Роман о русской революции «Доктор Живаго» рнака

Роман о русской революции «Доктор Живаго» Б.Л.Пастернака

«Доктор Живаго» стал итогом многолетней работы Бориса Пастернака, исполнением пожизненно лелеемой мечты. С 1918 года он неоднократно начинал писать большую прозу о судьбах своего поколения и был вынужден по разным причинам оставлять эту работу неоконченной. За это время во всем мире, а в России особенно,все неузнаваемо изменилось. В ответ менялись замысел, герои и их судьбы, стиль автора и сам язык, на котором он считал возможным говорить с современниками. Совершенствуясь от опыта к опыту, текст следовал душевному состоянию своего творца, его ощущению времени.

Роман «Доктор Живаго» вначале несколько пугал меня. Два раза, запасшись терпением, я начинала его читать. Дважды откладывала, не справившись с обилием имен и эпизодов в его начале. Книга манила как невзятая высота. Наконец, в третий раз, когда я лучше запомнила героев, вчиталась. Книга увлекла, взволновала, покорила меня. Каждый рази внимательно вчитываясь в какое-то произведение, я живу созданным автором миром. Так и теперь, я до сих пор нахожусь под впечатлением от «Доктора Живаго».

В романе революция открылась мне с новой, очень важной стороны, с позиции прав личности, прав каждого человека. Б. Пастернак показывает революцию и Гражданскую войну не из стана красных, как в «Разгроме», «Чапаеве» и десятках других произведений. Этои не изображение из стана белых, как в «Тихом Доне», «Хождении по мукам» и других. Повествование Пастернака — это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить и быть любимым, лечить людей, писать стихи.

Роман назван по фамилии главного героя, Юрия Андреевича Живаго. Он сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Воспитывался у дяди, который был человеком «свободным, лишенным предубеждения против чего бы то ни было непривычного. У него было дворянское чувство равенства со всеми живущими». Окончив с блеском университет, Юрий женится на любимой девушке Тоне. Затем любимая работа. Живаго становится прекрасным врачом. Еще в университете у него проснулась любовь к поэзии и философии. Рождается сын, и кажется, что жизнь прекрасна. Но неотвратимо в эту идиллию врывается война. Юрий едет на фронт врачом.

Итак, мы видим, как творчески одаренный герой романа стремится к занятию своим делом и его взгляд становится, силою обстоятельств, мерой и трагической оценкой событий века, а стихотворения — поддержкой и подтверждением надежд и веры в долгожданное просветление и освобождение.

Юрию Живаго в первую очередь с детства ненавистны те, кто себялюбиво вносит в жизнь соблазн, пошлость, разврат, кому не претит власть сильного над слабым, унижение человеческого достоинства. Эти отвратительные черты воплощены в адвокате Комаровском, сыгравшем трагическую роль в его судьбе.

Живаго, как мне кажется, склонен сочувствовать нравственным идеалам революции, восхищаться ее героями, людьми прямых действий, как Антипов-Стрельников. Но он ясно видит и то, к чему неизменно приводят эти действия. Насилие, по его наблюдениям, ни к чему, кроме насилия, не ведет. Общий ход жизни нарушается, уступая место разрухе и бессмысленным, повторяющим прежние, призывам и приказам. Он видит, как власть идеологической схемы губит всех, оборачиваясь и трагедией для того, кто ее исповедует и применяет.

Мне кажется, что именно эта убежденность и отличает «Доктора Живаго» от прозы, над которой Пастернак работал до войны.

Автор показывает все ужасы войны, но вместе с тем отмечает, что Первая мировая война — преддверие событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лариса считает, что война «была виною всего, всех последующих, доныне постигающих наше поколение несчастий».

Пастернак умело показывает нам, как война губит, калечит судьбы людей. Очень характерна, как мне кажется, судьба одного красного партизана, Памфила Пялых, который открыто признается Юрию Андреевичу: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, все водой растеклось».

По, видно, жестокость не проходит даром. Страшна и судьба Памфила Палых, который, чувствуя возмездие за сделанное, начинает сходить с ума в тревоге за жену и детей. Наконец, помешавшись, убивает всю семью, которую любил безмерно.

Этот и многие другие примеры Пастернак приводит нам с целью доказать, насколько дикой является идея переделать жизнь, поскольку жизнь не материал, а действующее начало, по своей активности намного превосходящее возможности человека. Результат его действий лишь в меру внимания и подчинения ей соответствует его благим намерениям. Фанатизм, говорит нам Пастернак, губителен.

Всего несколько лет прожил после Гражданской войны главный герой. Знаменательно, что Пастернак относит смерть главного героя к 1929 году, времени слома образа жизни страны, времени перемен.

Юрий Андреевич никак не мог приспособиться к новым условиям, которые прекрасно подошли, например, его бывшему дворнику. Он не может служить, потому что от него требуют не своих мыслей и инициативы, а лишь «словесный гарнир к возвеличиванию революции и власть предержащих».

Но до окончания войны еще много невзгод пришлось перенести Живаго. Роман Б. Пастернака, мне думается, прежде всего о высокой, о великой любви. Но любовь эта горит на фоне таких страшных событий, подвергается таким жестоким испытаниям, что не выдерживает. Сначала насильно разлучают Живаго с семьей. Его силой мобилизуют, их отправляют за границу. Позже угроза трибунала заставляет его расстаться с другой любовью — Ларой.

Описания любви Юрия и Ларисы — это, по моему мнению, гимн отношениям между мужчиной и женщиной. Это именно та любовь, именно та «зарница счастья», о которой мечтает каждый из нас: любовь чистая, непорочная, всепобеждающая.

Читая и перечитывая роман, приходишь к мысли, что главное в нем скорее показано читателю, чем сказано ему в жесткой, настоятельной форме. Любовь к жизни, чуткость к ее голосу, доверие к ее неискаженным проявлениям — первейшая забота автора. Это проявляется всего сильнее в речи главного героя. Он ценит чувство меры и знает, к каким гибельным последствиям приводит насильственное вмешательство человека в природу и историю.

Работая над романом, Пастернак понимал, что пишет о прошлом. Для того чтобы его текст преобразил полузабытые события в слово, необходимое современникам и рассчитанное на участие в духовной жизни последующих поколений, приходилось серьезно думать о языке, освобождать его от устаревших частностей, острота и выразительность которых по опыту и в предвидении не были долговечны. Пастернак говорил, что намеренно упрощает стиль, стараясь передать хоть некоторую часть того неразделенного мира, хоть самое дорогое — издали, из веков отмеченное евангельской темой «тепловое, цветовое, органическое восприятие жизни».

Размышление и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных, а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. Сегодня, спустя- многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна, возникло огромное русское зарубежье. Вероятно, она была неизбежна,’иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями. это было неслыханно безоговорочно. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне; эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Борис Пастернак хотел показать нам, что всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, которыми человек наделен от рождения силой, стоящей выше всех земных властей, и эта сила — Бог.

Выразить атмосферу бытия, жизнь в слове — одна из самых древних, насущных задач человеческого сознания. Тысячелетиями повторяется, что не хлебом единым жив человек, но и всяким словом Божьим. Речь идет о живом слове, выражающем я несущем жизнь.

В русской литературе это положение приобрело новый животрепещущий интерес, главным образом благодаря художественному гению Льва Толстого. В дополнение к этому Достоевский многократно утверждал, что если миру суждено спастись, то его спасет красота.

«Я думаю, — говорит в романе Н. Н. Веденякин, — что если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, высшею эмблемою человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собой проповедник. Но в том-то и дело, что человека столетиями поднимала над животным и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера».

Роман «Доктор Живаго» занимает центральное место в творчестве Бориса Пастернака.

Этим романом автор показывает нам, что один человек не имеет права ограничивать свободу другого, насильно навязывать некие рамки поведения, идеологию, так как все мы созданы одним Творцом, а стало быть, имеем равные права на свободу.

Остается лишь надеяться, что нынешние перемены принесут как можно меньше бед нашей стране.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Борис Пастернак Текст

Те, кто искали эту книгу – читают

  • Объем: 1260 стр.
  • Жанр:б иографии и мемуары
  • Тег:н ациональный бестселлер

Эта книга – о жизни, творчестве – и чудотворстве – одного из крупнейших русских поэтов XX века Бориса Пастернака; объяснение в любви к герою и миру его поэзии. Автор не прослеживает скрупулезно изо дня в день путь своего героя, он пытается восстановить для себя и читателя внутреннюю жизнь Бориса Пастернака, столь насыщенную и трагедиями, и счастьем.

Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни Пастернака, социально-историческим катастрофам, которые сопровождали его на всем пути, тем творческим связям и влияниям, явным и сокровенным, без которых немыслимо бытование всякого талантливого человека. В книге дается новая трактовка легендарного романа «Доктор Живаго», сыгравшего столь роковую роль в жизни его создателя.

  • Возрастное ограничение: 0+
  • Дата выхода на ЛитРес: 17 января 2009
  • Дата написания: 2003-2004
  • Объем: 1260 стр.
  • ISBN: 978-5-235-02977-4
  • Правообладатель: Молодая гвардия
  • Оглавление

Книга большая, тяжелая (а Большие книги легкими не бывают)) ) – это «Борис Пастернак» Дмитрия Быкова. Сразу скажу, что мнение об авторе поменялось если не диаметрально, то в сторону со знаком «плюс» несомненно. До этой книги читал его стихи (из серии «Гражданин поэт»), но они меня не взволновали и оставили ощущение того, как если бы Маяковский неожиданно из 20-х годов попал в нулевые и далее: писать могу и хочу, но меня этот процесс не очень радует, не напрягая творчески. Не состоялась моя встреча с гражданской позицией, что тут скажешь.

И вдруг, как с Божьей ладони роса, мне в открытые ожиданием чуда руки упала нечаянная радость – эта книга. Марина Юдина говорила, что если бы Пастернак ничего, кроме «Рождественской звезды», не создал, – ему было бы обеспечено бессмертие на земле и на небе, то и о Дмитрии Быкове можно сказать, что он написал свою главную книгу. Говорить о ней и устраивать подробный анализ созданного так же тяжело, как и оценивать с одной точки зрения жизнь отдельно взятого человека – не знаешь и не можешь знать всех его глубин. В этой книге все, что имеет отношение к любви одного человека к другому: восхищение и недоумение от поступков, радость от познания его величины и огорчение от проступков, которые, казалось, с широтой его никак несовместимы. Если ты к человеку равнодушен, то разговор о нем у тебя не получится, как не старайся вызвать подобие чувств.

Где-то возникало и непонимание Пастернака, и восторг от его слов и поступков… Было все – улыбки, слезы, негодование. Не было одного – равнодушия. А с последней страницей пришло чувство немного грустного опустошения, какое бывает после былой любви или дружбы, после завершения трудной, но плодотворной работы, принесшей тебе радость своим процессом. Для меня это означает только одно – книга Большая и своим появлением она показала, что есть те высоты, к которым литература и должна идти, а после появления таких книг будешь ждать и надеяться, что и о других гениях ушедшей эпохи кто-то скажет такое же живое и доброе слово.

Осталось еще и ощущение сопричастности чуду, когда слова «Человек» и «Радость жизни» были тождественны друг другу и воплощены в одном лице, и этот человек жил не так давно, он был современником многих, еще живущих на этом свете. Имя ему Борис Леонидович Пастернак. Завершая свой земной путь, «в одиннадцать вечера он сказал жене:

Я думаю, что в этих двух простых словах заключалась его счастливая судьба, итог которой может быть одним из образцов для истинного христианина – просьба ко всему миру о прощении и высказанная не один раз радость от сопричастности с земной жизнью и от грядущей встречи с теми мирами, в которых он обитал, поднимаясь над дарованным ему веком. Спасибо…

Новости

К юбилею Натальи Ивановой

17 мая юбилей отмечает литературовед, критик и публицист Наталья Иванова. К этой дате на телеканале «Россия К» – авторская программа Натальи Ивановой «Борис Пастернак: раскованный голос» (12-15 мая, 18:30).

Перу известного культуролога и литературного критика Натальи Ивановой принадлежат монографии и сборники эссе, в центре внимания которых писатели Юрий Трифонов, Фазиль Искандер, Чингиз Айтматов, Виктор Астафьев, Василь Быков, Андрей Битов, Валентин Распутин, Владимир Макании. Она – один из самых известных в России специалистов по творчеству Бориса Пастернака, автор не только монографий о нем, но и циклов на телеканале «Россия К» «Борис Пастернак: раскованный голос», «Пастернак и другие».

«Я люблю Пастернака одновременно и за первозданный хаос, который есть в его голосе в начале его творческого пути, и за прозрачную ясность, которая присуще ему в конце жизни, – признается Наталья Иванова. – На мой взгляд, он обладал даром счастья и реализовал его в своей судьбе, в отличие от своих писателей-современников. Как известно, Марина Цветаева была доведена до самоубийства, Лев Гумилев расстрелян, Осип Мандельштам погиб в лагере. На фоне всех этих судеб судьба Пастернака спокойная и благополучная, и он внутренне мучился из-за этого. Поэтому в «Докторе Живаго» прописал судьбу альтернативную той, которую прожил сам. Тем не менее, он был счастлив, несмотря на то что все время испытывал свою судьбу и на себе, и на своих героях, и на своей поэзии. Он был счастлив, потому что, дрожа от счастья, он отстаивал эту службу в храме жизни, природы, красоты, любви».

Авторская программа Натальи Ивановой «Борис Пастернак: раскованный голос» (12-15 мая, 18:30) рассказывает о жизни Бориса Пастернака – жизни, насыщенной событиями, встречами, неожиданными поворотами судьбы. Речь пойдет о рождении стихов и прозы, о книгах, ставших вехами не только в биографии поэта и русской литературе, но и в истории России ХХ века.

Сын художника и пианистки, Борис Пастернак рос в московской художественной среде. Одаренный многими талантами, молодой человек выбирает свою судьбу. Кем он станет: композитором, художником, философом или. поэтом? Первая любовь, Московский университет, летний семестр в Марбурге. Первая мировая война, уральский тыл, первая книга стихов. Все – впервые. Об этом – в первой части «Разбуженный Богом» (12 мая, 18:30).

Книга «Сестра моя – жизнь», сделавшая Бориса Пастернака знаменитым, совпадает по времени написания с Великой Октябрьской революцией. Поэт вырывается из традиций, он революционен по самой сути своей мощной лирики. Неутоленная страсть к Елене Виноград, дружба-вражда с Владимиром Маяковским, разрыв с футуристами. Пастернак и Цветаева: раскаленный роман по переписке. Об этом – во второй части «Сестра моя – жизнь» (13 мая, 18:30).

30-е годы XX века для страны и поэта – «второе рождение». Новая жизнь с Зинаидой Нейгауз. I съезд советских писателей, антифашистский конгресс в Париже. Разговор об Осипе Мандельштаме со Сталиным. Зловещая тень политических процессов 1937 года. «Не трогайте этого небожителя»: охранная грамота от вождя и тирана. Границы компромиссов с властью. Пастернак мучительно не удовлетворен своей жизнью. Об этом – в третьей части «Второе рождение» (14 мая, 18:30).

Великая Отечественная война как неожиданное и неоправдавшееся обещание воли. Замысел всей жизни и его воплощение: история написания книги «Доктор Живаго». Арест и лагерь, уготованный для последней любви поэта Ольги Ивинской. Триумфальное шествие романа в мире после выхода в миланском издательстве Фельтринелли. Нобелевская премия и травля на родине. Зловещая изнанка хрущевской «оттепели». Смерть поэта. Об этом – в четвертой части «Доктор Живаго» (15 мая, 18:30).

Пресс-служба телеканала «Россия К»

Поэт и писатель Пастернак

В настоящее время стихи и проза Бориса Пастернака печатаются массовыми тиражами, о которых автор не мог и мечтать. Его читают, о нем много говорят и пишут. Но при жизни Пастернак видел самое разное отношение к своему творчеству. Ему выпало, как и сотням других людей, родиться в чрезвычайно сложное, жестокое и лживое время.

Судьба его, так же как и судьба многих поэтов этого поколения, складывалась очень тяжело. Ему пришлось пережить взлеты и падения, победы и поражения. Поэтому, для Пастернака творчество стало спасением и выходом,

Пастернак всегда подчеркивал необходимость непрерывной напряженной работы сердца и ума для каждого творческого человека:

Не спи, не спи, работай,

Не прерывай труда,

Не спи, борись с дремотой,

Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.

Ты — времени заложник

У вечности в плену.

В 1913 году в созданном несколькими молодыми людьми издательстве «Лирика» на началах складчины вышел альманах, в котором

Февраль. Достать чернил и плакать.

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

За это лето он написал стихотворения первой своей книги, и к новому, 1914 году, она вышла в том же издании под названием «Близнец в тучах». К концу 1916 года вышла в свет вторая книга стихотворений Пастернака «Поверх барьеров». Узнав о февральской революции, Пастернак вернулся в Москву. Написанная революционным летом 1917 года книга лирики «Сестра моя — жизнь» поставила Пастернака в ряд первых литературных имен того времени.

Творческий подъем 1917-1918 годов дал возможность как бы по инерции написать следующую книгу стихов — «Темы и вариации», но эта книга, упрочив его имя, однако, означала для автора душевный спад, стала для него недовольства собой.

Постепенно Пастернак свыкается с мыслью, что в такие времена лирическая поэзия становится безнравственной и поэт может существовать, лишь сознавая свой долг, жертвуя своей прижизненной судьбой, временем ради вечного:

Мы были людьми. Мы эпохи.

Нас сбило, и мчит в караване,

Как тундру под тендера вздохи

И поршней и шпал…

Пастернак обращается к историческим сюжетам революции 1905 года, к легендарной фигуре лейтенанта Шмидта. Появляется поэма «Лейтенант Шмидт». Стихи, посвященные людям, чьи судьбы тогда соприкасались с судьбой поэта и были ему небезразличны (Брюсову, Ахматовой, Цветаевой, Мейерхольду), вместе с некоторыми другими, написанными в это десятилетие, Пастернак объединил с ранними сборниками и составил сборник «Поверх барьеров». Итоговыми работами этого времени стали поэмы «Спекторский» и «Охранная грамота», в которых Пастернак изложил свои взгляды на внутреннюю суть искусства и его значение в истории человеческого общества.

С начала 30-х годов Пастернак принимал активное участие в Союзе писателей и выступил с речью на первом его съезде. В это время о нем много писали, он надеялся быть общественно полезным. С осени 1936 года тон печати по отношению к Пастернаку резко переменился. «Поезд ушел. Насыпь черна. Где я дорогу впотьмах раздобуду?» – пишет он.

Далее следуют 40е. Радость победы в войне возрождала надежды на долгожданное обновление общества. Увы! – радостные предвестия свободы оказались ложными. Но и в их свете Пастернак начал писать роман «Доктор Живаго», работа над которым заняла целое десятилетие. Однако К. Симонов, редактор «Нового мира», отказался печатать роман. Его издание на родине было запрещено более 30 лет.

«Доктор Живаго» – удивительная вещь, страшно больная (с ударение «м» на «о»), пронзительная и большая. Большая – не в смысле объема, но по охвату жизни, времени, чувства. Поразительно, что в этом романе Пастернак, который все же, на мой взгляд, в первую очередь поэт, им остается – ощущение, что текст живет по внутренним поэтическим законам.

Пастернак был человеком, остро ощущающим противоречия жизни – как внешние, социальные, так и внутренние, духовные, и это придает его творчеству ту едва слышную, тонкую горечь, присущую как поэзии, так и прозе. Думаю, что со временем творчество Пастернака не устареет, но, напротив, будет лишь находить новых своих читателей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector