Романсы глинки на стихи пушкина

Романсы

Столкновение двух вольных стихий искусства — музыки и поэзии рождает немало выдающихся шедевров: песни, романсы, оперы. При этом стихотворение, чтобы стать основой музыкального произведения, должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются. Тогда музыка и поэзия становятся неотъемлимой частью друг друга.

Михаил Глинка, будучи сам превосходным исполнителем, тонко чувствовал, какие именно стихотворения современных ему русских поэтов необходимо брать за основу романсов; какими музыкальными средствами передать суть того, что вкладывали в свои произведения поэты.

Всего Глинка создал около 80 произведений для голоса с фортепиано (романсы, песни, арии, канцонетты), вокальные ансамбли, вокальные этюды и упражнения, хоры.

Выделяются его романсы на слова Пушкина (в т.ч. «Не пой, красавица, при мне», «Я помню чудное мгновенье», «В крови горит огонь желанья», «Ночной зефир»),

В. Жуковского (баллада «Ночной смотр»), Е. Баратынского («Не искушай меня без нужды»), Н. Кукольника («Сомнение» и цикл из 12 романсов «Прощание с Петербургом»).

Композитор питал пристрастие к элегическим стихам Жуковского, трогавшим его до слёз. Мечтая в сумерках за фортепиано, он, быть может, и написал такие печальные романсы на слова любимого поэта, как «Светит месяц на кладбище» и «Бедный певец».

Но наибольшую любовь как у певцов, так и у слушателей справедливо завоевали романсы на стихи А.С. Пушкина «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».

Критик А.Н. Серов говорил, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими». «Изумительно яркая, кипучая страстность, — писал он, вспоминая пение Глинки, — «пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья».

Другим образчиком соединения талантов двух корифеев русской культуры — Пушкина и Глинки — стал романс «Я помню чудное мгновение». В этом произведении слово и музыка слились настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не услышать музыку Глинки.

Примечательно, что история создания этого романса мистическим образом повторяет историю написания стихотворения. Пушкин посвятил свои стихи А.П. Керн. Глинка был знаком с ее дочерью — Е.Е. Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, пробуждали музыкальное воображение композитора. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс–фантазия». Для Керн Глинка написал и романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери.

Другой романс Глинки «Не пой, красавица, при мне» был создан с подачи русского писателя, дипломата и музыканта А.С. Грибоедова. Глинка встретился с Грибоедовым летом 1828 г. Они много говорили о музыке. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке и вскоре он развил ее в законченную пьесу, а затем исполнил в присутствии Пушкина своим друзьям.

Один из современников вспоминал: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал…стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».

Единая коллекция
Цифровых образовательных ресурсов

Русская классическая музыка

Романсы

Сохранившийся автограф романса не датирован. Сведения о его создании имеются в «Записках» М. И. Глинки. Вклад Дельвига (автора стихов романса) в русскую литературу и «изобретение» им русской авторской (в отличие от народной) песни. Частые обращения молодого для создания впоследствии страниц с подобными образами в Глинки к жанру «лирической русской песни». Значение приобретенного им опыта для создания оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»).

Романс «Венецианская ночь» можно смело отнести к числу самых поэтичных и светлых романсов М. Глинки. Стиль Глинки — зрелого художника — здесь уже вполне сформировался. Это истинная баркарола, созданная под впечатлением итальянских народных песен. Этот романс образно передает впечатление русского художника от южной природы, ласкового моря и «сладостных напевов» Италии. Романс написан на стихи замечательного поэта И. Козлова, о творчестве которого с восторгом отзывался А. Пушкин.

Одно из лучших сентиментально-лирических вокальных произведений молодого М. Глинки. Композитор рассказывает о его создании в своих «Записках». Два автографа. Романс как музыкальное произведение стал настолько популярен, что как бы «задвинул» автора стихотворения. На задний план. О некоторых различиях в тексте между оригиналом стихотворения и романсом. Полное слияние мелодии романса со стихотворным текстом.

Романс «Северная звезда» написан М. И. Глиной «на случай» — к свадьбе старшей дочери Николая I великой княгини Марии Николаевны, в 1839 году вышедшей замуж за герцога Максимилиана Лейхтенбергского. Подзаголовок романса — «Свадебная песня». В этом романсе М. Глинка обращается к жанру «русской песни», в котором он сравнительно много романсов написал в свои юные годы. На образцах юношеской поры Глинка как бы отшлифовал те приемы, которые ему позже так пригодились, когда он писал оперу «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»).

Упоминание М. Глинки о создании им этого романса (в «Записках»). Первое издание романса фирмой «Одеон» (1834) примечательно тем, что является также первым изданием самого стихотворения А. С. Пушкина. Комментарий Г. Т. Цявловской на стихотворение Пушкина. Испанская тема в русской культуре. Композиторские приемы, которыми Глинка передает испанский дух. В примечаниях дается более подробная информация об источниках публикуемых сведений.

Шедевр русской вокальной лирики. История создания романса; стихотворение А. С. Пушкина, посвященное Керн (матери), романс М. И. Глинки на эти стихи, посвященный Керн (дочери). История взаимоотношений этих людей. Философская концепция А. Пушкина: движение вперед, то есть развитие, мыслилось Пушкиным как возрождение (согласно Ю. Лотману). Литературная форма стихотворения в сравнении с музыкальной формой романса. Воспоминания А. П. Керн об исполнении романса самим М. Глинкой.

Романсы глинки на стихи пушкина

Он продолжает создание русской музыкальной классики (после Глинки), но его творчество отличается своими особенностями. Его внимание было направлено не на героическую линию, а на конкретного, простого человека, на его переживания, страдания. Художники стремились выявить пороки общества и, критиковали его. Социальная тема была очень важна.

Даргомыжский отразил в музыке явление жизни не обобщённо, как Глинка, а конкретно раскрывая характер. Впервые в музыке создается жанр бытовой психологической драмы. Эта задача требовала новых выразительных средств. Даргомыжский стремился передать психологию через речь человека. Речевая интонация стала главным выразительным средством.

Вокальные жанры у Даргомыжского самые главные: 4 оперы: “Эсмеральда”, “Торжество Вакха”, “Русалка”, “Каменный гость”. Около 100 романсов и песен. Создает новые жанры: сатирический романс и т. д. На стихи Курочкина и Вейнберга: “Червяк”, “Титулярный советник”. Создал комедийные сценки, тип лирического монолога (самые яркие на стихи Лермонтова.) Написал 3 одночастные увертюры: “Баба яга”, “Украинский казачок”, “Фантазия на финские темы”.

Родился в тульской губернии. Отец чиновник, мать поэтесса. В 1834 году встретился с Глинкой, подружился. Глинка убедил его серьезно изучить теорию и отдал ему тетради Дена.

Стиль ещё не сложился. Лучшие романсы в этот период на стихи Пушкина: “Ночной зефир”, “В крови горит огонь желанный…” (совпадают с глинкинскими.) Опера “Эсмиральда” написана по роману Гюго: “Собор парижской богоматери”. Тут проявился драматизм свойственный Даргомыжскому. Долго не удавалось поставить оперу. Только в 1847г. поставили.

Первые выезды заграницу: Вена, Брюссель, Париж, города Германии. В письмах к отцу критиковал то, что видел и слышал. Исполнял свои произведения и получил известность.

Творческая зрелость. Вернулся на родину и работал над “Русалкой”. Писал романсы на стихи Пушкина. Но появились и другие жанры: комедийные сценки, романсы лирического монолога. Обращается к поэзии Лермонтова, Кольцова. Много песен написал о тяжёлой женской доле. “Русалку” писал лет 16. В 1855 закончил и в 56 поставил. Неудачно. Отношение к опере было двойственно. Поддержал Даргомыжского Серов. Но неудачная постановка подействовала: Д. Впал в депрессию. Общался с друзьями- певцами.

Открылся литературный журнал “Искра”. Курочкин был поэтом и переводчиком, он открыл журнал и пригласил к себе Даргомыжского.

Вторая заграничная поездка: Варшава, Лейпциг, Брюссель, Париж. Имел всё больший и больший успех.

Последний период. Возобновил постановку “Русалки”. В 67г. Д. стал председателем русского муз. Общества петербургского отделения. Подружился с композиторами могучей кучки. В 60-х появляются новые жанры. 3 симфонические увертюры. Написал “Каменного гостя”. Не успел закончить. Завершил Кюи. Оркестровал Римский-Корсаков.

Романсы и песни

Даргомыжский обращался к поэтам, многих из которых использовал и Глинка: Дельвиг, Кольцов, Павлов, Пушкин. Лирика Лермонтова у Даргомыжского важную роль. Это новейшая поэзия. У Даргомыжского появляются новые вокальные жанры, связанные с его, так сказать, принципиальной направленностью. Это романсы сатирические, совсем новые, их не было у Глинки. Это скорее песни. Даргомыжский писал их в момент сотрудничества с литературным журналом “Искра” на стихи Курочикина и Вейенберга. “Титулярный Советник” и “Червяк” — это сатирические сценки, в которых Даргомыжский делает ремарки. Есть и комические сценки. На стихи Пушкина — Мельник, где есть даже 2 действующих лица. Черты театрализованности. Появляются и лирические монологи: “Мне скучно и грустно”. Старый капрал — классическая песня, построенная как театральная сцена, в которой Даргомыжский хотел использовать хор.

Если Глинка отражал в музыке общий характер, настроение стиха, то Даргомыжский подходит к стиху более конкретно, как бы выделяя отдельные детали, поэтому вокальные партии у него более речитативные, есть речевые интонации, в вокальных партиях меньше пластичности. Это особенно заметно в сатирических романсах.

Для Глинки характерны куплетные формы, которые отражают общее настроение, а у Даргомыжского очень мало куплетной формы, т.к. все постоянно меняется, музыка меняется вслед за текстом. Романс “Ночной зефир струит эфир” (на Пушкина) есть и у Глинки, и у Даргомыжского. У Глинки форма АВАВА, а у Даргомыжского – рондо с контрастными эпизодами.

“Мне минуло 16 лет” на Дельвига. Это бесхитростный романс, который очень точно выражает настроение юной девушки. C-dur. Пример широкой песенной мелодии.

“Мне грустно” на Лермонтова. Элегия. D-moll.

“Старый капрал” на Курочкина. Жанр — драматическая сцена. Монолог старого капрала, приговоренного к смерти за оскорбление молодого офицера. Состоит из нескольких разделов, в конце каждого из них рефрен. В вокальной партии много речитативности: “В ногу, ребята, раз, два” (рефрен). 2-й куплет – “Я оскорбил офицера”. Каждый куплет более драматический, чем предыдущий. В конце Даргомыжский вводит хор: “В ногу, ребята, раз, два”. Его обычно исполняет фортепиано.

“Червяк” на Курочкина. Сатирическая сцена. Высмеивание чинопочитания. Главное – вокальная партия. Фортепианная партия очень скромная. Смена интонаций – C-dur-As-dur. “Какое счастье”.

“Титулярный советник” на Вейнберга. B-dur. Музыка идет за каждым словом текста. Сквозная форма. 1-й раздел – B-dur, 2-й раздел – пьяный советник.

“Ночной зефир” на Пушкина. Один из лучших романсов Даргомыжского. В этом романсе заключено отличие стиля Даргомыжского от Глинки. У Глинки обобщенное отражение текста, объективное, форма 3-х-5-ти частная (АВАВА). Даргомыжский подходит к стихам более конкретно и делает из романса сцену. Получается форма рондо. Есть рефрен c-moll: “Ночной зефир струит эфир”.

1-й эпизод. Резкий контраст. C-dur. Сценка. “Вот взошла луна золотая”. Серенада. В фортепианной партии изображается перебор гитарных струн. Даргомыжский конкретизирует картину.

2-й эпизод. Опять контраст. Серенада кавалера перед дамой. “Сбрось мантилью, ангел милый”. Смена темпа. Тоже есть переборы струн.

М.И. Глинка

Жанр: Романс для голоса и фортепиано.

Год создания: 1840. Автограф не обнаружен. Впервые издан М. Бернардом в 1842 г.

Автор текста : А. Пушкин. Стихотворение «К***». Написано между 16 и 19 июля 1825 г.; издано в «Северных цветах» на 1827 г.

Романс Глинки являет собой пример того неразрывного единства поэзии и музыки, при котором почти невозможно представить себе пушкинское стихотворение без интонации композитора. Поэтический бриллиант получил достойную музыкальную оправу. Вряд ли найдется поэт, который не мечтал бы о таком обрамлении своих творений.

Chercher la f e mme (фр. — ищите женщину) — этот совет как нельзя более кстати, если мы хотим яснее представить себе рождение шедевра. Причем оказывается, что женщин, причастных к его созданию, две, но… с одной фамилией: Керн — мать Анна Петровна и дочь Екатерина Ермолаевна. Первая вдохновила Пушкина на создание стихотворного шедевра. Вторая — Глинку на создание шедевра музыкального.

Муза Пушкина. Стихотворение

Об Анне Петровне Керн в связи с этим стихотворением Пушкина ярко пишет Ю. Лотман: «А.П. Керн в жизни была не только красивая, но и милая, добрая женщина с несчастливой судьбой. Ее подлинным призванием должна была стать тихая семейная жизнь, чего она в конце концов добилась, выйдя уже после сорока лет вторично и весьма счастливо замуж. Но в тот момент, когда она в Тригорском встретилась с Пушкиным, это — женщина, оставившая своего мужа и пользующаяся довольно двусмысленной репутацией. Искреннее чувство Пушкина к А.П. Керн, когда его надо было выразить на бумаге, характерно трансформировалось в соответствии с условными формулами любовно-поэтического ритуала. Будучи выражено в стихах, оно подчинилось законам романтической лирики и превратило А.П. Керн в «гений чистой красоты».

Стихотворение представляет собой классический катрен (четверостишие) — классический в том смысле, что каждая строфа заключает в себе законченную мысль.

Это стихотворение выражает концепцию Пушкина, согласно которой движение вперед, то есть развитие, мыслилось Пушкиным как возрождение: «первоначальные, чистые дни» — «заблужденья» — «возрождение». Эту идею Пушкин в 20-е годы по-разному формулировал в своей поэзии. И наше стихотворение — одна из вариаций на эту тему.

К***

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Муза Глинки. Романс

В 1826 г. с Анной Петровной познакомился Глинка. У них завязались дружеские отношения, сохранившиеся до самой смерти Глинки. Впоследствии она опубликовала «Воспоминания о Пушкине, Дельвиге и Глинке», в которых повествуется о многих эпизодах ее дружбы с композитором. Весною 1839 г. Глинка влюбился в дочь А.П. Керн — Екатерину Ермолаевну. Они намеревались пожениться, но этого не произошло. Историю своих отношений с ней Глинка описал в третьей части своих «Записок». Вот одна из записей (декабрь 1839 г.): «Зимою приехала матушка и остановилась у сестры, я потом и сам туда переехал (это был период совершенно испортившихся отношений Глинки с его женой Марией Петровной. – А.М.). Е.К. выздоровела, и я написал для нее вальс на оркестр B — dur . Потом, не знаю по какому поводу, романс Пушкина “Я помню чудное мгновенье”».

В отличие от формы стихотворения Пушкина — катрена с перекрестной рифмой, в романсе Глинки последняя строка каждой строфы повторяется. Этого требовали законы музыкальной формы. Особенность содержательной стороны стихотворения Пушкина — законченность мысли в каждой строфе — Глинка старательно сохранил и даже усилил средствами музыки. Можно утверждать, что в этом ему примером могли служить песни Ф. Шуберта, например «Форель», в которой музыкальное сопровождение строф строго согласовано с содержанием данного эпизода.

Романс М. Глинки построен таким образом, что каждая строфа, в соответствии с ее литературным содержанием, имеет и свое музыкальное оформление. Достижение этого особенно заботило Глинку. Об этом есть специальное упоминание в записках А.П. Керн: «[Глинка] взял у меня стихи Пушкина, написанные его рукою: «Я помню чудное мгновенье…», чтобы положить их на музыку, да и затерял их, Бог ему прости! Ему хотелось сочинить на эти слова музыку, вполне соответствующую их содержанию, а для этого нужно было на каждую строфу писать особую музыку, и он долго хлопотал об этом».

Вслушайтесь в звучание романса, желательно в исполнении певца Например, С. Лемешева), проникшего в его смысл, а не просто воспроизводящего ноты, и вы почувствуете это: он начинается с рассказа о былом — герой вспоминает явление ему дивного образа; музыка фортепианного вступления звучит в высоком регистре, тихо, светло, словно мираж… В третьем куплете (третья строфа стихотворения) Глинка замечательно передает в музыке изображение «бурь порыв мятежный»: в аккомпанементе само движение становится взволнованным, аккорды звучат словно учащенные удары пульса (во всяком случае, так это может исполняться), взметающие короткие гаммаобразные пассажи, словно вспышки молнии. В музыке этот прием восходит к так называемым тиратам, в изобилии встречающимся в произведениях, изображающих борьбу, стремление, порыв. Этот бурный эпизод сменяется в том же куплете эпизодом, в котором тираты слышатся уже затихая, издалека («…я забыл твой голос нежный»).

Для передачи настроения «глуши» и «мрака заточенья» Глинка тоже находит замечательное по выразительности решение: аккомпанемент становится аккордовым, никаких бурных пассажей, звучание аскетично и «уныло». После этого эпизода особенно ярко и воодушевленно звучит реприза романса (возвращение первоначального музыкального материала — то самое пушкинское возрождение), со слов: «Душе настало пробужденье». Реприза музыкальная у Глинки в точности соответствует поэтической репризе. Восторженная тема любви достигает кульминации в коде романса, каковой является последняя строфа стихотворения. Здесь она звучит страстно и возбужденно на фоне аккомпанемента, замечательно передающего биение сердца «в упоении».

Гёте и Бетховен

В последний раз А.П. Керн и Глинка встретились в 1855 году. «Когда я вошла, он меня принял с признательностью и тем чувством дружества, которым запечатлелось первое наше знакомство, не изменяясь никогда в своем свойстве. (…) Несмотря на опасение слишком сильно его расстроить, я не выдержала и попросила (как будто чувствовала, что его больше не увижу), чтобы он пропел романс Пушкина «Я помню чудное мгновенье…», он это исполнил с удовольствием и привел меня в восторг! (…)

Через два года, и именно 3 февраля (в день именин моих), его не стало! Его отпевали в той же самой церкви, в которой отпевали Пушкина, и я на одном и том же месте плакала и молилась за упокой обоих!»

Идея, выраженная Пушкиным в этом стихотворении, не была новой. Новым было ее идеальное поэтическое выражение в русской литературе. Но что касается наследия мирового — литературного и музыкального, то нельзя не вспомнить в связи с этим пушкинским шедевром другой шедевр — стихотворение И.В. Гёте «Новая любовь — новая жизнь» (1775). У немецкого классика идея возрождения через любовь развивает ту мысль, которую Пушкин выразил в последней строфе (а Глинка — в коде) своего стихотворения — «И сердце бьется в упоенье…»

Новая любовь — новая жизнь

Сердце, сердце, что случилось,
Что смутило жизнь твою?
Жизнью новой ты забилось,
Я тебя не узнаю.
Все прошло, чем ты пылало,
Что любило и желало,
Весь покой, любовь к труду, –
Как попало ты в беду?

Беспредельной, мощной силой
Этой юной красоты,
Этой женственностью милой
Пленено до гроба ты.
И возможна ли измена?
Как бежать, уйти из плена,
Волю, крылья обрести?
К ней приводят все пути.

Ах, смотрите, ах, спасите, –
Вкруг плутовки, сам не свой,
На чудесной, тонкой нити
Я пляшу, едва живой.
Жить в плену, в волшебной клетке,
Быть под башмачком кокетки, –
Как такой позор снести?
Ах, пусти, любовь, пусти!
(Перевод В. Левика)

В эпоху, более близкую Пушкину и Глинке, это стихотворение было положено на музыку Бетховеном и издано в 1810 г. в цикле «Шесть песен для голоса с сопровождением фортепиано» (ор. 75). Примечательно, что свою песню Бетховен посвятил, как и Глинка свой романс, женщине, его вдохновившей. Это была княгиня Кинская. Не исключено, что Глинка мог знать эту песню, поскольку Бетховен был его кумиром. Глинка много раз упоминает Бетховена и его творения в своих «Записках», а в одном своем рассуждении, относящемся к 1842 г., говорит даже о нем как о «модном», причем это слово вписано на соответствующей странице «Записок» красным карандашом.

Почти в это же время Бетховен пишет фортепианную сонату (ор. 81а) — одно из немногих своих программных сочинений. Каждая ее часть имеет заголовок: «Прощание», «Разлука», «Возвращение» (иначе «Свидание»). Это очень близко теме Пушкина — Глинки.

Пунктуация А. Пушкина. Цит. по: Пушкин А.С. Сочинения. Т. 1. – М.. 1954. С. 204.

Глинка М. Литературные произведения и переписка. – М., 1973. С. 297.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector