Самые известные басни Крылова

Иван Андреевич Крылов — русский баснописец, писатель, драматург.

Родился в 1769 году в Москве. Учился молодой Крылов мало и бессистемно. Ему шел десятый год, когда умер отец, Андрей Прохорович, бывший в тот момент мелким чиновником в Твери. Андрей Крылов «наукам не учился», но очень любил читать и привил свою любовь сыну. Он сам выучил мальчика чтению и письму и оставил ему в наследство сундук книг. Дальнейшее образование Крылов получил благодаря покровительству писателя Николая Александровича Львова, прочитавшего стихи юного поэта. В юности много жил в доме у Львова, учился вместе с его детьми, и просто слушал разговоры литераторов и художников, приходивших в гости. Недостатки отрывочного образования сказывались впоследствии — так, Крылов всегда был слаб в орфографии, но известно, что с годами приобрел достаточно прочные знания и широкий кругозор, научился играть на скрипке и говорить по-итальянски.

Был записан на службу в нижний земский суд, хотя, очевидно, это была простая формальность — в присутствие Крылов не ходил или почти не ходил и денег не получал. В четырнадцатилетнем возрасте попал в Петербург, куда мать отправилась хлопотать о пенсии. Затем перевелся на службу в Петербургскую казенную палату. Однако дела служебные его не слишком интересовали. На первом месте среди увлечений Крылова были литературные занятия и посещение театра. Эти пристрастия не изменились и после того, как в семнадцать лет он лишился матери, и на его плечи легли заботы о младшем брате. В 80-е годы много писал для театра. Из-под его пера вышли либретто комических опер «Кофейница» и «Бешеная семья», трагедии «Клеопатра» и «Филомела», комедия «Сочинитель в прихожей». Эти произведения не принесли молодому автору ни денег, ни известности, но помогли попасть в круг петербургских литераторов. Ему покровительствовал известный драматург Я. Б. Княжнин, однако самолюбивый молодой человек, решив, что в доме «мэтра» над ним насмехаются, порвал со своим старшим другом. Крылов написал комедию «Проказники», в главных героях которой, Рифмокраде и Тараторе, современники без труда узнали Княжнина и его жену. «Проказники» — более зрелое произведение, чем предыдущие пьесы, но постановка комедии была запрещена, и у Крылова испортились отношения не только с семейством Княжниных, но и с театральной дирекцией, от которой зависела судьба любого драматического сочинения.

С конца 80-х основная деятельность разворачивалась в сфере журналистики. В 1789 году в течение восьми месяцев издавал журнал «Почта духов». Сатирическая направленность, проявившаяся уже в ранних пьесах, сохранилась и здесь, но в несколько преображенном виде. Крылов создал карикатурную картину современного ему общества, облекая свой рассказ в фантастическую форму переписки гномов с волшебником Маликульмульком. Издание было прекращено, так как у журнала оказалось всего восемьдесят подписчиков. Судя по тому, что «Почта духов» была переиздана в 1802 году, ее появление все же не осталось незамеченным читающей публикой.

В 1790 году вышел в отставку, решив полностью посвятить себя литературной деятельности. Он стал владельцем типографии и в январе 1792 года вместе со своим другом литератором Клушиным начал издавать журнал «Зритель», пользовавшийся уже большей популярностью.

Наибольший успех «Зрителю» принесли произведения самого Крылова «Каиб», восточная повесть, сказка Ночи, «Похвальная речь в память моему дедушке», «Речь, говоренная повесою в собрании дураков», «Мысли философа о моде». Число подписчиков росло. В 1793 году журнал был переименован в «Санкт-Петербургский Меркурий». К этому времени его издатели сосредоточились прежде всего на постоянных иронических нападках на Карамзина и его последователей. Издателю «Меркурия» было чуждо реформаторское творчество Карамзина, которое казалось ему искусственным и излишне подверженным западным влияниям. Преклонение перед Западом, французским языком, французскими модами было одной из любимых тем творчества молодого Крылова и объектом высмеивания во многих его комедиях. Кроме того, карамзинисты отталкивали его своим пренебрежением к строгим классицистским правилам стихосложения, возмущал его и излишне простой, по его мнению, «простонародный» слог Карамзина. Своих литературных противников, как всегда, изображал с ядовитой язвительностью. Так, в «Похвальной речи Ермолафиду, говоренной в собрании молодых писателей» Карамзин был издевательски изображен как человек, несущий чепуху, или «ермолафию». Возможно, именно резкая полемика с карамзинистами оттолкнула читателей от «Санкт-Петербургского Меркурия».

В конце 1793 года издание «Санкт-Петербургского Меркурия» прекратилось, и Крылов на несколько лет уехал из Петербурга. По словам одного из биографов писателя, «С 1795 по 1801 год Крылов как бы исчезает от нас». Некоторые отрывочные сведения позволяют предположить, что он некоторое время жил в Москве, где много и азартно играл в карты. Очевидно, он странствовал по провинции, жил в поместьях своих друзей. В 1797 году Крылов уехал в поместье князя С. Ф. Голицына, где, очевидно был его секретарем и учителем его детей.

Именно для домашнего спектакля у Голицыных в 1799-1800 годах была написана пьеса «Трумф или Подщипа». В злой карикатуре на тупого, заносчивого и злого вояку Трумфа легко угадывался Павел I, ненравившийся автору прежде всего своим преклонением перед прусской армией и королем Фридрихом II. Ирония была настолько язвительна, что в России пьесу впервые опубликовали только в 1871 году. Значение «Трумфа» не только в его политическом подтексте. Куда важнее, что сама форма «шутотрагедии» пародировала классическую трагедию с ее высоким стилем и во многом означала отказ автора от тех эстетических представлений, которым он был верен в течение предыдущих десятилетий.

После смерти Павла I князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов два года служил его секретарем. В 1803 году снова вышел в отставку и, очевидно, опять провел два следующих года в беспрерывных путешествиях по России и карточной игре. Именно в эти годы, о которых мало известно, драматург и журналист начал писать басни.

Известно, что в 1805 году Крылов в Москве показал известному поэту и баснописцу И. И. Дмитриеву свой перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» и «Разборчивая невеста». Дмитриев высоко оценил перевод и первым отметил, что автор нашел свое истинное призвание. Сам поэт не сразу это понял. В 1806 году он напечатал только три басни, после чего вновь вернулся к драматургии.

В 1807 году выпустил сразу три пьесы, завоевавшие большую популярность и с успехом шедшие на сцене. Это — «Модная лавка», «Урок дочкам» и «Илья Богатырь». Особенно большим успехом пользовались две первые пьесы, каждая из которых по своему высмеивала пристрастие дворян к французскому языку, модам, нравам и т.д. и фактически ставила знак равенства между галломанией и глупостью, распутством и мотовством. Пьесы неоднократно ставились на сцене, причем «Модную лавку» играли даже при дворе.

Несмотря на долгожданный театральный успех, Крылов решился пойти по другому пути. Перестал писать для театра и с каждым годом все больше внимания уделял работе над баснями.

В 1808 году им было издано уже 17 басен, среди которых и знаменитая «Слон и моська».

В 1809 году был опубликован первый сборник, сразу же сделавший его автора по-настоящему знаменитым. Всего до конца жизни он написал более 200 басен, которые были объединены в девять книг. Работал он до последних дней — последнее прижизненное издание басен друзья и знакомые писателя получили в 1844 году вместе с извещением о смерти их автора.

Сначала в творчестве Крылова преобладали переводы или переложения знаменитых французских басен Лафонтена, («Стрекоза и муравей», «Волк и ягненок»), затем постепенно он начал находить все больше самостоятельных сюжетов, многие из которых были связанны со злободневными событиями российской жизни. Так, реакцией на различные политические события стали басни «Квартет», «Лебедь», «Щука и Рак», «Волк на псарне». Более отвлеченные сюжеты легли в основу «Любопытного», «Пустынника и медведя» и других. Однако басни, написанные «на злобу дня», очень скоро также стали восприниматься как более обобщенные произведения. События, послужившие поводом для их написания, быстро забывались, а сами басни превращались в любимое чтение во всех образованных семьях.

Работа в новом жанре резко изменила литературную репутацию Крылова. Если первая половина его жизни прошла практически в безвестности, была полна материальными проблемами и лишениями, то в зрелости он был окружен почестями и всеобщим уважением. Издания его книг расходились огромными для того времени тиражами. Писатель, в свое время смеявшийся над Карамзиным за его пристрастие к излишне простонародным выражениям, теперь сам создавал произведения, понятные всем, и стал истинно народным писателем.

Крылов стал классиком при жизни. Уже в 1835 году В.Г. Белинский в своей статье «Литературные мечтания» нашел в русской литературе всего лишь четырех классиков и поставил Крылова в один ряд с Державиным, Пушкиным и Грибоедовым.

На национальный характер его языка, использование им персонажей русского фольклора обратили внимание все критики. Писатель оставался враждебен западничеству в течение всей своей жизни. Не случайно он примкнул к литературному обществу «Беседа любителей русской словесности», отстаивавшему старинный русский слог и не признававшему карамзинской реформы языка. Это не помешало Крылову быть любимым как сторонниками, так и противниками нового легкого слога. Так, Пушкин, которому намного ближе было карамзинское направление в литературе, сравнивая Лафонтена и Крылова, писал: «Оба они вечно останутся любимцами своих единоземцев. Некто справедливо сказал, что простодушие есть врожденное свойство французского народа; напротив того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться».

Параллельно с народным признанием шло и признание официальное. С 1810 года Крылов был сначала помощником библиотекаря, а затем библиотекарем в Императорской публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Одновременно с этим получал неоднократно увеличивавшуюся пенсию «во уважение отличных дарований в российской словесности». Был избран членом Российской Академии, награжден золотой медалью за литературные заслуги и получил много других наград и почестей.

Одна из характерных черт популярности Крылова — многочисленные полулегендарные рассказы о его лени, неряшливости, обжорстве, остроумии.

Уже празднование пятидесятилетнего юбилея творческой деятельности баснописца в 1838 году превратилось в поистине всенародное торжество. За прошедшие с тех пор почти два столетия не было ни одного поколения в России, которое не воспитывалось бы на баснях Крылова.

Умер Крылов в 1844 году в Санкт-Петербурге.

Биография — Крылов Иван Андреевич

Детство писателя

Будущий писатель-баснописец Иван Андреевич Крылов родился 2(13) февраля 1769 года в Москве. Первые годы своей жизни провёл в частых переездах с родителями. Во время восстания Е.Пугачёва проживал с матерью в Оренбурге, а его отец служил капитаном в самом Яицком городке. Фамилия Андрея Крылова была внесена в «пугачёвские списки» на повешение. К счастью, для семьи Крыловых всё кончилось хорошо. Но после смерти отца семья впала в нужду, и мать будущего баснописца была вынуждена подрабатывать в богатых домах. С девяти лет Иван вынужден был работать – его приняли переписывать деловые бумаги.

Дальнейшее образование получил в доме писателя Н.А.Львова – учился вместе с его детьми и много слушал разговоры литераторов и художников, которые приходили в гости к просвещённому хозяину.

Отрывочность образования создавала в дальнейшем много сложностей писателю, но постепенно он стал писать без ошибок, расширил свой кругозор и даже выучил итальянский язык.

«Проба пера»

Портрет Ивана Крылова, художник — Брюллов

Когда мальчику исполнилось четырнадцать лет, семья переехала в Петербург. Мать отправилась туда хлопотать о пенсии, но усилия её не увенчались успехом.

Здесь Крылов устраивается на работу в канцелярию Казённой палаты. Но дела служебные его интересуют не слишком. Большую часть времени он проводит в занятиях литературой и посещениях театров, близко знакомится с известными актёрами и директором театров П.А.Соймоновым.

Не меняются его увлечения и после смерти матери, когда на его попечении остаётся младший брат.

В восьмидесятые годы Крылов много пишет для театра. В это время им написаны литературные основы для опер «Бешеная семья», «Кофейница», «Клеопатра» и других, комедия «Сочинитель в прихожей». Ни известности, ни гонораров они не принесли, но помогли Крылову выйти на уровень общения петербургских литераторов. Известный драматург Княжнин взял молодого человека под своё покровительство, желая помочь ему с более успешным продвижением своих произведений. Но Крылов не оценил помощи и не только порвал всякие отношения с драматургом, но и написал комедию «Проказники», в которой всячески просмеял Княжнина и его супругу. Неудивительно, что она была запрещена к постановке, а у автора испортились всяческие отношения и с литераторами, и с театральной дирекцией, которая давала «добро» на постановку сочинений на сцене.

К концу 80-х годов Крылов решает попробовать себя в журналистике. В 1788 году в журнале «Утренние часы» он публикует первые басни, которые тоже остаются незамеченными. Тогда Иван Андреевич берётся за издание журнала «Почта духов», который издаёт в течение восьми месяцев 1789 года. Здесь в сказочной переписке гномов с волшебником он создаёт карикатурную картину современного ему общества, порицая пороки высшего общества. Журнал закрывает цензура, но причиной выдвигается наличие всего 80-ти подписчиков.

В 1790 году Крылов выходит в отставку и «с головой» уходит в литературную деятельность. Он становится владельцем типографии и вместе с друзьями и приятелями А.Клушиным, И.Дмитриевым и П.Плавильщиковым начинает издавать новый журнал «Зритель», который пользуется уже большей популярностью. В журнале издаются произведения Крылова: восточная повесть «Каиб», сказка «Ночи», несколько «Речей…» и «Мысли философа о моде». Число подписчиков постепенно увеличивается. В мае 1792 года журнал закрывают, но уже со следующего года он выходит снова, но уже под другим названием – «Санкт-Петербургский Меркурий». Основной темой своих «нападок» Крылов выбирает одного из самых просвещённых людей своего времени – Карамзина и его последователей. Реформаторство Карамзина казалось Крылову искусственным, но многие люди заслуженно уважали великого историка, и осмеивание его оттолкнуло их от «Санкт-Петербургского Меркурия». В конце 1793 года за недостаточностью подписчиков журнал был закрыт и Крылов на несколько лет уехал из столицы.

Служба у князя Голицина

Со времени закрытия журнала и до 1797 года Крылов жил в Москве, затем странствовал по стране – по поместьям своих друзей и приятелей. Всё это время он искал источники дохода и на какое-то время нашёл их в карточной игре, где он считался исключительно везучим игроком на грани шулерства.

Кто знает, как бы закончил дни свои ныне известный автор басен, но в начале 1797 года судьба свела его с князем Сергеем Фёдоровичем Голицыным, который предложил Крылову стать своим личным секретарём и домашним учителем. Иван Андреевич переезжает в имение князя в Киевской губернии и начинает занятия языками и словесностью с его сыновьями. Здесь же он играет на музыкальных инструментах и пишет пьесы для домашнего театра. В это время им создаётся шутовская трагедия «Триумф, или Подщипа», главную роль которой Крылов с удовольствием озвучивает на домашней сцене. Значение этого шутовского произведения было не только политическим (сатира на Павла I), но и литературным – Крылов пародировал тот высокий стиль классической трагедии, перед которым преклонялся в предыдущие десятилетия, искал новые пути в своём творчестве.

11 марта 1801 года на царский престол поднимается Александр I, который относится с Голицыну с большим доверием и назначает его лифляндским генерал-губернатором. Соответственно – Крылову дают пост правителя канцелярии. До 1803 года писатель служит в Риге, а осенью этого года переезжает к своему брату в Серпухов.

Творческая известность.

В это же время приходит первый сценический успех к пьесе Крылова «Пирог». Крылов решает заниматься литературным творчеством дальше и возвращается в Петербург.

В 1805 году Крылов показывает первые переводы басен известному поэту И.Дмитриеву. Тот открыто говорит о том, что Крылов наконец нашёл своё настоящее призвание. Но Иван Андреевич печатает в следующем году только три басни и снова задумывается о драматургии.

В 1807 году уже три пьесы Крылова с успехом идут на сцене – «Модная лавка» (которую показывали даже при дворе), «Урок дочкам» и «Илья Богатырь». Несмотря на столь долгожданный успех, Крылов всё больше начинает «уходить» от театра и увлекаться сочинением и переводом басен.

Уже в 1809 году выходит его первый успешный сборник басен. Через два года появляются «Новые басни Ивана Крылова». В 1815 году выходит трёхтомник, на следующий год – продолжение в 2-х книгах, в 1819 – шестая часть, а к 1830 году «собирается» восьмитомное собрание басен Крылова. Все эти издания пользовались оглушительным успехом. Часть басен была написана на конкретные жизненные события, другие – на отвлечённые сюжеты. Но сами события вскоре забывались, а басни оставались любимым чтением во многих образованных семьях.

Смена жанра полностью изменила профессиональную репутацию Крылова. Если в первой половине жизни он был никому не известен и терпел множество материальных трудностей, то со зрелого возраста – баснописца Крылова знал каждый уважающий себя человек. Издания его расходились большими тиражами и простой, народный слог писателя был понятен каждому.

Вместе с признанием читающей публики шло и признание официальное.

В декабре 1811 года писатель был избран членом Российской Академии, в январе 1823 года за литературные достижения получил от неё золотую медаль, а в 1841 году был утверждён ординарным академиком отделения русского языка и словесности. В 1812 году в Петербурге открыли Императорскую публичную библиотеку, куда писателя назначили библиотекарем. Одновременно ему утвердили пенсию за особые заслуги «в российской словесности». В 1830 году, после издания восьмитомника Николай I увеличил пенсию Крылова вдвое и произвёл его в статские советники.

В феврале 1838 года с исключительным уважением и торжественностью Петербург праздновал 50-летний творческий юбилей писателя Ивана Андреевича Крылова. К этому времени его ставили в один ряд с выдающимися классиками Пушкиным, Грибоедовым и Державиным. Позднее басни Крылова были переведены более чем на 50 языков мира.

Последние годы жизни.

Памятник Ивану Крылову в Москве, на Патриарших прудах.

Прослужив в Императорской библиотека почти 30 лет, в 1841 году Крылов вышел в отставку и поселился в квартире на Васильевском острове. Он жил тихо и в своё удовольствие. Любил сытно покушать и полежать на диване. Некоторые считали считать его лентяем и обжорой.

Но до самых последних дней писатель продолжал работать, подготавливая к печати новое полное собрание своих басен. Крылов не успел получить книги из типографии, но завещал раздать часть их своим друзьям на собственных похоронах, что и было сделано.

Умер Иван Андреевич от двухстороннего воспаления лёгких 9(21ноября) 1844 года в Санкт-Петербурге.

Отдавая дань уважения великому писателю, второй человек в государстве – граф Орлов лично нёс его гроб вместе с простыми студентами до погребальной повозки.

Интересно о Крылове:

— Любимыми занятиями Ивана Андреевича было поесть и поспать. И то и другое он умудрялся делать даже в гостях.

— Крылов написал более 200 басен, которые переиздавались очень большими тиражами.

Новые оценки произведений

5 Сказки
5 Синяя звезда
5 Бородино
5 Смерть Ермака
5 Снегурочка
5 Умный дворник
3 Смерть поэта
5 Вор в лесу
3 Дикая мельница
5 Левша

© lit-classic.ru — Русская классическая литература.

С удовольствием представляем на нашем литературном портале лучшие классические произведения русской литературы. Мы собрали не только самые известные творения поэтов и писателей XVII-XX веков, но и малоизвестные произведения великих авторов. Многих из них вы откроете для себя по-новому, прочитав не только то, что читают по русской классике большинство, но и незаслуженно забытые небольшие литературные шедевры гениев российского литературного слова. Все произведения представлены в полном варианте – для серьёзного, глубокого прочтения. Рейтинг популярности авторов, возможно, подскажет вам, с чего предпочитают начинать знакомство с русской классикой большинство наших читателей.

Иван Андреевич Крылов
1760-1844

Первые басни. « Ворона и Лисица».

История басни уходит в глубь веков. Она славна такими известными именами, как Эзоп ( древняя Греция), Федр ( Рим), Ж. Лафонтен ( Франция), Г. Лессннг ( Германия), Т. Мур ( Англия). Ко времени Крылова басня откристаллизовалась в форму краткого иронико-сатирического, эпического или лирико-эпического стихотворного произведения; басня всегда нравоучительна, иносказательна. Ее герои, как правило, животные, растения, предметы с традиционным значением.

Еще Белинский писал, что басне « особенно посчастливилось на святой Руси». К ней обращались М. В. Ломоносов, В. И. Майков, Я. Б. Княжнин, И. И. Хемницер, И. И. Дмитриев, В. Л. Пушкин, А. Е. Измайлов и другие писатели. Но подлинным торжеством этот вид поэзии обязан Крылову, его гениальному реалистическому мастерству.

Первые басни Крылов сочинил еще в 1788 году: « Стыдливый Игрок», « Судьба Игроков», « Павлин и Соловей», « Недовольный гостьми Стихотворец». Но ни одну из этих слабых, ученических басен писатель не включал в собрания, изданные при его жизни. В 1805 году им были написаны еще три басни: « Дуб и Трость», « Разборчивая Невеста», « Старик и трое Молодых». Именно по поводу их поэт и баснописец И. И. Дмитриев сказал Крылову: « Это истинный ваш род, вы, наконец, нашли его».

Шумный успех басен Крылова, первый сборник которых вышел под названием « Басни» (1809 ), определил весь дальнейший его творческий путь. Но это был уже путь критического реализма.

Известно, что Крылов, взыскательный художник слова, готовя басни, многократно их переделывал. Часто он продолжал работу над ними и после их напечатания. О том же свидетельствует и басня « Ворона и Лисица» (1808 ), включенная в сборник.

Перепечатывая текст « Вороны и Лисицы» в первой книге своих басен, писатель изменил фразу « Я чай, ведь соловья ты чище и нежнее» на « Я чай, ведь ты поешь и соловья нежнее». Льстивая речь Лисицы приобрела большую ясность и действенность. Повышая разговорную интонацию басни, автор тогда же исправляет « но» на « да»; « да только все не впрок». Готовя в 1811 году переиздание книги, писатель внес в басню новые исправления. Было: « в зобу дух сперло». Стало: « в зобу дыханье сперло». Фраза сделалась более благозвучной. Было: « И вздумав оправдать Лисицыны слова». Сообщая этому выражению большую простоту и точность, Крылов заменил его па « Тут на приветливы Лисицыны слова». При издании басни в 1815 году писатель обогатил текст дополнительными поправками. Было: « Ворона, сидя на суку, Сбиралась уж клевать кусочек свой сырку». Стало: « На ель Ворона взгромоздясь, Позавтракать — было совсем уж собралась». Поправка усилила непосредственность и живописность эпизода. Было: « Какой умпльненький носок». Стало: « Какие перушки! Какой носок!» Перемена повысила рельефность и эмоциональную экспрессивность предложения. Было: « Спой, светик, не стыдись, будь с Лисонькой дружнее: Я чай, ведь ты поешь и соловья нежнее». Стало: « Спой, светик, не стыдись. Что ежели, сестрица, При красоте такой и петь Ты мастерица, Ведь ты б у нас была царь-птица!»

Эта басня глубочайшего обобщения, что подчеркивается фразой: « Уж сколько раз твердили миру…» Тема крыловской басни, как следует из начального суждения и последующего его раскрытия, — лесть и тщеславие, а основной смысл — их осуждение. Идейно-нравственный пафос басни явно демократический.

Художественно воплощая тему и идею басни, Крылов создал ярко реалистическую картину жизни. Основным стилеобразующим началом этой басни служит рассказчик— человек народного склада. Именно рассказчик и определяет в басне ведущую стилевую интонацию — интонацию сказовой манеры, весьма тонкой иронии лукаво-насмешливого, мудрого ума. Все компоненты басни « Ворона и Лисица», отличаясь строгой целенаправленностью, тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга и служат реалистической верности изображения. Так, глубокое обобщение басни проявляется в индивидуальном облике ее персонажей.

Реалистическая конкретность действующих лиц басни создается также их резко обозначенной антитетичностью и по характеру, и по внешнему облику. Более всего скульптурной пластичности этих лиц содействует предельная конкретность их поведения. Грузная, неповоротливо-неуклюжая ворона не присела, а « взгромоздилась» на ель, а потом « каркнула» во все горло. Все высматривающая, ловкая лиса « близехонько» бежала, а затем к дереву « на цыпочках» подходит, « вертит хвостом» и произносит льстивые слова « сладко, чуть дыша».

Реалистической живости персонажей, эффектной экспрессивности всего развитая басни весьма содействует свойственное ей многоголосие. В ней три голоса, сменяющие друг друга: автора поучения, начинающего басню, рассказчика и Лисицы.

Басня излагается предельно выразительным, разговорно-просторечным языком самых широких слоев трудового народа. Вспомним: « не впрок», « сырный дух», « ежели», « вещуньина», « вскружилась голова», « сперло». Живую непосредственность и теплоту речи басни придают в изобилии применяемые уменьшительно-ласкательные слова: « уголок», « кусочек», « шейка», « глазки», « носок». Сюда же следует отнести и обращение к усилительным частицам, столь излюбленным в народной речи и в устной поэзии: « Да призадумалась». Речевое искусство проявляет и Лисица. Это поистине мастерица словесной вязи. Наглая, пронырливо-хитрая, она рассыпает бисер лести перед глупой Вороной, применяя самые высшие степени похвалы: « И верно ангельский быть должен голосок!», « Ведь ты б у нас была царь-птица!» Естественности языка соответствует и синтаксис — повествовательно-описательный, часто пользующийся сочинительной связью, так характерной для народной речи: « И говорит Так сладко»; « И верно ангельский…»; « И на приветливы Лисицыны слова…» Для сообщения большей непосредственности льстивой речи Лисицы щедро используется восклицательная форма. Стремясь к предельному лаконизму, Крылов открывает басню афористическим суждением, а заканчивает эллиптической фразой, звучащей как эффектная реплика под занавес: « Сыр выпал — с ним была плутовка такова».

Сгущая речевые средства, способствующие реалистической естественности и народности басни, писатель одновременно обогащает ее звукописью. Используя музыкальный перезвон согласных, он пишет: « Лисицу сыр пленил»; « Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит»; « Рассказывать, так, право, сказки». Благозвучию басни служит и рифма, опирающаяся часто не только па основную гласную, но и на опорную согласную, что делает ее богатой, « сочной»: « держала — бежала»; « носок — голосок»; « сестрица — мастерица».

Реализму басни « Ворона и Лисица» содействует и разностопный, « сказовый» ямб. Искусно используя его возможности, Крылов в описательно-повествовательных эпизодах обращается к медлительному шестистопному ямбу ( « Позавтракать было совсем уж собралась»), иногда наращенному: « Вороне бог послал кусочек сыру». При переходе к льстивой, динамически нарастающей похвале, с блеском красноречия выполняемой Лисицей, баснописец применяет быстрый четырехстопный ямб: « Голубушка, как хороша!». При этом разнообразя его, Крылов обращается к наращениям ( « Ну, что за шейка, что за глазки!») и пиррихиям: « Рассказывать, так, право, сказки!» Избегая монотонности шестистопного ямба, поэт перебивает его пятистопным: « От радости в зобу дыханье сперло».

На двадцать шесть строк этой басни приходится лишь четыре строки правильного ямба, а остальные пиррихические, т. е. с пропусками ударных слогов ( « Позавтракать — было совсем уж собралась»), или спондеические, т.е. со сверхсхемными ударениями ( « Спой, светик, не стыдись!» и т. д.). Это придает стиху интонационную гибкость.

Реалистическое искусство басни « Ворона и Лисица» приобретает особую наглядность при ее сопоставлении с переводами классицистов В. К. Тредиаковского и А. П. Сумарокова. Тредиаковский перевел басню книжными, громоздкими, вялыми фразами ( « Для того, домочься б, вздумала такую лесть») и церковнославянскими словами ( « оного», « вещбу», « глас», « почтивши», « мня»). В традициях классицизма он обращается к усеченным прилагательным: « растворенна», « ободренна», « последню», « пристойну». Искусствен и взятый им для басни силлабический тринадцатисложник, сковывающий возможности русского языка. Вот начало его басни: « Негде ( в смысле ) Ворону унесть сыра часть случилось; На дерево с тем взлетел, Кое полюбилось». Сумароковский перевод более прост и естествен. Им удачно заменен образ ворона образом вороны. В. И. Даль, характеризуя этих птиц, подчеркивает то, что « ворон — зловещий», а « ворона — нерасторопная». Но и перевод Сумарокова не свободен от фразеологической возвышенности и украшенности классицистов: « Прекрасняе сто крат твои павлиньих перья: Нелестны похвалы приятно нам терпеть». В этом переводе применяются церковнославянизмы ( « не вспряну», « паче», « быти», « уста», « сто крат»), усеченные прилагательные ( « нелестны»), неуклюжие выражения, вроде: « Сыр выпал из роту Лисице».

Крылов соревнуется и с французским писателем Лафонтеном (1621 —1695), басенные сюжеты которого он использует.

Вот тому пример:

У Лафоитена: «Maitre Corbcau, sur un arbre perche Tenait en son bee un fro-mage».
Дословно: « Господин Ворон, взобравшись на дерево, держал в своем клюве сыр».

У Крылова: « Вороне бог послал кусочек сыру.
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать — было совсем уж собралась,
Да призадумалась,
а сыр во рту держала».

Несомненно, что в наименовании Ворона « метром», этим многозначным словом, таятся большие возможности не только безудержной лести ( владыка, хозяин), но и саркастической иронии ( учитель). И при всем том у Крылова все приняло более конкретный, последовательно реалистический колорит. Повышая эмоциональную теплоту басни, Крылов дополнил ее ситуацией предполагавшегося, но несостоявшегося завтрака. Это желание усилить непосредственность, живость басни сказывается во всех ее частях. У Лафонтена читаем: «Que vousetes jolib» ( « Как вы прекрасны!»), а у Крылова сердечнее, проще: « Голубушка, как хороша!»

Басня « Ворона и Лисица» не аллегория, а ярко конкретная картина жизни в тех возможностях, какие представляет басенный вид.

Басни Крылова

Иван Андреевич Крылов известен нам не понаслышке. Удивительного рода человек, который вдохновляет миллионы людей своими творениями, которые, как никогда, кстати, подходят для нашего разностороннего общества. Десятки знаменитых басен Крылова являются золотыми в списке самых любимых поучительных историй миллионов взрослых и детей. А шедевры «Стрекоза и муравей», «Ворона и лисица», «Мартышка и очки» и «Волк и ягнёнок» волнуют уже не одно поколений людей.

Все творения Крылова содержат поучительный смысл, чтобы каждый человек, не видя или не до конца поняв саму идею басни, мог увидеть отделенные строки и понять в чем же все-таки верховенствующая мысль данного произведения.

Все детские басни Крылова – это свет, который помогает пробиться мудрости и смекалке детей в нашем огромном мире, где только опыт помогает избежать тяжелых жизненных обстоятельств.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: