Сказочные произведения Пушкина на примере «Сказки о царе Салтане»

В 1830 году Пушкин начинает писать сказку о медведихе «Как весенней теплою Порой», оставшуюся незавершенной. В 1831 году закончены «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о попе и о работнике его Балде». В 1833 году написаны две сказки! «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». В 1834 году появилась «Сказка о золотом петушке». А. С. Пушкин создает свои сказки на фольклорном материале. «Сказка о попе и о работнике его Балде» близка по сюжету к народной сказке «Батрак Шабарша». Сюжет «Сказки о рыбаке и рыбке» связан истоками со сказкой «Жадная старуха» и был подарен Пушкину собирателем фольклора писателем В. И. Далем. «Сказка о царе Салтане» перекликается с народной сказкой «О чудесных детях». «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях» близка к сюжету народной сказки «Волшебное зеркальце». Обращаясь к устному народному творчеству, А. С. Пушкин видит в нем неисчерпаемые возможности для обновления литературы.

Поэт искал свой путь освоения большой поэтической формы. Он пересматривает все современные эстетические теории, считавшиеся неизменными. Так, сказку Пушкин рассматривает как большой эпический жанр литературы в отличие от многих современных ему писателей, считавших, что это жанр незначительный, мелкий. Живя в Михайловском, в ссылке, поэт писал брату Льву: «Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма». Создавая сказки, Пушкин обращается не к какому-то одному сюжету, как делали многие его современники, а собирает и обрабатывает наиболее яркие варианты и мотивы русского и зарубежного фольклора.

Сказки А. С. Пушкина — сюжетные произведения, в которых показан резкий конфликт между светлым и темным миром. Примером может служить «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди». Она была написана в 1831 году и впервые напечатана в 1832 году в третьей части «Стихотворений А. Пушкина». Это была первая сказка Пушкина, появившаяся в печати. Она встретила разноречивые отклики. Далеко не все современники поняли новаторство Пушкина и увидели рождение нового поэтического жанра. Это произведение — не подражание и не переложение народной сказки, а прямой ее наследник не только по внешним признакам, но и по реалистической основе и глубокому социальному содержанию. В нем с самого начала дается тонкое сатирическое снижение образа царя: «Во все время разговора он стоял позадь забора. »

По цензурным условиям А. С. Пушкин не мог откровеннее высмеять высокородного любителя подслушивать. Но в черновой прозаической программе «Сказки о царе Салтане» поэт четко наметил черты его характера: «Царь имел привычку гулять поздно по городу и подслушивать речи своих подданных. Он с приятной улыбкой подошел к меньшой сестре, взял ее за руку и сказал: будь же царицей и роди мне царевича! Потом, обратясь к старшей и средней, сказал он: ты будь у меня при дворе ткачихой, а ты — кухаркой». В сказке отражены многообразные оттенки человеческих чувств:

  • В кухне злится повариха,
  • Плачет у станка ткачиха,
  • И завидуют ей
  • Государевой жене

и раскрываются сложные взаимоотношения между людьми («А ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой извести ее хотят. »). Действие развертывается динамично, без длительных описаний. Пушкин-сказочник выступил против монотонности поэзии, против стертых ритмико-синтаксических оборотов. Его стих подвижен, передает ритм движения и напряженность событий:

  • Едет с грамотой гонец,
  • И приехал наконец.
  • А ткачиха с поварихой,
  • С сватьей бабой Бабарихой,
  • Обобрать его велят;
  • Допьяна гонца поят
  • И в суму его пустую
  • Суют грамоту другую.

Динамизм и быстрота смены событий свободно и легко уживаются с пейзажными картинами, лаконичными и зримо-красочными:

  • Ветер весело шумит,
  • Судно весело бежит.
  • В синем небе звезды блещут,
  • В синем море волны хлещут;
  • Туча по небу идет,
  • Бочка по морю плывет.
  • Ветер на море гуляет
  • И кораблик подгоняет;
  • Он бежит себе в волнах
  • На раздутых парусах.

Энергична и действенна у Пушкина-сказочника звуковая организация стиха. Значимостью у него обладает каждый звук, то передающий плеск морской волны, то воспроизводящий полет комара или шмеля:

  • Море вздуется бурливо.
  • Закипит, подымет вой,
  • Хлынет на берег пустой,
  • Разольется в шумном беге.
  • Тут он в точку уменьшился,
  • Комаром оборотился,
  • Полетел и запищал.
  • Тут он очень уменьшился,
  • Шмелем князь оборотился,
  • Полетел и зажужжал.

С. Я. Маршак в «Заметках о сказках Пушкина» дает мудрый совет: «Я не думаю, что мы должны объяснять ребенку, какое значение имеют в этих стихах звуки «з» и «ж», характеризующие полет комара и шмеля. Пусть дети чувствуют звуковую окраску стихов, не занимаясь анализом. Но мы-то сами, прежде, чем прочесть стихи детям, должны хорошо услышать все эти «з», «ж», длинное, высокое «и» — в слове «злится» и низкое, гулкое «у» в словах «кружится» и «жужжит».

Пушкин выступает в «Сказке о царе Салтане» как борец за народность языка, или «просторечье», как тогда говорили. Мягко, задушевно звучит речь героев, полная слов с ласкательными суффиксами, характерными для устного народного творчества:

  • «. белочка при всех
  • Золотой грызет орех,
  • Изумрудец вынимает,
  • А скорлупку собирает. »

«Сказка о царе Салтане» завершается не моралистическим выводом, как было у многих других писателей-сказочников, а веселым пиром, славящим торжество добра. Положительные персонажи в длительной борьбе побеждают: князь Гвидон встречается с отцом; ткачиха, повариха и сватья баба Бабариха посрамлены. Читатели всем сердцем на стороне «светлого мира» сказки, олицетворенного в образах царицы-матери, князя Гвидона, царевны Лебеди. Только образ царя Салта-на вызывает сомнения и раздумья. Вот как говорит об этом К. И. Чуковский в книге «От двух до пяти»: «Мальчишка с большим увлечением слушал сказку о царе Салтане. Но все время его тревожил вопрос: «Что же такое этот самый Салтан? С одной стороны, он как будто человек симпатичный, а с другой стороны, он уж слишком поддается влиянию злой Бабарихи и ее коварных подруг. Поэтому все время он перебивал рассказчика вопросами об этом непостижимом царе:

  • — А что он — правильный?
  • — А он хороший?»

Подобные сомнения и раздумья — начало активной работы творческого сознания маленького слушателя. Это свидетельство большого воспитательного значения подобных произведений.

СКАЗОЧНАЯ КИСТЬ ИВАНА БИЛИБИНА

Сказки Александра Сергеевича Пушкина любят дети и взрослые. Самые лучшие художники создавали и создают иллюстрации к этим удивительным сказкам. А что же такое иллюстрация?

Это слово происходит от латинского illustratio — «освещение», то есть наглядное изображение, сопровождающее и дополняющее текст. Созданием иллюстраций занимается художник-иллюстратор.

Писатель черпает вдохновение для своих сказок из произведений фольклора — устного народного творчества. А чтобы создать иллюстрации к сказкам русского народа, художник изучает русский быт, архитектуру, костюм, обычаи.

Где же художник может узнать все это? В музеях, в библиотеках, совершая поездки по стране. И только потом он принимается за работу.

Одним из выдающихся художников-иллюстраторов был Иван Яковлевич Билибин, который любил произведения Пушкина и подарил нам множество рисунков со сказочными сюжетами.

И. Я. Билибин родился в Петербурге, в конце XIX века, в семье военного врача. Отец не одобрял интереса сына к рисованию, и по его желанию Билибин окончил юридический факультет Петербургского университета. Но одновременно он занимался в школе Общества поощрения художеств, как вольнослушатель поступил в мастерскую Ильи Репина в Академию художеств, два месяца учился в Германии, где в то же время получали образование многие русские живописцы и графики.

Отдыхая летом в Тверской губернии, художник знакомится с русской деревней и народным творчеством.

Совершив поездки по северу России, он увидел древние церкви, избы, домашнюю утварь, наряды.

Увлечение И. Я. Билибина старинным русским искусством получило отражение в иллюстрациях к пушкинским сказкам. Первой Билибин проиллюстрировал «Сказку о царе Салтане, о сыне его, славном и могучем богатыре, князе Гвидоне Салтановиче, и о прекрасной царевне Лебеди». Вспомним, как она начинается: «Три девицы под окном пряли поздно вечерком»… и мечтали выйти замуж за царя.

Теперь посмотрим на иллюстрацию: в это время на дворе стоит светлая ночь, молодится месяц, уютно светятся маленькие окошки заснеженного терема с резным крыльцом, вдалеке видна церковь, и вот, провалившись в снег, стоит и подслушивает «царь, стороны той государь».

Голубоватый снег светится, сияют драгоценные одежды, прекрасна тишина зимней ночи — царь спешит к своей суженой.

Рассматривая иллюстрацию, можно и услышать хруст снега, и ощутить морозный зимний воздух.

Вот еще один эпизод сказки:

…и иллюстрация: на переднем плане чинно восседает на троне царь в окружении приближенных. Ему кланяются гости. Один за другим они изображены в центре иллюстрации. На парчовых и бархатных нарядах гостей царя Салтана — крупный орнамент, вышитый жемчугом, золотистыми нитями и бусинками из драгоценных камней. Они превращают передний план рисунка в череду разноцветных узоров, которые хочется рассмотреть и потрогать.

Соединив традиции русского народного искусства и навыки профессиональной живописи, художник выработал свой стиль, который получил название «билибинский». Художественный стиль — это не только техника и приемы, которыми пользуется определенный автор, но и его способ выразить свои чувства. Для Билибина это любовь к русской старине и увлеченность пушкинскими сказками.

Свои иллюстрации Иван Билибин создавал так: сначала делал рисунок на бумаге, потом обводил контур тушью, а затем раскрашивал акварелью. Четкую, упругую линию художник проводил тонкой кисточкой. Линия то причудливо завивается, то распрямляется, выписывая сказочно нарядный узор. За четкость и твердость линии товарищи в шутку прозвали его «Иван — железная рука».

Этот яркий, праздничный, декоративный стиль близок народному творчеству. Получив высокую оценку современников, он очень быстро стал популярным и приобрел многих подражателей. Какие бы сказочные события ни изображал художник — грустные, радостные, волнующие, торжественные, его рисунки всегда привлекают внимание.

Кроме книжных иллюстраций, И. Я. Билибин создал большое количество театральных декораций и костюмов, но в первую очередь его помнят как иллюстратора сказок. И это не удивительно: изображая богатую древнерусскую культуру, Билибин сумел нарисовать иллюстрации так, что их хочется долго-долго рассматривать, ощущая себя героем этого сказочного мира.

Сегодня, сказки с иллюстрациями И. Я. Билибина вы вместе с друзьями и родителями можете увидеть в Музее семьи Бенуа в Петергофе. Особенно интересна как раз «Сказка о царе Салтане…», где на внутренней сторонке обложки имеется автограф самого художника-иллюстратора.

Е. Ю. ШЕМЯГИНА,
Государственный музей-заповедник «Петергоф»

Сопоставление «Медного всадника» со «Сказкой о царе Салтане»

В ином соотношении с волшебной сказкой оказалась поэма «Медный всадник». Пластическое изображение Петербурга напоминает старинную литографию и даже имеет внутреннее соответствие лубочной «картинности», которой окрашены сказки Пушкина. Но только волшебная сказка могла допустить переплетение одической и сказочной традиций, отмеченное в «Медном всаднике» Медришем. Подобное переплетение появилось в творчестве Пушкина значительно раньше: в прологе к «Руслану и Людмиле» («У лукоморья дуб зеленый. »); так своеобразно объединились первая и последняя поэмы Пушкина. «Русский дух» поэт находил не только в преданьях старины глубокой и в идеальном образе исторического прошлого, но и в лучших проявлениях современной ему деревенской и городской жизни: лесной терем в сказке, величественный Петербург в поэме.

Сопоставление «Медного всадника» со «Сказкой о царе Салтане» можно продолжить. Образ Петра-созидателя перекликается с образом сказочного богатыря князя Гвидона. Пушкин повторяет в поэме метафору выхода на волю, в большой мир:

  • «Как бы здесь на двор
  • «Природой здесь нам суждено окошко
  • В Европу прорубить окно,
  • Нам проделать?» молвил он,
  • Ногою твердой стать при
  • Вышиб дно и вышел вон море».

Обращает на себя внимание примечание Пушкина к этому месту в поэме: неопределенная ссылка на Альгаротти («Петербург — окно, через которое Россия смотрит в Европу»). Быть может, поэт прибег здесь к мистификации, чтобы приглушить явное сходство со сказкой. Стремление уводить сказочные элементы в подтекст у позднего Пушкина несомненно. Это проявилось и в повести «Капитанская дочка» (1836). Ее повествовательная канва соответствует сюжетной линии волшебной сказки.

Образы Пушкина нашли отражение и в так называемой «народной фольклористике»: иногда шутливом, иногда серьезном объяснении самим народом его устного творчества. Отзвуки пролога к «Сказке о царе Салтане» можно обнаружить в рассуждении известного петрозаводского сказочника Ф. П. Господарева:

  • Песни и сказки сочиняют морские цыганки, вроде русалок. Они в море сидят и песни поют и сказки сказывают. Зато без девушки ни одна песня не поется, ни одна сказка не сказывается. А люди, такие спецы, сидят на берегу и слухают и записывают: какой мотив песни и какая песня, и сказки записывают: и спускают написанное по свету. Вот один читает, а другой слухает, а этот передает другому, а другой — третьему, а третий— четвертому. Так они и идут своей дорогой, как мы скажем сейчас: есть у нас ряса, по всему свету растяглася, от конца до конца, куда ни иди — тут она.

Достоевский писал о Пушкине: «Значение его в русском развитии глубоко знаменательно. Для всех русских он живое уяснение, во всей художественной полноте, что такое дух русский, куда стремятся все его силы и какой именно идеал русского человека». Сказки Пушкина помогают понять его творчество как одно из выдающихся проявлений духовной энергии России.

Реферат на тему: Пушкин: Народность сказок Пушкина

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Сказки Пушкина не являются точным переложением народных сказок, и лишь немногое из этих сказок попало в его стихотворные сказки. Большая же часть заимствована им из немецких сказок братьев Гримм. Выбирая занимательный сказочный сюжет и переделывая его свободно во вкусу русских народных сказок, Пушкин совершенно не заботился о подлинности рассказываемых сказок. Из вышесказанного можно сделать вывод, что сказкам присущ вымысел и романтизм, но интерес к сказкам Пушкина был, есть и остается. Интересно почему? А потому что они очень народны. В них отражены эпизоды из жизни простых крестьян и бедноты: «Жил старик со старухой У самого синего моря: Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года, Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу.» и «Хоть бы взял ты с нее корыто, Наше-то совсем раскололось.» ( Сказка о рыбаке и рыбке) Видно, что жили старик со старухой, и не всегда у них хватало еды: «Раз он в море закинул невод, Пришел невод с одною тиной. Он другой раз закинул невод, Пришел невод с травою морскою. Третий раз он закинул невод, Пришел невод с одною рыбкой,.» Отражен в сказках Пушкина также и определенный уклад жизни простых людей. На Руси девушки проводили вечера за рукоделием и общением друг с другом, рассказывая свои мысли и мечты: «Три девицы под окном Пряли поздно вечерком. Кабы я была царица, Говорит одна девица, То на весь крещеный мир Приготовила б я пир. Кабы я была царица, Говорит ее сестрица, То на весь бы мир одна Наткала бы полотна. Кабы я была царица, Третья молвила сестрица, Я б для батюшки-царя Родила богатыря». (Сказка о царе Салтане) Как хорошо описал Пушкин добротную русскую избу, назвав ее теремом: «И царевна очутилась В светлой горнице; кругом Лавки, крытые ковром, Под святыми стол дубовый, Печь с лежанкой изразцовой Видит девица, что тут Люди добрые живут,.» «Засветила богу свечку, Затопила жарко печку, На полати взобралась И тихонько улеглась» (Сказка о мертвой царевне) Создается объем большого, светлого, надежного жилища и очень русского: светлая горница, лавки, стол дубовый под святыми, печь с лежанкой изразцовой. В каждом доме на Руси был угол, где висели иконы и стол в доме всегда ставили под святыми. Город на старой Руси также описан в сказках: «И дивясь перед собой, Видит город он большой, Стены с частыми зубцами И за белыми стенами Блещут маковки церквей И святых монастырей» Сказки народны также и потому, что А. С. Пушкин использует в них слова и обороты, свойственные большинству людей в России того времени: — «И пустили в Окиян» — «Девицу в живых оставил» — «Чародея подстрелил» — «Лебедь тешится моя» — «Мать и сын идут ко граду» — «И Ответ держать велит» — «За морем житье не худо» — «Не привальный, не жилой» — «Чуду царь Салтан дивится» — «Обмерла и окривела» — «Чудо-чудное завесть» — «Свет о белке правду бает» — «При честном при всем народе» — «Злыми жабами глядят» — «Молит князь: душа де просит, Так и тянет и уносит.» — «У моря искать дичины» — «Со креста шнурок шелковый» — «Смотрит — видит дело лихо: Бьется — лебедь средь зыбей» — «Молвит он: коль жив я буду» — «К нам он в гости обещался А доселе не собрался» — «С сватьей бабой Бабарихой;» — «И засеян двор большой Золотою скорлупой» — «В нем взыграла ретивое!» — «.и дух в нем занялся. Царь слезами залился» — «Их нашли насилу там» Все эти строки взяты из сказки А. С. Пушкина «Сказка о царе Салтане, о сыне его, славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной Царевне Лебеди».

Попадья Балдой ненахвалится, Поповна о Балде лишь и печалится, Попенок зовет его: тятей;» Справедливость весело и празднично торжествует в «Сказке о попе и о работнике его Балде». С искрой задора, насмешки над жадностью попа, несмышленостью усердного бесенка Пушкин дал возможность Балде наказать попа за жадность без особых усилий, но по заслугам, хотя данные персонажи находились на разных социальных лестницах. «Сказка о попе и о работнике его Балде» не могла быть разрешена цензурой при Пушкине и была напечатана только после его смерти. Все рассматриваемые персонажи сказок Пушкина, как несимпатичные и злые, так и добрые и справедливые — все они являются как бы собирательными образами народности сказок Пушкина, очень понятными читателю любого возраста, любой социальной направленности. А разве это не показатель? Еще одним важным фактором сказок Пушкина является вымысел и романтическое настроение, а также сюжеты, навеянные услышанными русскими сказками. Все это так искусно переплетено, что задумываться, где быль или небыль, не хочется. А хочется читать, и верится, и представляется, что действительно: «Бочка по морю плывет. Словно горькая вдовица, Плачет, бьется в ней царица; И растет ребенок там Не по дням, а по часам». или «Лишь ступил на двор широкой — Что ж? Под елкою высокой, Видит белочка при всех Золотой грызет орех, Изумрудец вынимает, А скорлупку собирает, Кучки равные кладет, И с присвисточкой поет При честном при все народе: Во саду ли, в огороде.» Как же мягко воспринимаются чудеса и волшебные персонажи в сказках А. С. Пушкина, но, самое интересное, что воспринимаются они как действительно живые, физически ощутимые: и тридцать три богатыря «в чешуе, как жар, горя»: «Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны как на подбор — С ними дядька Черномор». или царевна-лебедь «Встрепенулась, отряхнулась, И царевной обернулась: Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит; А сама-то величава, Выступает будто пава, А как речь-то говорит, Словно реченька журчит.» а зеркальце? «Ей в приданное дано Было зеркальце одно; Свойство зеркальце имело: Говорить он умело.» В русских сказках были волшебные зеркала, но такого обаятельного и справедливого зеркала не встречалось раньше: «Ах ты мерзкое стекло! Это врешь ты мне на зло.» «Зеркальце в ответ: А царевна все ж милее Все ж румяней и белее» В сказках Пушкина разговаривает природа (солнце, ветер, месяц, море, волны), «золотой петушок», «золотая рыбка», черт и бесенок. Все говорящие волшебные персонажи в сказках Пушкина добры, гуманны, благородны. Град на острове Буяне воспринимается сознанием действительно существующим, таким же как и описан: за белыми стенами маковки церквей, все богаты в этом городе, изб нет, везде палаты. Остров Буян — это такой уголок, куда хочется спрятаться: там творят только добро, там как-то очень хорошо. Похоже, что и сам Пушкин, душою отдыхал, воображая этот остров и город на нем. Все рассмотренные элементы сказок А. С. Пушкина дают возможность сделать вывод «Им присуща народность». ВСЕМИРНОСТЬ ПУШКИНА. 1 В свое время В. Г. Белинский в силу присущей ему способности исторического мышления счел нужным ограничительно определить социальную значимость своих оценок художественных произведений.

А Балда приговаривал с укоризною: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною.» Невыполненное обещание царя Додона привело его не только к своей гибели, но и к гибели мудреца: Старичок хотел заспорить, Но с царями плохо вздорить; Царь хватил его жезлом По лбу: тот упал ничком Да и дух вон. — Вся столица Содрогнулась — А девица Хи-хи-хи да ха-ха-ха! Не боится, знать, греха. Царь тот был встревожен сильно, Усмехнулся ей умильно — Вот — въезжает в город он. Вдруг раздался легкий звон И в глазах у всей столицы Петушок вспорхнул со спицы, К колеснице полетел, И царю не темя сел. Встрепенулся, клюнул в темя И взвился. И в то же время С колесницы пал Додон — Охнул раз — и умер он.» В «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях» злая мачеха царица погибла от собственной злобы, узнав, что жива царевна: «В двери прямо побежала И царевну повстречала. Тут тоска ее взяла И царица умерла.» Не только в «Сказки о царе Салтане.» зло было не наказано, и ткачиху, и ткачиху, повариху, сватью бабу Бабариху отпустил царь Салтан домой. О добре, любви к матери и отцу, об уважении к человеку, о любви к прекрасному, о выдумке и находчивости и просто о любви — обо всем этом А. С. Пушкин пишет в своих сказках. Если в сказке «О золотом петушке» царь Додон за добро отплатил мудрецу, убив его, то в «Сказке о царе Салтане.» за добро добром отплачивает царевна Лебедь, так как должно быть: «И царевичу потом Молвит русским языком: Ты, царевич, мой спаситель, Мой могучий избавитель, Не тужи, что за меня Есть не будешь ты три дня, Что стрела пропала в море; Это горе — все не горе. Отплачу тебе добром, Сослужу тебе потом» И сдержала Лебедь свои обещания, и каждый раз, когда Гвидону хотелось увидеть отца, помогала ему и чудо увидеть и осуществить, тоже помогала. Как прекрасно описана сцена у Пушкина, когда царевна-Лебедь соглашается стать женой Гвидона, и он, любящий сын, ведет ее к своей матушке. Это так красиво, романтично и волнующе: «Князь царевну обнимает, К белой груди прижимает И ведет ее скорей К милой матушке своей. Князь ей в ноги, умоляя: «Государыня-родная! Выбрал я жену себе, Дочь послушную тебе. Просим оба разрешенья, Твоего благословенья: Ты детей благослови Жить в совете и любви». Над главою их покорной Мать с иконой чудотворной Слезы льет и говорит, «Бог вас, дети, наградит». Все мысли царевича Гвидона устремлены к отцу, царю Салтану. Все его посещения отца в виде комара, шмеля и мухи имели лишь одну цель: заставить царя Салтана посетить «дивный остров» и соединить сердца отца и матери и свое с ними. Его усилия даром не прошли: «Князь Гвидон тогда вскочил, Громогласно возопил: «Матушка моя родная! Ты, княгиня молодая! Посмотрите вы туда: Едет батюшка сюда». «К морю сам идет Гвидон, Там царя встречает он С поварихой и ткачихой, С сватьей бабой Бабарихой; В город он повел царя, Ничего не говоря. Показав все чудеса острова царевич Гвидон представляет свою жену царевну Лебедь, а та: И свекровь свою ведет. Царь глядит и узнает. В нем взыграло ретивое! «Что я вижу? что такое? Как!» и дух в нем занялся. Царь слезами залился, Обнимает он царицу И сынка, и молодицу, И садятся все за стол; И веселый пир пошел.» О преданности, такой характерной для любящих женщин в «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» Пушкин несколько грустно и печально рассказывает: «Царь с царицею простился, В путь-дорогу снарядился, И царица у окна Села ждать его одна.

Такой художественный анахронизм и явное нарушение стиля — образ современного освистанного актера, иллюстрирующий кровавую картину чудесной битвы, мог быть допущен Пушкиным лишь под напором господствующих впечатлений от спектакля. Театрал решительно восторжествовал над поэтом, и случайный эпизод вечернего представления отложился на картине сказочного сражения. Это характерный штрих, и его следует запомнить. «Руслана и Людмилу» писал завсегдатай театральных зал — Непостоянный обожатель Очаровательных актрис — Почетный гражданин кулис. И не только на случайном иллюстрированном моменте, но и на целом ряде описаний, эпизодов и подробностей сюжета сказалась эта театральная восприимчивость автора. VI По своим источникам и образцам «Руслан и Людмила» представляет собой чрезвычайно сложный, даже мозаичный, состав. В научной литературе установлены воздействия на поэму народных сказок, волшебно-рыцарских романов, Ариоста, Вольтера, Гамильтона, Радищева, Карамзина, Жуковского, даже «Славянских древностей» Попова. Не следует ли от этих книжных воздействий обратиться и к живым театральным воспоминаниям Пушкина той именно эпохи, когда писалась его первая поэма? Мы полагаем, что это необходимо сделать

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: