Сборник стихов некрасова

С 55 по 60 годы Некрасов учился на историко-филологическом факультете Потёмкинского педагогического института, где активно участвовал в жизни лито при газете «За педагогические кадры». Руководил этим лито аспирант института Владимир Ильич Лейбсон, пародист, оставивший памятную надпись на совместном со Слуцким фото: «Севе, от которого я научился большему, чем он от меня» со сноской к «я»: «Я не Слуцкий, а Лейбсон (слева направо первый). ”Мудрость — это от благодарности” (из меня)». 1

Ещё в 71 году Лейбсон был на виду у Я.Сатуновского, назвавшего его в стихотворении «Два человека…» «читателем — не-читателем / писателем — не-писателем». Ему же посвящено и стихотворение Некрасова (не позже 60 г.) «Ангел объектива», которое, несмотря на указанные в нём советские идеологические клише: «Негатив / Позитив», «Всю / Правду / По состоянию на завтра» (см. примечание), само в целом вполне позитивно и отмечает некоторую механистичность «обработки» в поэзии Лейбсона, естественную для пародиста, манипулирующего готовыми к обращению литературными образцами. Механистичность эта даже в ещё большей степени была свойственна манере самого Некрасова: он менял местами соседствующие в тексте слова, элементарные словосочетания и даже буквы.

Этот некрасовский комбинаторный принцип построения стиха, особенно проявившийся на последних курсах его студенчества, — большая редкость в газете «За педагогические кадры». Единственное стихотворение из всего, что мне удалось просмотреть, написанное в том же ключе, — «Два брата» Е.Аксельрод:

Уже в 1958 г. в институтской стенгазете был опубликован некрасовский «Рост» (в первой редакции — «ЧЕМ НЕ СТИХИ»), стихотворение, которое Некрасов сам потом отметил вместе с «Водой» (61 г.) и «Свободой» (64 г.) как пример конкрет-поэзии, написанной им ещё до знакомства с творчеством Ойгена Гомрингера:

Комбинаторика хорошо заметна в его стихах того времени:

Редукция (упрощение последовательной заменой) — основной приём в «ЧИСЛОВЫХ СТИХАХ»:

Поэтому не удивительно, например, и среди самых ранних черновых записей встретить цитату из Д.Самойлова: «Любовь завершается браком, / И свет торжествует над мраком», с приписанным внизу собственным продолжением: «И свет завершается мраком, / Любовь торжествует над браком».

Некрасов ничего не знал ни о «Ста тысяч миллиардов стихотворений» Рэймона Кено, своего рода комбинаторном перформансе 61 г., ни о его же «Упражнениях в стиле», впервые изданных «Галлимаром» ещё в 47 г. (99 пародийных жанровых интерпретаций одной и той же незначительной бытовой сценки), — а они, я уверен, были бы интересны ему хотя бы потому, что сам он в ранних стихах вплотную был занят вопросом жанра, держа его всё время на виду, в названиях (считалка, скороговорка, дразнилка, частушка, подражание, беседа, размышление, перевертень, микростишие, стихи для детей, стихи «из детства», «геометрические» стихи, «числовые» стихи, «непонятные» стихи, стихи на разных «языках»: на «древнерусском», на «иностранном», на «нашем»…). Впоследствии многие из этих названий были автором убраны, но до самиздатского сборника 64-65 гг. «Новые стихи Севы Некрасова» названия, имеющие смысл жанрового обозначения, интенсивно демонстрируют его реакцию (тоже часто пародийную, как и у Кено) на разнообразие поэтической формы .

Некрасов не знал о работах Франсуа Ле Лионне, в начале 60-х вводившего в тексты математические структуры. Однако в самиздатском сборнике 61-62 гг. Некрасов помещает «Микростишие», посвящённое математику Л. Розоноеру, с пояснением:

А в черновике это же стихотворение называется «Заело» и обозначено как «стихи по формуле (а) • n» (последняя буква — скорее всего, не русская «п», а латинская «n», как в обычной математической формуле. Скорее всего, Некрасов, готовя сборник 1961-1962 гг., воспроизвел латинское n как русскую букву «П»).

При кажущейся «зацикленности» такие вещи всегда рискованны, но тем и хороши, что безусловны: если уж получилось — сразу видно, если нет — нет. Например, такой вот живой росток как раз отсюда, из «заело» по (а) • n:

О немецкой конкрет-поэзии Некрасов писал в «Объяснительной записке» (1979-1980 гг.): «…как и большинство, с конкретистами я познакомился в 64 году по статье Льва Гинзбурга в ЛГ. (Особенно понравилось «Молчание» Гомрингера)» 6 . Вспоминая в 79 году события пятнадцатилетней давности, Некрасов ошибся: «Молчание» впервые было опубликовано в «Иностранке» как одна из иллюстраций к статье Е.Головина «Лирика “модерн”», действительно, впрочем, в 64 г. Статья Льва Гинзбурга о венской группе «В плену пустоты» с цитатами из Рюма, Ахлейтнера и Винера появилась в 69-м. Гомрингер в ней вообще не упоминался. 7

Как раз в это время, примерно к 65 году, был составлен самиздатский сборник «Новые стихи Севы Некрасова» с обложкой, оформленной Е.Л.Кропивницким.

Эта самиздатская книга во многом отличается от трёх предшествующих. Само поле листа с напечатанным на нём текстом учитывается автором, становится частью стиха. Построение текста на странице гораздо свободней, продуманней. Обычный столбик текста разбивается «зацикленной» длинной строкой («Тьма тьматьматьматьматьматьма то там….» или «тоготоготоготоготовотавотавота»…). Есть чередующиеся сдвиги строк, усиленные пробелами, как бы скачущие по странице:

Вообще здесь впервые акцентируется интонационное значение пробела:

Особая роль разбивки на строки и величины межстрочных интервалов для своей поэзии была почти декларирована Некрасовым ещё в «Слове за слово» (61 г.) в стихотворении 59 г. «Натерпелся / Натрепался». В «Новых стихах Севы Некрасова» расположение текста на странице как бы пробуется в разных своих возможностях, и одновременно это — естественное условие звучания стиха с авторского голоса, особенности своего рода партитуры, удерживающие дыхание, — например, «Как едет ветер»:

В той же партитуре задаётся и пространство высказывания:

«Тут я не был», «Тут я был» сдвинуты влево не случайно: они буквально указывают туда, где не был и где был).

Стихи Некрасова очень звуковые, фонетичные. Но чтоб звучанье зазвучало, нужен нужный ритм. Кажется, что в стихотворении «Стихи про гром» в этом сборнике звучит сама конструкция текста: и нарастающее количество слов в повторе, и пробел перед последним «громом», и отступ слов «Гром» и «Дом», и пропуски между строками с плоскими звуками «Дом / Дом дом дом / Дом». Весь эффект в расположении на странице, оно продумано и очень активно:

В «Малом сухумском варианте поэмы» (см. приложения) повторы после большого пробела выстраиваются в две колонки:

Вся вторая половина книги, начиная с «Натерпелся…», демонстрирует возможности поэтического повтора. Многие из этих стихов написаны в 62-63 годах. «Рост», «Вода» и «Свобода» идут сразу вслед за «Натерпелся…» почти подряд. Характерно, что «Рост», называвшийся в предыдущих самиздатских сборниках «ЧЕМ НЕ СТИХИ», спустя 7 лет своего существования назван здесь впервые без тени лукавства: «СТИХИ»: стихотворение как бы вводится в этом сборнике в свои законные права.

В той же второй половине книги 65 года находится текст «Брызги брызги / брызги брызги» — след решений «…неотвязной почему-то задачи: найти слово, из которого можно было бы сделать стихи, стихотворение одним повтором» 10 , как Некрасов писал в статье «Тут надо бы выяснить одно недоразумение» в связи с «alles» Герхарда Рюма:

2 текста обнаруживают склонность к визуалистике: «Заяц и месяц» (в черновиках 62 г. он не был оформлен визуально — это произошло, видимо, как раз при подготовке «Новых стихов Севы Некрасова») и «Буква Т» (59-60 гг.):

Первое напечатано так, что пустое поле листа проступает в середине текста в форме месяца, буквально «светит» сквозь текст, рассеивая его вокруг себя 11 . Однако эта вещь не говорит ещё о значении Гомрингера для Некрасова (это можно было бы предположить, зная то внимание, которое Некрасов всегда уделял тексту Гомрингера “schweigen” с зиянием внутри — см. приложения). Текстовой визуалистикой ещё раньше занимался, например, и Аполлинер, да и много кто уже к тому времени. Старое же детское стихотворение «Буква Т», знак телеантенны на крыше (кстати, пятикратный повтор в конце стиха, по всей видимости, тоже был добавлен только при подготовке сборника) взято Некрасовым в подборку «новых стихов» специально для финала книги: оно завершает сборник и как раз хорошо показывает, чем этот сборник был для Некрасова ценен. Здесь автором впервые демонстрировались возможности конкрет-поэзии в русском стихе, пространственность текста, «повтор, выводящий в визуальность» («Объяснительная записка»). Всё это, по свидетельству Некрасова, было нажито им до непосредственного знакомства с текстами немецких конкретистов.

Но в машинописных подборках архива Некрасова есть два текста, свидетельствующие, на мой взгляд, о его прямом обращении к творчеству Гомрингера. Их условно можно датировать временем после 67 года, когда Всеволод Николаевич женился на Анне Ивановне Журавлёвой. Эти два текста никогда не публиковались, и я ни разу не слышал их в его чтении. Вероятно, Некрасов считал их недостаточно готовыми. Но они могут быть интересны именно этой своей связью с немецкой конкрет-поэзией. Оба они, как мне кажется, связаны с одним и тем же стихотворением: «baum / baum kind», опубликованным в русском переводе в уже помянутой мной статье Е.Головина «Лирика “модерн”» за 64 г. Вот оригинальный немецкий текст и перевод:

В журнале публиковался, естественно, только текст перевода. Но перевод содержит ошибку: пропущены 2 строки «hund / hund haus». Возможно, это сделано намеренно, как знак пренебрежения, что было распространено в подобных статьях, призванных в то время по редакторским законам демонстрировать советскому читателю издержки «буржуазного искусства». Лев Гинзбург, например, в статье «В плену пустоты» в «Констелляции» Рюма сократил вертикальный столбец из 24 раза повторяющегося слова «пусто» до девяти, а горизонтально расположенный повтор слова «шум» — с 14 до 2. Этот «перевод», конечно, совершенно убивает оригинальную вещь, но структура остаётся, остаётся и последовательность в ней: называемое слово вначале следует за другим, потом оказывается независимым, а потом предшествует следующему за ним (к слову сказать, очень напоминает библейские генеалогические списки). Эта кольцевая, замкнутая на себя структура (повторы заканчиваются тем же словом, что и начинались), последовательность разворачивающегося действия внутри них (у Некрасова: спит-смотрит-видит ) и даже сама строфика (3 двустишия и 4 отдельно повторенных строки ошибочного перевода) в точности совпадают с текстом Некрасова:

Той же структуре: «последование-независимость-предшествие» — подчиняется и второй текст, написанный примерно в то же время:

Итак, если к 65 году поэтика Некрасова имела в себе уже все черты конкрет-поэзии, оформившись независимо от сходных процессов в Европе, и воспринималась им самим как «новая», то к концу 60-х в ней видны следы непосредственного влияния немецких конкретистов, среди которых Гомрингеру принадлежит особое место. Это влияние оказалось очень плодотворным и отразилось на всём последующем творчестве Некрасова (вспомнить хоть «95 стихотворений» в издании Дж.Янечека 85 г.) именно потому что легло на уже разработанную почву, совпало с собственным опытом Некрасова.

_________________________
1 В конце 50-х лито Потёмкинского пединститута общалось с лито Дома железнодорожников «Магистраль», возглавляемым Григорием Левиным («Как летал герой Гагарин / Написал Григорий Левин» (В.Н.Некрасов, «ЧТО К ЧЕМУ»)). Устраивались общие встречи со Слуцким и с Самойловым.
2 Текст приведён по самиздатскому сборнику 61 г. «Слово за слово». В 60-е годы Некрасов печатал на машинке самиздатские сборники своих стихов. Известны 4 таких сборника: 60-го года, 61-го («Слово за слово»), 61-62-го и 65-го («Новые стихи Севы Некрасова»).
3 «Слово за слово».
4 Журавлёва А., Некрасов Вс. Тут надо бы выяснить одно недоразумение… // Журавлёва А., Некрасов Вс. Пакет. М, 1996, с.600.
5 Самиздатский сборник 61-62 гг.
6 Цит. по: Журавлёва А., Некрасов Вс. Пакет. М, 1996, с.300.
7 ЛГ, 1969., 12 февр., №7, с.13.
8 Полный текст процитированных стихов см. в приложении.

9 Это стихотворение имеет несколько редакций, причем ранняя (до 1971 г. – возможно, 1966 г.) записана в одну колонку, под которой есть сноски; эта редакция и воспроизводилась в прижизненных печатных изданиях. Но в публикации 78 г. в журнале «37» (№15), как и в машинописном своде стихов, составленном Некрасовым в 1981 – 1982 гг,. сноски, которые раньше печатались под текстом, графически противопоставлены основному тексту на поле страницы. Я думаю, последнюю редакцию можно датировать не раньше чем 1971 годом, потому что в одной из папок с авторской машинописью, где есть текст в ранней редакции, все тексты, поддающиеся датировке, были написаны до этого года, и рядом с «Ленинградом» есть, например, стихотворение со словами, прямо указывающими на приближающуюся весну 1971:

10 Ещё один след этих поисков – стихотворение из беловиков, готовившихся к самиздатскому сборнику 62 г., которое Некрасов впоследствии в него так и не включил:

На одном из своих последних чтений в 2000-х в мастерской Эрика Булатова Некрасов рассказывал об этой своей «проблеме однословия» в 60-х-70-х. Тогда же он прочитал с меняющейся, «вихляющей» интонацией стих, составленный им из одного слова «всё», и, сопоставляя его с «alles» Рёма сказал, что по-русски «это почти не хуже, чем по-немецки».
11 В таком виде это стихотворение есть только в самиздатском сборнике 1965 г., «Новые стихи Севы Некрасова»; в единственной прижизненной публикации («Детский случай», 2008) все пробелы внутри строк сняты.
12 Последующие 4 строки встречаются в рукописях как отдельное стихотворение, так же как и перечисление времён года известно в упрощённом варианте, независимом от них. Но, даже если они и автономны, то их последовательность в авторской машинописи кажется неслучайной: «осеннее лето» — у порога школы
13 Похоже, что следуя литературоведческой традиции нарекания имён, хвост Иа-Иа в очередной раз назвали колокольчиком. Оказалось, «минимализм» в русской поэзии – это просто маленькая форма. И, видимо, чем герметичнее, тем минималистичней. Мини. А о структуре там (и не только в литературе!) — ни-ни.
14 «Ян Палах», «нет нет/ нет и нет… и я нет», «не работает», «-Гражданин», «Русский человек»,……….«повторяю // это / не должно / повториться».

Некрасов Н.А.

* Николай Алексеевич Некрасов родился 10 октября (28 ноября) 1821 года в Немирове Винницкого уезда Подольской губернии.
* Отец Некрасова, Алексей Сергеевич был мелкопоместным дворянином, офицером. Выйдя в отставку, он поселился в своем родовом имении, в селе Грешневе Ярославской губернии (сейчас село Некрасово). Имел несколько душ крепостных, к которым относился достаточно жестко. Его сын с ранних лет наблюдал за этим, и считается, что данное обстоятельство обусловило становление Некрасова как поэта-революционера.
* Мать Некрасова, Александра Андреевна Закревская, стала его первой учительницей. Она было образована, и всем своим детям (которых было 14) тоже старалась привить любовь к русскому языку и литературе.
* Детские годы Николая Некрасова прошли в Грешневе. В возрасте 7 лет будущий поэт уже начал сочинять стихи, а еще через несколько лет – сатиры.
* 1832 – 1837 годы – учеба в Ярославской гимназии. Учится Некрасов средне, периодически конфликтуя с начальством из-за своих сатирических стихов.
* 1838 год – Некрасов, не завершив учебный курс в гимназии (дошел всего лишь до 5 класса), уезжает в Петербург для поступления в дворянский полк. Отец мечтал, чтобы Николай Алексеевич стал военным. Но в Петербурге Некрасов, вопреки воле отца, пытается поступить в университет. Поэт не выдерживает вступительных экзаменов, и ему приходится определиться вольнослушателем на филологический факультет.
* 1838 – 1840 годы – Николай Некрасов вольнослушатель филологического факультета Петербургского университета. Узнав об этом, отец лишает его материальной поддержки. По собственным воспоминаниям Некрасова, он бедствовал около трех лет, перебиваясь небольшими случайными заработками. Одновременно поэт входит в литературный и журналистский круг Петербурга.
* В этом же (1838) году состоялась первая публикация Некрасова. Стихотворение «Мысль» выходит в журнале «Сын отечества». Позже несколько стихов появляются в «Библиотеке для чтения», потом – в «Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду».
* Все трудности первых лет жизни в Петербурге Николай Алексеевич опишет позже в романе «Жизнь и похождения Тихона Тростникова». 1840 год – на первые сбережения Некрасов решается издать свой первый сборник, что и делает за подписью «Н.Н.», несмотря на то, что В.А. Жуковский его отговаривает. Сборник «Мечты и звуки» не имеет успеха. Расстроенный Некрасов уничтожает часть тиража.
* 1841 год – Некрасов начинает сотрудничать в «Отечественных записках».
* Этот же период – Николай Алексеевич зарабатывает на жизнь, занимаясь журналистикой. Он редактирует «Русскую газету» и ведет в ней рубрики «Хроника Петербургской жизни», «Петербургские дачи и окрестности». Сотрудничает в «Отечественных записках», «Русском инвалиде», театральном «Пантеоне». Одновременно под псевдонимом Н.А. Перепельский пишет сказки, азбуки, водевили, мелодраматические пьесы. Последние с успехом ставятся на сцене Александрийского театра в Петербурге.
* 1843 год – Некрасов знакомится с Белинским. Пробует издательское дело и выпускает альманах «Статейки в стихах…».
* 1845 год – написано первое реалистическое стихотворение Некрасова «В дороге». Стихотворение получило самую высокую оценку Белинского.
* Этот же год – Некрасов публикует альманах «Физиология Петербурга».
* 1846 год – Николай Алексеевич издает альманахи «Петербургский сборник» и «Первое апреля». Во все альманахи поэта вошли произведения Белинского, Тургенева, Достоевского, Даля, Герцена. В полицейских доносах Некрасова за изображение «низменной» жизни Петербурга называют «самым отчаянным коммунистом».
* 1847 – 1866 годы – Некрасов является редактором журнала «Современник».
* 1847-1864 годы – Некрасов состоит в гражданском браке с писательницей Авдотьей Яковлевной Панаевой, которая также сотрудничает в «Современнике».
* Основными темами творчества поэта в этот период стали лирика (стихотворения, посвященные Панаевой), стихи о городских бедняках, о крестьянской жизни, о народе.
* Середина 1850-х годов – Некрасов лечится от заболевания горла в Италии.
* 1856 год – очередной сборник стихов Некрасова имеет оглушительный успех.
* 1862 год – написана поэма «Рыцарь на час». Произведение стало результатом поездки Николая Алексеевича по родным местам. Этот же год – Некрасов приобретает усадьбу Карабиха, расположенную недалеко от Ярославля. Начиная с этого года, в Карабихе поэт проводит каждое лето.
* 1866 год – после крестьянской реформы революционно-демократический журнал «Современник» запрещен цензурой.
* 1866 – 1876 годы – работа над поэмой «Кому на Руси жить хорошо».
* 1868 год – Некрасов приобретает право на издание «Отечественных записок», которыми совместно с М.Е. Салтыковым руководит до самой своей смерти.
* 1870 год – написана поэма «Дедушка».
* 1871 – 1872 годы – Некрасов пишет поэму «Русские женщины».
* 1875 год – написана поэма «Современники». В начале этого же года поэт тяжело заболел. Оперировать Некрасова из Вены приехал знаменитый в то время хирург Бильрот, но операция не дала результатов.
* 1877 год – Некрасов издает цикл стихов «Последние песни». 27 декабря 1877 года (8 января 1878 года) – Николай Алексеевич Некрасов умирает в Петербурге от рака. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

/ Биографии / Некрасов Н.А.

Смотрите также по Некрасову:

Некрасов Николай

Биография

Некрасов — народный поэт. Поэт страдания. Краткие биографические сведения. Своеобразие лирики. Тема народных страданий. Образ женщин в лирике. Тема любви. Воспоминания современников о Некрасове. Вклад Некрасова в русскую литературу.

Рождение

Некрасов родился 28 ноября 1821 года в местечке Немирово на Украине. Осенью 1824 года отставной майор Алексей Сергеевич Некрасов поселился с семьей в родовом имении Грешнево Ярославской губернии. Отец Некрасова был одним из тех помещиков, которых было много в то время: грубый, буйный, невежественный. Его главный жизненный интерес составляла псовая охота. С собаками он бывал иногда добр, а домашние и крепостные страдали от его тяжелого характера. Особенно страдала от этого мать поэта, Елена Андреевна, урожденная Закревская. Она была умной и образованной женщиной, человеком доброй души и чуткого сердца. Елена Андреевна ради счастья своих детей и их спокойствия терпела выходки своего мужа. Кажется, не было другого поэта, который так часто, с такой благоговейной любовью воскрешал бы в своих стихах образ матери. Крепостническое самодурство отца уязвляло юношескую душу будущего поэта, потому что страдали от этого все: крестьяне, он сам и горячо любимая мать. В 1832 году Некрасов поступил в Ярославскую гимназию. Юноша там не только много читал, но и сам создавал литературные произведения. Он хотел поступить в Петербургский университет, но подготовки в Ярославской гимназии оказалась недостаточной, и Некрасов определился вольнослушателем. Он в течение двух лет посещал занятия на филологическом факультете.

«Петербургскии мытарства»

Отец хотел, чтобы его сын учился в военном заведении, и, узнав об университете, он лишил Николая материальной поддержки. Тому пришлось ради куска хлеба соглашаться на поденную работу в столичных газетах и журналах. Кроме того, на публикацию первого сборника стихов «Мечты и звуки» (1840) последовала резкая критика в печати. Но эти неудачи закалили характер поэта, и с тех пор основной темой его творчества стала судьба простого человека: бесправного крестьянина, городского нищего, русской женщины крестьянки. Но литературный талант Некрасова не остался незамеченным. При поддержке Ф.А.Кони, издателя театрального журнала «Репертуар и пантеон», он знакомится с В.Г.Белинским, который оказал на поэта огромное влияние — нравственное, литературное, идеологическое. Благодаря дружбе с великим критиком Некрасов порывает с романтическими увлечениями юности и создает глубоко реалистические стихи.

Журнал Современник

В 1847 году писатель И.И.Панаев вместе с Некрасовым приобрели журнал «Современник», основанный А.С.Пушкиным. Здесь Некрасов в полной мере раскрывает свой редакционный талант. Ему удалось сплотить вокруг журнала лучшие литературные силы России 40-60-х годов Х1Х века. Поэтический расцвет Некрасова начался 1855 года. Сборник «Стихотворения Н.Некрасова» вышел в свет в октябре 1856 года. Поэт глубоко продумал художественную композицию этой книги. Стихотворение «Поэт и гражданин» (1855-1856) открывало сборник. В этом сборнике была опубликована поэма «Саша», в которой автор хотел показать, как рождаются «новые люди» и чем они отличаются от других героев. В это же время были написаны «Забытая деревня», «Школьник», «Несчастье». Первый сборник стихов принес Некрасову широкую известность. После отмены крепостного права Некрасов пишет знаменитую поэму «Коробейники» (1861). В этом произведении он расширил предполагаемый круг своих читателей и обратил в своем посвящении к народу. К тому же он за свой счет напечатал эту поэму в серии «Красные книжки» и распространил ее в народе через деревенских мелких торговцев. Такого еще не было в русской литературе. Декабристскую тему в творчестве Некрасова раскрывают поэмы «Дедушка» и «Русские женщины». Обращаясь к прошлому, поэт рассуждал о современности. В героинях декабристкой эпохи Некрасов искал и находил черты, которые объединяли их с русскими женщинами 60-70-х годов Х1Х века. 1875 года Некрасов тяжело болел. Ничто не могло остановить тяжелой, мучительной, смертельной болезни. Но Некрасов остается, верен своей Музе. И по-прежнему сохраняет Некрасов святость материнского образа. Умер Николай Алексеевич Некрасов 27 декабря 1877 года (8 января 1878).

Сборник «Стихотворения Н. Некрасова» (1856)

К середине 1850-х гг. создано уникальное в своем роде художественное единство — сборник «Стихотворения Н, Некрасова» (1856), который стоит у истоков русского поэтического эпоса 1860-х гг. в той же мере, в какой «Записки охотника» — у истоков эпоса в прозе. Тургенев сразу же по достоинству этот сборник оценил: «А Некрасова стихотворения, собранны в один фокус,— жгутся» (П., II, 58). Действительно, продумывая композиционное расположение стихов в сборнике, распределяя их по отделам, группируя стихи внутри отделов, Некрасов вслед за Тургеневым проделал громадную творческую работу по обобщению, связыванию в единое художественное полотно («в один фокус») уже добытых им в лирической поэзии аналитических результатов. Сборник 1856 г. показал лирическое творчество Некрасова в ином свете, его устремленности к эпосу. Не без воздействия творческого опыта Тургенева, по-видимому, складывался в сборнике и его первый раздел (стихи о народе), по словам В. Е Евгеньева-Максимова, образовывал бы единый цикл, более того, как бы единое целое, нечто вроде поэмы о народе. ».

Вспомним, о чем начинает разговор с охотником молчаливый Касьян:

«— Барин, а барин!—-промолвил вдруг Касьян своим звучным голосом.

Я с удивлением приподнялся; до сих пор он едва отвечал на мои вопросы, а то вдруг сам заговорил.

— Чего тебе? — спросил я.

— Ну для чего ты пташку убил? — начал он, глядя мне прямо в лицо.

. Кровь, — продолжал он, помолчав, — святое дело кровь! Кровь солнышка божия не видит, кровь от свету прячется. великий грех показать свету кровь, великий грех и страх. Ох, великий!».

Параллельно с этим от героя к герою усложняется и мотив странничества. Тургенев часто начинает с малого, доводя это малое до великого и значительного. Странничество Калиныча и Ермолая обусловлено инстинктивной охотничьей страстью, к которой примешивается бытовая, крестьянская неустроенность. Этот второй оттенок бесприютности, социально окрашенный, особенно драматичен в судьбе шумихинского Степушки, который проживал «летом в клети, позади курятника, а зимой в предбаннике;’в сильные морозы ночевал на сеновале». Но в Касьяне с Красивой Мечи странничество народное возвышается до правдоискательства, до народной религиозности, сводящей христианский идеал братства с небес на землю: «А то за Курском пойдут степи. И идут они, люди сказывают, до самых теплых морей, где живет птица Гамаюн сладкогласная, и с дерев лист ни зимой не сыплется, ни осенью, и яблоки растут золотые на серебряных ветках, и живет всяк человек в довольстве и справедливости. » (С, IV, 128).

Слова Касьяна о теплых морях, о сказочных странах не обособлены в книге Тургенева от надежд и чаяний всего русского крестьянства. Мирный сон крестьянских детей у костра под звездами в предшествующем рассказе «Бежин луг» уже овеян доброй мечтой о сказочной земле. Она хранит детские сердца от разрушительных воздействий нужды и горьких забот, которыми полна повседневная жизнь крестьянина.

  • «— Что это? — спросил вдруг Костя, проподняв голову.
  • Павел прислушался.
  • — Это кулички летят, посвистывают.
  • — Куда ж они летят?
  • — А туда, где, говорят, зимы не бывает.
  • — А разве есть такая земля?
  • — Есть.
  • — Далеко?
  • — Далеко, далеко, за теплыми морями. Костя вздохнул и закрыл глаза».

Таким образом, в «Записках охотника» переклички между характерами героев, между их жизненными судьбами не застывают на одном неподвижном уровне. В физиологических очерках такие повторения сводились к увеличению количественной характеристики неподвижной художественной идеи. У Тургенева есть мотив развития, усложнение, качественного нарастания. Более того, крестьянские герои «Записок охотника» не только «рифмуются» друг с другом на пргвах подмеченного автором сходства между ними, но они друг другом живут.

Очень часто случается, что судьба одного из героев, кажущаяся загадочной и недосказанной, проясняется судьбой другого героя. О прошлом Степушки почти ничего в «Малиновой воде» не сказало, как он дошел о нищенски-бесприютного существования— мы не знаем. Читая рассказ, В. Г. Белинский упрекнул Тургенева именно за неясность этого героя: «Я решительно не понял Степушки»’.

Однако судьба Степушки, предыстория его жизни в «Малиновой воде» есть, (только раскрывается она через другого героя— бедного Влаф. Рассказ Власа о бессмысленной встрече с барином, к которому он ходил в Москву за многие сотни верст, приводит Стелушку в возбужденное состояние: «Да ты бы. того. — заговорил внезапно Степушка, смешался, замолчал и принялся копаться в горшке. » Туман не без основания удивляется странной Степушкийой возбужденности и взволнованности: уж слишком забит, безответен и робок этот человек. Но рассказ Власа задел его за живое. В истории Власа он нашел, по-видимому, повторение своей собственной горемычной судьбы. Как многозначителен и человечески трогателен в этой связи финал рассказа! Когда закончилась печальная исповедь Власа, Туман обращается к Степушке: «Степа, дай-ка червяка. А, Степа? Что ты, заснул, что ли?

Степушка встрепенулся. Мужик подсел к нам. Мы опять приумолкли. » (С, IV, 42). В жалком и заплеванном Степушке неожиданно пробивается глубокая чуткость к чужому страданию.

Эта острая до боли человечность, воспитанная в народе жизнью, полной невзгод и лишений, особенно пронзительна в характерах крестьянских детей. Чего стоит, например, небольшой эпизод из «Бежина луга»: разговор двух мальчиков, один из которых живет в богатой семье, а другой — в бедной:

  • «А что, Ваня,— ласково заговорил Федя,—что, твоя сестра Анютка здорова?
  • — Здорова,— отвечал Ваня, слегка картавя.
  • — Ты ей скажи — что она к нам, отчего не ходит.
  • — Не знаю.
  • — Ты ей скажи, чтрбы она ходила.
  • — Скажу.
  • — Ты ей скажи, чтр я ей гостинца дам.
  • — А мне дашь?
  • — И тебе дам. Ваня вздохнул.
  • — Ну, нет, мне ке надо. Дай уж лучше ей: она такая у нас
  • добренькая» (С., IV, 109).

Многое привлекает Тургенева в русской жизни и многое, как мы увидим далее, отталкивает. Но есть в ней одно качество, которое Тургенев (а вслед за ним и другие русские писатели) ставит очень высоко, которое искупает, с его точки зрения, теневые стороны национальной психологии. Это качество — демократизм, особая атмосфера дружелюбия, живой талант взаимопонимания, который хранится в народной среде и который не истребили, а лишь заострили века крепостничества, суровые испытания русской истории. Родство народных судеб, так тонко тургеневской книгою схваченное, на каждом шагу заявляет о себе глубокой, сердечной общительностью.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: