Ритмика произведений маяковского

Расстановка ударений: РИ`ТМИКА

РИТМИКА (от греч. rhythmicos — размерный, мерный) — термин стиховедения, употребляемый в двух значениях: 1) строй ритма (см.) стихотворного произведения или совокупности произведений, напр. Р. «Песен западных славян» А. С. Пушкина или всех произведений поэта; 2) раздел стиховедения, изучающий ритм (см.) стиха. Исследования ритма стиха начаты задолго до н. э. Необъятная лит-ра по Р. накопила огромный материал, однако преимущественно описательный и догматически-нормативный. Основные направления исследований Р. резко различаются как философски, так и методологически. Многократные попытки понять ритм стиха на основе музыкального ритма не принесли успеха, так как стих еще на ранней ступени своего развития отделился от музыки и развил свои собственные закономерности; этот подход оправдан лишь применительно к иск-ву, принадлежавшему равно стиху и музыке (напр., древнегреческая мелика, старинные народные песни, еще не испытавшие воздействия книжной поэзии). Завела в тупик и т. н. теория стоп: стопу (см.), всего лишь условную единицу измерения, она приняла за основу стихотворного ритма; вместо строки, единственно реальной наименьшей единицы стиха, получился хаос разных стоп. Попытка даже такого выдающегося поэта и ученого, как В. Я. Брюсов, разобраться в этом хаосе привела лишь к догматическому перечню бесчисленных взаимозамен различных стоп, окончательно заслонившему подлинный ритм стиха как целое. Продуктивней был путь А. Белого, но серьезные промахи исследователя (игнорирование строфы и др.) оттолкнули на десятилетия от продолжения этого поиска. Основу нового направления заложил Э. Зиверс (Ed. Sievers), связав ритм стиха с интонацией, но это получило лишь запоздалый отклик, и научная разработка интонационного строя стиха делает только первые шаги. Русской «формальной школе» 20-х гг. нашего столетия принадлежат обильные тонкие наблюдения над Р. (Ю. Н. Тынянов, В. М. Жирмунский, Б. В. Томашевский), но они остались преимущественно описательными, а принципиальная изоляция формы лишала ключа к пониманию Р. стиха. Исследования Л. И. Тимофеева рассматривают стих как целое, в к-ром Р. неразрывно связана со всеми др. компонентами: интонацией, лексикой, всем речевым строем, образующим конкретную форму переживания, выраженного в стихотворном произведении. Не имеют научного значения многочисленные вульгаризаторские попытки непосредственно объяснять Р. содержанием произведения, наивно приписывая ритму стиха свойства текста (нередки эпитеты «стремительный», «неудержимый», «победный ритм», хотя сам по себе он не обладает подобными свойствами). В 20 в. всюду получил широчайшее распространение статистический метод изучения Р. с ее массовой повторяемостью однородных элементов. Он чрезвычайно ценен, позволяя обнаружить явления, недоступные непосредственному восприятию. Однако он не вправе претендовать на монополию и, безусловно, не может стать теорией Р. Даже вспомогательное использование подсчетов пока целесообразно лишь в ограниченных пределах. До сих пор еще нет средств объективно записать текст, пока неизвестно, как учитывать разную силу ударения, разную степень редукции безударных; оперируя лишь условными крайностями «единица» (ударяемая гласная) и «ноль» (безударная гласная), математически-объективная видимость прикрывает субъективность исследователя. Надежную базу статистический метод получит с развитием инструментального исследования Р., к-рое еще все впереди.

Лит.: Шенгели Г. А., Трактат о русском стихе, М.- П., 1923; Жирмунский В. М., Введение в метрику, Л., 1925; Томашевский Б. В., О стихе, Л., 1929; Штокмар М. П., Библиография работ по стихосложению, М., 1933; его же, Библиография работ по стихосложению (1933 — 1935), «Лит. критик», 1936, № 8 — 9; его же, Исследования в области русского народного стихосложения, М., 1952; Никонов В. А., Ритмика Маяковского, «Вопр. лит-ры», 1958, № 7; Карпов А. С. Ритмическая организация стиха, в сб.: Изучение стихосложения в школе, М., 1960; Колмогоров А. Н., К изучению ритмики Маяковского, «Вопр. языкознания», 1963, №4; Руднев П. А., О нек-рых проблемах современного советского стиховедения, в кн.: Вопросы романо-германского языкознания, «Уч. зап. Коломенского пед. института», Коломна, 1966. См. также Лит. к ст. «Стихосложение».

  1. Словарь литературоведческих терминов. Ред. С 48 сост.: Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев. М., ‘Просвещение’, 1974. 509 с.

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте» (1914 год)

Тема этой статьи — анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Год написания интересующего нас произведения — 1914.

Внимательный читатель в стихах, относящихся к периоду, когда было создано стихотворение, услышит не только пренебрежительные, насмешливые, фамильярные интонации. Он поймет, присмотревшись, что за внешней бравадой скрывается одинокая и ранимая душа. Владимира Маяковского отделяла от других поэтов, а также от размеренного, привычного течения жизни человеческая порядочность, которая помогала ему ориентироваться в важных проблемах времени, а также внутренняя убежденность в том, что его нравственные идеалы верны. Такая обособленность рождала в нем душевный протест против среды обывателей, в которой высоким идеалам не было места.

В этой статье мы проведем анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Вы узнаете, что хотел сказать этим произведением автор, каковы его особенности и использованные в нем средства выразительности. Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» начнем с названия — слова, повторенного, кроме заголовка, еще два раза — в начале и в конце произведения.

«Послушайте!» — крик души

Стих этот является криком души Владимира Владимировича. Начинается он с обращения к людям: «Послушайте!». Каждый из нас таким восклицанием прерывает часто речь в надежде быть понятым и услышанным. Не просто произносит лирический герой это слово. Он «выдыхает» его, пытаясь отчаянно обратить внимание на волнующую его проблему людей, живущих на земле. Это жалоба поэта не на «равнодушную природу», а на человеческое безразличие. Маяковский как будто ведет спор с воображаемым оппонентом, приземленным и недалеким человеком, мещанином, обывателем, убеждая его в том, что не следует мириться с горем, одиночеством, равнодушием.

Полемика с читателем

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» показывает, что весь строй речи именно такой, какой должен быть, когда ведется полемика, дискуссия, когда собеседники тебя не понимают, а ты ищешь лихорадочно аргументы, доводы и надеешься на то, что все-таки поймут. Для этого нужно лишь как следует объяснить, найти наиболее точные и важные выражения. И их находит лирический герой. Накал эмоций, страстей, который он переживает, становится настолько силен, что их нельзя выразить иначе, как только емким многозначным словом «Да?!», которое обращено к тому, кто поддержит и поймет. В нем и забота, и обеспокоенность, и надежда, и сопереживание. Если бы совсем отсутствовала надежда на понимание у лирического героя, он не стал бы так увещевать, убеждать.

Последняя строфа

В стихотворении последняя строфа начинается с того же слова, что и первая («Послушайте!»). Однако в ней авторская мысль развивается совсем иначе — более жизнеутверждающе, оптимистично. Вопросительным по форме является последнее предложение, но оно, в сущности, есть утвердительным. Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» дает понять, что это риторический вопрос, на который не требуется отвечать.

Рифма, ритм и размер

Маяковский, располагая «лесенкой» свои стихи, добился того, что в произведении каждое слово является весомым, значимым. Необычна рифма Владимира Владимировича, она как будто «внутренняя». Это не очевидное, не явное чередование слогов — белый стих.

А насколько выразительна ритмика! Ритм в поэзии Маяковского является одним из важнейших средств выразительности. Он рождается сначала, а затем возникает образ, идея, мысль. Некоторые полагают, что стихи этого поэта нужно кричать. У него имеются произведения «для площадей». Однако в раннем творчестве преобладают интимные, доверительные интонации. Чувствуется при этом, что поэт лишь хочет казаться уверенным в себе, дерзким, грозным. Но он не такой на самом деле. Напротив, Маяковский неприкаян и одинок, его душа жаждет понимания, любви, дружбы. Отсутствуют неологизмы в этом стихотворении, столь привычные для стиля этого поэта. Монолог его — напряженный, взволнованный.

Поэту, конечно, хорошо известны были традиционные размеры. Например, он вводит органично амфибрахий. Продолжаем дальше проводить анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Размер стиха такой же (трехсложный) присутствует также в произведении «В метелях полуденной пыли».

Поэтические приемы в произведении

Используемые в произведении поэтические приемы являются очень выразительными. Естественно сочетается фантастика (например, «врывается к богу») с авторскими наблюдениями за внутренним состоянием своего лирического героя. Не одну лишь динамику событий, но также и их эмоциональный накал передает ряд глаголов: «просит», «врывается», «клянется», «плачет». Все эти слова очень экспрессивны, нет ни одного нейтрального. Сама семантика таких глаголов-действий говорит о крайней обостренности чувств, характерной для лирического героя.

Как подтверждает анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!», гипербола во второй его части — на первом плане. Непринужденно и свободно объясняется лирический герой со всей вселенной, с мирозданием. Он запросто «врывается» к Богу.

Интонация

Не обличительной, гневной является основная интонация, а доверительной, исповедальной, неуверенной и робкой. Можно говорить о том, что зачастую голоса автора и лирического героя полностью сливаются, их невозможно разделить. Высказанные мысли и чувства, прорвавшиеся наружу, волнуют, бесспорно, самого поэта. Легко в них уловить тревожные ноты («ходит тревожный»), смятение.

Деталь в системе средств выразительности

В системе выразительных средств у поэта огромное значение имеет деталь. Всего лишь из одной состоит характеристика Бога — это «жилистая рука». Настолько эмоциональным, живым, чувственным, зримым является этот эпитет, что руку как будто видишь, чувствуешь, как кровь пульсирует в ее венах. «Длань» (привычный для христианского сознания образ) абсолютно естественно, органично заменяется просто «рукой». В необычной антитезе противопоставлены важные вещи. Поэт говорит о Вселенной, о звездах, о небе. Звезды для одного — это «плевочки», тогда как для другого человека — «жемчужины».

Развернутая метафора

В произведении лирический герой является как раз тем, для кого жизнь немыслима без звездного неба. Он страдает от непонимания, одиночества, мечется, однако не смиряется. Столь велико его отчаяние, что «эту беззвездную муку» ему просто не перенести. Стихотворение является развернутой метафорой, заключающей в себе огромный иносказательный смысл. Нам нужна еще, кроме хлеба насущного, мечта, жизненная цель, красота, духовность.

Вопросы, волнующие поэта

Поэта волнуют философские вопросы о смысле жизни, о добре и зле, смерти и бессмертии, любви и ненависти. Но ему в «звездной» теме чужд мистицизм, свойственный символистам. Однако в полете фантазии Маяковский не уступает ни в коей мере поэтам-мистикам, перебрасывающим свободно мост к безграничному небу от земной тверди. Анализ стихотворения «Послушайте!» Маяковского, кратко представленный в этой статье, доказывает, что его произведение ничуть не хуже, чем творения символистов. Конечно, такая свобода мысли — результат эпохи, в которой казалось, что все подвластно человеку. Пройдут года, в нормальную жизнь превратятся российские катаклизмы, и Владимира Владимировича перестанут считать лишь политическим поэтом, отдавшим революции свою лиру.

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» по плану задают проводить школьникам и сегодня. Сейчас не вызывает сомнений то, что Владимир Владимирович — один из величайших и оригинальнейших поэтов в русской литературе.

«Анализ стихотворения В. Маяковского «Послушайте!»»

Я могу совершенно уверенно сказать, что стихотворение В. Маяковского «Послушайте!» — это крик души поэта. «Послушайте!» Таким восклицанием каждый из нас очень часто прерывает свою речь, надеясь быть услышанным и понятым.

Лирический герой стихотворения не просто произносит, а выкрикивает это слово, отчаянно пытаясь обратить внимание живущих на Земле людей на волнующую его проблему. Поэт как бы спорит с воображаемым оппонентом, человеком недалеким и приземленным, обывателем, мещанином, убеждая его в том, что нельзя мириться с безразличием, одиночеством, горем. Это не жалоба на «равнодушную природу», это жалоба на человеческое равнодушие. Весь дух стихотворения такой, какой бывает, когда ведется острая дискуссия, полемика, когда тебя не понимают, а ты лихорадочно ищешь аргументы, убедительные доводы и надеешься, что поймут, поймут. Вот только объяснить надо как следует, найти самые важные и точные выражения. Если бы у лирического героя совсем не было надежды на понимание, он бы так не убеждал, не увещевал, не волновался… Последняя строфа стихотворения начинается так же, как и первая, с того же слова. Но авторская мысль в ней развивается совершенно по-другому, более оптимистично, жизнеутверждающе по сравнению с тем, как она выражена в первой строфе. Последнее предложение вопросительное. Но, в сущности, оно утвердительное. Ведь это риторический вопрос и ответа не требует.

Располагая стихи «лесенкой», В.Маяковский добился того, что каждое слово становится значимым, весомым. Рифма В. Маяковского необычная, она как бы «внутренняя», чередование слогов не явное, не очевидное, и всегда неожиданное. А как выразительна ритмика его стихов! Мне кажется, ритм в поэзии Маяковского — самое главное. Сначала рождается он, а потом уже мысль, идея, образ. Некоторые думают, что стихи В. Маяковского надо кричать, надрывая голосовые связки. Да, у него есть стихи для «площадей». Но в ранних стихах преобладают интонации доверительности, интимности. Чувствуется, что поэт только хочет казаться грозным, дерзким, уверенным в себе. Но на самом деле он не такой. Наоборот, В. Маяковский одинок и неприкаян, и душа его жаждет дружбы, любви и человеческого понимания. В этом стихотворении нет неологизмов, столь привычных для стиля В. Маяковского. «Послушайте!» — взволнованный и напряженный монолог лирического героя.

Поэтические приемы, используемые В. Маяковским в этом стихотворении, на мой взгляд, очень выразительны. Фантастика («врывается к Богу») естественно сочетается с наблюдениями автора над внутренним состоянием лирического героя, Ряд глаголов — «врывается», «плачет», «просит», «клянется» — передает не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова, все очень и очень выразительны, экспрессивны, и, мне кажется, само лексическое значение, семантика глаголов-действий указывает на крайнюю обостренность чувств, испытываемых лирическим героем.

Интонация стиха не гневная, обличительная, а исповедальная, доверительная, у робкая и неуверенная. Можно сказать, что голоса автора и его героя зачастую сливаются полностью, и разделить их невозможно. Высказанные мысли и выплеснувшиеся, прорвавшиеся наружу чувства героя, бесспорно, волнуют самого поэта. В них легко уловить ноты тревоги («ходит тревожный»), смятения. Огромное значение в системе изобразительно-выразительных средств у В. Маяковского имеет деталь. Портретная характеристика Бога состоит лишь из одной-единственной детали — у него «жилистая рука». Эпитет «жилистая» настолько живой, эмоциональный, зримый, чувственный, что эту руку как бы видишь, ощущаешь в ее венах пульсирующую кровь.

Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды «плевочки», а для другого — «жемчужины». Лирический герой стихотворения «Послушайте!» и есть тот «кто-то», для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ними. Отчаяние его так велико, что ему просто не перенести «эту беззвездную муку». Стихотворение «Послушайте!» — развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл. Кроме насущного хлеба, нам нужна еще и мечта, большая жизненная цель, духовность, красота. Нам нужны звезды «жемчужины», а не звезды «плевочки».

В. Маяковского волнуют вечные философские вопросы о смысле человеческого бытия, о любви и ненависти, смерти и бессмертия, добре и зле. Однако в «звездной» теме поэту чужд мистицизм символистов, он не думает ни о какой «протянутости» слова к Вселенной. При этом В. Маяковский ни в коей мере не уступает поэтам-мистикам в полете фантазии, свободно перебрасывая мост от земной тверди к безграничному небу, космосу. Безусловно, такой свободный полет мысли был подсказан В. Маяковскому той эпохой, когда казалось, что человеку подвластно все. И независимо от того, в какие тона окрашены астральные образы, сатирические или трагические, его творчество проникнуто верой в Человека, в его разум и великое предназначение. Пройдут годы, утихнут страсти, российские катаклизмы превратятся в нормальную жизнь, и никто не будет считать В. Маяковского только политическим поэтом, отдавшим свою лиру лишь революции. На мой взгляд, это величайший из лириков, и стихотворение «Послушайте!» — шедевр русской и мировой поэзии.

Весь строй речи в стихотворении «Послушайте!» именно такой, какой бывает, когда ведется острая дискуссия, полемика, когда тебя не понимают, а ты лихорадочно ищешь аргументы, убедительные доводы и надеешься: поймут, поймут. Вот только объяснить надо как следует, найти самые важные и точные выражения. И лирический герой их на-

ходит. Накал страстей, эмоций, переживаемых им, становится так силен, что иначе их не выразить, как только этим многозначным емким словом «Да?!», обращенным к тому, кто поймет и поддержит. В нем и обеспокоенность, и забота, и сопереживание, и надежда… Если бы у лирического героя совсем не было надежды на понимание, он бы так не убеждал, не увещевал…

Последняя строфа стихотворения начинается так же, как и первая, с того же слова. Но авторская мысль в ней развивается совершенно по-другому, более оптимистично, жизнеутверждающе. Последнее предложение вопросительное, но, в сущности, оно утвердительно. Ведь это риторический вопрос — ответ не требуется. Располагая стихи «лесенкой», автор добился того, что каждое слово становится значимым, весомым. Рифма Владимира Маяковского необычайная, она как бы «внутренняя», чередование слогов не явное, не очевидное — это белый стих. А как выразительна ритмика стиха! Мне кажется, ритм в поэзии Маяковского — самое главное: сначала рождается он, а потом уже мысль, идея, образ. Некоторые думают, что его стихи надо кричать, надрывая голосовые связки. У него есть произведения для «площадей». Но в ранних стихах преобладают интонации доверительности, интимности. Чувствуется, что поэт только хочет казаться грозным, дерзким, уверенным в себе. Но на самом деле он не такой. Наоборот, Маяковский одинок и неприкаян, и душа его жаждет дружбы, любви, понимания. В этом стихотворении нет неологизмов, столь привычных для стиля Владимира Маяковского. «Послушайте!» — взволнованный и напряженный монолог лирического героя.

Поэтические приемы, используемые в этом стихотворении, на мой взгляд, очень выразительны. Фантастика («врывается к богу») естественно сочетается с наблюдениями автора над внутренним состоянием лирического героя. Ряд глаголов: «врывается», «плачет», «просит», «клянется» — передает не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова, все очень и очень экспрессивны, и мне кажется, само лексическое значение, семантика глаголов-действий указывает на крайнюю обостренность чувств, испытываемых лирическим героем.

Огромное значение в системе изобразительно-выразительных средств у Маяковского имеет деталь. Портретная характеристика Бога состоит всего лишь из одной-единственной детали — у него «жилистая рука». Эпитет «жилистая» настолько живой, эмоциональный, зримый, чувственный, что эту руку как бы видишь, ощущаешь в ее венах пульсирующую кровь. «Длань» (образ, привычный для сознания русского человека, христианина) органично, абсолютно естественно заменяется, как видим, просто «рукой». Мне кажется, в очень необычной антитезе, в словах-антонимах (антонимами они являются только для Маяковского, в нашем привычном, общеупотребительном лексиконе это далеко не так) противопоставлены очень важные вещи. Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды «плевочки», а для другого — «жемчужины».
Лирический герой стихотворения «Послушайте!» и есть тот «кто-то», для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ним. Отчаяние его так велико, что ему просто не перенести «эту беззвездную муку». Пройдут годы, утихнут страсти, российские катаклизмы превратятся в нормальную жизнь, и никто не будет считать Маяковского только политическим поэтом, отдавшим свою лиру лишь революции. На мой взгляд, это величайший из лириков, и стихотворение «Послушайте!» — истинный шедевр русской и мировой поэзии.

Ритмика

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература . Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929—1939 .

Смотреть что такое «Ритмика» в других словарях:

Ритмика — Ритмика: Ритмика (литература) Ритмика (музыка) раздел теории музыки, связанный с ритмом. Этот термин может также применяться в близких значениях. Курсы ритмической гимнастики Листки Курсов ритмической гимнастики Ритмика (дизайн) … Википедия

РИТМИКА — (греч. нем.). Учение о ритме. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ритмика (гр. rhythmikos равномерный, соразмерный) 1) учение о ритме 3, 4; 2) ритмическая организация речи; 3) система физ. упражнений… … Словарь иностранных слов русского языка

ритмика — и, ж. rythmique f.> нем. Rhythmique. 1. Учение о ритме (в стихах, музыке, танцах). БАС 1. Rythmique. Рифмик. Сим именем древние называли одну науку, в которой рассуждение было о движениях, каким образом должно их располагать для возбуждения… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

РИТМИКА — РИТМИКА, ритмики, жен. Система и характер ритма (научн.). Ритмика русского стиха. || Учение о ритме (научн.). || Ритмические движения, обычно с музыкальным сопровождением. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

РИТМИКА — РИТМИКА, 1) совокупность особенностей ритма музыки определенного стиля (эпохи, направления, композитора, отдельного произведения). 2) Раздел стиховедения … Современная энциклопедия

РИТМИКА — 1) совокупность всех проявлений ритма в музыке или конкретном музыкальном произведении.2) Учение о музыкальном ритме.3) Раздел стиховедения … Большой Энциклопедический словарь

РИТМИКА — РИТМИКА, и, жен. 1. Система, характер ритма. Р. стиха. 2. Учение о ритме (в музыке, стихосложении). 3. Ритмические движения с музыкальным сопровождением. Урок ритмики. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

Ритмика — РИТМИКА, см. Стихосложение. Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч. ред. совет изд ва Сов. Энцикл. ; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В.,… … Лермонтовская энциклопедия

ритмика — сущ., кол во синонимов: 1 • биоритмика (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

РИТМИКА — РИТМИКА. 1. Система, характер ритма. 2. Ритмические движения человека. На основе Р. применяются методы обучения, построенные на сочетании музыки и пластических движений. Способствуют развитию музыкального восприятия, чувства ритма, культуры… … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector