Томский футбольный клуб между жизнью и смертью

В российской премьер-лиге каждый год умирает один клуб. Станет ли томская команда следующей?

Александр Беляев, Томск — Москва

Митинг в поддержку футбольного клуба «Томь» проходил по всем законам жанра. На небольшой площади возле здания Сибирского физико-технического института собралось около 500 человек в бело-зеленых шарфах «Томи», стены здания были украшены броскими плакатами «Европе — недра, Москве — деньги, Томску — фигу?», а сами выступающие старались говорить как можно громче. «Без этого человека и митинг — не митинг,— представлял очередного участника организатор встречи и глава местного фан-клуба Александр Никулин.— Давай, Николай Дмитрич, мочи!»

Николай Дмитрич поднялся по ступенькам, взял микрофон, расстегнул куртку. Потом снял шапку-ушанку, стряхнул с нее снег, внимательно вгляделся в толпу. Возникла секундная пауза. И тут Николай Дмитрич как заорет: «Товарищи! Я в детском доме воспитывался! Так вот знаете че? Нас обдирают! Не дадим помереть нам! Томск должен быть всегда!» Видно было, что он сильно волнуется, но толпа его поддержала. По крайней мере, один болельщик стал трубить в принесенный из дома рог, фанаты затеяли скандирование в адрес «Томи», откуда-то сзади неслось «Долой их!» «Правильно говорит»,— кивали головами в ритм фанатским речовкам бабушки из первого ряда. После чего расспрашивали окружающих, о чем все-таки речь, и просили тех, кто помоложе, проголосовать в поддержку «Томи» от их имени в интернете.

Команда на подсосе

Последние два года премьер-лига исправно хоронила свои клубы. В 2009 году жертвой финансового кризиса пала «Москва», на следующий год содержать дорогостоящий «Сатурн» надоело Московской области — и клуб бесследно исчез. Теперь схожая перспектива маячит на горизонте футбольной «Томи». Причина нынешних финансовых проблем — заведенное летом уголовное дело по факту хищения, из-за которого от команды отвернулись спонсоры, а футболисты уже четыре месяца не получают зарплату.

Завели дело после газетной публикации, в которой рассказывалось, как в 2005 году «Томь» искала себе нападающего. Новосибирскому ООО «Орион» было дано задание: «За вознаграждение осуществить поиск футболиста, отвечающего следующим параметрам: возраст — до 30 лет, вес — до 85 кг, рост — до 195 см, амплуа — нападающий». Через пару недель был оформлен трансфер Павла Погребняка из «Спартака» в «Томь» за 2,8 млн евро, а сам «Орион» получил за свои услуги 400 тысяч долларов. Впрочем, в клубе комментировать странный бонус не хотят, а подобные сделки, уверяет гендиректор Юрий Степанов, постоянно происходили и происходят в российском футболе.

— Мне все это очень сильно напоминает чей-то заказ,— говорит «Огоньку» Юрий Степанов.— Наш клуб просто сделали козлом отпущения.

По его словам, к «Томи» придрались почему-то именно в тот момент, когда переговоры со спонсорами входили в решающую стадию. «Заметка стала шлагбаумом в переговорах»,— говорит Степанов. После этого у спонсоров появился повод не платить, а у клуба образовался дефицит почти в 300 млн рублей. На митинге болельщики вспомнили еще и о том, что за пару недель до возбуждения дела футбольный стадион «Темп», построенный «Томью», перешел в собственность города.

— Мне позиция спонсоров понятна,— говорит «Огоньку» председатель гордумы Томска и по совместительству президент «Томи» Сергей Ильиных.— Это разбирательство может нанести им имиджевые потери.

Из-за уголовного дела «Томь» лишилась не только спонсоров, но и покровительства со стороны властей. «У нас команда всегда была, выражаясь языком автомобилистов, на подсосе,— говорит Юрий Степанов,— благополучие клуба напрямую зависело от благосклонности губернатора». При этом сам губернатор Томской области Виктор Кресс никогда не был ярым сторонником футбола: болельщики, например, не могут вспомнить, когда его последний раз видели на трибунах. На официальной интернет-странице Виктора Кресса в графе «увлечения» есть бег на лыжах, чтение, пение в кругу семьи и даже пасынкование помидоров, а вот футбола нет. Это, впрочем, не мешало ему год за годом выплачивать на поддержание «Томи» солидные суммы — от 300 до 550 млн рублей. «Если бы не Кресс, то никакого футбольного клуба не то что в премьер-лиге, а даже в первом дивизионе у Томска бы не было»,— уверен Ильиных.

Но терпение, похоже, на этот раз лопнуло и у него. «Мне рассказывали, что другие футболисты живут в двухместных номерах, а эти в апартаментах, жрут в ресторанах»,— возмущался губернатор Кресс. Тем временем игроки «Томи» продолжали стремительно падать в пропасть и даже стали «рекордсменами» чемпионата России: на протяжении 12 матчей команда не забила ни одного мяча. «В шоке все были, когда мы в такую историю вляпались,— говорит «Огоньку» нападающий Никита Баженов.— Мы тренировались, забить хотели, но никак не получалось». Сам форвард в этом году провел на поле более тысячи минут, но забить ни разу так и не смог. Игровые проблемы, уверен Баженов, напрямую связаны с задержками по зарплате: сам он стал экономить, а партнерам по команде было трудно выплачивать ипотеку. Перед одной из последних игр футболисты даже хотели устроить забастовку, но потом передумали, объясняя это тем, что не хотят расстраивать болельщиков. Но Виктор Кресс широкий жест игроков «Томи» не оценил. «За такую игру это они нам уже должны платить, а не мы им»,— заявил он «Известиям».

Стадион им. В.В. Путина

Пустой стадион «Томи» производит мистическое впечатление. На улице стоит 20-градусный мороз, стрелка часов застыла на отметке 20:00, поле, разбитое после матча молодежных команд «Томи» и «Краснодара», спит под тяжелой белой пленкой. Вокруг ни души — где-то вдалеке, рядом со шлагбаумом, лишь смеются над чем-то охранники. На трибуне болельщиков «Томи» среди белых кресел чернеет какое-то пятно. Если подойти ближе, то можно подумать, что это какой-то фанат, который вовремя не успел сбежать с трибуны и вот теперь сидит, бедный, сжимает в руках газету и даже не предпринимает попыток зажечь застывшую в зубах сигарету. Утром можно узнать, что это единственный в России памятник футбольному болельщику, но ночью этого не поймешь.

На закоченевшего истукана с огромного билборда смотрит премьер-министр Владимир Путин. То ли взгляд его, то ли мифические баталии на поле заставляют бронзового болельщика корчить болезненную гримасу и будто бы рвать на себе рубаху. Владимир Путин смотрит на все это со снисхождением, указывает рукой куда-то в темное небо и будто бы служит гарантом нижестоящей надписи: «В Томске должен быть футбол!» С другой стороны трибуны из темноты тот же Владимир Путин выходит под руку с президентом ФИФА Зеппом Блаттером. «Не подведем»,— обещают они.

Такие плакаты сложно представить где-нибудь в Москве или Санкт-Петербурге, но в провинции без них обойтись нельзя. В кабинете гендиректора Юрия Степанова, например, портрет Владимира Путина висит на самом видном месте, по соседству с картинами Ильи Репина «Бурлаки на Волге» и Виктора Васнецова «Витязь на распутье». Оно и понятно. Провинциальный футбол полностью зависит от отношения властей, и даже президент РФС Сергей Фурсенко, комментируя положение «Томи», говорит о том, что спасти клуб может лишь губернатор.

Если европейские клубы зарабатывают самостоятельно (спонсоры, трансляции и доходы в день матча), то три кита российского футбола, особенно в провинциальной его части,— это бюджетные деньги, привлеченные насильно спонсоры и те крохи, которые приносят фанаты и телевидение. Гендиректор Степанов рассказывает, что заработки его клуба составляли примерно 170-180 млн рублей в год, это меньше 20 процентов от всего бюджета. Остальное кое-как выплачивала область и перманентно возникающие спонсоры.

Крупным компаниям, работающим на территории Томской области, проект под названием «Томь» интересен никогда не был. «Газпром» занимается «Зенитом», «Роснефть» поддерживает хоккейный ЦСКА, «Интер РАО ЕЭС» помогал футбольному «Спартаку», а «Транснефть» была титульным спонсором «Крыльев Советов». В плане добычи ресурсов Томская область всегда была регионом отличным. В плане реализации каких-то имиджевых или маркетинговых программ совершенно пустым.

В 2009 году потратить деньги на томский футбол этим компания пришлось из-под палки. «Виталий Леонтьевич Мутко познакомил меня тогда с Игорем Ивановичем Сечиным. И Игорь Иванович сказал, что помогать нам будут, только если мы будем играть в премье-лиге»,— вспоминает гендиректор Степанов. Прямое указание к финансированию «Томи» нефтяникам и иже с ними тогда выдал премьер Владимир Путин. Бюджет области команду тянуть не смог, и ей на подмогу отправились семь крупных компаний, каждая из которых внесла в бюджет по 45 млн рублей. «Владимир Владимирович задал вектор, но это не значит, что он собирался и дальше нагибать спонсоров, чтобы они оказывали помощь ФК «Томь». Это ведь неправильно»,— говорит Юрий Степанов.

На следующий год, когда премьер Путин предметно о футболе в Томске не говорил, помощь было получить уже сложнее. А в 2011 году, сославшись на уголовное дело, компании, за исключением «Холдинга МРСК», вообще ничего платить не стали. К тому же и сама «Томь» выступала намного хуже, чем в 2010 году, заставив вспомнить о словах Сечина.

Еще одна причина, почему забуксовали спонсоры, заключается в аудиторской проверке, которую в 2010 году провела компания «Сибур», один из привлеченных спонсоров. По ее результатам гендиректору Степанову указали на несколько недостатков, в том числе на раздутую зарплатную ведомость и засилье арендованных игроков, которых нельзя продать и получить за них прибыль. А потом, объясняет Степанов, сказали, что результаты проверок якобы проигнорированы.

В конце 2010 года президентом «Томи» стал председатель Томской думы Сергей Ильиных. К его приходу команда заняла 8-е место в чемпионате, установив личный рекорд, но Ильиных все равно стал высказывать предположение о том, что для Томска премьер-лига — это очень дорого. «Не по карману нам кормить такую команду»,— подтвердил он «Огоньку».

Снега и зрелища

Позиция президента, конечно, кардинально отличалась от мнения болельщиков. Сначала они ворчали в Сети, а в конце ноября вышли на улицу. «Ильиных — вон из Томска!»— кричали плакаты. «Убирайся!» — ревели болельщики. Один из фанатов весь митинг простоял с открытым ноутбуком. «Снимаю все на веб-камеру, мы в Сеть транслируем»,— объяснил он. Перед митингом болельщики знали, что призвать Ильиных к ответу у них не получится: председатель думы в это время находился в Москве на съезде «Единой России», но думали, что он посмотрит хотя бы интернет-трансляцию. Ошибались. «Я президента слушал. Для меня это важнее»,— объяснил Ильиных.

На самом митинге было очень шумно. Организатор Александр Никулин широко улыбался, просил активнее поддерживать выступающих и уверял собравшихся в том, что болельщики — вне политики и вне клубного руководства: «Я Погребняка не продавал и в распиле не участвовал». Ораторы активно использовали слова «могильщики», «разворовали», «побираться». Картину дополняли флаги «Правого дела», которые то появлялись, то пропадали на горизонте: люди, носившие их, объясняли, что просто гуляют, и спрашивали, не знает ли кто-нибудь, где положить деньги на телефон.

У собравшихся на митинге фанатов было две главные претензии. Первая была адресована крупным компаниям, которые, получая в Томской области хорошую прибыль, помогают не «Томи», а другим спортивным клубам. «Мы предлагаем ввести налог на недропользователей, мы хотим иметь сильную команду»,— зачитывал требования преподаватель Максим Геннадьевич. «Правильно!» — гудела толпа. «А то у меня даже сын в Прагу собрался, учиться. Говорит, мол, твоя «Томь» загнется скоро. Я лучше за «Спарту» болеть буду»,— оторвался преподаватель от бумажки. «Фу-у! «Мясо»!» — негодовали фанаты.

Вторая претензия касалась властей, которые уделяют спорту мало внимания. 50-метровый бассейн был переделан под ночной клуб, в городе остались всего две профессиональные команды — многострадальная «Томь» и не менее счастливая «Томичка-Юпитер», выступающая во втором дивизионе женской волейбольной лиги. Есть еще бронзовый призер Пекина-2008 гимнаст Антон Голоцуцков. Больше области, по большому счету, похвастать нечем: сильные спортсмены из Томской области уехали, а министр спорта Виталий Мутко предложил развивать в регионе прыжки с трамплина.

Ведущий митинга Александр Никулин всячески подчеркивал, что никакой политической подоплеки в этой встрече нет. Впрочем, президент «Томи» Сергей Ильиных ему не очень-то и верил. Главная задача митинга, по его словам, состояла в том, чтобы в преддверии выборов продавить его как лидера регионального отделения «Единой России» и выдать клубу около 920 млн рублей — чтобы хватило закрыть долги за этот год и заплатить за следующий сезон. «Не будет этого никогда»,— заверил Ильиных.

Футболистам и болельщикам сообщили, что решение о том, что будет с командой, примут уже после выборов, где-то в середине декабря. Так совпало, что как раз к этому времени станут ясны результаты уголовного дела, заведенного еще в августе, а администрация отчитается за все то имущество, которое перешло ему от ФК «Томь». «Сейчас Степанова выгодно держать на месте: его удобно будет сделать крайним, когда это понадобится»,— уверен Никулин.

После митинга замерзшие болельщики полтора часа отогревались в близлежащих кафе, а потом двинули на стадион — посмотреть последний в этом году матч премьер-лиги «Томь» — «Краснодар». «Было очень холодно, особенно когда против ветра бежишь»,— рассказал после игры Никита Баженов. Он опять не забил, опять не забила и вся «Томь», ничего не смог сделать и замерзший «Краснодар».

Хоть какую-то жизнь всему этому заснеженному действу снова придали болельщики: в перерыве они грели руки над мангалами с шашлыками, а минут за 20 до конца игры стянули с себя куртки и, оголившись по пояс, стали гнать «Томь» к победе. После игры толпа стоя аплодировала замерзшим футболистам, а те, потирая руки от холода, с понурыми головами шли под трибуны. Через 10 минут после финального свистка разошлись и сами болельщики, оставив на стадионе лишь стойкого своего бронзового собрата. Увидит ли он в следующем сезоне премьер-лигу — еще вопрос.

В Вашингтоне прошла акция протеста против тюрьмы Гуантанамо

В Вашингтоне, столице США, в 15-ю годовщину открытия тюрьмы в Гуантанамо прошла демонстрация против пыток и бессрочного содержания заключенных под стражей. Кадры с места событий публикует Ruptly.

Облаченных в оранжевые тюремные робы манифестантов задержала полиция — власти не были уведомлены о массовом мероприятии. Как уточняет агентство, шествие началось у стен верховного суда: демонстранты дошли до сената, где планировали передать законодателям петицию с 60 тысячей подписей с требованием закрыть тюрьму.

Спецтюрьма Гуантанамо расположена на арендуемой с 1903 года США военно-морской базе на Кубе. Там содержатся лица, задержанные после 11 сентября 2001 года по подозрению в причастности к международному терроризму.

В связи с антитеррористической операцией в Афганистане в 2001 году сюда стали поступать пленные боевики запрещенных в России «Аль-Каиды», «Талибана» и других организаций, которые американское правительство считает террористическими. Избранный президент США Дональд Трамп выступает против закрытия пенитенциарного учреждения.

Сергей Крылов арендовал апартаменты президента США

Сегодня, 25 августа, певец отмечает свое 55-летие. Сергей Крылов сейчас живет на два города: большую часть времени проводит в Сочи, а иногда прилетает с концертами в Москву. Он зарабатывает деньги, выступая на корпоративных мероприятиях и вечеринках. Его друг, Александр Добронравов вспомнил, как они записывали альбом в гостиничном номере Ричарда Никсона.

Одному из самых весомых персонажей эстрады 90-х, исполнителю хита «Девочка моя» Сергею Крылову 25 августа исполняется 55 лет. Пропав с экранов после участия в шоу «Ты – суперстар!» на НТВ в 2007 году, на днях певец появился в эпизодической роли в новом сериале канала ТНТ «Кризис нежного возраста». Узнать артиста совсем нетрудно – своих выдающихся форм и очаровательной улыбки Сергей не потерял. Крылов живет на два города – большую часть времени проводит в Сочи, говорит, там ему комфортно, но часто наведывается и в Москву, где его ждут супруга Любовь и сын Ян. Зарабатывает певец выступлениями на корпоративных мероприятиях, его часто приглашают вести вечеринки. В преддверии значимой даты, пока юбиляр «болел» в Рио-де-Жанейро за сборную России на Олимпийских играх, «СтарХит» пообщался с его другом, композитором, автором музыки к песне «Как упоительны в России вечера» Александром Добронравовым.

«Мы с Сережей познакомились почти тридцать лет назад, – рассказывает «СтарХиту» Александр. – Представил нас друг другу Андрей Разин на студии «Рекорд», тогда там тусовался весь имеющийся шоу-бизнес. Начали работать вместе, что-то записывали, экспериментировали, так и сдружились. В 1993 году придумали программу «Служили два товарища», бороздили с ней по России и бывшему Союзу. Выступление длилось около полутора часов – первым выходил Сережа и после определенного номера в середине концерта вызывал на сцену меня. Но в один из дней – это было в Анапе – все пошло не по плану. Мой коллега исполнял «В далеком Бискайском заливе», для которой мы придумали фишечку».

«Я спокойно переодевался за кулисами, когда услышал со сцены сначала его приземление, а потом испуганные возгласы в зале. Часть публики, как это и было задумано, запаниковала, что артист действительно ранен, – время-то было неспокойное, разгар беспредела в стране. Ну, этот трюк уже был привычен, а вот то, что после окончания песни Сергей затянул что-то невнятное а-ля «Я на солнышке лежу, я на солнышко гляжу» и вызвал к микрофон у меня. Как вы понимаете, «Песенки львенка и черепахи» в репертуаре Крылова никогда не было, да и время моего появления еще не настало. В замешательстве я пришел на подмогу товарищу – судя по поведению и по тому, что он так и лежал на подмостках, он в ней нуждался. Я выбежал в свет софитов к изображающему что-то непонятное Сереже, и он шепнул мне на ухо, что весь спектакль он разыгрывал по самой простой причине – у него на штанах во время падения оторвалась пуговица и разошлась ширинка. Так что перед публикой предстали два артиста в расхлябанном виде – Крылов штаны рукой придерживает, а я рубашку нормально застегнуть не успел и галстук не завязал. Пришлось импровизировать, чтобы товарища со сцены увести. Не было с тех пор посиделок, чтобы мы этот нелепый случай с расстрелом не вспоминали, но фонограмму переписывать не стали».

«В гастрольном туре по городам и весям нас обязательно сопровождал охранник. Это было модно, да и статус обязывал – Сережа уже «крутанулся», набрал обороты, вел программу «Ночной канал Сновидение». С кем нам только встречаться не приходилось – и с одесскими бандитами, и с киевскими борцами, и с сибирскими крепышами. Правда, в функции секьюрити входило не только отвечать за нашу безопасность и ограждать от внимания настойчивых поклонниц. Мы использовали ребят и как тяговую силу – реквизита и костюмов мы с собой таскали много, но среди требований при приеме на работу самым важным было. умение играть в шахматы. Мы с Крыловым иногда как просыпались, так и до вечернего концерта зависали над доской – Сережа не очень любил на пляже светиться. В Феодосии в пансионате им. Ленина как-то счет по партиям дошел до 93:85. Конечно же, необходим был рефери и спарринг-партнер, вот охранники во всех этих ролях и выступали».

И представляете, за все время наших изысканий администрации гостиницы не поступило ни одной жалобы. Вот такую звукоизоляцию там для первых лиц в Советском Союзе делали! В мае, доведя композиции до совершенства, мы улетели в Америку, где в Нью-Йорке записали пластинку ровно за 13 дней, что по тем меркам было просто нереальным!»

В управделами президента скрывают, где помялся самолет Путина

Один из бортов специального летного отряда (СЛО) «Россия», которым пользуется Владимир Путин, получил повреждения.

По данным газеты «Известия», самолету Ил-96-300, который обслуживает первых лиц государства, в том числе президента Владимира Путина, потребовался ремонт.

Как пишет издание, борт получил вмятины на обшивке шестой секции предкрылка левой плоскости крыла, а также повреждения на обшивке носка концевого обтекателя правой части стабилизатора.

В управлении делами президента РФ эту информацию подтвердили, однако не уточнили, когда и при каких обстоятельствах самолет получил повреждения.

«Воздушное судно снимается с рейса, если в процессе предполетного осмотра обнаруживаются в том числе повреждения (вмятины) обшивки или трещины на лобовом стекле или иллюминаторах, в соответствии с действующими техническими условиями», — заявила изданию пресс-секретарь управделами президента Елена Крылова.

Как отмечает газета, именно на этом самолете Владимир Путин часто летает за рубеж. В частности, этим бортом в октябре 2016 года президент летал в Берлин на встречу «нормандской четверки», а в сентябре 2016 года совершил на нем полет в Китай, где проходил саммит «большой двадцатки».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: