Скупой рыцарь

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы

Скупой рыцарь. Пушкин А.С.

Краткое содержание произведения Скупой рыцарь. Пушкин А.С.

Произведения русской и зарубежной литературы в кратком изложении

Скупой рыцарь. Пушкин А.С.

Пушкин А.С., Скупой рыцарь.
Сцена 1.
В башне.
Альбер и Иван
Альбер во что бы то ни стало хочет попасть на рыцарский турнир. Рассмотрев шлем, видит, что он пробит, испорчен, его невозможно одеть. Альтер сердится на графа Делоржа, попортившего шлем. Иван успокаивает Хозяина, достойно отомстившего обидчику — граф едва поднялся через сут-ки. Альбер же горюет: «. Его нагрудник цел венецианский. А грудь своя: гроша ему не стоит. Зачем с него не снял я шлема тут же! А снял бы я, когда б не было стыдно Мне дам и герцога. Проклятый граф!» Альберу легче бы потерять голову, чем шлем, у него нет денег на новый, нет приличного платья. Он сетует на бедность, унижающую его достоинство. Причиной его ярости и смелости на поединке была скупость. К тому же конь захромал, но нет возможности купить нового, и ростовщик больше не дает в долг. Альбер сам беседует с жидом Соломоном, который вместо ссуды пришел получать старый долг. Соломону нужен заклад, т.к. слово рыцаря ценно, пока он жив, а как убьют его, кто на слово поверит ростовщику? Альбер не хочет ждать наследство годы, деньги ему нужны сейчас. Жид предлагает юноше яд, чтобы отравить отца и ускорить получение наследства. Альбер взбешен этим предложением Соломона, готов его убить. Жид в страхе лопочет: «Я. я шутил. Я деньги вам принес». Альбер гонит ростовщика, но потом посылает слугу за деньгами, давая расписку. Альбер решается открыть герцогу свое плачевное состояние с тем, чтобы господин повлиял на отца Альбера, заставив содержать рыцаря «не как мышь, Рожденную в подполье».
Сцена 2.
Подвал. Барон.
Как молодой повеса ждет свиданья С какой-нибудь развратницей лукавой Иль дурой, им обманутой, так я Весь день минуты ждал, когда сойду В подвал мой тайный, к верным сундукам. Счастливый день! могу сегодня я В шестой сундук (в сундук еще неполный) Горсть золоту накопленного всыпать. Так я, по горсти бедной принося. Вознес мой холм — и с высоты его Могу взирать на все, что мне подвластно. Что не подвластно мне? как некий демон Отселе править миром я могу; Лишь захочу — воздвигнутся чертоги; В великолепные мои сады Сбегутся нимфы резвою толпою; И музы дань свою мне принесут, И вольный гений мне поработится, И добродетель и бессонный труд Смиренно будут ждать моей награды. Мне все послушно, я же — ничему; Я выше всех желаний; я спокоен; Я знаю мощь мою: с меня довольно Сего сознанья. (Смотрит на свое золото) Кажется, не много, А скольких человеческих забот, Обманов, слез, молений и проклятий Оно тяжеловесный представитель! Тут есть дублон старинный. вот он. Нынче Вдова мне отдала его, но прежде С тремя детьми полдня перед окном Она стояла на коленях воя. Шел дождь, и перестал, и вновь пошел, Притворщица не трогалась; я мог бы Ее прогнать, но что-то мне шептало, Что мужнин долг она мне принесла И не захочет завтра быть в тюрьме. А этот? этот мне принес Тибо — Где было взять ему, ленивцу, плуту? Украл, конечно; или, может быть, Там на большой дороге, ночью, в роще. Да! если бы все слезы, кровь и пот, Пролитые за все, что здесь хранится, Из недр земных все выступили вдруг, То был бы вновь потоп — я захлебнулся б В моих подвалах верных. Но пора. (Хочет отпереть сундук.) Я каждый раз, когда хочу сундук Мой отпереть, впадаю в жар и трепет. Я чувствую, что чувствовать должны Они, вонзая в жертву нож: приятно И страшно вместе. Варон хочет устроить «пир». Он зажигает свечи и отпирает все сундуки. Я царствую. Какой волшебный блеск! Послушна мне, сильна моя держава; В ней счастие, в ней честь моя и слава! Я царствую. но кто вослед за мной Приимет власть над нею? Мой наследник! Безумец, расточитель молодой, Развратников разгульных собеседник! Едва умру, он, он! сойдет сюда Под эти мирные, немые своды С толпой ласкателей, придворных жадных. Украв ключи у трупа моего, Он сундуки со смехом отопрет. И потекут сокровища мои В атласные диравые карманы. Он разобьет священные сосуды, Он грязь елеем царским напоит — Он расточит. А по какому праву? Мне разве даром это все досталось, Или шутя, как игроку, который Гремит костьми да груды загребает? Кто знает, сколько горьких воздержаний, Обузданных страстей, тяжелых дум, Дневных забот, ночей бессонных мне Все это стоило? Иль скажет сын, Что сердце у меня обросло мохом, Что я не знал желаний, что меня И совесть никогда не грызла, совесть, Когтистый зверь, скребущий сердце, совесть. Но сердце мне теснит Какое-то неведомое чувство. Нас уверяют медики:лесть люди, В убийстве находящие приятность. Когда я ключ в замок влагаю, то же Нет, выстрадай сперва себе богатство, А там посмотрим, станет ли несчастный То расточать, что кровью приобрел. О, если б мог от взоров недостойных Я скрыть подвал! о, если б из могилы Прийти я мог, сторожевою тенью Сидеть на сундуке и от живых Сокровища мои хранить, как ныне.
Сцена 3.
Во дворце. Альбер.
Герцог Альбер просит у герцога покровительства, тот обещает повлиять на барона. При их разговоре с герцогом барон клевещет на сына, якобы хотевшего отравить его. Альбер не выдерживает оговора отца и вызывает его на дуэль, барон принимает вызов. Герцог цытается их разнять. Старик падает и умирает, вспоминая лишь о ключах от сундуков. Герцог поражен: «Ужасный век, ужасные сердца!»

Скупой рыцарь. Пушкин А.С.

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы, сочинения по литературе, биографии писателей, анализ произведений.

Скупой рыцарь, анализ пьесы Пушкина

Перейдем к пьесе А.С. Пушкина » Скупой рыцарь». Пушкин недаром в конце 20-х годов стал разрабатывать эту тему. В эту эпоху и в России все более и более в систему крепостнического уклада вторгались буржуазные элементы быта, вырабатывались новые характеры буржуазного типа, воспитывалась жадность к приобретению и накоплению денег. «Скупой рыцарь» был в этом смысле в конце 20-х годов вполне современной пьесой».

В пьесе Пушкина два ростовщика: Жид, заимодавец Альбера, и сам Барон. Здесь дано традиционное представление о «росте» денег, т.е. о процентах, как об обмане бедняка. Деньги для Барона не господа и не слуги, а державные символы, «венец и бармы», они — свидетельство его царского достоинства. «Послушна мне, сильна моя держава» — говорит он себе. «Держава» Барона, однако, не есть понятие географическое, ибо распространяется на весь мир. Он завоевал мир, не выходя из дома, не силой оружия или тонкой дипломатией, а совсем иными средствами, иной «техникой» — монетой. Она — гарант его независимости, его свободы, не только материальной, но и духовной, в частности, моральной.

Упоение Барона золотом, гордое сознание собственной силы, могущества обычно трактуется как фигуральное выражение потенциальной силы. Такая трактовка вытекает из параллели с царем, из условного «Лишь захочу», создающего впечатление сжатой пружины — захочу, мол, и по мановению руки «воздвигнутся чертоги» и т.д. Все так, если не замечать некоего комического эффекта, того, что Барон несколько смешон, как смешон старик, играющийбицепсами. Барон служит золоту, деньгам, монете. Богатство Барона воплощает идею о власти и могуществе золота. Основа главного конфликта коренится в двойственной природе богатства: оно дает власть, но и порабощает.

Как писал известный советский исследователь, в «Скупом рыцаре» « .уже не проблема скупости отца, а гораздо более широкая проблема золота как полновластного хозяина жизни», «мрачная поэзия золота не характеризует лишь образ скупца-стяжателя, а выражает могущество и силу золота как общественного богатства», «золото господствует в трагедии»[1]. Тот же исследователь отмечал влияние золота на духовный мир и психику человека: «Факт обладания золотом, преломляясь в сознании старого Барона, превращается в идею индивидуальной силы и мощи самого обладателя золота. Свойства золота переносятся на личность его обладателя»[2].

Автор пытается постичь логику скупого, демоническую власть денег, питающую человеческую гордыню, иллюзорную убежденность в том, что богатому подвластно все. В своей гордыне богач забывает, что деньгам подвластен только земной суд, и они покупают только человеческие слабости. Вернее, деньги порождают или только провоцируют проявление человеческих слабостей (жадность), они приносят зло. Жадность влечет за собой безумие и утрату богатств, человеческого облика, жизни. Барон клевещет на сына (в первой сцене читатель узнает о том, что преступных помыслов у Альбера нет), воображает себя всемогущим, «как демон некий», и за это наказан внезапной и необъяснимой событиями смертью.

Приобретая золото, власть над другими, человек уже не властен над собой, становится скупым, что ведет к самоуничтожению. Поэтому и власть над другими только иллюзия, как гордые размышления Барона в подвале при виде своих сундуков. Это понимают окружающие:

О! Мой отец не слуг и не друзей

В них видит, а господ; и сам им служит.

И как же служит? Как алжирский раб, Как пес цепной.

Тему богатства в творчестве Пушкина выделял Г. Гуковский: «Он писал о золоте и капитале много. Эта тема явно преследовала его, выдвигаемая перед ним на каждом шагу картинами, новыми явлениями жизни России»[3]. Для многих персонажей трагедии важно только золото, Жизнь Барона, обладателя богатства, сундуков с золотом, становится помехой. В смерти скупого рыцаря заинтересованы и Альбер, и Жид, к которому рано или поздно перетекут унаследованные сокровища. В этом смысле в трагедии Пушкина все персонажи корыстны, все требуют денег (включая трактирщика). Важно золото, а не человек.

Суд высшей силы не заставил себя ждать. Барон внезапно умирает. Он мог бы жить еще на свете «лет десять, двадцать и двадцать пять и тридцать», как перечислял Соломон, называя и условие — если «Бог даст». Не дал. Так и происходит, еще до ночи возьмут у Барона душу, а мораль притчи пояснит нам за что — «так бывает с теми, кто собирает сокровище для себя, а не в Бога богатеет».

Энциклопедии
Энциклопедии бывают двух типов: • Первый содержит все знания, накопленные человечеством и расположенные в алфавитном порядке; каждому понятию в них отводится не меньше абзаца или, как, например, в «Британской энциклопедии» — дл .

Творческий путь Л.Н. Толстого. «Детство». «Отрочество». «Юность»
Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет — “Современнике” — появилась повесть “Детство”. В конце печатного текста читатели увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Отправляя свое первое соз .

Современные реалии в баснях И.А. Крылова
На фоне высокоторжественной патетической лирики двенадца­того года весьма резко выделяются басни И. А. Крылова. Басня, как известно, не принадлежит к жанрам, в которых решаются большие исторические проблемы. Басни Крылова — удивительно .

Скупой рыцарь, анализ пьесы Пушкина

Герой трагедии «Скупой рыцарь» Альбер желает вести жизнь, подобающую званию дворянина. Однако молодой человек вынужден влачить жалкое существование, поскольку его отец — богатый барон настолько скуп, что отказывает сыну в самом необходимом. Случай сводит отца и сына во дворце герцога, и эта встреча оказывается для скупого барона роковой.
Можно заметить, что персонажи произведения не упускают шанс, чтобы получить удовольствие от жизни. К примеру, барон с нетерпением ждет момента, когда, спустившись в подвал, он сможет «с весельем озирать» сундуки с золотом, наслаждаясь видом своих сокровищ и ощущая от этого «приятность»:
«Вот мое блаженство!» — услаждает золото взор барона.
Для сравнения, герцог полагает, что молодому рыцарю не следует избегать удовольствий:
«Мы тотчас приучим его к весельям, к балам и турнирам», — считает персонаж, что рыцарю подобное «прилично в его летах и званье».
При этом сам герцог предпочитает комфорт:
«Спокойны будьте. Вашего отца усовещу наедине, без шуму», — предлагает персонаж при удобном случае решить вопрос Альбера.
Равным образом герцог стремится к тому, чтобы его гости испытывали комфорт:
«Но сядем», — приглашает он барона расположиться поудобней.
Барон считает, что деньги предоставляют ему свободу поступать по собственному усмотрению:
«Мне все послушно, я же — ничему», — полагает персонаж, что он волен действовать так, как сочтет нужным.
Барон чувствует свою наибольшую свободу в подвале с сокровищами, представляя, что груды золота — это холм, с высоты которого он возвышается над всем:
«Вознес мой холм — и с высоты его могу взирать на все». Более всего барон стремится к власти. Благодаря деньгам он обретает немалое влияние:
«Я царствую! . Послушна мне, сильна моя держава; в ней счастие, в ней честь моя и слава!» — ощущает себя рыцарь властителем.
Между тем барон ни с кем не желает делить власть, которую могут дать деньги, даже с собственным сыном:
«Я царствую., но кто вослед за мной примет власть над нею?» — не хочет богач уступать власть над своей «державой».
Тем самым герои трагедии стремятся к удовольствию, комфорту, свободе и властщ что соответствует гедонистическим потребностям.
Между тем персонажи не всегда могут реализовать свои желания, равно как и сами не всегда удовлетворяют аналогичные потребности других. Соответственно, в этой связи герои выражают недовольство, ощущают дискомфорт, несвободу, бессилие.
Например, Альбер часто сетует на свое «проклятое житье». Рыцарь недоволен тем, что при богатом отце он вынужден испытывать «стыд горькой бедности»:
«Когда б не крайность, вы б жалобы моей не услыхали», — высказывает Альбер свое недовольство герцогу.
Равным образом Альбер недоволен тем, что он вынужден брать взаймы у прижимистого Соломона:
«Разбойник! Да если б у меня водились деньги, с тобою стал ли б я возиться?» — ругает рыцарь скрягу — ростовщика.
Герои трагедии нередко испытывают ощущение дискомфорта. Так, барон с большим трудом скопил свои деньги:
«Кто знает, сколько . тяжелых дум, дневных забот, ночей бессонных мне все это стоило?» — трудно далось богатство рыцарю.
При этом барон хорошо сознает, что люди неохотно расстаются с деньгами:
«Дублон старинный. вот он. Нынче вдова мне отдала его, но прежде с тремя детьми полдня перед окном она стояла на коленях воя», — крайне отягощена нужной вдова, просящая отсрочки долга.
Персонажи драмы подчас не свободны в своем выборе, либо лишают свободы выбора других людей. Например, барон полагает, что даже вольные художники вынуждены творить за деньги:
«И музы дань свою мне принесут, и вольный гений мне поработится», — мечтает барон заставить служить себе «вольный гений».
Альбер рассчитывает на то, что герцог принудит его отца дать денег сыну:
«Пускай отца заставят меня держать как сына, не как мышь, рожденную в подполье», — надеется рыцарь, что барона заставят выдать ему приличное содержание.
Порой герои бессильны что-либо изменить. Так, пожилой барон жалеет, что он не в силах унести золото с собой в могилу:
«О, если б мог от взоров недостойных я скрыть подвал! О, если б из могилы прийти я мог, сторожевою тенью сидеть на сундуке и от живых сокровища мои хранить, как ныне!» — не властен барон над смертью.
Для сравнения, для Альбера поводом ощущать свое бессилие служит бедность. Рыцарь не может приобрести ни новый шлем взамен старого, который «пробит насквозь, испорчен», ни нового коня вместо того, что «все хромает»:
«Недорого, да денег нет у нас», — напоминает слуга Альберу, что тот не в состоянии купить себе ничего.
Персонажей произведения отличает не только определенный набор стремлений, но и способы удовлетворения своих желаний.
К примеру, богатый барон верит в то, что деньги дают неограниченную власть, а потому ощущает свое могущество:
«Что не подвластно мне? Как некий демон отселе править миром я могу», — грезит барон о господстве над миром.
Подчас персонажи вынуждены подчиниться воле более могущественного лица, либо воле обстоятельств. Так, ростовщик уступает Альберу, почуяв угрозу своей жизни:
«Простите: я шутил. Я. я шутил. Я деньги вам принес», — готов Соломон подчиниться требованиям рыцаря.
Для сравнения, барон убежден, что все подчинено силе денег:
«И добродетель и бессонный труд смиренно будут ждать моей награды. Я свистну, и ко мне послушно, робко вползет окровавленное злодейство», — пресмыкаются все перед золотом, по мнению богача.
Естественное стремление сына к свободе барон расценивает как тягу к вседозволенности:
«Он дикого и сумрачного нрава. Он молодость свою проводит в буйстве», — своенравен Альбер, по словам его отца.
Между тем Альбер крайне ограничен в своих возможностях вследствие нищенского положения:
«Вам выехать на нем еще нельзя», — напоминает слуга рыцарю, что тот вынужден повременить до тех пор, пока конь не оправится от травмы, поскольку на новую лошадь «денег нет».
Желая обеспечить Альберу комфортную жизнь, герцог не видит ничего плохого в том, чтобы молодой рыцарь чувствовал себя вольготно.
«Назначьте сыну приличное по званью содержанье», — предлагает герцог барону дать сыну вдоволь денег.
При богатом отце Альбер крайне стеснен в средствах:
«О, бедность, бедность! Как унижает сердце нам она!» — стесняется рыцарь своего положения.
Любя получать удовольствие от созерцания своих сокровищ, барон упивается видом сундуков, набитых золотом:
«Хочу себе сегодня пир устроить: зажгу свечу пред каждым сундуком, и все их отопру. . Какой волшебный блеск!» — желает барон всласть насладиться блеском драгоценного металла.
Вместе с тем, даже скопив огромное богатство, барон испытывает неудовлетворенность:
«Мой наследник! Безумец, расточитель молодой, развратников разгульный собеседник! Едва умру, он, он! сойдет сюда. Украв ключи у трупа моего», — беспокоит скупца, что его золото достанется другому.
Проведенный анализ характеров персонажей трагедии «Скупой рыцарь» показывает, что ее героям присущи гедонистические потребности. Персонажи различаются как видами стремлений, так и способами реализации своих желаний, сопряженными с чертами характера.
Для персонажей произведения характерна тяга к удовольствиям. При этом каждый из них находит наслаждение в своем. Так, один из героев упивается видом своих сокровищ. Вместе с тем персонажи зачастую испытывают чувство неудовлетворенности, вследствие чего выражают свое недовольство.
Герои тяготеют к комфорту и порой чувствуют себя вполне вольготно. Однако по большей части персонажи стеснены обстоятельствами и испытывают от этого дискомфорт.
Персонажи ценят свою свободу. Порой ими овладевает чувство вседозволенности. Вместе с тем герои нередко ограничены в своем выборе или вовсе несвободны в нем.
Главного героя произведения отличает стремление к власти. Ему приятно ощущение собственного могущества, которое дают ему деньги. В то же время и он нередко вынужден подчиняться воле обстоятельств, подчас ощущая собственное бессилие что-либо изменить.

Анализ персонажей характеристика сюжета трагедии Скупой рыцарь.

Анализ пьесы Пушкина “Скупой рыцарь”

Ужасный век — Ужасные сердца…

Написанная А.С. Пушкиным пьеса «Скупой рыцарь» по праву может называться тонким психологическим анализом души человека, глубоким изучением сущности личности, её пороков и страстей.

Главенствующей темой драматического произведения является, как раз, скупость, жадность, гиперболизированная в некую необузданную страсть к накопительству и нежеланию тратить ни копейки.

Эта тема мастерски раскрыта автором в её самых мельчайших тонкостях.

Поэт обрисовывает трагичную картину происходящего — человек,

Более того, поэт уделяет внимание и первоисточникам, зародившим эту невиданную бесчеловечное стремление к золоту.

Александр Сергеевич преподносит главного героя—скупого рыцаря, как порождение определенной исторической эпохи, но однако же, каждый период истории способен сотворить такого человека.

Поэт не пускается в нравоучения, не старается изобличить мораль, он лишь во всей красе показывает ужасную власть пороков над людьми, власть и силу коварного металла над

Страсть к деньгам барона основана на его безграничной жажде власти над другими. Он «чахнет как Кощей над златом» в очередной раз отказывая в своих прихотях и себе и бедному сыну, пытается доказать , что всё подвластно ему в этом мире.

Рассуждая он заключает, что на его богатства можно купить абсолютно всё: любовь, доброе отношение к себе, нещадный труд батраков, и выстроить роскошные дворцы, и поработить умы…

Скупой рыцарь думает о своей безнаказанности и полном всевластии, возомнив себя неким божеством:

«Мне все послушно, я же — ничему…»

Однако, дальше сладких грёз и мечтаний барон не уходит, уверяя себя, что он выше желаний и ему достаточно лишь ощущать эту мощь.

На самом же деле, он обманывает самого себя.

Открывая сундуки, наполненные золотом и серебром, он лишь любуется ими и заковывает на замки вновь. Мечты остаются мечтами. Силы же, которыми наделяет себя скряга, не божественны. Он раб, жалкий раб своего богатства, презренного металла.

Сын Альбер в отчаянии восклицает:

«О! мой отец не слуг и не друзей

В них видит, а господ; и сам им служит.»

Для отца — его сын враг номер один. Он тот, кто после смерти растратит всё до последнего гроша, изничтожит его мечты. И на краю гибели, с предсмертной агонии старик кричит:

«Ключи, ключи мои!»- страшась за будущее богатства.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: