизни.

Стихотворение Лермонтова “Родина” композиционно делится на две части: первая часть намного короче второй, и в ней лирический герой говорит о том, что не за славу, не за покой, не за заветные преданья он любит родину, а за что, не знает сам; вторая часть этого стихотворения посвящена описанию той отчизны, которую ценит лирический герой. И именно во второй части описано всё, что так дорого и близко его сердцу: степи, леса, реки, “огни… деревень”, “дымок спалённой жнивы”, берёза, изба, “полное гумно”.

Эти части стихотворения противопоставляются с помощью союза “но”: “Ни слава, купленная кровью, // Ни полный гордого доверия покой, // Ни тёмной старины заветные преданья // Не шевелят во мне отрадного мечтанья. // Но я её люблю — за что, не знаю сам — // Её степей холодное молчанье”.

Лермонтов так же, как и Блок, не видит недостатков крестьянской жизни (описывает сельскую жизнь в идеале, не описывает ни крестьянский труд, ни плохие черты характера крестьян), преклоняется перед ними, умиляется: “Смотреть до полночи готов // На пляску с топаньем и свистом // Под говор пьяных мужичков”. И именно поэтому, не видя пороков крестьян, идеализируя их, в обществе интеллигентов ХХ века сложилось ощущение вины перед народом, вины за долгие годы крепостничества в России.

На мой взгляд, тема родины непосредственно связана с темой дома, приюта, которых ищет лирический герой: “С отрадой, многим незнакомой, // Я вижу полное гумно, // Избу, покрытую соломой, // С резными ставнями окно”; “вздыхая о ночлеге”.

Родина — вот приют лирического героя, его дом.

В крестьянской жизни лирического героя привлекает общность, то, что все вместе, в этой жизни нет места одиночеству: “Дрожащие огни печальных деревень” (и огни, и деревни употреблены во множественном числе; их много, а не один огонь и не одна деревня); “Люблю… чету белеющих берёз”; мужички. Всё едино в сельской жизни, по мнению Лермонтова, а жизнь сама полна и достаточна: “Я вижу полное гумно”.

В начале стихотворения Русь описана как бы сверху, из-за этого расширяется пространство, и мы можем увидеть всю Русь, охватить взглядом и необъятную территорию вместе с лирическим героем; мы видим и “разливы рек… подобные морям” и степи, и леса, и “огни… деревень”. А затем постепенно уменьшается пространство: пейзаж деревенский описывается более подробно и уже не сверху, а как будто с земли герой наблюдает всю происходящую картину.

На мой взгляд, в этом стихотворении продолжает своё развитие тема пути и странничества, опять лирический герой куда-то едет: “Просёлочным путём люблю скакать в телеге”. Но теперь он не просто путник: он едет по своей стране и уже неразрывно с нею связан. Вроде бы кажется, что у него нет цели, но это не так: его цель — найти пристанище, а пристанище его — это вся Россия.

Р одина лирического героя холодная, молчаливая, безбрежная, печальная. Холодность — признак чистоты и целомудрия; безбрежность — это огромные просторы, необъятность и сила. Молчаливая и печальная родина, как молодая девушка, влюблённая, и поэтому какая-то таинственная. Эта Россия очень похожа на Россию Блока.

С течением времени лирический герой испытывает уже совершенно другие чувства: любовь, отраду, умиление — а не чувство борьбы, не одиночество, не месть. Лирический герой Лермонтова изменился: он уже никого не обвиняет в непонимании, никого не осуждает, он стал проще смотреть на жизнь.

В стихотворении нет романтических штампов, природа описана реально, так, как есть: “дымок спалённой жнивы”, и “средь жёлтой нивы чету белеющих берёз”, и вижу “избу, покрытую соломой”.

Как мне кажется, Лермонтов в этом стихотворении отказывается от романтических идеалов, сомневается в них и находит очарование в реальности, обыкновенной жизни таких же обыкновенных, простых людей, поэтому в стихотворении отсутствуют очень красивые эпитеты, а лексика достаточно простая.

Сочинение № 2

В сё, что было создано М.Ю. Лермонтовым в годы его творчества, — это подвиг во имя свободы и родины. О стихотворении “Родина”, одном из последних творений поэта, Белинский писал Боткину: “Лермонтов ещё в Питере. Если будет напечатана его “Родина” — то, аллах керим, что за вещь — пушкинская, то есть одна из лучших пушкинских”.

В стихотворении “Родина” поэт делится своими мыслями и чувствами о России с читателем. Отношение Лермонтова к родине сложное: “Люблю отчизну я, но странною любовью! // Не победит её рассудок мой”. В русской литературе XIX–XX веков, а именно в творчестве Тютчева или Блока, можно тоже встретить неоднозначное отношение к России. В стихотворении “Россия” Блок пишет: “Россия, нищая Россия, // Мне избы серые твои, // Твои мне песни ветровые — // Как слёзы первые любви!” Знамениты следующие строки Тютчева: “Умом Россию не понять, // Аршином общим не измерить”.

Стихотворение “Родина” состоит из двух строф. В первой строфе поэт размышляет о России в целом, о России как об огромной прекрасной стране. Её величие подчёркивается благодаря возникающему в произведении мотиву пространства: “Её степей холодное молчанье, // Её лесов безбрежных колыханье, // Разливы рек её, подобные морям…” Для усиления впечатления о мощи России используется гипербола: разливы рек подобны морям. Кроме того, поэт использует аллитерацию: “Разливы Рек её, подобные моРям”. Кроме звука “р” присутствуют также звуки “м”, “н” и “л”: “взороМ МедЛеННыМ проНзая Ночи теНь”. Сонорные согласные придают особую поэтичность звучанию строк о России. Также поэтичность придают анафора и эпифора: “Ни слава, купленная кровью, // Ни полный гордого доверия покой, // Ни тёмной старины заветные преданья // Не шевелят во мне отрадного мечтанья” или “Её степей холодное молчанье, // Её лесов безбрежных колыханье”.

Стихотворение написано разностопным ямбом. Думается, эта особенность связана с композицией произведения. Первая строфа, посвящённая размышлениям поэта о своей “странной любви” к Отечеству, звучит торжественно и размеренно. Отчасти это происходит благодаря использованию инверсии, то есть перестановки слов: “люблю отчизну я”, “не победит её рассудок мой”. В этой строфе присутствует пяти- и шестистопный ямб. Вторая строфа написана ямбом трёхстопным, и потому язык, которым поэт говорит о русской деревне, прост и лёгок.

Изображая деревню, Лермонтов использует всё ту же аллитерацию, эпитеты (“жёлтая нива”, “резные ставни” и др.), а также олицетворения: “печальные деревни”, “ночующий обоз”. Благодаря олицетворению деревня сама словно оживает, обретает душу.

Следует добавить, что простота или сложность звучания зависит также и от употребляемых поэтом видов рифмовки. Например, в первой строфе произведения присутствует как перекрёстная, так и парная и кольцевая рифмы, а в последней — только перекрёстная.

Стихотворение в целом посвящено России, в нём звучат различные мысли. Поэт затрагивает и международное положение страны (“Ни полный гордого доверия покой”), и ситуацию во внутренней и внешней политике (“Ни слава, купленная кровью”), и её прошлое (“Ни тёмной старины заветные преданья”).

Деревенскую Русь Лермонтов ощущает всеми органами чувств. Поэт и просто любит её, и видит “полное гумно”, чувствует “дымок спалённой жнивы”, любит смотреть на “пляску с топаньем и свистом” (здесь аллитерация позволяет читателю буквально прочувствовать атмосферу народного гуляния). Появляется мотив дороги: “Просёлочным путём люблю скакать в телеге…” Мотив дороги помогает создать единый образ деревни, открывая её панораму: “Дрожащие огни печальных деревень”.

Особенностью композиции стихотворения “Родина” можно считать то, что оно построено по принципу “от общего к частному”. От мыслей о стране поэт переходит к чувствам о деревне, части России. Поэтому меняется стихотворный размер, рифмовка.

В этом стихотворении возникает тема природы. Сельская природа описана реалистично (в этом заключается характерная черта позднего творчества Лермонтова): реальная сельская местность, следы полевых работ (“дымок спалённой жнивы”), характер народа. По-видимому, в стихотворении поэт изображает осень. Об этом свидетельствуют такие образы, как “спалённая жнива”, “жёлтая нива”, “полное гумно”.

Лермонтов принимает родину такой, какая она есть, несмотря на все те её пороки, перечисленные в начале стихотворения. В этом его позиция сходна с позицией Гоголя. В “Притче о Кифе Мокиевиче и Мокии Кифовиче” в поэме “Мёртвые души” Гоголь отстаивает точку зрения о том, что нужно принимать родину со всеми её недостатками и слабостями. И Лермонтов, и Гоголь принимают Россию, не идеализируя её. Деревенская Россия близка Лермонтову и любима им: “С отрадой, многим незнакомой, // Я вижу полное гумно”.

И так, стихотворения “Родина” выражает отношение поэта к России. Чувство Лермонтова к России не просто: “Но я её люблю — за что, не знаю сам”. Автор любит родину, но “странною любовью”, несмотря на все её недостатки, которые в его душе “не шевелят… отрадного мечтанья”. Лермонтов любит живую, крестьянскую Русь. Возможно, образ лермонтовской России можно передать строками Некрасова: “Ты и убогая, // Ты и обильная, // Ты и могучая, // Ты и бессильная, // Матушка Русь!”

Методическая копилка

РАЗДЕЛЫ ПРОЕКТА

О проекте

Гимн России

Пословицы о Родине

Российские праздники

Загадочная Россия

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ

СТИХИ О ЗНАМЕНИТЫХ РОССИЯНАХ: М.Ю. ЛЕРМОНТОВ

Славных лиц в России много:
Тех, кто край родной любя,
Укреплял Державу строго,
Не жалел в трудах себя.
Тот эскадру вёл отважно,
Тот солдат, тот славный князь.
Дел узор вплетали важный
В историческую вязь.

В сердце каждого потомка
Оставляли яркий след
Честной службой, битвой громкой,
Славой доблестных побед.
И открытием научным,
И правлением с умом,
И стихом красивым, звучным,
Светлой жизнью со Христом.

Нить истории прекрасна
Златом добрых славных дел.
Жизнь того лишь не напрасна,
За Отчизну кто радел.

Евгения Трушина

Стихи о Михаиле Юрьевиче Лермонтове

Не в силах бабушка помочь,
Царь недоволен, власти правы.
И едет он в метель и ночь
За петербургские заставы.

Еще стучит ему в виски
Гусарский пунш. Шальной мазуркой
Мелькают версты, ямщики
И степь, разостланная буркой.

«Поручик, это вам не бал.
Извольте в цепь с четвертой ротой!» —
И поперхнулся генерал
Глотком наливки и остротой.

От блюдца с косточками слив,
От карт в чаду мутно-зеленом
Он встал, презрительно-учтив,
И застегнул сюртук с поклоном.

Покуда злоба весела
И кружит голову похмелье,
Скорей винтовку из чехла —
Ударить в гулкое ущелье!

Поет свинец. В горах туман.
Но карту бить вошло в привычку,
Как поутру под барабан
Вставать в ряды на перекличку.

Душа, как олово, мутна,
Из Петербурга — ни полслова,
И Варенька Лопухина
Выходит замуж за другого.

Кто знал «погибельный Кавказ»
(А эта песня не для труса!),
Тот не отводит жадных глаз
Со льдов двугорбого Эльбруса.

Как колокольчик под дугой,
И день и ночь в тоске тревожной,
Он только путник почтовой
По офицерской подорожной.

Но дышит жар заветных строк
Все той же волей неуклонной,
И каждый стих его — клинок,
Огнем свободы закаленный.

И не во вражеский завал,
Не в горцев нищие селенья,—
Он стих как пулю бы вогнал
В тех, кто на страже угнетенья!

И не простит он ничего
Холопам власти, черни светской,
За то, что вольный стих его
Отравлен воздухом мертвецкой.

Нет! Будет мстить он, в палачей
Страны своей перчатку кинув,
Пока не поднял — и скорей!—
Стволов какой-нибудь Мартынов.

На всех портретах…

На всех портретах
Лермонтов печален.
Порой задумчив.
Иногда суров.
И в дни, когда
Со славою венчали,
И в сладкий миг
Предчувствия стихов.

Нигде ни разу
Он не улыбнулся.
И на портретах
Тот же строгий лик:
И у повесы
С юнкерского курса,
И у Поэта,
Взявшего Олимп.

Наверное, в душе
Все было
Слишком зыбко.
И потому
Невеселы штрихи…
Но сохранили нам
Его улыбку
Надеждой озаренные
Стихи.
(А. Дементьев)

(Как известно, ссора Лермонтова с Мартыновым произошла в доме генерала Верзилина после безобидной шутки поэта по поводу мартыновского кинжала. Не поняв юмора и не приняв извинений, Мартынов вызвал Лермонтова на дуэль.)

Николай Мартынов
Приобрел кинжал.
И себя за это
Очень уважал.

Ибо в Пятигорске
Думали с тех пор,
Что кинжал за храбрость
Получил майор.

А на самом деле
Было все не так.
Он купил у горца
Золотой тесак.

Украшал кинжалом
Дорогой бешмет,
Поразить надеясь
Пятигорский свет.

Ничего ж другого
Не таилось в нем,
Чтоб пленить собою
Генеральский дом.

В тот июльский вечер,
В горький вечер тот
Лермонтов был весел,
Не жалел острот.

Музыка звучала
В гулкой тишине.
Никаких предчувствий.
Только синь в окне.

И когда последний
Смолк в тиши аккорд,
Вдруг упала фраза,
Словно камень с гор.

Лермонтов не думал
Обижать его.
Просто с губ сорвалось.
Больше ничего.

И хоть добродушен
Был девичий смех…
Но ведь над майором.
Да еще при всех.

А майор Мартынов
Так себя любил,
Что принять ту шутку
Не хватило сил.

И тогда был вызван
На дуэль поэт…
Впереди остался
Лишь один рассвет.

До чего ж нелепо
Все произошло.
Но молчало Небо
И зверело зло.
(А. Дементьев)

В Железноводск пришла весна,
Скорей похожая на осень.
Я все дела свои забросил.
И нас дорога понесла.

Висели тучи низко-низко.
Ручей под шинами пропел.
Фонарь, как вялая редиска,
В тумане медленном алел.

На повороте у дороги
Стоял обычный старый дом.
И сердце замерло в тревоге,
Как будто жил я в доме том.

Звенели женщины посудой.
Кому-то было недосуг.

. В то утро Лермонтов отсюда
Верхом помчался на Машук.
(А. Дементьев)

В гуденье пчел, в цветенье вишен,
От светских радостей вдали,
Болезненный, неловкий Миша
Писал стихи, искал любви;

Друзей и дев насмешки слыша,
Он чувства вытравил свои,
И уходил всё выше, выше
От пошлой косности земли.

Душа – больна, талант – велик,
А злой, язвительный язык
Любовь и дружбу отметает…
Он, вероятно, и сейчас,
В усмешке горькой щуря глаз,
Над миром демоном летает…

Любой мудрец – он циник по неволе.
А если мудрость в юные года
Дана тебе, как тягостная доля,
То жизнь твоя – дорога в никуда.

Он это знал. Всегда! И был, как ветер, –
Свободный. Гордый. Часто просто злой.
Как демон, что летал по белу свету,
Не принятый ни небом, ни землёй.

И, понимая всё, что движет миром,
Творил легко, изящно, на века.
Среди людей не находя кумиров,
Искал их там, где солнце, облака.

Всегда желая вырваться из круга,
Как храбрый воин, вечно рвался в бой.
И только глупый странный выстрел друга
Помог ему и подарил покой.
( В . Минеев )

Огоньки Пятигорска.
Годы как облака.
Сколько в жизни их? Горстка?
Или всё же века?
Ах, как все надоели!
Он подтянут и строг.
До последней дуэли
Ещё несколько строк.
Он коварен, как Демон,
И печален, как Бог,
Меж землёю и небом
Не вмещается вздох.
Ветку ветер колышет,
Пусто, гулко в груди.
Он садится и пишет.
Смерть уже позади.
(Н. Зиновьев )

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: