Роман — Евгений Онегин — энциклопедия русской жизни — В

» Роман » Евгений Онегин » — энциклопедия русской жизни » В . Г . Белинский

«Евгений Онегин» есть поэма историческая», — утверждает Белинский. Действительно, в романе дано исторически конкретное изображение характеров русских людей и общественной жизни. Белинский связывает появление и содержание романа с ростом самосознания русского общества. Рост этот вызван историческими событиями’ 1812-1825 годов. Великий критик чувствовал декабристский характер романа, поэтому и назвал его «поэмой исторической». Самого же Пушкина он считал «представителем впервые пробудившегося общественного самосознания» (8 статья). Общественным классом — носителем пробудившегося самосознания в эпоху 20-х годов Белинский считал передовое культурное дворянство, класс, «который по своему образу жизни и обычаям представляет более развития и умственного движения» (8 статья). В 9-й» статье Белинский еще раз подчеркнул исторический характер произведения: «Итак, в лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил общество в одном из фазисов образования, его развития. «

В своем романе Пушкин раскрывает жизнь, интересы и нравы русского дворянства.
Прежде всего наше внимание привлекают мыслящие дворянские интеллигенты В романе они представлены образами Онегина, Ленского, Татьяны Лариной. Что отличает их? Онегин не хочет жить так, как живет окружающая его «посредственность», и он, и Ленский, и Татьяна не хотят жить, как заурядные, довольные собой люди.

Ленский и Онегин «не знают, чего им хочется, но знают, чего им не хочется». Их не удовлетворяют разговоры о «псарне и вине». Им интересны философские вопросы о жизни и смерти, о природе явлений. С Татьяной их роднит одиночество и чуждость. дворянской среде. В письме к Онегину Татьяна признается: «Я здесь одна. Никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает, и молча гибнуть я должна». Почему эти’ герои одиноки? Потому что они стоят на голову выше той среды, в которой живут. По своему образованию, интеллекту, глубине чувств они значительно превосходят других. Что читал Онегин? Руссо, экономиста А. Смита, историю «от Ромула до наших дней», Байрона. Среди его знакомых Каверин, сам Пушкин. Ленский-воспитанник Геттингенского университета — «рассадника вольнодумства». Роднит их благородство душ. Ленский смотрит на взаимоотношения людей как на братство, верит в родство душ. Татьяна уверена, что на добро люди должны отвечать добром. Понятие’ чести-одно из основных в ее «моральном кодексе». Юная Татьяна заканчивает свое-послание к Онегину словами: «Но мне порукой ваша честь, и смело ей себя вверяю»; «взрослая» Татьяна так же просто и прямо признается Онегину: «Я вас люблю- к чему лукавить? Но я другому отдана и буду век ему верна». Будет верна, хотя и отдана. Будет, потому что дала пред алтарем слово Богу, людям, себе. Ее понятие чести не позволит ей насушить данное слово.

Онегин отличает Ленского и Татьяну, верит в их чистоту, искренность. Роднит этих героев и их критическое отношение к миру, к обществу, их передовые взгляды.. Роднит их и многое другое: они умеют видеть прекрасное жизни, глубоко чувствуют природу, ее прелесть. Их объединяет и трагическая судьба: Ленский убит на дуэли, Татьяна томится в свете, Онегин остается на распутье.
Эти люди не могут быть счастливы. Образами Онегина и Ленского поднимается главная проблема романа — трагедия русского интеллигента, который оторван от народа, который не знает, куда ему идти. Поэтому «силы этой богатой натуры (Онегина) остались без. приложения, жизнь без смысла, а роман без конца» (Белинский).

Татьяна отличается от Онегина и Ленскогосвоей близостью к национальному, русскому. Пушкин дает нам ненавязчивую, но достаточно полную, яркую характеристику петербургской знати, московских дворян, деревенских помещиков. Это самодовольные пошляки, обыватели, люди, стоящие на невысоком моральном уровне. Они ведут пустую, праздную жизнь (поэтому Онегин и бежит из Петербурга). Чтобы иметь представление о поместных дворянах, достаточно обратить внимание на их «говорящие» фамилии: Скотинин, Буянов, Петушков и т. д. их разговоры — «о псарне и вине», однако их «классовая сущность» прекрасно проявляется в реакции на новшества Онегина в деревне: «Да он опаснейший чудак!»

Приведем еще одну цитату из Белинского: «Разгадать тайну народной психеи для поэта — значит уметь равно быть верным действительности при изображении и низших, и средних, и высших сословий». В своей «энциклопедии» Пушкин показывает нам и жизнь крестьян и трудового народа. Судьба няни; утренний Петербург, по которому едет в карете Онегин, возвращающийся с бала; бурлаки; нищая Россия с серыми избами, которые видит Онегин, плывя по Волге; девушки, собирающие ягоды V. при этом поющие, чтобы не съесть барской ягоды,-вот они, картины жизни простого народа, в которые вглядывается читатель
«Истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа», — заметил Гоголь. Богатство души простых людей (образ няни), своеобразие и поэтичность народных обычаев и преданий (сон Татьяны, картины святок) -все это является отражением «духа народа» в романе.

А. С. Пушкин дает в своем произведении великолепные картины русской природы.
Наконец, огромно значение образа автора в романе: это передовой человек свое-‘ то времени, нашедший свое предназначение в творческом труде. А язык, которым написан роман, говорит о том высоком уровне культуры, которого достигло русское общество (в лице лучших его представителей, коим и является А. С. Пушкин) к концу первой четверти XIX века.

«Первая истинно национально-русская поэма в стихах была и есть «Евгений Онегин» Пушкина. В ней народности больше, нежели в каком угодно другом народном русском сочинении» (Белинский). Под истинной народностью литературы критик понимал не только отражение «духа и склада» народа, но и выдвижение важных для всей нации вопросов и решение их в прогрессивном духе, в соответствии с требованиями времени. Перечислим лишь некоторые из проблем, поднятых в романе: смысл жизни, взаимосвязь личности и общества, взаимоотношение передовой дворянской интеллигенции и народа, современный герой — «лишний человек», мораль и нравственность, экономика и политика, культура и просвещение, отношение к литературе и искусству, проблемы творчества и т. д.

Трудно переоценить значение романа «Евгений Онегин»; поистине это «энциклопедия русской жизни.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Сочинения Александра Пушкина

«Онегин» является «самым задушевным произведением Пушкина». Очень мало произведений, в которых личность поэта отразилась бы с такой полнотою, как отразилась в «Онегине» личность Пушкина. Здесь его чувства, понятия, идеалы. Оценить такое произведение все равно, что оценить самого поэта «во всем объеме его творческой деятельности». Со стороны формы поэмы Пушкина – «произведение в высшей степени художественное».
В «Онегине» поэтически воспроизводится картина русского общества, взятого в один из интереснейших моментов его развития. Поэтому можно сказать, что поэма Пушкина является «Исторической в полном смысле этого слова». Здесь автор является представителем общественного самосознания. До Пушкина русская поэзия больше подражала западным образцам и мало походила на свободные произведения самобытного вдохновения. Народными считались те образцы русского творчества, в которых действуют мужики и бабы, бородатые купцы и мещане или в которой действующие лица в свой незатейливый разговор включают пословицы и поговорки. На самом же деле первая истинно национально-русская поэма в стихах и есть «Евгений Онегин». «В ней народности больше, чем в любом другом народном русском сочинении».
В решимости Пушкина представить нравственное лицо наиболее оевропеившегося в России сословия – истинная национальность поэта. Он осознал, что время эпических произведений прошло, что для изображения современного ему общества, в котором проза и поэзия жизни смешались воедино, нужен роман, а не эпическая поэма. Пушкин писал о России и для России. Он далек был от того, чтобы соблазниться создать что-нибудь в байроновском роде. Сделай он это – т толпа восхваляла бы его произведение. Пушкин как поэт был слишком далек от такого шутовского подвига, столь обольстительного для обыкновенных талантов. Вместе с Грибоедовым, написавшим «Горе от ума», он положил прочное основание новой русской поэзии, новой русской литературе.
Попробуем теперь добраться до лежащей в основании «Онегина» идее. На страстное признание Татьяны в любви Онегин отвечает холодностью. Но потом он безумно влюбился в нее, без надежды на взаимность.
В глазах читателя его поступок безнравственен. Онегин должен был ответить взаимностью на пламенное признание юной девушки, испросить по форме родительского благословения, пожениться и жить долго и счастливо с молодой супругой. Как безнравственно холодно убить Ленского, юного поэта с радужными мечтами, и ни разу не заплакать о нем, не поговорить патетической речи, где упоминалась бы окровавленная тень и проч. И как нехорошо оставить роман неоконченным, без счастливой свадьбы в заключение и рождения детей. Все эти законы бульварного романа отсутствуют в «Евгении Онегине», отчего роман только выигрывает.
Среди великих заслуг Пушкина и то, что он вывел из моды чудовищ порока и героев добродетели, рисуя вместо них обычных людей. Таковыми являются два главных героя романа – Онегин и Татьяна. Онегин – светский человек, вхож в высшее общество. Светскость не помешала Онегину сойтись с Ленским, который в глазах высшего общества мог быть только странным и смешным. Да, Онегину было скучно у Лариных, но не оттого, что уровень образованности у них был ниже, чем у Онегина. Высший круг в России настолько отдален от всех остальных, что в деревне Онегин сразу же оказывается непонятым. Благодаря этому Онегин принимают за безнравственного человека.
Онегина нисколько не трогает болезнь дядюшки. Многие читатели этим крайне недовольны. Причина такого якобы безнравственного поведения – светскость. «К особенностям людей светского общества принадлежит отсутствие лицемерства, в одно и тоже время грубого и глупого, добродушного и добросовестного». Что хорошего в том, как униженно-предупредителен какой-нибудь бедный чиновник, когда его богатый дядя собирается умирать, хотя дядя этот всю жизнь свою предпочитал не помнить о племяннике? В словах Онегина касательно ухода за нелюбимым родственником проглядывает насмешливая легкость. В этом видны ум и естественность, поскольку отсутствие натянутой тяжелой торжественности в выражении обыкновенных житейских отношений не аморальность, а признак ума.
Часто слышится мнение, что Онегин – человек холодный, сухой и эгоист по натуре. Это мнение ошибочно. «Светская жизнь не убила в Онегине чувства, а только охладила к бесплотным страстям и мелочным развлечениям… Онегин не был ни холоден, ни сух, ни черств…»
В душе его жила поэзия, он был не из числа «Обыкновенных, дюжинных людей». Преданность мечтам, чувствительность и беспечность при созерцании красот природы, при воспоминаниях о любви прежних лет – это признаки наличия чувства и поэзии, но не холодности и сухости. Опыт же и ум привели Онегина к тому, что он перестал любить расплываться в мечтах, больше чувствовал, нежели говорил, и открывался далеко не каждому. Озлобленный не ум является признаком не озлобленности, а критичности.
К тому же Онегин критичен не только к людям, но и к себе.
«Онегин – добрый малый, но при этом недюжинный человек». Он толком не знает, в чем смысл его жизни, но он точно знает, чем рада, чем так довольна самолюбивая посредственность.
«Онегин – страдающий эгоист». Есть два вида эгоистов. Первые – люди без всяких заносчивых или мечтательных притязаний. Поскольку они не могут никого любить в принципе, они не скрывают этого. Вторые, «везде ища счастья, то рассеяния…нигде не находят ни того, ни другого с той минуты, как обольщения юности оставляют их. Однако Онегин не принадлежит ни к тому, ни к другому разряду эгоистов. Его можно назвать эгоистом поневоле.
Когда случай свел Онегина с Лариными, он очень удивился, что не Татьяна невеста Ленского. Этому равнодушному человеку хватило одного короткого знакомства, чтобы понять, какая большая разница между сестрами. Однако Онегин в Татьяну не влюбляется. «Присутствие элемента непосредственности видно и в самой разумной любви, потому что из нескольких равно достойных лиц выбирается одно, и выбор этот основывается на невольном влечении сердца. Но бывает и так, что люди, кажется, созданные один для другого, остаются равнодушными друг к другу, и каждый из них обращает свое чувство на существо нисколько себе не под пару».
Зачем же критиковать Онегина из-за того, что он не полюбил Татьяны-девушки и полюбил Татьяну-женщину. В этом нет ничего не нравственного, ни безнравственного. Здесь только влечение сердца, которому мы неподвластны.
«Онегин был так умен, тонок и опытен, так хорошо понимал людей и их сердце, что не мог не понять из письма Татьяны, что эта бедная девушка одарена страстным сердцем, алчущим роковой пищи, что ее душа младенчески чиста, что ее страсть детски простодушна и что она нисколько не похожа на тех кокеток, которые так надоели ему с их чувствами, то легкими, то поддельными».
Сумев должным образом оценить одну сторону любви Татьяны, Онегин не мог не заметить и другой ее стороны. Увлечься такой младенчески-прекрасной любовью до того, как сердце сможет ответить взаимностью, будет нечестным по отношению к девушке. Хотя бы поэтому, что это повлечет за собой женитьбу. А поэзия брака не только не увлекала Онегина, но и отталкивала.
И все-таки, встретив Татьяну, вышедшую уже замуж, Онегин влюбляется. Это тоже значимо. Прожив всего двадцать шесть лет, Онегин успел многое «пережить, не вкусив жизни, так изнемочь, устать, ничего не сделав, дойти до такого безусловного отрицания, не перейдя ни через какие убеждения: это смерть!» Нельзя было умереть, не отведав истинного чувства, поэтому сильная и глубокая страсть завладевает сердцем Онегина.
«Письмо Онегина к Татьяне горит страстью; в нем уже нет иронии, нет светской умеренности, светской маски». Любовь без борьбы не представляла для Онегина никакого интереса, а новая Татьяна не обращала легкой победы.
На этот раз страсть другого человека уже не трогает Татьяну. Роман оканчивается отповедью Татьяны, и читатель расстается с Онегиным в самую злую для него минуту. «Мы думаем, что есть романы, которых мысль в том и заключается, что в них нет конца, потому что в самой действительности бывают события без развязки, существования, без цели, существа неопределенные, никому не понятные, даже сами себе…И эти существа часто бывают одарены большими нравственными преимуществами, большими духовными силами…»

Писарев и Белинский о романе Пушкина «Евгений Онегин»

Двадцать лет спустя Д. И. Писарев вступил в спор с Белинским и отчасти с Чернышевским и Добролюбовым. Критик с гениальными задатками, человек быстрого, смелого, острого ума и поистине пламенного темперамента, он выступил от имени нового поколения и выразил мнение той части молодой мыслящей России, которая поставила своей целью сокрушить обветшавшее «старье» в общественной жизни, в семье, в искусстве. Как и его великие предшественники в русской критике, Писарев был убежденным, искренним, последовательным демократом. Но демократизм бывает разный! Писарев по своему складу и устремлениям напоминал тургеневского Базарова: ему был присущ нигилизм. Сначала надо сокрушить старый мир — это нигилисты считали первейшей задачей. А вот что и как потом устроится на его развалинах — это они представляли неотчетливо.

В статье «Прогулка по садам российской словесности» (1865) Писарев дошел до крайности в полемике с журналистами, отрицавшими необходимость сиюминутной пользы от литературы. Он задал, как ему казалось, неотразимый вопрос: «Позволительно ли сокрушаться над любовными неудачами и над изменами в таких обществах, где сплошь и рядом свирепствуют над живыми людьми голод, холод, суеверие, невежество, самодурство и разные другие столь же ощутительные неудобства? Какая-нибудь несчастная любовь кажется горем только тогда, когда вы изолируете ее от остального мира, когда вы вносите ее в оранжерею и ставите ее иод стеклянный колпак. А попробуйте вынести ее из теплицы на открытый воздух, в суровую атмосферу действительности, трудовой жизни, где «стон раздается над великой русской рекой»,— ничего от нее и не останется. Плюнуть не на что будет, не только что сокрушаться и сочувствовать»1.

При таком подходе к искусству не останется места для романтических героев, для элегий и поэм с любовно-психологическими коллизиями, да и вообще для всей лирики, за исключением, быть может, гражданской.

Писарев так и поступил. Более того: почти все искусство, прошлого он предложил сдать в архив — оно «бесполезно» в хозяйственном и духовном преобразовании России 1860-х годов. Пушкин для него не составлял исключения. «Я нисколько не обвиняю Пушкина в том, что он ше был проникнут теми идеями, которые в его время не существовали или не могли быть ему доступны. Я задам себе и решу только один вопрос: следует ли нам читать Пушкина в настоящую минуту или же мы можем поставить его на полку, подобно тому, как мы уже это сделали с Ломоносовым, Державиным, Карамзиным и Жуковским?»1.

Вопрос-то был риторическим: в кем самом уже содержался ответ. В отличие от Чернышевского и Добролюбова, которые стремились по-новому осмыслить классику и сделать ее союзницей в борьбе за подлинно народную культуру, Писарев готов бкл крушить все подряд. Все то, что не являлось, по его мнению, полезным «в настоящую минуту». А что последует за этой минутой, он не задумывался.

! Создав роман, Пушкин ошибся, утверждал критик. С романом, быть может, Писарев кое-как примирился бы, но не с героями. Пушкин будто бы не того героя поставил в центре действия. Онегин не имеет права считаться героем эпохи. В этом Писарев был твердо убежден сам и постарался убедить в том ж!е своего читателя. Со всей силой своего темперамента, с разящей иронией, подчас переходя на просторечный или грубый т0н, Писарев стал развенчивать и Онегина и Татьяну. «Онегин— не что иное, как Митрофанушка Простаков, одетый и причесанный по столичной моде»2,— такой вывод сделал он и добавил: «С онегинским типом мы не связаны решительно ничем; мы ничем ему не обязаны; это тип бесплодный, не способный ни к развитию, ни к перерождению. ».

В Татьяне он увидел существо, чье сознание испорчено чтением романтических книжек, с болезненным воображением, без каких-либо достоинств. Восторги Белинского он считает необоснованными: «Белинский совершенно забывает справиться о том, имелось ли в ее красивой голове достаточное количество мЬзга, и если имелось, то в каком положении находился этот мозг. Если бы Белинский задал себе эти вопросы, то он немедленно сообразил бы, что количество мозга было весьма незначительно, что это малое количество находилось в самом плачевном состоянии и что только это плачевное состояние мозга, а| никак не присутствие сердца объясняет собой внезапный вйрыв нежности, проявившейся в сочинении сумасбродного письма».

У нигилистов тогда была поистине жгучая ненависть «к барству, к дворянским претензиям на руководство культурой страны, к их претензиям на превосходство над «простонародьем». Писарев обрушил удар на Пушкина, видя в нем крупнейшего

представителя дворянской культуры. И если она устарела, если ее следует смести в архив, то начинать он решил с Пушкина. К тому же имя Пушкина было тогда своеобразным знаменем для защитников так называемого «чистого искусства». Пропагандируя подобную «свободу» искусства от политики, от социальных проблем, они пытались вырвать из рук демократии литературу как могучее орудие в процессе преобразования действительности. Ну, а Белинского он обвинил в том, что тот свои интересные мысли приписал Пушкину и «вычитал» в его романе вовсе не то, что там на самом деле содержалось.

Писарев применил в своей статье о «Евгении Онегине» принцип, хорошо известный по особому жанру сатиры, называвшемуся бурлеском: он доводит до крайности несоответствие между возвышенным содержанием произведения и подчеркнуто сниженным его переложением. Известно, что осмеять можно все, даже самое святое. Писарев осмеял героев Пушкина, чтобы отнять у них сочувствие читателей, чтобы «освободить место» для внимания к новым героям, к разночинцам шестидесятых годов. Насмеявшись вдоволь над ними, он поступил так же, как за три года до него критик журнала «Современник» М. А. Антонович поступил с романом Тургенева «Отцы и дети»: объявил роман ложным по идее и вследствие этого нехудожественным, не имеющим общественной ценности. Писарев писал: «Исторической картины вы не увидите; вы увидите только коллекцию старинных костюмов и причесок, старинных прейскурантов и афиш, старинной мебели и старинных ужимок. но ведь этого мало; чтобы нарисовать историческую картину, надо быть не только внимательным наблюдателем, но еще, кроме того, замечательным мыслителем»1.

Ошибка Писарева, как и других разбушевавшихся нигилистов, заключалась в том, что он вместо борьбы за Пушкина, за гениального народного писателя выступил против него, пародировал героев романа «Евгений Онегин», отрицал его художественные достоинства, игнорировал его роль в развитии общественного сознания России и доказывал, что чтение подобных произведений — это пустая трата времени и что читателю полезнее обратиться к естественнонаучным сочинениям.

Так было — и этого скрыть нельзя. Такой странный, на наш взгляд, но неизбежный зигзаг в понимании романа Пушкина возник в тот исторический момент, когда до предела накалились отношения между верхами и низами, когда в России вместо одной русской нации предстали две враждебные друг другу нации — угнетенного народа и господ, когДа рядом с дворянской культурой особенно бурно стала формироваться демократическая культура русского народа.

Отрывок из пятой статьи В. Г. Белинского «Сочинения Александра Пушкина»

(266 слов) Из статьи В. Г. Белинский. «Сочинения Александра Пушкина»

Что составляет содержание мелких пьес Пушкина? Почти всегда любовь и дружба, как чувства, наиболее обладавшие поэтом и бывшие непосредственным источником счастия и горя всей его жизни. Он ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна, она смиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пушкина, и в особенности лирической, — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность. К этому прибавим мы, что если всякое человеческое чувство уже прекрасно по тому самому, что оно человеческое (а не животное), то у Пушкина всякое чувство еще прекрасно как чувство изящное. Мы здесь разумеем не поэтическую форму, которая у Пушкина всегда в высшей степени прекрасна, нет, каждое чувство, лежащее в основании каждого его стихотворения, изящно, грациозно и виртуозно само по себе: это не просто чувство человека, но чувство человека-художника, человека — артиста Есть всегда что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека, и такое чтение особенно полезно для молодых людей обоего пола. Ни один из русских поэтов не может быть столько, как Пушкин, воспитателем юношества, образователем юного чувства. Поэзия его чужда всего фантастического, мечтательного, ложного, призрачно-идеального, она вся проникнута насквозь действительностью; она не кладет на лицо жизни белил и румян, но показывает его в ее естественной красоте . И при всем этом, кроме высокого художественного достоинства формы, такое артистическое изящество человеческого чувства! Нужны ли доказательства в подтверждение нашей мысли? — Почти каждое стихотворение Пушкина может служить доказательством. Если б мы захотели прибегнуть к выпискам, им не было бы конца.

Задание 1. Перескажите текст отрывка из статьи В. Г. Белинского. 2. Опираясь на анализ одного-двух лирических произведений А. С. Пушкина, подтвердите основную мысль автора. Примечание. При необходимости учащиеся могут обратиться к тексту стихотворений А. С. Пушкина.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: