Рецензия на фильм о Марине Цветаевой — Зеркала

Автор рецензии — Павел Николаевич Малофеев

Мода на «серебряный век» давно схлынула. Когда слово взяли серьезные литературоведы, то выяснилось, что подлинных художественных открытий эта эпоха дала не столь уж и много.

Новое, как это часто бывает, оказалось хорошо забытым старым. И лишь одно не подвергнешь сомнению – жизнеописания некоторых деятелей «серебряного века» или их автобиографии читаются не с меньшим, а подчас и с большим интересом, нежели их собственные сочинения.

И на то есть серьезная причина – творцы «серебряного века» активно и весьма серьезно занимались «лепкой» собственного имиджа, своеобразным «жизнестроительством», культивировали тот или иной стиль творческого и жизненного поведения. И редко когда жизнь и поэзия совпадали.

Марина Цветаева – как раз исключение. Без поэзии она немыслима. Поэзии она отдавалась без остатка. Особенно, когда влюблялась в очередной раз. Вплоть до 1941-го года. Ее последним увлечением, кстати, стал Арсений Тарковский. И последнее известное стихотворение тоже обращено к нему…

Фильм о Цветаевой назревал. Ведь сняли же сериалы о Есенине и Маяковском, ленту об Ахматовой «Луна в зените», поставил Никита Михалков вольную вариацию на тему рассказа Бунина «Солнечный удар». Цветаева хоть и оставалась принципиально вне групп наряду с Волошиным и Ходасевичем, но без нее «серебряный век» немыслим. Но для реализации замысла потребовалось пять лет.

Конечно, интересен был выбор актрисы на главную роль. Он пал на Викторию Исакову. Имя, прямо скажем, для актерской тусовки, может быть, и не новое, но для ортодоксального зрителя неожиданное. Если Светлана Крючкова в роли пожилой Ахматовой для фильма «Луна в зените» никаких нареканий не вызывает, то молодая сериальная актриса – и вдруг Цветаева?! Но, думается, все опасения развеиваются уже после первых эпизодов фильма. Попадание, как говорится, в яблочко! Девочка-подросток, угловатый очкарик, потом суховатая, но аффектированная (да еще и дымящая, как паровоз) особа, наконец, сломленная ударами судьбы несчастная женщина. Все эти ипостаси одной личности Исаковой удались блестяще. Можно не сомневаться, что биографию настоящей Цветаевой актриса не только внимательно изучила, но и примерила на себя. Без такого вживания роль просто не могла бы состояться.

Фильм выхватывает лишь узловые моменты биографии Цветаевой: Коктебель и встреча с будущим мужем – Сергеем Эфроном, приезд из советской России в Прагу и воссоединение семьи, роман с К.Родзевичем, эмигрантские будни и рождение сына Мура, отъезд в СССР вслед за мужем и дочерью, страшные предвоенные годы, самоубийство в провинциальной Елабуге. При хронометраже в два часа – это немало.

Но верится и в то, что Цветаеву рано или поздно тоже «удостоят» сериала. Все-таки «галопом по Европам» тоже не дело. Хотя, с другой стороны, хорошо, что обойдены вниманием создателей фильма некоторые щекотливые эпизоды – лесбиянская любовь Цветаевой с Софьей Парнок и отношение к умершей от голода дочери Ирине. Последнего Цветаевой многие не могут простить. Даже самые рьяные поклонники.

Запоминается один потрясающий эпизод, который подтверждают воспоминания современников: Цветаева, читающая стихи, и «разлетающиеся» в разные стороны эмигранты. Тотальное одиночество поэта Божьей милостью. А иначе и быть не может. Только не всякий переживет и найдет «противоядие»…

На форумах уже высказана одна из основных претензий к фильму – два объемных куска на французской «мове» и даже без титров. Действительно, они бы не помешали. Как-никак, язык Дюма и Бальзака нынче невысоко «котируется» и понять его непосвященному человеку затруднительно. Разве что обстановка помогает – в католической церкви и в полицейском участке. В первом случае Цветаева беседует со священником, запутавшись в отношениях с мужчинами, во втором – отстаивает честь мужа и семьи.

К актерскому ансамблю нареканий нет за единственным исключением – ну, какой из Князева Пастернак? Определенное внешнее сходство, конечно, имеется, но велика возрастная разница – Пастернаку было в 1940-м году 50 лет, а актеру идет седьмой десяток. Хотя роль и удалась…

Тяжелый фильм, страшная судьба. И тень НКВД над нею. Кто знает – надуманная или реальная? Не все архивы еще открыты. Но, как однажды выразилась Анна Ахматова, « у каждого поэта своя трагедия. Иначе поэта нет». Она же потом, когда сослали Бродского, не без циничного удовлетворения заметила: «Нашему рыжему делают биографию». Цветаева всё сделала сама. Или так кажется по прошествии времени. Посмотрите «Зеркала»! У нас еще не разучились снимать качественное кино.

«Зеркала» Марины Мигуновой

Арт-хаус в кино >>

Жизнь и смерть Марины Цветаевой

Фильм-биография — не слишком благодарный жанр, хотя и востребованный. С одной стороны, он навевает воспоминания о дидактической и скучноватой телевизионной документалистике, с другой — становится лёгкой мишенью для всеведущих почитателей описываемой фигуры, знающих, «как всё было на самом деле». Тем более, когда речь идёт о хрестоматийной личности, всем известном гении. Делать кино по биографии народного любимца так же сложно, как экранизировать всеми любимую книгу. Ведь драма жизни, как и драма художественной истории, потребует доработок, переделок и новых ассоциаций. Хорошая экранизация ради ясности изложения поступается сюжетными ветвями и персонажами книги. Хороший байопик обязательно расскажет о самом главном в жизни своего героя. Очень хороший — сделает это ярко и художественно.

Фильм Марины Мигуновой «Зеркала», повествующий о судьбе и творчестве великого русского поэта, Марины Ивановны Цветаевой, как раз из такой категории. Биографический материал в нём используется как скупой пунктир, определяющий присутствие Поэта в жизненном пространстве. Он прорастает знаками и элементами: проработанными костюмами героев, точными мелкими деталями интерьера, приметами быта и времени. Богатый видеоряд и гениальная музыка Алексея Айги оттесняют на задний план текст, а в кадре царит главная героиня, Марина (в мощном исполнении Виктории Исаковой ). Драма души, начавшись домашним театром в начале фильма, пронизывает ленту, срастается с историей, постепенно усиливаясь с текущим временем жизни. Вместе с ним меняется и картинка — слегка размытая, нежная, пастельная, она фокусируется, сгущается, становится всё четче и чётче, доходя до гипер-реализма, фантазийности и подчёркнутого театрального объёма в финале. Закольцованность истории смягчает шероховатость и нервность изложения, придаёт ему гармоничность.

Наверное, только так и возможно рассказать в кино о поэзии — оставив букву и уловив дух? Марина, икона пяти поколений русских свободолюбивых и творческих женщин, предстаёт на экране фигурой необычайной силы, в постоянном движении — к чему же? Вихрь этого движения захватывает близких, тащит следом, надолго ли, далеко ли. «Вперёд! Вперёд!» — говорит еле поспевающему, ковыляющему за ней Серёже юная Марина. Можно оказаться с нею рядом, но быть рядом — невозможно. Невыносимо. Слишком высок, нетерпим градус переживаемых ею чувств. Показательна сцена, где два её романтических героя делятся мнениями о ней и выглядят при этом совершенными бабами. Несгибаемая Марина, как и Жанна Д’Арк, выступает архетипом неженственной силы духа и служения Правде. Эта правда является камертоном её чувств и стихов, она живёт — в ней. В нашем мире Марина чужая, и этот нарастающий диссонанс фатален и неумолим. Высшая правда поэзии, высшая мера творчества — как высшая мера наказания.

Женское и мужское питают друг друга, и в творчестве меняются местами. Противоположности сходятся, в том числе, в одном человеке-творце. Слабая, хрупкая, не-от-мира-сего женщина-поэт, проведшая в нищете половину своей жизни, уже сто лет звучит могучими аккордами своих стихов и прозы в гармонии нашей культуры, соединяя с вечностью. «Зеркала» отражают мгновения её судьбы, смутные, искажённые, и посылают блики в зрительный зал, играя, возмущая, дразня, восхищая, маня за собой в опасный и захватывающий путь, «тропинкой, вырастающей под ногами и зарастающей по следам». Путь без пути, таинственный и страшный мир Поэта.

«Зеркала» в прокате с 24 апреля

Рецензия на фильм о Марине Цветаевой — Зеркала

Фильм рассказывает о яркой и необычной женщине Марине Цветаевой. Впервые на российском телевидении зрителям была представлена полная история ее жизни, творчества и любви.

Вырастая в семье, где царила любовь к добру и справедливости, жажда знаний и извечная борьба с невежество, Марина просто не могла вырасти к этому всему безразличной. Хотя в семье часто случались разногласия между отцом Марины и ее дедушкой, в целом семейная жизнь этой родни была счастливой до одного события. После рождения сына Андрея умирает мать Марины Варвара Дмитриевна, и отец женится на молодой девушке Марии Мейн из польско – немецкой семьи. Она образованна, умна, любит поэзию и даже сама сочиняет стихи. С отцом главной героини у них разница в 20 лет, но это не мешает их счастью. Через год у них рождается одна дочь, потом вторая. Она становится прекрасной женой и хозяйкой, помогая мужу даже строить карьеру.

Мария занималась детьми стараясь дать им разностороннее образование, но, к сожалению, поддавался только Андрей. Она искренне хотела воспитать детей вундеркиндами, обделяя в главном, в любви и понимании. Через несколько лет Мария умирает от туберкулеза, и отец самостоятельно занимается воспитанием. Такие события настолько повлияли на Марину, что она выросла непокорной и своевольной. Для нее не имело значения общественное мнение, поэтому подрастая, эта девушка, доставляла много неприятностей своему отцу. Выйдя замуж за молодого человека, который имел нехорошую репутацию в обществе, она усложнила свою жизнь. В течение всей жизни у нее были романы, потому что каждый из супругов занимался своей жизнью и своими интересами. Одиночество не на миг не покидало главную героиню и постоянно сказывалось на ее творчестве.

Картина настолько мягко и четко передает умонастроение той эпохи, что понимаешь, режиссеры, и актеры буквально вложили душу в каждый кадр, продумывая и отснимая его. Актриса, сыгравшая главную героиню, может по праву принимать овации публики, потому что смогла предать характер, порывистость и резкость без капли вульгарности. Марина Цветаева в исполнении Виктории Исаковой получилась не резкой и жесткой, а принципиальной русской интеллигенткой. К сожалению не все актеры смогли так же гениально передать образ своего героя, поэтому фильм нельзя отнести к шедевру.

Цветаева в «Зеркалах» отечественного кино

С 24 апреля в кинотеатрах страны появится картина Марины Мигуновой «Зеркала»: в широкий прокат выходит откровенная история взаимоотношений Марины Цветаевой и Сергея Эфрона, впервые представленная публике на 35-м Московском кинофестивале в июне 2013 года.

Показать всю личную жизнь Цветаевой – задача в рамках одного художественного фильма трудновыполнимая, поэтому создатели картины отступают от последовательного биографического рассказа, фокусируясь на истории любви Марины и Сергея Эфрона и показывая лишь совместные с ним эпизоды жизни. По примеру классической древнегреческой трагедии «Зеркала» состоят из пролога – знакомства персонажей в Коктебеле и трех частей: чешский, парижский и московский периоды жизни. Но фильм – это трагедия не только по строению, но и по содержанию. Здесь все пронизано ощущением непрерывного напряжения, драмы и состоянием борьбы гордой и сильной женщины за свое счастье. Мысль о самоубийстве, возникающая еще на пражском мосту после первых жизненных трудностей, вновь мелькает то в парижской квартире (в попытке дочери Али покончить с собой), то на подмосковной даче (предыдущий хозяин которой повесился, спасаясь от НКВД). Витая в воздухе, эта мысль приходит к своему печальному финалу, в котором сама Марина уходит из жизни, используя веревку, одолженную Борисом Пастернаком: собирая сломанный чемодан Цветаевой для последнего в её жизни переезда, он перевязывает его веревкой — «прочной, хоть вешайся».

А начиналось всё если не совсем безоблачно, то, по крайней мере, вполне оптимистично. Молодая Цветаева с дочкой Алей приезжает в 1922 году к мужу в Прагу для долгожданного воссоединения семьи. Сильно напоминает счастливый конец. Но это только начало семейной истории, наполненной тяжелым бытом, страшными историческими событиями и любовными перипетиями.

Странная любовь великой женщины. Она изменяет мужу с его другом Родзевичем, оставаясь верной, но не кому-то, а прежде всего себе самой. «Я верная тому, что чувствую. Сейчас вы — не то», — говорит она мужу. Как мать она внешне очень строга и сурова к дочери, но истинные чувства Цветаевой — в сцене прощания на перроне, когда мать не может отпустить Алю, понимая, какое будущее её ждет. Совсем по-другому она проявляет свою любовь к сыну Муру, избалованному любовью до того, что он эгоистично и нагло высказывает матери все, что думает. «Марина, вы – дура»,- заявляет он ей однажды.

Эмоционально подвижная и чувствительная, женщина-ураган, в молодостиона живет полной жизнью. «А мы только декорации, кулисы, зеркала», — замечает Эфрон в откровенном разговоре с Родзевичем.

Но отражают в картине не только мужские персонажи. Судьба каждого героев – это отсвет истории. Архивные съемки, вмонтированные в фильм, показываются будто в осколках разбитого зеркала.

Вся ткань повествования в фильме пронизана символами, деталями и лейтмотивами. Это бумаги и тетради, которые Марина хранит всю жизнь, рассказывая сыну в ответ на его упреки, как в голодной Москве готова была отдать последний кусок хлеба за четвертинку чистого листка. С блестящей и шуршащей золотой оберточной бумагой впервые ассоциируется Родзевич, о котором Цветаева впоследствии скажет: «Тебя, Родзевич, трактовать не нужно — все точно, все буквально».

То тут, то там в самые драматические моменты судьбы герои смотрят на часы. В чешском доме Цветаева слушает часовую кукушку и пророчески заявляет: «Мне 20 лет жить осталось». Множество часов в их доме настроено на разное время. С ними сравнивает Эфрон и свою жизнь: «Мы втроем как часы, настроенные на разное время. Вот если их все свести». Да и сама Марина как маятник на часах: в вечном движении, но все время в рамках из двух бортов.

Портит впечатление от фильма только бросающаяся в глаза своей неестественностью компьютерная графика. Нарисованные военные дирижабли или отсечение головы в сценах галлюцинаций Цветаевой лишают картину биографичности и правдоподобности. Возможно, режиссер-постановщик фильма Марина Мигунова и не стремилась создать фильм-документ о жизни поэта (как предпочитала называть себя сама Цветаева). Но после нескольких компьютерных сцен теряется доверие к экранной реальности и ощущение натуральности происходящего.

Тем не менее,фильм стоит посмотреть хотя бы ради хорошей актерской работы и созданного Викторией Исаковой образа творческого, верного себе и страстного поэта Марины Цветаевой. Личность которой противостоит всем препятствиям судьбы и дешевой мишуре литературных обществ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: