Романсы и на стихи А

Искренность и теплота – главные характерные и привлекательные черты музыки П.И. Чайковского. Это относится и к его романсам, которых он создал более 100.

Романсы композитор сочинял на протяжении всей своей творческой жизни. Они отличаются большим жанровым и тематическим разнообразием и воспринимаются своего рода лирическим дневником Чайковского.

Особенности романсов П.И. Чайковского

П.И. Чайковский. Фото А. Эйхенвальда (Вторая половина 1860-х годов, Москва)

Романсы Чайковского обращены к простому слушателю. Они близки к культуре городского бытового романса. Чувства в них выражены искренно и просто. Чайковский с детства любил романсы Алябьева, Варламова, Гурилева. «Я не могу без слёз слышать «Соловья» Алябьева, – говорил он. – А по отзыву знатоков это верх пошлости».

Конечно, многое Чайковский воспринял и от своих предшественников – М. Глинки и А. Даргомыжского, а также от романтики немецких композиторов, особенно Шумана. С Шуманом Чайковского сближала страстная лирическая взволнованность. Но при всём этом вокальная лирика Чайковского отличается ярко выраженным индивидуальным своеобразием.

Многие музыковеды отмечают свойственные романсам Чайковского черты «оперности», связь между камерным вокальным и оперным творчеством композитора.

Сам композитор считал необходимым донести до слушателя своё живое чувство во всей его полноте и непосредственности. Он как бы «переводил» словесный текст на язык музыки, выделяя в поэтическом тексте прежде всего доминирующий психологический мотив и находя соответствующую ему музыкальную интонацию. На этом и строился романс. Душевное состояние и переживание Чайковский умел передать в развитии, достигая постепенно особой напряженности выражения.

Выбор стихов

Этот вопрос всегда волнует любителей романсов: по какому принципу композитор выбирает авторов текстов? Почему известные стихи порой не привлекают внимание композиторов, а автором текста становится случайный или малоизвестный поэт? Это одна из загадок художественного творчества. Ведь иногда привлекает не всё произведение целиком, а только отдельная строка или удачный яркий образ. Основная часть романсов Чайковского всё-таки написана на высокохудожественные тексты выдающихся русских поэтов XIX в.: А. Толстого, А. Майкова, Ф. Тютчева, А. Фета, А. Плещеева, Л. Мея, Н. Некрасова, Я. Полонского, А. Апухтина и др., а также на стихи Г. Гейне и И. Гёте, французских поэтов. Некоторые романсы написаны Чайковским на собственные стихи (под псевдонимом N.N.).

П. И. Чайковский в мантии доктора Кембриджского университета. Фото Ф. Мейтланд (Кембридж, 1/13 июня 1893 г.)

Обращает на себя внимание тот факт, что поэзия Пушкина в вокальном творчестве Чайковского представлена всего одним романсом «Соловей», при этом на переводный, а не оригинальный текст из «Песен западных славян». Чем это можно объяснить? Ведь известно, что Чайковский любил творчество Пушкина, создал две оперы на сюжет его произведений: «Евгений Онегин» и «Пиковая дама».

Стихи Пушкина строились на принципе гармонии, а композитору были близки настроения тоски, одиночества, томления по недостижимому идеалу и страстная «мятежность чувств». Чайковский говорил об А. Фете, что он «не просто поэт, скорее поэт-музыкант», который «в лучшие свои моменты выходит из пределов, указанных поэзией, и смело делает шаг в нашу область».

Музыкальность стиха А. Толстого также притягивала Чайковского: «Толстой – неисчерпаемый источник для текстов под музыку; это один из самых симпатичных мне поэтов». Это же качество отмечал Чайковский и в лирике А. Апухтина.

О некоторых романсах П.И. Чайковского

Мы уже указывали на то, что Чайковский писал романсы на протяжении всей своей творческой жизни. Первый написанный им романс – «Мой гений, мой ангел, мой друг» на слова А. Фета (вторая половина 50-х годов). Чайковского тогда был учеником Училища Правоведения. А цикл романсов на стихи Д. Ратгауза был сочинен весной 1893 г., и это одно из самых последних сочинений композитора.

Романс «Отчего?», созданный композитором в 1869 г. (стихи Г. Гейне в переводе Л. Мея), – популярнейший образец вокальной лирики Чайковского. Этот романс отличается глубиной и одновременно лаконизмом и изяществом формы. Один краткий мелодический оборот у Чайковского, вначале звучащий как задумчивая фраза, достигает почти трагического звучания. Это отчаянный крик душевной боли и страдания.

Отчего побледнела весной
Пышноцветная роза сама?
Отчего под зеленой травой
Голубая фиалка нема?

Отчего так печально звучит
Песня птички, несясь в небеса?
Отчего над лугами висит
Погребальным покровом роса?

Отчего в небе солнце с утра
Холодно и темно, как зимой?
Отчего и земля вся сера
И угрюмей могилы самой?

Отчего я и сам все грустней
И болезненней день ото дня?
Отчего, о скажи мне скорей,
Ты – покинув – забыла меня?

«Средь шумного бала…» – один из самых популярных романсов П.И. Чайковского. Стихотворение было написано в 1851 г., а романс – в 1878 г.

Алексей Толстой посвятил стихи совей будущей супруге Софье Миллер, урожденной Бахметевой, с которой он познакомился на новогоднем балу-маскараде в Петербургском Большом театре.

Софья Андреевна, как и все остальные гости, была в маске: «тайна … покрывала черты». На том маскараде Софья Андреевна поразила и И. С. Тургенева, но А. К. Толстой был очарован Софьей Андреевной сильнее, полюбив её на всю жизнь.

Жизнь Софьи Андреевны была очень сложной. Она родила дочь от князя Г. Н. Вяземского, но тот отказался жениться на ней и убил на дуэли её оскорбленного брата Юрия. Родившуюся дочь, Софью Бахметеву, другой брат Пётр с супругой оформили как своего ребенка.

Через некоторое время Софья Андреевна Бахметева вышла замуж за конногвардейского полковника Льва Миллера, но брак этот им обоим счастья не принёс. Вот в этот момент и были посвящены ей стихи влюбленного А. К. Толстого.

Средь шумного бала, случайно,

В тревоге мирской суеты,

Тебя я увидел, но тайна

Твои покрывала черты.

Лишь очи печально глядели,

А голос так дивно звучал,

Как звон отдаленной свирели,

Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий

И весь твой задумчивый вид,

А смех твой, и грустный и звонкий,

С тех пор в моем сердце звучит.

В часы одинокие ночи

Люблю я, усталый, прилечь —

Я вижу печальные очи,

Я слышу веселую речь;

И грустно я так засыпаю,

И в грезах неведомых сплю…

Люблю ли тебя — я не знаю,

Но кажется мне, что люблю!

Они стали мужем и женой лишь через 12 лет после того шумного бала, на котором познакомились.

А. К. Толстой скончался в 1875 г., жена пережила его на 20 лет и умерла в Лиссабоне в 1895 г. Похоронена рядом с мужем. Ко времени смерти Софьи Андреевны романс «Средь шумного бала» уже был создан.
Стихотворение привлекло внимание многих музыкантов, т.к. оно словно просилось на музыку. Сразу два композитора положили стихи на музыку: Б. Шереметьев и А. Шефер. Но оба эти музыкальных варианта не прижились.
Прошло еще несколько лет, и в 1878 г., уже после смерти А. К. Толстого, Чайковский создал к ним свою музыку. Этот романс исполняют уже более 100 лет.

Чайковский выбрал жанр вальса. Но в музыке всё внимание сосредоточено на интимных чувствах, когда существуют лишь двое – и больше никто им не нужен. Как это бывало и с другими текстами романсов, Чайковский внёс небольшие изменения в текст и пунктуацию.

Этот романс композитор посвятил младшему брату Анатолию Ильичу Чайковскому, правоведу по профессии, который служил в Тифлисе в качестве прокурора Окружного суда.

Романс «Средь шумного бала…» стал одним из самых популярных в русской музыкальной культуре.

Романс «День ли царит…» на слова А. Апухтина отличается характером музыки – экспрессивным, ярким, оптимистичным. Важную роль играет в романсе партия фортепиано с колоритными пассажами. Это очень жизнеутверждающий романс, как и два других: «Кабы знала я, кабы ведала» (стихи А. К. Толстого) и «Я ли в поле да не травушка была» (стихи И. 3. Сурикова).

Тема душевной тоски, сожаления о былом и безвозвратно ушедшем звучат в романсах «Ночи безумные» на стихи А. Апухтина и «Ночь» на стихи Я. Полонского.

Источник огромной популярности романсов Чайковского среди даже неискушённых в музыке людей – в тех переживаниях, которые свойственны любому человеку в различные моменты их жизни: надежд и горьких разочарований, несоответствия между высокими порывами к идеалу и томительно однообразными серыми буднями повседневного бытия.

Известные исполнители романсов П.И. Чайковского

Многие известные вокалисты включают в свой репертуар романсы Чайковского. Назовём лишь некоторые имена: З. Долуханова, Б. Гмыря, С. Лемешев, И. Козловский, Н. Обухова, Л. Собинов, М. Максакова, В. Борисенко, И. Архипова, П. Лисициан, А. Ведерников.

Романсы и на стихи А

25 сентября 1966 года торжественно отмечается 60-летие Шостаковича. Ему присвоено звание Героя социалистического труда. Юбилейные концерты проходят не только в Москве, но и во многих городах мира. После окончания торжеств композитор уединяется на подмосковной даче, где может отдохнуть от суеты, отдаться творчеству. Но затворничество быстро кончается. Шостакович, член Верховного Совета СССР, должен принять участие в его сессии. Затем начинаются заседания комиссии по наследию Мейерхольда, в работе которой композитор принимает самое горячее участие, необходима поездка в Горький (Нижний Новгород), где проходят депутатские приемы. Лишь на две неделя мая 1967 года удастся Шостаковичу вырваться в Дом творчества композиторов «Репино», где создается Второй концерт для скрипки с оркестром. Летом, после полутора недель в Москве, снова Репино, а затем — отдых в Беловежской пуще. В конце августа композитор возвращается в столицу хорошо отдохнувший, полный разнообразных планов. Но все планы рушатся: 6 сентября он попадает в больницу с переломом ноги. Там и начинается работа над романсами на стихи Александра Блока (1880—1921), которые автор объединил в op. 127 — сюиту для голоса, скрипки, фортепиано и виолончели.

Шостаковича привлекли ранние стихи поэта, те, в которых передано беспокойство, душевная неустойчивость, характерные для многих представителей русского искусства в тревожную пору начала XX века с его предчувствием трагических катаклизмов. Тема стихов — постижение внутреннего смысла жизни художника, жизни его родины, — воплощена в музыке глубоко и тонко, с раскрытием глубинной сути мироощущения поэта. В письме к своему ученику Борису Тищенко Шостакович перечислил избранные им стихи с датами написаний и страницами двухтомника Блока, откуда они были взяты:

«. Песня Офелии (8 февраля 1899), с. 11, Гамаюн, птица вещая (23 февраля 1899), с. 13, Мы были вместе (9 марта 1898), с. 13, Город спит (23 августа 1899), с. 17, Буря (24 августа 1899), с. 17. Название «Буря» я придумал сам. У Блока нету названия. Тайные знаки (октябрь 1902), с. 74. Название придумал я. Музыка (сентябрь 1898), с. 6. Название придумал я».

Закончил вокальный цикл Шостакович на даче, куда поехал после выписки из больницы 12 октября, еще в гипсовом сапожке. Не любивший определение «цикл», он дал новому сочинению название «Семь стихотворений А. Блока». Премьера состоялась 28 октября 1967 года в Малом зале Московской филармонии (по другим данным премьера состоялась только в следующем году, поскольку Шостакович хотел сам аккомпанировать, а гипс не давал такой возможности).

Музыка

Сочинение оригинально по построению. Его семь частей не связаны содержанием, но передают различные оттенки настроений. Партии всех четырех исполнителей — сопрано, скрипки, виолончели и фортепиано — индивидуализированы. Это не обычное сочинение для голоса с аккомпанементом, а ансамбль, в котором все партии равноправны. При этом они не объединены в квартет, а звучат поочередно, образуя с голосом то дуэты, то трио. Лишь в последнем номере участвуют все исполнители.

«Песня Офелии» (№ 1) — полный проникновенной печали диалог сопрано и виолончели. Скупую мелодию с никнущими мотивами вздохов и жалобы обволакивает, окутывает солирующая виолончель. Резко контрастирует ему остродраматический романс «Гамаюн — птица вещая» (№2) с тяжкой поступью фортепиано, сопровождающей голос пророческой птицы, полный отчаяния и страха. Тихое, словно отрешенное инструментальное заключение своей проникновенной лирикой передает потрясение, вызванное картинами страшных бедствий. №3, «Мы были вместе», — простодушный менуэт, в котором прозрачно сочетаются голос певицы с голосом скрипки, — снимает напряжение предшествующего романса своим настроением спокойного размышления. №4, «Город спит», — терцет для голоса, виолончели и фортепиано, написашшй в форме пассакальи. В нем господствуют приглушенный, туманный, как петербургская осенняя ночь, колорит, настроение тоски, одиночества. №5, «Буря», — драматическая кульминация сюиты, полная напряжения, порою даже исступленная. №6, «Тайные знаки», — романс внутренне сосредоточенный, посвященный самому сокровенному, потаенному в творческой жизни художника, — подводит к заключению сюиты, романсу «Музыка» (№7). В общем ансамбле объединены все исполнители. Раскрывается благородно-возвышенная звуковая перспектива, вслушиванием в которую заканчивается произведение.

Трогательные стихи — романсы русских поэтов для детей и взрослых.

О, будь. о! вспомни нашу младость,
Злословья жертву пощади,
Клянися в том! чтоб вовсе радость
Не умерла в моей груди,
Чтоб я сказал в земле изгнанья:
Есть сердце, лучших дней залог,
Где почтены мои страданья,
Где мир их очернить не мог.

Зачем гасить душе моей
Едва блеснувшие желанья?
Хоть миг позволь мне без роптанья
Предаться нежности твоей.

За что страдать? Что мне в любви
Досталось от небес жестоких
Без горьких слез, без ран глубоких,
Без утомительной тоски?

Любви дни краткие даны,
Но мне не зреть ее остылой;
Я с ней умру, как звук унылый
Внезапно порванной струны.

И поющим отдаваться мукам
Было слаще обаянья сна;
Умереть хотелось с каждым звуком,
Сердцу грудь казалася тесна.

Но с зарей потухнул жар напевный
И душа затихнула до дна.
В озаренной глубине душевной
Лишь улыбка уст твоих видна.

Не позабудь меня, развеселясь с друзьями,
Подруге истинной шепни: его здесь нет!
Но некогда и он резвился вместе с нами
И страстно мне твердил: с тобой милее свет!
Не позабудь меня.

И в нас душа кипела в ваши леты,
Как вы, за честь мы проливали кровь,
Вино, войну нам славили поэты,
Нам сладко пел Мелецкий про любовь!

Не кончен пир — а гости разошлися,
Допировать один остался я.
И что ж? ко мне вы, други, собралися,
Весельчаков бывалых сыновья!

Гляжу на вас: их лица с их улыбкой,
И тот же спор про жизнь и про вино;
И мнится мне, я полагал ошибкой,
Что и любовь забыта мной давно.

Кто, слишком рано насладившись,
Живет, в душе негодованье скрыв,
Тот может, друг, еще сказать забывшись:
Я был счастлив.

Но я в сей жизни скоротечной
Так испытал отчаянья порыв,
Что не могу сказать чистосердечно:
Я был счастлив.

Романсы

Столкновение двух вольных стихий искусства — музыки и поэзии рождает немало выдающихся шедевров: песни, романсы, оперы. При этом стихотворение, чтобы стать основой музыкального произведения, должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются. Тогда музыка и поэзия становятся неотъемлимой частью друг друга.

Михаил Глинка, будучи сам превосходным исполнителем, тонко чувствовал, какие именно стихотворения современных ему русских поэтов необходимо брать за основу романсов; какими музыкальными средствами передать суть того, что вкладывали в свои произведения поэты.

Всего Глинка создал около 80 произведений для голоса с фортепиано (романсы, песни, арии, канцонетты), вокальные ансамбли, вокальные этюды и упражнения, хоры.

Выделяются его романсы на слова Пушкина (в т.ч. «Не пой, красавица, при мне», «Я помню чудное мгновенье», «В крови горит огонь желанья», «Ночной зефир»),

В. Жуковского (баллада «Ночной смотр»), Е. Баратынского («Не искушай меня без нужды»), Н. Кукольника («Сомнение» и цикл из 12 романсов «Прощание с Петербургом»).

Композитор питал пристрастие к элегическим стихам Жуковского, трогавшим его до слёз. Мечтая в сумерках за фортепиано, он, быть может, и написал такие печальные романсы на слова любимого поэта, как «Светит месяц на кладбище» и «Бедный певец».

Но наибольшую любовь как у певцов, так и у слушателей справедливо завоевали романсы на стихи А.С. Пушкина «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».

Критик А.Н. Серов говорил, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими». «Изумительно яркая, кипучая страстность, — писал он, вспоминая пение Глинки, — «пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья».

Другим образчиком соединения талантов двух корифеев русской культуры — Пушкина и Глинки — стал романс «Я помню чудное мгновение». В этом произведении слово и музыка слились настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не услышать музыку Глинки.

Примечательно, что история создания этого романса мистическим образом повторяет историю написания стихотворения. Пушкин посвятил свои стихи А.П. Керн. Глинка был знаком с ее дочерью — Е.Е. Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, пробуждали музыкальное воображение композитора. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс–фантазия». Для Керн Глинка написал и романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери.

Другой романс Глинки «Не пой, красавица, при мне» был создан с подачи русского писателя, дипломата и музыканта А.С. Грибоедова. Глинка встретился с Грибоедовым летом 1828 г. Они много говорили о музыке. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке и вскоре он развил ее в законченную пьесу, а затем исполнил в присутствии Пушкина своим друзьям.

Один из современников вспоминал: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал…стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector