Сергею Есенину — В

«Сергею Есенину» Владимир Маяковский

Анализ стихотворения Маяковского «Сергею Есенину»

Не секрет, что Владимир Маяковский считал себя гением, поэтому к творчеству других поэтов, в том числе и классиков русской литературы относился с некоторым пренебрежением. Одних он открыто критиковал, над другими насмехался, третьих и вовсе обличал в графоманстве, считая, что их произведения не представляют никакой ценности для будущих поколений. К Сергею Есенину у Маяковского было весьма противоречивое отношение. Он признавал, что у этого поэта есть литературный дар, однако не мог смириться с безыдейностью и беспринципностью «звонкого забулдыги подмастерья», считая, что Есенину надо тратить свой талант не на описание красот родной природы, а на благо революции.

Тем не менее, после трагической гибели Есенина Маяковский пересмотрел свои взгляды на его жизнь и творчество. В результате весной 1926 года было написано стихотворение «Сергею Есенину», в котором Маяковский пытается объяснить причины смерти поэта. К тому моменту официальной версией гибели Есенина является самоубийство, и Маяковский не догадывается, что спустя годы утверждение, что, якобы, поэт повесился в номере питерской гостиницы «Англитер», будет поставлено под сомнение. Однако в момент создания этого произведения Маяковский убежден – поэт ушел из жизни добровольно, так как не смог найти своего места в новом обществе.

С первых строк Маяковский отбрасывает свой шутливый и язвительный тон, в котором обычно обращался к Есенину, и отмечает, что его стихотворение не является очередной насмешкой. «В горле горе комом – не смешок», — подчеркивает автор. ему действительно больно осознавать, что по-своему талантливый человек, ставший кумиром целого поколения, вот так запросто расстался с жизнью только потому, что не смог реализовать себя как гражданин и поэт. Однако еще больше Маяковского возмущает тот факт, что после смерти из Есенина пытаются сделать кумира. Безусловно, поэт заслуживает того, чтобы его помнили и уважали, но при этом, по мнению Маяковского, никому не позволено осквернять стихи Есенина глупыми романсами и превращать их в надгробные эпитафии.

Рассуждая о смерти поэта, Маяковский подчеркивает, что любые попытки социальной адаптации Есенина, о которых так много пишут в газетах после его гибели непременно закончились бы крахом. «Дескать, заменить бы вам богему классом, класс влиял на вас, и было б не до драк», — перефразирует Маяковский слова литературных критиков и сам же отвечает на их нелепые утверждения, отмечая, что «класс – он тоже выпить не дурак». Горечь и злость вызывает у Маяковского и такое расхожее мнение, что если бы к Есенину приставили соглядатая, который бы контролировал каждый шаг поэта, то, возможно, тот создавал бы действительно социально значимые произведения, внося свой литературный вклад в развитие социализма. Подобным «доброжелателям» Маяковский отвечает достаточно грубо и резко: «А по-моему, осуществись такая бредь, на себя бы раньше наложили руки. Лучше уж от водки умереть, чем от скуки!».

Как это ни банально звучит, но одной из причин ухода поэта из жизни Маяковский называет отсутствие чернил в гостинице «Англитер», действительно, свое последнее стихотворение Есенин написал собственной кровью, вскрыв себе руку перочинным ножом. В этом упреке Маяковского содержится тонкий намек на то, что поэту в России по-прежнему продолжают затыкать рот, если он проповедует иные ценности. И именно это роковое стечение обстоятельств, когда Есенин не смог найти чернил, стало последней каплей, которая переполнила чашу его терпения.

В то же время Маяковский осуждает Есенина за слабохарактерность, так как считает, что человек, рожденный поэтом, приходит в этот мир с определенными целями. И он попросту не имеет право на то чтобы лишить себя жизни по собственной прихоти, как бы тяжело ему не было. Маяковский еще не предполагает, что очень скоро повторит путь Есенина, так как не сможет справиться с собственными чувствами, которые окажутся гораздо выше долга поэта. Пока же в качестве эпитафии он дарит Есенину строчку, впоследствии ставшую крылатой: «В этой жизни помереть не трудно. Сделать жизнь значительно трудней».

Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Сергею Есенину»

Стихотворение Маяковского «Сергею Есенину» [1926] воспринимается как продолжение старого диалога. Эти два поэта спорили за первенство на “советском Парнасе” и при этом принадлежали к разным литературным группировкам: Маяковский — лефовец, певец пролетариата, а Есенин — крестьянский поэт, поддержанный московской богемой. Оба отличались крутым нравом в своих стихах, не раз жестоко полемизировали и друг с другом, и с прочими литературными противниками. Стихотворение Маяковского на смерть Сергея Есенина призвано подвести итог давней полемике.

Маяковский начинает разговор с Есениным с уважением и на равных, как в стихотворении «Юбилейное» — с Пушкиным. Поэт сдержан, но всё же не может не оплакать смерть своего противника. Мотив “оплакивания” введён Маяковским по контрасту: стихотворение начинается с шутки, ясно указывающей на известное пристрастие Есенина к алкоголю как на причину его смерти (“Пустота… // Летите, в звёзды врезываясь. // Ни тебе аванса, ни пивной”). Но тут же следует трагическая отбивка: “Нет, Есенин, это не насмешка. // В горле горе комом — не смешок”.

Выражение горя принимает у Маяковского “деятельный” характер: он как будто пытается спасти Есенина, убедить его “прекратить”, “бросить” (“Вы в своём уме ли? // Дать, чтоб щёки заливал смертельный мел?!”). Но, не имея возможности предотвратить катастрофу, поэт не успокаивается: он пытается выяснить причину трагического поступка Есенина (“Почему? Зачем? Недоуменье смяло”). Отвечая на этот вопрос, Маяковский ввязывается в борьбу не с Есениным, а с теми, кто судит его и “трётся” вокруг него, с его противниками и поклонниками. По Маяковскому, и те, и другие врут, ничего не понимая ни в Есенине, ни в жизни. Первая версия, которую саркастически опровергает Маяковский, — это обычный упрёк Есенину в отсутствии “смычки” с рабочим классом. Здесь Маяковский, как опытный полемист, одновременно логичен и ироничен. Смог ли бы спасти Есенина рабочий класс — от пива и вина? Нет: “Класс — он тоже выпить не дурак”. Может быть, для Есенина оказалась бы спасительной опека литературной группы «На посту»? Нет. Он верней бы умер от скуки, чем от водки. Ответом на вопрос у Маяковского становится парадокс: может быть, всему виной отсутствие чернил в «Англетере»? Неожиданно для своих читателей Маяковский отстаивает свободу творчества: важно не то, о чём ты пишешь и под чьим знаменем, а то, хорошо ли, искренне ли ты пишешь. Есенин, без сомнения, писал хорошо и искренне, а значит, у него всегда должны быть чернила, поэта может убить отсутствие чернил. Парадокс следует за парадоксом: “Почему же увеличивать число самоубийств? // Лучше увеличить изготовление чернил”. За этими остроумными высказываниями стоит мысль тем более сильная в устах Маяковского. Поэту надо прежде всего дать возможность творить, не учить его, не травить — надо дать ему чернила и не мешать свободному стихотворству.

Собственно тема Есенина завершается чёткой и ёмкой формулой, в которой подытожен творческий путь Есенина: “У народа, у языкотворца, // умер звонкий забулдыга подмастерье”. Можно сказать, что при всей краткости это одно из самых точных замечаний о поэтике Есенина. И это показательно. Маяковский даёт понять и критикам, и поклонникам Есенина, что только поэт может по-настоящему понять поэта. Больше о Есенине в стихотворении почти ни слова. Маяковский переходит к своей любимой теме — борьбе с мещанством. Отдав дань большому поэту, он с тем большей силой начинает клеймить есенинщину, культ Есенина в мещанстве. Ему ненавистны многочисленные стихи памяти Есенина (“стихов заупокойный лом”), “посвящений и воспоминаний дрянь”, собиновские романсы и вся та толпа, которая зарабатывает себе литературный капитал на имени Есенина. Дав очередной залп по “дряни” (“Дрянь пока что мало поредела”), Маяковский завершает стихотворение своим собственным кредо.

Чем живёт поэзия Маяковского? Будущим. Скрытый упрёк Есенину в том и заключается, что он и своими стихами, и своим поступком порвал с будущим. Маяковский же, споря со своим соперником, провозглашает великую веру в грядущее и в очередной раз вступает в борьбу за него.

Для веселия // планета // наша // мало оборудована. // Надо // вырвать // радость // у грядущих дней.

В своём оплакивании Есенина и споре с ним Маяковский, конечно, не забывает о своей поэтической артиллерии: за сильным приёмом следует ещё более сильный. Это и неожиданная метафора с явным намёком на поэтику «Чёрного человека» (“собственных костей качаете мешок”), и гротеск (о космическом пространстве — “ни тебе аванса, ни пивной”), и парадоксальные силлогизмы (о вине и “классе”, о чернилах в «Англетере»). Как всегда, Маяковский щедр на неологизмы (“рассоплено”, “калекши”), аллитерации (“звонкий забулдыга”), внутренние рифмы (“мямлить стих и мять”), каламбурные рифмы (“рассоплено — Собинов”, “дохлый — вздоха”, “калекши — легше”). Маяковский не устаёт использовать приёмы словесного “сжатия”, совмещать предмет и признак, минуя промежуточные звенья: “стихов заупокойный лом”, “трёхпалый свист”. Не обошлось и без гротескной метафоры: “чтобы врассыпную разбежался Коган, // встречных увеча пиками усов”. Но самым эффектным приёмом Маяковского становится финальная аллюзия из предсмертного стихотворения Есенина, полемически переиначивающая его смысл. У Есенина было: “В этой жизни умирать не ново, // Но и жить, конечно, не новей”, а у Маяковского стало: “В этой жизни помереть не трудно. // Сделать жизнь значительно трудней”. Таков жизнеутверждающий финал стихотворения на смерть Есенина.

Памятник Сергею Есенину

Санкт-Петербург — это город богатый во всех отношениях. Здесь одни исторические события сменялись другими. В нем бывали различные знаменитости и выдающиеся личности. Это город, где собрано великое множество памятников, обелисков, триумфальных арок и монументов. Об одном из них — о памятнике Есенину хочется сказать несколько слов.

Благотворительный фонд, носящий имя самобытного поэта, выступил с предложением создать и установить памятник С. Есенину на одной из улиц Санкт-Петербурга. Тем более что мероприятие имело хороший повод – 100 лет со дня рождения Сергея Александровича.

Не стали устраивать конкурс на лучший проект, а доверили работу скульптору Альберту Чаркину. С весны 1994 года мастер никак не мог определиться с моделью памятника. У него много было задумок. Среди его эскизов был вариант, где Есенин прогуливается. Или вот он расположился отдохнуть на траве возле озера. Из всех предложенных моделей комиссия выбрала ту, где поэт изображен сидящим на скамье. Как только проект был утвержден, скульптурой начали заниматься камнерезы. В качестве материала для памятника использовался белый карельский мрамор. А постамент выполнили из серого гранита. Вдоль плинта мраморного сооружения была выгравирована надпись тонированными знаками «Сергей Есенин». Все работы по проектированию и изготовлению памятника взял на себя фонд имени С.Есенина. Общая высота скульптуры и постамента составила три метра.

Пока заканчивались работы по изготовлению памятника, определились с местом его установки. Было решено отвести участок под скульптуру в Таврическом саду Санкт-Петербурга. Торжественная церемония по случаю открытия памятника Сергею Есенину к 100-летнему юбилею со дня рождения случилась 3 октября 1995 года.

Без малого пятнадцать лет простояла скульптура поэта под сенью деревьев Таврического сада. К ней спешили молодожены возложить цветы. Да и просто гуляющие по парку граждане уделяли ей внимание. Но, не смотря на неослабевающий интерес к творчеству поэта, памятник оказался жертвой вандализма. Мраморной скульптуре пришлось пережить реставрацию и снова вернуться на место.

Сергею Есенину

3 октября 2010 года исполнилось 115 лет со дня рождения великого русского поэта — Сергея Александровича Есенина .

Родился будущий поэт в 1895 году в селе Константиново Рязанской губернии, в крестьянской семье. Кроме Сергея в семье росли еще две его сестры — Екатерина и Александра.

Когда Серёжа был совсем маленьким, между его отцом, Александром Никитичем, и матерью, Татьяной Феедоровноё, возникла ссора, и несколько лет родители жили отдельно.

Отец уехал в Москву, устроился работать там приказчиком. Мама уехала в Рязань. А Сергея отдали на воспитание в семью деда по матери, Федора Андреевича, и бабушки — Натальи Евтеевны. По воспоминаниям Сергея, дед был «яркой личностью и широкой натурой, имел прекрасную память и знал наизусть множество народных песен и духовных стихов».

По настоянию деда читать Сергей начал в пять лет, грамоте он учился по церковным книгам, а свои первые стихи написал уже в 8 лет. Среди сверстников Сергей, имевший прозвище Серега Монах, был неутомимым выдумщиком по части различных мальчишеских игр и забав.

У деда было трое взрослых неженатых сыновей. Сергей Есенин потом писал: “Мои дяди (трое неженатые сыновья деда) были озорными братьями. Когда мне было три с половиной года они посадили меня на лошадь без седла и пустили в галоп. Ещё меня учили плавать: сажали в лодку, плыли на середину озера и бросали в воду. Когда мне исполнилось восемь лет, я заменял одному своему дяде охотничью собаку, плавал по воде за подстреленными утками.”

В 1904 году мать Сергея вернулась в Константиново, а отец, по-прежнему, работал в Москве приказчиком, но несколько раз в год приезжал проведать семью. Сергей вновь стал жить с матерью в доме Есениных; после вынужденной почти пятилетней разлуки с сыном Татьяна Федоровна стала относиться к нему с еще большей заботой и любовью. Живя почти все время одна с детьми, она старалась их не баловать, держать в строгости, не любила их ласкать и нежить на людях. От природы Татьяна Федоровна была наделена недюжинным умом, красотой, чудесным песенным даром.

В 9 лет Сергея отдали учиться в Константиновскую земскую школу. Учился Есенин хорошо, был очень любознательным и, по словам одноклассников, никогда не расставался с книгами: «Сергей был заядлым книголюбом и среди сверстников его выделяло то, что в руках или под рубахой у него почти всегда была какая-нибудь книга»

В те времена в земских школах преподавали грамматику, арифметику, историю, географию, Закон Божий, письмо и чтение русское и церковнославянское. Возможность обучаться имели далеко не все ребятишки, поэтому и классы были малочисленными (всего по 10-12 учеников). Продолжительность учебного года не была большой. Это было связанно с сельскохозяйственными работами, в которых дети помогали взрослым. Не учились и в дни больших православных праздников, дни рождения членов императорской семьи, кроме летних были пасхальные и рождественские каникулы.

Обучение в школе было четырёхгодичным, но Есенин учился пять лет. Из-за плохого поведения он был оставлен на повторный год обучения. Но несмотря на это, в мае 1909 года Сергей сдал первые в своей жизни экзамены на одни «пятёрки» и был награждён Похвальным листом и Евангелием.

После окончания земской школы родители, которые хотели, чтобы сын стал учителем в сельской школе, отправили его учиться в Спас-Клепиковскую второклассную церковно-учительскую школу, находившуюся недалеко от Константинова. Пробыв несколько дней в школьном интернате, Сергей, тосковавший по дому, совершил «побег» и пешком вернулся в родное село, но его отвезли обратно. Всё время обучения Сергей, как и прежде, не расставался с книгами и продолжал писать стихи. В 1912 Сергей Есенин закончил учительскую школу, получив «звание учителя школы грамоты».

После окончания школы, Сергей Александрович Есенин отправился на заработки в Москву. Там он устроился в типографию И.Д.Сытина помощником корректора. Работа в типографии позволяла молодому поэту читать множество книг, дала возможность стать членом литературно-музыкального Суриковского кружка. В этот кружок входили начинающие писатели и поэты из рабоче-крестьянской среды.

В Москве Есенин опубликовал своё первое стихотворение “Береза”, которое было напечатано в Московском детском журнале “Мирок”. Именно эта публикация положила начало литературной карьере поэта, имя которого сейчас известно не только в России, но и далеко за её пределами.

Дорогие читатели Литературного календаря, вы можете совершить небольшую виртуальную экскурсию в Государственный музей-заповедник С.А. Есенина и посетить места, связанные с именем поэта:

Спас-Клепиковская школа, а также в кинозале Началки можете посмотреть слайд-шоу » Сергей Есенин» и ролик «Поёт зима, аукает»

Полезные ссылки:

Юрий Прокушев. Сергей Есенин.- Москва, «Детская литература», 1971 г.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: