Роль эпиграфов в — Капитанской дочке — и — Евгении Онегине — А

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Благодаря своей необязательности эпиграф в случае его применения всегда несет важную смысловую нагрузку. Можно выделить два варианта употребления эпиграфа в зависимости от того, присутствует ли в произведении непосредственное высказывание автора. Водном случае эпиграф будет составной частью структуры художественной речи, дающейся от имени автора. В другом — единственным элементом, не считая заглавия, явно выражающим авторский взгляд. «Евгений Онегин» и «Капитанская дочка», соответственно, представляют два указанных случая.

Пушкин часто использовал эпиграфы. Кроме рассматриваемых произведений, мы встречаемся с ними в «Полтаве», «Каменном госте», «Повестях Белкина», «Пиковой даме», «Арапе Петра Великого», «Дубровском», «Египетских ночах», «Бахчисарайском фонтане». Приведенный список произведений подчеркивает неслучайность употребления Пушкиным эпиграфов в «Капитанской дочке» и «Евгении Онегине». Ясно, что эпиграфы в них определенным образом «работают» в направлении формирования смысла этих романов. Каков механизм этой работы? В каких связях с текстом оказывается каждый эпиграф? Чему он служит? Ответы на эти вопросы прояснят роль пушкинских эпиграфов. Без этого нельзя рассчитывать на серьезное понимание «Капитанской дочки» и «Евгения Онегина».

В обоих произведениях мы сталкиваемся с целой системой эпиграфов. Они предпосланы каждой главе и всему сочинению. Некоторые главы имеют несколько эпиграфов.

Несмотря на то, что «Капитанская дочка» — своеобразная литературная мистификация (поскольку написана от имени Гринева), для анализа эпиграфов этого романа небесполезно учитывать их мотивировку редакторско-издательскими требованиями. При этом можно отметить такой парадокс: эпиграфы представляются единственным пушкинским вкладом в создание текста «Капитанской дочки», но между тем именно они составляют «непушкинский» элемент текста в смысле его авторства.

Соответствующие эпиграфы для «Капитанской дочки» должны были в ка-кой-то степени гармонировать с ее повествованием. Именно его характер определял их выбор. Для выяснения роли эпиграфов «Капитанской дочки» необходимо задуматься над ее идейным содержанием. В романе изображены два обособленных, сталкивающихся между собой мира, дворянский и крестьянский. Каждый из двух миров имел свой бытовой уклад, особенный склад мысли, свою поэзию. Еще А. Н. Радищев удивлялся, насколько чуждыми друг другу являются представители одной нации. Это разделение Пушкин ясно показывает с помощью различных художественных средств. Одним из них являются эпиграфы. Две группы, в которые они могут быть объединены, соответствуют двум изображенным сторонам русской жизни. Эпиграфы одной группы связаны с народным сознанием. Они содержат слова из песен, пословицы. Другая группа эпиграфов ориентирована на русскую дворянскую литературу XVIII века. С этой целью Пушкин использовал в качестве эпиграфов цитаты из Княжнина, Хераскова. Ему было важно воссоздать атмосферу русской дворянской культуры XVIII века. Для этого же он обратился к литературной мистификации и стилизации, выдав свои стихи под именами Княжнина (в главе «Арест») и Сумарокова (в главе «Мятежная слобода»). К последнему Пушкин относился весьма критически, но здесь на первом месте стояла задача формирования необходимых ассоциаций. Неслучайным кажется выбор общего эпиграфа к роману из первой группы.

Эпиграфы «Евгения Онегина» отличаются большей приближенностью к личности его автора. Их литературные источники — либо произведения современных русских писателей, связанных с Пушкиным личными отношениями, либо произведения старых и новых европейских авторов, входивших в круг его чтения.

Рассмотрение пушкинских эпиграфов с точки зрения их литературных источников выделяет те, у которых они отсутствуют. В этом плане сближаются общие эпиграфы к романам. Остановимся на связи общих эпиграфов с заглавиями романов. Содержанием текста эпиграфа к «Евгению Онегину» является прямая психологическая характеристика, данная в третьем лице. Ее естественно отнести к главному герою, именем которого назван роман. Таким образом, эпиграф усиливает сосредоточение нашего внимания на Онегине (на это ориентирует заглавие романа), подготавливает к его восприятию. Пушкин во второй строфе обращается к своим читателям:

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Роль эпиграфов в произведении «Капитанская дочка»

Эпиграф — краткая фраза, цитата, помещаемая во главе произведения с целью указать его дух, смысл, отношение автора к описанным далее событиям.
Данное произведение рассказывает о крестьянском восстании Пугачева. В анализе происходящего Пушкин, несомненно, участвует. Свое отношение к описанным в повести событиям он показывает в эпиграфах. В некоторых случаях показано отношение героя (Петра Гринева), от лица которого ведется повествование.
«Береги честь смолоду» Данная пословица достаточно ясно выражает общий замысел и атмосферу повести. Ведь «Капитанская дочка» о чести, чувствах людей, помыслах. Слово честь можно толковать по-разному. Это – гордость, порядочность, самолюбие. У каждого героя повести честь собственная. Для Швабрина, Маши, Гринева слово «честь» имеет совершенно разное значение.
Во главе «Сержант гвардии» в эпиграфе раскрывается значение офицерской службы для Петра Гринева и его отца. Андрей не хочет, чтоб сын «научился мотать да повесничать». «Пускай его потужит», так считает суровый отец. Поэтому и отправляет молодого Петрушу служить в далекую Белогорскую крепость.
Эпиграфом ко второй главе является старинная песня о том, как в сторону незнакомую завела добра-молодца молодецкая прыть. Быть может, автор имел в виду также ситуацию, сложившуюся с Зуриным и долгом. Петруша из-за своей азартности и бесшабашности проиграл сто рублей в биллиард, после чего сожалел об этом. Так же из-за глупого упрямства Петр со спутниками попадает в метель.
Эпиграфы отражают рутинность, обыденность скучной и размеренной жизни в крепости. «Старинные люди» – люди, живущие в крепости давно, строгие, суровые, огрубевшие, не болтливые. Они стали похожими на окружающую обстановку. Отрешенность крепости от внешнего мира показывается в первой солдатской песне и в следующем далее описании «деревни».
«Ин изволь и стань же в позитуру…» — так начинается эпиграф к главе, описывающей конфликт между Швабриным и Гриневым. Эпиграф отражает весь пафос, самолюбие, оскорбительность, язвительность Швабрина. «Изволь», «Посмотришь, проколю я как… » – эти выражения добавляют надменности, такое характерно Швабрину.
Эпиграфы этой главы показывают чувства Марии Мироновой. Маша отказывается от женитьбы без благословения, а Петруша страдает от одиночества. «Лучше найдешь – позабудешь…» и слова Маши «Коли полюбишь другую…» схожи по смыслу. Между эпиграфами и событиями в главе проводятся параллели.
«Вы послушайте, молоды ребята, что мы, старики, будем сказывать» – эпиграф предсказывает, о чем пойдет речь в главе. Далее описываются события, произошедшие до прибытия Петра в крепость. Но восстание повторяется, и Маше приходится уехать из крепости, так как «сказка», рассказанная стариками, готова обернуться былью.
Общий смысл эпиграфов в первых главах — наиболее полно описать отношение автора к историческим событиям, героям. Пушкин выстраивает эпиграфы таким образом, чтобы до начал повествования обозначить некоторые понятия, темы, но, тем не менее, сохраняет интригу.

69650 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Капитанская дочка / Роль эпиграфов в произведении «Капитанская дочка»

Смотрите также по произведению «Капитанская дочка»:

Роль эпиграфов в повести Пушкина «Капитанская дочка»

Многие считают, что эпиграфы — вещь не обязательная и старомодная. В школьном сочинении они, мол, больше для того, чтобы блеснуть эрудицией, а не заострить внимание читателя на главной проблеме произведения, подчеркнуть его главную мысль. До пушкинской «Капитанской дочки» я тоже не придавала эпиграфам особенного значения. Но Пушкин предпослал эпиграф не только ко всей повести в целом, но и к каждой отдельной главе. Поскольку сами события излагаются от первого лица главным героем Петром Гриневым — авторский прием, используемый

Общий эпиграф — «Береги честь смолоду» — действительно отражает главную мысль произведения, причем не только в образе главного героя Петруши Гринева, но и других героев. Его отец, Андрей Петрович Гринев, служивший при графе Минихе, ставит честь превыше всего — выше карьеры, состояния и душевного комфорта. Для сына своего он выбирает путь честного офицера, отправляя его не в блистательный гвардейский полк, к которому Петруша был приписан с рождения, а в армию.

Рассказывая о начале жизненного пути

Был бы гвардии он завтра ж капитан.
Того не надобно: пусть в армии послужит.
Изрядно сказано! Пускай его потужит…
Да кто его отец?

Исток верности присяге честных служак вроде капитана Миронова и поручика Ивана Игнатьича объясняет один из эпиграфов (из «Недоросля») ко II главе :

Старинные люди, мой батюшка.

К III главе Пушкин предпослал сразу два эпиграфа. Первый из них взят из солдатской песни:

Мы в фортеции живем,
Хлеб едим и воду пьем;
А как лютые враги
Придут к нам на пироги,
Зададим гостям пирушку:
Зарядим картечью пушку.

Эпиграф как бы предвосхищает описание Белогорской крепости — «деревушки, окруженной бревенчатым забором», простоты нравов в ней и строгого подчинения присяге. Старинное слово «фортеция» как нельзя лучше характеризует состояние крепости. Эпиграф к главе VII тоже взят из народной песни:

Голова моя головушка,
Голова послуживая!
Послужила моя головушка
Ровно тридцать лет и три года.
Ах, не выслужила головушка
Ни корысти себе, ни радости,
Как ни слова себе доброго
И ни рангу себе высокого;
Только выслужила головушка
Два высокие столбика,
Перекладинку кленовую,
Еще петельку шелковую.

Этот эпиграф — не просто «путеводная звезда» к VII главе, предвосхищающая события: гордый и мужественный ответ капитана Миронова и Ивана Игнатьича самозванцу и их трагический конец на виселице. У этих строчек есть еще одна роль. Она переплетается с народной «песней про виселицу, распеваемой людьми, обреченными виселице». Благодаря этому мы видим общее в судьбах капитана Миронова и Пугачева: оба они — «невольники чести», которым ни отступить от своей роли, от предназначения судьбы, ни получить благодарности. Как дочь-сирота капитана Миронова брошена оренбургским начальником на произвол судьбы, так и Пугачев знает, что его соратники «выкупят свою шею его головою». Эпиграф к XI главе — строчки из А. Сумарокова: В ту пору лев был сыт, хоть сроду он свиреп. «Зачем пожаловать изволил в мой вертеп?» — спросил он ласково.

Этот эпиграф — объяснение, почему Пугачев не только второй раз с миром отпускает Петрушу Гринева, так и не признавшего его государем, выступавшего против него и отказавшегося отвечать на вопросы о голоде в Оренбурге, но и помогает ему. Интересно обыгрывается здесь слово «вертеп»: — в первом значении это пещера, логово льва, а во втором — что-то ненастоящее, бутафорское, театральное, как импровизированный дворец Пугачева с бревенчатыми стенами, оклеенными золотою бумагою, с натуральными крестьянским инвентарем.

Но самое необычное назначение у эпиграфа к XIV главе «Суд». Многих удивляет неожиданная развязка — помилование Петруши благодаря императрице. Возникает вопрос: может быть, эта развязка — попытка подольститься к царю? дань цензуре, чтобы иметь возможность напечатать повесть о народном восстании с трактовкой образа Пугачева как человека, пытающегося улучшить жизнь народных масс?

Прочтем эпиграф:
Мирская молва —
Морская волна.
Пословица

О чем же эта пословица? Она говорит: людское мнение, как морская волна — поднимется и схлынет. То есть его можно изменить. Так и Маша сумела изменить мнение императрицы. Ведь помилование Петруши происходит не благодаря императрице, а благодаря Маше. Именно она отправляется в Петербург, именно она сумела объяснить, чем были вызваны поступки Гринева, именно она заставила императрицу поверить себе.

Проанализировав эпиграфы к «Капитанской дочке», понимаешь, что они —разгадка, ключ к пониманию авторской позиции по отношению к героям. Ключ к нашему пониманию Пушкина — писателя и гражданина.

«Роль эпиграфов в повести Пушкина «Капитанская дочка»»

Многие считают, что эпиграфы — вещь не обязательная и старомодная. В школьном сочинении они, мол, больше для того, чтобы блеснуть эрудицией, а не заострить внимание читателя на главной проблеме произведения, подчеркнуть его главную мысль. До пушкинской «Капитанской дочки» я тоже не придавала эпиграфам особенного значения. Но Пушкин предпослал эпиграф не только ко всей повести в целом, но и к каждой отдельной главе. Поскольку сами события излагаются от первого лица главным героем Петром Гриневым — авторский прием, используемый Пушкиным для большей достоверности, — именно эпиграфы «от издателя» заключают в себе точку зрения автора.

Общий эпиграф — «Береги честь смолоду» — действительно отражает главную мысль произведения, причем не только в образе главного героя Петруши Гринева, но и других героев. Его отец, Андрей Петрович Гринев, служивший при графе Минихе, ставит честь превыше всего — выше карьеры, состояния и душевного комфорта. Для сына своего он выбирает путь честного офицера, отправляя его не в блистательный гвардейский полк, к которому Петруша был приписан с рождения, а в армию.

Рассказывая о начале жизненного пути Петруши, обычного дворянского недоросля, Пушкин подчеркивает влияние отца на формирование его характера эпиграфом из «Княжнина» к I главе:

Был бы гвардии он завтра ж капитан.

Того не надобно: пусть в армии послужит.

Изрядно сказано! Пускай его потужит…

Да кто его отец?

Исток верности присяге честных служак вроде капитана Миронова и поручика Ивана Игнатьича объясняет один из эпиграфов (из «Недоросля») ко II главе :

Старинные люди, мой батюшка.

К III главе Пушкин предпослал сразу два эпиграфа. Первый из них взят из солдатской песни:

Мы в фортеции живем,

Хлеб едим и воду пьем;

А как лютые враги

Придут к нам на пироги,

Зададим гостям пирушку:

Зарядим картечью пушку.

Эпиграф как бы предвосхищает описание Белогорской крепости — «деревушки, окруженной бревенчатым забором», простоты нравов в ней и строгого подчинения присяге. Старинное слово «фортеция» как нельзя лучше характеризует состояние крепости. Эпиграф к главе VII тоже взят из народной песни:

Голова моя головушка,

Послужила моя головушка

Ровно тридцать лет и три года.

Ах, не выслужила головушка

Ни корысти себе, ни радости,

Как ни слова себе доброго

И ни рангу себе высокого;

Только выслужила головушка

Два высокие столбика,

Еще петельку шелковую.

Этот эпиграф — не просто «путеводная звезда» к VII главе, предвосхищающая события: гордый и мужественный ответ капитана Миронова и Ивана Игнатьича самозванцу и их трагический конец на виселице. У этих строчек есть еще одна роль. Она переплетается с народной «песней про виселицу, распеваемой людьми, обреченными виселице». Благодаря этому мы видим общее в судьбах капитана Миронова и Пугачева: оба они — «невольники чести», которым ни отступить от своей роли, от предназначения судьбы, ни получить благодарности. Как дочь-сирота капитана Миронова брошена оренбургским начальником на произвол судьбы, так и Пугачев знает, что его соратники «выкупят свою шею его головою». Эпиграф к XI главе — строчки из А. Сумарокова: В ту пору лев был сыт, хоть сроду он свиреп. «Зачем пожаловать изволил в мой вертеп?» — спросил он ласково.

Этот эпиграф — объяснение, почему Пугачев не только второй раз с миром отпускает Петрушу Гринева, так и не признавшего его государем, выступавшего против него и отказавшегося отвечать на вопросы о голоде в Оренбурге, но и помогает ему. Интересно обыгрывается здесь слово «вертеп»: — в первом значении это пещера, логово льва, а во втором — что-то ненастоящее, бутафорское, театральное, как импровизированный дворец Пугачева с бревенчатыми стенами, оклеенными золотою бумагою, с натуральными крестьянским инвентарем.

Но самое необычное назначение у эпиграфа к XIV главе «Суд». Многих удивляет неожиданная развязка — помилование Петруши благодаря императрице. Возникает вопрос: может быть, эта развязка — попытка подольститься к царю? дань цензуре, чтобы иметь возможность напечатать повесть о народном восстании с трактовкой образа Пугачева как человека, пытающегося улучшить жизнь народных масс?

О чем же эта пословица? Она говорит: людское мнение, как морская волна — поднимется и схлынет. То есть его можно изменить. Так и Маша сумела изменить мнение императрицы. Ведь помилование Петруши происходит не благодаря императрице, а благодаря Маше. Именно она отправляется в Петербург, именно она сумела объяснить, чем были вызваны поступки Гринева, именно она заставила императрицу поверить себе.

Проанализировав эпиграфы к «Капитанской дочке», понимаешь, что они —разгадка, ключ к пониманию авторской позиции по отношению к героям. Ключ к нашему пониманию Пушкина — писателя и гражданина.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: