Рылеев К

Кондратий Федорович Рылеев [18(29).9.1795, с. Батово, ныне Гатчинский район Ленинградской области, — 13(25).7.1826, Петербург], русский поэт-декабрист. Из мелкопоместной дворянской семьи. Учился в Петербургском 1-м кадетском корпусе (1801-1814). Участник заграничных походов русской армии (1814, 1815). В 1818 году вышел в отставку, служил заседателем Петербургской уголовной палаты (с 1821 года), правителем канцелярии Российско-американской компании (с 1824 года). В 1823 году стал членом Северного общества декабристов, возглавив затем наиболее радикальную и демократическую его часть. В своих политических взглядах Рылеев эволюционировал от умеренных конституционно-монархических к республиканским. Сыграл ведущую роль в организации восстания 14 декабря 1825 года. Казнён в Петропавловской крепости в числе пяти руководителей восстания.

Литературную известность принесла Рылееву сатира «К временщику» (1820) — гневное обличение аракчеевских порядков. Дальнейшее формирование творческих принципов Рылеева связано с Вольным обществом любителей российской словесности, членом которого он стал в 1821 году. В 1823-1825 годах Рылеев совместно с А. А. Бестужевым выпускал ежегодный альманах «Полярная звезда». В 1821-1823 годах Рылеев создал цикл исторических песен «Думы» (отдельное издание 1825): «Олег Вещий», «Мстислав Удалый», «Смерть Ермака», «Иван Сусанин», «Петр Великий в Острогожске», «Державин» и др. Обращаясь к героическому прошлому России, поэт переосмысляет его в духе собственных гражданских идеалов.

Декабристским вольнолюбием и предощущением грядущей судьбы этого движения проникнуто центральное произведение Рылеева — поэма «Войнаровский» (отдельное издание 1825). Мысли о высоком гражданском служении отчизне Рылеев вкладывает в исповедь главного героя поэмы, сосланного в Сибирь за участие в мятеже против Петра I, поднятом Мазепой. Противоречивость историзма Рылеева сказалась в романтической идеализации Мазепы и Войнаровского, в отступлении от исторической правды во имя пропаганды декабристских идей. Хотя Пушкин ценил поэму Рылеева выше его «Дум», в «Полтаве» он спорит с концепцией истории, выраженной в «Войнаровском». В незаконченной поэме «Наливайко» (отрывки опубликованы в 1825 году) Рылеев обращается к теме национально-освободительной борьбы украинского казачества 16 века против шляхетского засилья. Наиболее полным выражением гражданского пафоса в лирике Рылеева явилось стихотворение «Я ль буду в роковое время. » («Гражданин»). В агитационно-сатирических песнях («Ах, где те острова. «, «Царь наш, немец русский. «, «Уж как шёл кузнец. «, «Ах, тошно мне и в родной стороне. » и др.), написанных совместно с А. А. Бестужевым, звучали ненависть к самодержавно-крепостническому строю и прямые призывы к его свержению.
С. М. Александров.

/ Биографии / Рылеев К.Ф.

Смотрите также по Рылееву:

Державин (Рылеев)

Державин
автор Кондратий Фёдорович Рылеев (1795 — 1826)
Дата создания: 1822. Источник: Рылеев К. Ф. Избранное. — М: Детская литература, 1977.

Державин родился 1743 года в Казани. Он был воспитан сперва в доме своих родителей, а после в Казанской гимназии, в 1760 записан был в инженерную школу, а в следующем году за успехи в математике и за описание болгарских развалин переведён в гвардию в чине поручика, отличился в корпусе, посланном для усмирения Пугачева. В 1777 году поступил в статскую службу, а в 1802 году пожалован был в министры юстиции. Скончался июля 6 дня 1816 года в поместье своём на берегу Волхова.

«К бессмертным памятникам Екатеринина века принадлежат песнопения Державина. Громкие победы на море и сухом пути, покорение двух царств, унижение гордости Оттоманской Порты, столь страшной для европейских государей, преобразования империи, законы, гражданская свобода, великолепные торжества просвещения, тонкий вкус, всё это было сокровищем для гения Державина. Он был Гораций своей государыни… Державин — великий живописец… Державин хвалит, укоряет и учит… Он возвышает дух нации и каждую минуту даёт чувствовать благородство своего духа…» — говорит г. Мерзляков.

С дерев валится жёлтый лист,
Не слышно птиц в лесу угрюмом,
В полях осенних ветров свист,
И плещут волны в берег с шумом.
Над Хутынским монастырём
Приметно солнце догорало,
И на главах златым лучом,
Из туч прокравшись, трепетало.

Какой-то думой омрачён,
Младый певец бродил в ограде;
Но вдруг остановился он,
И заблистал огонь во взгляде.
«Что вижу я. на сих брегах, —
Он рек, — для Севера священный
Державина ль почиет прах
В обители уединенной?»

И засияли, как росой,
Слезами юноши ресницы,
И он с удвоенной тоской
Сел у подножия гробницы;
И долго молча он сидел,
И, мрачною тревожим думой,
Певец задумчивый глядел
На грустный памятник угрюмо.

Но вдруг, восторженный, вещал:
«Что я напрасно здесь тоскую?
Наш дивный бард не умирал:
Он пел и славил Русь святую!
Он выше всех на свете благ
Общественное благо ставил
И в огненных своих стихах
Святую добродетель славил.

Он долг певца постиг вполне,
Он свить горел венок нетленной,
И был в родной своей стране
Органом истины священной.
Везде певец народных благ,
Везде гонимых оборона
И зла непримиримый враг,
Он так твердил любимцам трона:

„Вельможу должны составлять
Ум здравый, сердце просвещенно!
Собой пример он должен дать,
Что звание его священно;
Что он орудье власти есть,
Всех царственных подпора зданий;
Должны быть польза, слава, честь
Вся мысль его, цель слов, деяний“ [1] .

О, так! нет выше ничего
Предназначения поэта:
Святая правда — долг его,
Предмет — полезным быть для света.
Служитель избранный творца,
Не должен быть ничем он связан;
Святой, высокий сан певца
Он делом оправдать обязан.

Ему неведом низкий страх;
На смерть с презрением взирает
И доблесть в молодых сердцах
Стихом правдивым зажигает.
Над ним кто будет властелин? —
Он добродетель свято ценит
И ей нигде, как верный сын,
И в думах тайных не изменит.

Таков наш бард Державин был, —
Всю жизнь он вёл борьбу с пороком;
Судьям ли правду говорил,
Он так гремел с святым пророком:
„Ваш долг на сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять
И свято сохранять законы.

Ваш долг несчастным дать покров,
Всегда спасать от бед невинных,
Исторгнуть бедных из оков,
От сильных защищать бессильных“ [2] .
Певцу ли ожидать стыда
В суде грядущих поколений?
Не осквернит он никогда
Порочной мыслию творений.

Повсюду правды верный жрец,
Томяся жаждой чистой славы,
Не станет портить он сердец
И развращать народа нравы.
Поклонник пламенный добра,
Ничем себя не опорочит
И освященного пера —
В нечестьи буйном не омочит.

Творцу ли гимн святой звучит
Его восторженная лира —
Словами он, как гром, гремит,
И вторят гимн народы мира.
О, как удел певца высок!
Кто в мире с ним судьбою равен?
Откажет ли и самый рок
Тебе в бессмертии, Державин?

Ты прав, певец: ты будешь жить,
Ты памятник воздвигнул вечный [3] , —
Его не могут сокрушить
Ни гром, ни вихорь быстротечный».
Певец умолк — и тихо встал;
В нём сердце билось, и в волненьи,
Вздохнув, он, отходя, вещал
В каком-то дивном исступленьи:

«О, пусть не буду в гимнах я,
Как наш Державин, дивен, громок, —
Лишь только б молвил про меня
Мой образованный потомок:
«Парил он мыслию в веках,
Седую вызывая древность,
И воспалял в младых сердцах
К общественному благу ревность!»

Примечания Рылеева

  1. ↑ См. „Вельможа“, соч. Державина.
  2. ↑ См. „Властителям и судиям“, его же.
  3. ↑ См. „Памятник“, подражание Державина Горациевой оде: „Exegi monumentum a ere peiennius…“
Кондратий Рылеев. Думы

[Предисловие Рылеева]

XXI. Державин

XVIII. Пётр Великий в Острогожске

XV. Иван Сусанин

XIII. Борис Годунов

XII. Смерть Ермака

IX. Димитрий Донской

VII. Мстислав Удалый

VI. Боян

I. Олег Вещий

[Предисловие Рылеева]

«Напоминать юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к отечеству с первыми впечатлениями памяти — вот верный способ для привития народу сильной привязанности к родине: ничто уже тогда сих первых впечатлений, сих ранних понятий не в состоянии изгладить. Они крепнут с летами и творят храбрых для бою ратников, мужей доблестных для совета».

Так говорит Немцевич о священной цели своих исторических песен (Spiewy Historiczne); эту самую цель имел и я, сочиняя думы. Желание славить подвиги добродетельных или славных предков для русских не ново; не новы самый вид и название думы.

Дума, старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение. Поляки заняли её от нас. Ещё до сих пор украинцы поют думы о героях своих: Дорошенке, Нечае, Сагайдашном, Палее, и самому Мазепе приписывается сочинение одной из них. Сарницкий <…>свидетельствует, что на Руси пелись элегии в память двух храбрых братьев Струсов, павших в 1506 году в битве с валахами. Элегии сии, говорит он, у русских думами называются. Соглашая заунывный голос и телодвижения со словами, народ русский иногда сопровождает пение оных печальными звуками свирели.

В числе предлагаемых дум читатели найдут две пиесы, которые не должны бы войти в сие собрание: это «Рогнеда» и «Олег Вещий». Первая по составу своему более повесть, нежели дума; вторая есть историческая песня (Spiew Historiczny). Она слаба и неудачно исполнена; но я решился поместить её в числе дум, чтобы показать состав исторических песен Немцевича, одного из лучших поэтов Польши.

Примечания, припечатанные при думах, кроме некоторых , сделаны П. М. Строевым.

XXI. Державин

Державин родился 1743 года в Казани. Он был воспитан сперва в доме своих родителей, а после в Казанской гимназии, в 1760 записан был в инженерную школу, а в следующем году за успехи в математике и за описание болгарских развалин переведён в гвардию в чине поручика, отличился в корпусе, посланном для усмирения Пугачева. В 1777 году поступил в статскую службу, а в 1802 году пожалован был в министры юстиции. Скончался июля 6 дня 1816 года в поместье своём на берегу Волхова.

«К бессмертным памятникам Екатеринина века принадлежат песнопения Державина. Громкие победы на море и сухом пути, покорение двух царств, унижение гордости Оттоманской Порты, столь страшной для европейских государей, преобразования империи, законы, гражданская свобода, великолепные торжества просвещения, тонкий вкус, всё это было сокровищем для гения Державина. Он был Гораций своей государыни… Державин — великий живописец… Державин хвалит, укоряет и учит… Он возвышает дух нации и каждую минуту даёт чувствовать благородство своего духа…» — говорит г. Мерзляков.

[1]
Примечания Рылеева:
Вельможу должны составлять … — См. «Вельможа» , соч. Державина .
Ваш долг на сильных не взирать … — См. «Властителям и судиям» , его же.
Ты памятник воздвигнул вечный … — См. «Памятник» , подражание Державина Горациевой оде: «Exegi monumentum a ere peiennius…»

XVIII. Пётр Великий в Острогожске

Пётр Великий, по взятии Азова (в августе 1696 года), прибыл в Острогожск. Тогда приехал в сей город и Мазепа, охранявший у Коломака, вместе с Шереметевым, пределы России от татар. Он поднёс царю богатую турецкую саблю, оправленную золотом и осыпанную драгоценными каменьями, и на золотой цепи щит с такими ж украшениями. В то время Мазепа был ещё невинен. Как бы то ни было, но уклончивый, хитрый гетман умел вкрасться в милость Петра. Монарх почтил его посещением, обласкал, изъявил особенное благоволение и с честию отпустил в Украину.

[1]
Брюховецкий Иван Мартынович, гетман Левобережной Украины в 1663-1668 гг. Пытался поднять мятеж против русского царя и отдать Украину под власть Турции, но был убит восставшими казаками.

XV. Иван Сусанин

В исходе 1612 года юный Михаил Феодорович Романов, последняя отрасль Руриковой династии, скрывался в Костромской области. В то время Москву занимали поляки: сии пришельцы хотели утвердить на российском престоле царевича Владислава, сына короля их Сигизмунда III. Один отряд проникнул в костромские пределы и искал захватить Михаила. Вблизи от его убежища враги схватили Ивана Сусанина, жителя села Домнина, и требовали, чтобы он тайно провёл их к жилищу будущего венценосца России. Как верный сын отечества, Сусанин захотел лучше погибнуть, нежели предательством спасти жизнь. Он повёл поляков в противную сторону и известил Михаила об опасности: бывшие с ним успели увезти его. Раздражённые поляки убили Сусанина. По восшествии на престол Михаила Феодоровича (в 1613) потомству Сусанина дана была жалованная грамота на участок земли при селе Домнине; её подтверждали и последующие государи.

XIII. Борис Годунов

Борис Фёдорович Годунов является в истории с 1570 года: тогда он был царским оруженосцем. Возвышаясь постепенно, Годунов сделался боярином и конюшим: титла важные при прежнем дворе российском. Сын Иоанна Грозного, царь Феодор, сочетался браком с его сестрою, Ириною Феодоровною. Тогда Годунов пришёл в неограниченную силу: он имел столь великое влияние на управление государством, что иностранные державы признавали его соправителем сего кроткого, слабодушного монарха. По кончине Феодора Иоанновича (1598 г.), духовенство, государственные чины и поверенные народа избрали Годунова царём. Правление его продолжалось около осьми лет. В сие время Годунов старался загладить неприятное впечатление, какое оставили в народе прежние честолюбивые и хитрые его виды; между прочим ему приписывали отдаление от двора родственников царской фамилии (Нагих, кн. Сицких и Романовых) и умерщвление малолетнего царевича Димитрия, брата царя Феодора, в 1591 году погибшего в Угличе. Годунов расточал награды царедворцам, благотворил народу и всеми мерами старался приобрести общественную любовь и доверенность. Между тем явился ложный Димитрий, к нему пристало множество приверженцев, и государству угрожала опасность. В сие время (1605 г.) Годунов умер незапно; полагают, что он отравился. Историки несогласны в суждениях о Годунове: одни ставят его на ряду государей великих, хвалят добрые дела и забывают о честолюбивых его происках; другие — многочисленнейшие — называют его преступным, тираном.

XII. Смерть Ермака

Под словом Сибирь разумеется ныне неизмеримое пространство от хребта Уральского до берегов Восточного океана. Некогда Сибирским царством называлось небольшое татарское владение, коего столица, Искер, находилась на реке Иртыше, впадающей в Обь. В половине XVI века сие царство зависело от России. В 1569 году царь Кучум был принят под руку Иоанна Грозного и обязался платить дань. Между тем сибирские татары и подвластные им остяки и вогуличи вторгались иногда в пермские области. Это заставило российское правительство обратить внимание на обеспечение сих украйн укреплёнными местами и умножением в них народонаселения. Богатые в то время купцы Строгановы получили во владение обширные пустыни на пределах Пермии: им дано было право заселить их и обработать. Сзывая вольницу, сии деятельные помещики обратились к казакам, кои, не признавая над собою никакой верховной власти, грабили на Волге промышленников и купеческие караваны. Летом 1579 года 540 сих удальцов пришли на берега Камы; предводителей у них было пятеро, главный назывался Ермак Тимофеев. Строгановы присоединили к ним 300 человек разных висельников, снабдили их порохом, свинцом и другими припасами и отправили за Уральские горы (в 1581 г.). В течение следующего года казаки разбили татар во многих сражениях, взяли Искер, пленили Кучумова племянника, царевича Маметкула, и около трёх лет господствовали в Сибири. Между тем число их мало-помалу уменьшалось: много погибло от оплошности. Сверженный Кучум бежал в киргизские степи и замышлял способы истребить казаков. В одну тёмную ночь (5 августа 1584 г.), при сильном дожде, он учинил неожиданное нападение: казаки защищались мужественно, но не могли стоять долго; они должны были уступить силе и незапности удара. Не имея средств к спасению, кроме бегства, Ермак бросился в Иртыш, в намерении переплыть на другую сторону, и погиб в волнах. Летописцы представляют сего казака героя крепкотелым, осанистым и широкоплечим, он был роста среднего, имел плоское лицо, быстрые глаза, чёрную бороду, тёмные и кудрявые волосы. Несколько лет после сего Сибирь была оставлена россиянами; потом пришли царские войска и снова завладели ею. В течение XVII века беспрерывные завоевания разных удальцов-предводителей отнесли пределы Российского государства к берегам Восточного океана.

[1]
Эта «дума» стала популярной народной песней.

IX. Димитрий Донской

Подвиги великого князя Димитрия Иоанновича Донского известны всякому русскому. Он был сын великого князя Московского Иоанна Иоанновича, родился в 1350 году, великокняжеский престол занял 1362 года. Владычествовавшая над Россиею Золотая или Сарайская Орда в его время раздиралась междоусобиями. Один из князей татарских, Мамай, властвовал там, под именем Мамант-Салтана, слабого и ничтожного хана. Недовольный великим князем, Мамай отправил (в 1378 г.) мурзу Бегича со множеством татарского войска; ополчение Димитрия встретило их на реке Воже, сразилось мужественно и одержало победу. Раздражённый Мамай, совокупив ещё большие толпы иноплеменников, двинулся с ними к пределам России. Димитрий вооружился; противники сошлись на Куликовом поле (при речке Непрядве, впадающей в Дон); бой был жестокий и борьба ужасная (8 сентября 1380 г.). На пространстве двадцати верст кровь русских мешалась с татарскою. Наконец Мамай предался бегству, и Димитрий восторжествовал. Сия знаменитая победа доставила ему великую славу и уважение современников. Потомство наименовало его Донским. Димитрий умер в 1389 году.

[1]
Сергий Радонежский — видный церковный и политический деятель Древней Руси, благословивший Димитрия перед Куликовской битвой.
Пересвет Александр — монах Троице-Сергиева монастыря. Начал Куликовскую битву поединком с татарским богатырём Темир-мурзой (Челибеем). По летописи, они столкнулись с такой силой, что оба пали мёртвыми.
Белозерский князь и чада … — Князь Федор Белозерский и его сын Иван погибли в битве.
Чёрный стяг — знамя московского князя.
Волынский — Боброк Дмитрий Михайлович, командовал резервным полком, вступление которого в бой способствовало победе русских.
Первоначальник славы — Выражение летописца (примечание Рылеева).

VII. Мстислав Удалый

Мстислав, сын Владимира Великого, был удельный князь Тмутараканский. Столица сего княжества, Тмутаракань (древняя Таматарха), находилась на острове Тамани, который образуют рукава реки Кубани при впадении её в Азовское море. В соседстве жили косоги, племя горских черкесов. В 1022 году Мстислав объявил им войну. Князь Косожский, Редедя, крепкотелый великан, по обычаю богатырских времён предложил ему решить распрю единоборством. Мстислав согласился. Произошёл бой: Тмутараканский князь поверг врага и умертвил его. Косоги признали себя данниками Мстислава. Он умер около 1036 года. Летописи называют его Удалым.

Историческая основа думы — летописное предание в изложении Карамзина
Булгарин Фаддей Венедиктович (1789-1859) — реакционный журналист и писатель. До 1825 поддерживал дружеские отношения с Рылеевым и другими декабристами.

VI. Боян

Сочинитель известного Слова о полку Игореве называет Бояна Соловьём старого времени . Неизвестно, когда жил сей славянский бард. Н. М. Карамзин, в Пантеоне Росс. Авторов , говорит о нём так: «Может быть, жил Боян во времена героя Олега; может быть, пел ему славный поход сего аргонавта к Царю-граду, или несчастную смерть храброго Святослава, который с горстию своих погиб среди бесчисленных печенегов, или блестящую красоту Гостомысловой правнуки Ольги, её невинность в сельском уединении, её славу на троне». Не менее правдоподобно, что Боян был певцом подвигов Великого Владимира и знаменитых его сподвижников: Добрыни, Яна Усмовича, Рогдая. Можно предполагать, что при блистательном дворе Северного Карломана находились и песнопевцы: их привлекали великолепные пиршества, богатырские потехи и приветливость доброго князя; а славные победы над греками, ляхами, печенегами, ятвягами и болгарами могли воспламенить дух пиитизма в сих диких сынах Севера. И грубые норманны услаждали слух свой песнями скальдов.

В период работы над думами Рылеев занимался стихотворным переложением «Слову о полку Игореве». Перенесение легендарного Бояна в эпоху князя Владимира произошло, вероятно, — под влиянием Пушкина , сделавшего то же в «Руслане и Людмиле» .

I. Олег Вещий

Рурик, основатель Российского государства, умирая (в 879 г.), оставил малолетнего сына, Игоря, под опекою своего родственника, Олега. Опекун мало-помалу сделался самовластным владетелем. Время его правления примечательно походом к Константинополю в 907 году. Летописцы сказывают, что Олег, приплыв к стенам византийской столицы, велел вытащить ладьи на берег, поставил их на колёса и, развернув паруса, подступил к городу. Изумлённые греки заплатили ему дань. Олег умер в 912 году. Его прозвали Вещим (мудрым).

Сочинение Стихи, поэмы и думы К. Ф. Рылеева

Сусанин — самый исторически правдивый характер из всех, которые мы видим в думах. Думу «Иван Сусанин» высоко ценил Пушкин. Глинка создал оперу «Иван Сусанин».
Общенародной известностью пользовалась дума «Смерть Ермака», которая стала народной песней («Ревела буря, гром гремел»).
В 1823 г. создается поэма «Войнаровский», отразившая значительные изменения, происходившие в творчестве Рылеева. В ней уже нет того слияния автора с героем, в уста которого поэт вкладывает свои мысли и убеждения, которое было характерно для дум. Поэт и герой уже по-разному смотрят на происходящее, по-разному оценивают его. Содержание поэмы составляет теперь повествование, ход событий, которым она посвящена. Своеобразие рылеевской поэмы отметил Пушкин: «Рылеева «Войнаровский» несравненно лучше всех его «Дум», — писал он, — слог его возмужал и становится истинно-повествовательным, чего у нас почти еще нет».
Ободренный высокой оценкой, которую получила у Пушкина первая поэма, Рылеев начинает поэму «Наливайко», посвященную борьбе за национальную независимость украинского казачества с панской Польшей в конце XVI века. Поэма осталась незаконченной. Судя по сохранившимся отрывкам, большое место в ней должно было занять изображение картин народной жизни и быта, участия народных масс в национально-освободительной борьбе. В главном герое поэмы подчеркнута его близость к народу, готовность отдать жизнь борьбе за освобождение народа от иноземного ига.
Герой поэмы «Наливайко» — гетман, который поднял меч за свой край:

Могу ли равнодушно видеть
Порабощенных земляков?
Нет, нет! Мой жребий: ненавидеть
Равно тиранов и рабов

Гетман Наливайко предвидел трагический исход, однако это не остановило его. В поэме есть как бы пророческие слова главного ее героя:

Известно мне: погибель ждет
Того, кто первый восстает
На утеснителя народа —
Судьба меня уж обрекла.
Но где, скажи, когда была
Без жертв искуплена свобода?
Погибну я за край родной,
Я это чувствую, я знаю.

Эти же слова можно отнести и к самому Рылееву. Декабрист Н. А. Бестужев увидел в них указание на «будущий жребий» поэта, и Рылеев согласился с ним. «Верь мне, — сказал он, — что каждый день убеждает меня в необходимости моих действий, в будущей погибели, которою мы должны купить нашу первую попытку для свободы России». Высшая доблесть и заслуга перед народом в его глазах — это деятельность борца за освобождение собственной страны.
На стихах Рылеева воспитывались последующие поколения борцов за свободу России. Имя Рылеева было для них, по выражению Огарева, «доблестным заветом и путеводною звездою». .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: