Как Федор Достоевский открывает человека в человеке

За Достоевским давно утвердилась слава писателя-психолога, способного заглянуть в такую глубь человеческой души, которую и сам человек в себе не подозревает или которую человек знать о себе избегает. Однако это невыявленное, подсознательное необычайно важно: именно глубины сознания определяют отношения с людьми, поступки, представления о добре и зле.

В романс «Преступление и наказание» почти нет неменяющихся, лишенных духовного пути героев: человек Достоевского постоянно открывает в себе новые душевные и духовные смыслы.

Но для замысла романа, конечно же, важнее всего те открытия, которые делает Раскольников. Открытия в собственной душе. Он по глубочайшему убеждению убивает старуху-пронентщицу, или, как он думает, «тварь дрожащую». Далее Достоевский даст нам возможность убедиться в том, что почти в каждом человеке живут невидимые спасительные силы, которые сопротивляются идеям собственного избранничества и права на насилие.

Пронизывающей, болезненной грустью наполнена

Встреча со Свидригайловым открывает новое в душе Раскольникова, ибо, слушая уверения о том, что они «одного поля ягоды», герой чувствует, что, сам того желая, позволил вовлечь себя в опасный разговор о привидениях и тем самым стал как бы невольным соучастником этого таинственного и зловещего человека. У Раскольникова возникает ощущение, будто он признался в своем преступлении, — ведь старуха как привидение преследует его, почти так же, как Свидригайлова его покойная жена Марфа Петровна.

Далеко не исключительная история Сони Раскольникова глубоко задевает: ведь именно в ней коренятся ответы на мучающие его вопросы. Раскольникова раздражает убежденность Сони в том, что она своими малыми средствами, добытыми такой страшной ценой, помогает ближним. С бестактностью и себялюбием, присущими эгоисту, он бередит раны Сонечки, беспощадно напоминая и о ее падении, и о том, что Полечку ждет участь самой Сони.

Во встречах со следователем Порфирием Петровичем в силе внутреннего противостояния собеседнику выявляется внутренняя позиция Раскольникова и раскрывается теоретическая основа ею преступления: социально-бытовые мотивы преступления перекрываются мотивами философскими, как бы по-новому освящая весь страшный путь, пройденный Раскольниковым. Герой старается быть сдержанным и осторожно-молчаливым, но с ужасом чувствует, что невольно выдает себя, идя навстречу желаниям Порфирия Петровича. Именно в этих диалогах-пытках проявляется мученическая и гордая натура Раскольникова — человека, который не может позволить вторгаться в свой внутренний мир.

Однако именно этого «гордого человека» и заставляет автор смириться. Это уже подлинное открытие. В романе оказывается, что смирение — единственное прибежище для всех людей — и умных, и недалеких умом, и высокопоставленных, и находящихся на самых нижних ступеньках социальной лестницы. Именно смирение излечивает больной дух Раскольникова, отказавшегося наконец от идеи собственной исключительности и своего права быть вершителем судеб других людей.

календарь, день, дата, в этот день

Сегодня пятница, 28 февраля 2020 г.

В этот день родились:
нет информации

Этот день в истории:
нет информации

Праздники и торжества:
нет информации

>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29

58 дней разделяет нас и начало 2020 года, до дня рождения Долженко остается 242 дня.

Реферат на тему достоевский как представитель почвенников

656043, Алтайский край, г. Барнаул, пр-т Ленина, 23
Приемная (8-385 -2) 65-79-28, (факс) 63-96-14 Эл.почта: altksp@mail.ru

  • 18.10.2019 Краевая трехсторонняя комиссия 19.06.2019 г.
  • 18.10.2019 Краевая трехсторонняя комиссия 19.06.2019 г.

Главная » Документы » Направления деятельности » Координационные советы » ПРИМЕРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ* о работе представителей профсоюзной стороны в рабочей группе по вопросам выплаты заработной платы в составе территориальной трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений

ПРИМЕРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ* о работе представителей профсоюзной стороны в рабочей группе по вопросам выплаты заработной платы в составе территориальной трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений

Реферат на тему: Жизнь Достоевского на каторге и на солдатской службе

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

И 16 января 1838 года Фёдор Достоевский был зачислен в Инженерное училище, помещавшееся в Михайловском замке, бывшем дворце Павла 1, где последний был убит. Из дружной, любящей семьи Фёдор попал в военное учебное заведение, где, например, новичков, или «рябцов», как их называли, нередко истязали воспитанники старших классов. В чужой среде Достоевский замкнулся. Замкнутости и уединённости Достоевского в училище способствовало не только раннее предчувствие им своего писательского предназначения, но и страшное известие, полученное им летом 1839 года: крепостные крестьяне имения в Даровом убили в поле Михаила Андреевича Достоевского. Это известие потрясло юношу. Ведь совсем недавно умерла мать. После смерти отца жизнь Достоевского в училище становится мучительнее с каждым днём. В 1841 году в феврале Д. сдает экзамен на чин прапорщика полевых инженеров, а 5 августа того же года последовал приказ о производстве Достоевского из кондукторов в нижний офицерский чин – полевые инженеры-прапорщики. Это был какой-то проблеск свободы, так как прапорщики-офицеры могли жить уже не в стенах Инженерного замка, а на частной квартире. После этого последовали частые смены квартир, причем почти все они в угловых домах, — привычка, сохранившаяся у Достоевского на всю жизнь. Но даже проживание на частной квартире не дает полной свободы, возможности заняться только литературным трудом, и в письмах к Брату снова вечные жалобы на тяготы службы. 19 октября 1844 года подпоручик Фёдор Достоевский (этот чин он получил в августе 1842 года) выходит в отставку. Пребывание в инженерном училище не осталось бесследно в творческой биографии писателя: четкая конструкция его романов, умение к конечном итоге «распутать самые, казалось бы, невероятные ситуации, восприятие Петербурга как города, в котором «архитектурные линии» имеют свою тайну», — все это имеет прямое отношение к его первой профессии инженера. 3. Начало служебной деятельности после окончания инженерного училища. 12 августа 1843 года Достоевский окончил полный курс наук в верхнем офицерском классе. Неприветливо встречает его николаевская действительность. Увлечённый своими творческими замыслами он закончил училище далеко не первым. Его не назначают на службу для больших военно-оборонительных работ в одну из первоклассных крепостей государства. Он зачислен на скромнейший пост при петербургской команде «с употреблением при чертёжной инженерного департамента». Начальство доверяет ему лишь в узких кабинетных масштабах начертательной геометрии и полевой картографии. Это мало смущает молодого строителя, уже захваченного иными конструктивными заданиями. Служба не отвечает его запросам: он чувствует себя «поэтом, а не инженером», как вспоминал в 1877 году. Но он не сомневается в своём призвании: «Напротив, твёрдо был уверен, что будущее всё-таки моё и что я один ему господин». Крайнее безденежье Фёдора Михайловича продолжалось около двух месяцев. Как вдруг в феврале он стал расхаживать по залу как-то не по обычному – громко, самоуверенно, чуть не гордо. Оказалось, что он получил из Москвы 1000 рублей.

Ему пришлось прожить четыре года бок о бок с мрачнейшими знаменитостями уголовного мира. Убийца детей татарин Газин; отвратительнейший из всех заключённых Аристов, «нравственный Квазимодо», утончённый развратник, паразит и предатель – такова была среда «колоссальных страшных злодеев», окружавшая Достоевского в каторжной казарме. Но были и другие. В небольшой кучке «добрых и светлых» Достоевский нередко отходил душой от всех острожных впечатлений. К этой группе принадлежали и смиренный простодушный юноша, и пострадавший за веру седой старообрядец, и несколько кавказских горцев, принёсших в грязь и чад арестантской жизни рыцарскую доблесть своих горных нравов. Писателя заинтересовали и «отчаявшиеся» — люди закалённой воли неукротимого протеста и отчаянного бесстрашия. Из такого разряда выходят в решительные минуты зачинщики и вожаки. Достоевский сразу почувствовал в поруганном населении омской казармы выдающихся самородков. Это были яркие проблески в густых потёмках заточения: «Всё это только мелькнуло передо мной в этот первый, безотрадный вечер моей новой жизни, мелькнуло среди дыма и копоти, среди ругательств и невыразимого цинизма, в мефитическом (затхлом, удушливом) воздухе, при звоне кандалов, среди проклятий и бесстыдного хохота. Что больше всего поразило Достоевского, так это ненависть в народе к барам, какой вековечный, неисцелимый раздор, какая пропасть разделяет их. Мера неприязни и ненависти была поистине целым открытием для писателя. Открывшиеся ему страшные бездны жизни приводили к неправильным выводам, что зло присуще самой природе человека, отсюда противопоставление некой «народной правды» правде мыслящей интеллигенции. Говорит Достоевский о тиранстве на каторге и вдруг делает вывод: «Свойства палача в зародыше находятся почти в каждом современном человеке». Или: «Немногому могут научить народ мудрецы наши. Даже утвердительно скажу, — напротив: сами они ещё должны у него поучиться. «Записки из Мёртвого дома» появились после каторги, в 1861 году. В них Достоевский определил своё «учение», гораздо более чётко, чем оно сложилось на каторге. Там оно только зарождалось, но каторга была переворотом в его взглядах. И сколько в этих стенах погребено напрасно молодости, сколько великих сил погибло здесь даром! Ведь надо уж сказать: ведь этот народ необыкновенный был народ. Ведь это, может быть, и есть самый даровитый, самый сильный народ из всего народа нашего. Но погибли даром могучие силы, погибли ненормально, незаконно, безвозвратно. А кто виноват? 7. Перерождение Достоевского и появление новых убеждений – это есть зарождение «почвенничества». 4 года Достоевский читает на каторге одну книгу – Евангелие, подаренную ему в Тобольске женами декабристов – единственную книгу разрешенную в остроге. Постепенно рождается «новый человек», начинается «перерождение убеждений». Четыре года страданий невыразимого, бесконечного явились поворотным моментом в духовной биографии Достоевского. Не тяжелый каторжный быт, не ужасы каторги больше всего потрясли Достоевского. Больше всего поразил писателя тот факт, что острожники с ненавистью встретили их – дворян – за их атеизм, за их безверие, за бунт, за стремление свергнуть царя.

Раскрытие теории почвенничества. Почвенники продолжили обсуждение славянофильской – западнической проблематики в новых исторических условиях, когда активно распространялись идеи естественно – научного материализма, классовой борьбы, радикальных преобразований на пути к «единоспасающему» прогрессу. Достоевский подчёркивал, что стремление отыскать общую формулу для всего человечества, отлить готовую форму для всех национальностей ставит под сомнение саму идею прогресса, ибо собственного фундамента и родной почвы «ничего не вырастет и никогда плода не будет», а движение вперёд может обернуться невозможными потерями. В печатавшихся на страницах журнала «Время» «Объявления об издании «Времени», в «Ряде статей о русской литературе», работе «Два лагеря теоретиков» и др. писатель утверждал, что органическое развитие русской культуры и народного самосохранения нарушилось петровскими реформами, которые были исторически необходимы, но проводились не нормальным, естественным путём, а революционным, насильственным, противоречившим народному духу средствами. В результате образовалась определённая пропасть, разделявшая «наша цивилизованное «по – европейски» общество» с народом, далеко разводившая интересы разных сословий. Главным губительным следствием удаления высшего слоя общества от «земли» Достоевский считал потерю живых связей с традициями и преданиями, сохранявшими атмосферу непосредственной христианской веры. По его мнению, возвышение над народом и атеизация дворянской интеллигенции создавали благоприятные условия для смещения иерархии духовных ценностей, развития болезненной гордыни ума, воззрения наивной и безграничной уверенности в непогрешимости «науки» и незаменимости социальных преобразований в деле нравственного благоустроения человечества. Следовательно, необходимо «примирение цивилизации с народным началом» — в его разных, но самых лучших и наиболее глубоких проявлениях. Эта «почвенническая логика» логика по-разному и в художественных и в публистических произведениях писателя. Например, в «Записках из Мёртвого дома» (1860) дантовские картины каторжного ада сочетаются, говоря словами самого автора, с осмыслением «возврата к народному корню, к узнаванию русской души, к признанию духа народного». В «Зимних заметках о летних впечатлениях» (1863) Достоевский обнаруживает в природе западного человека «начало особняка, усиленного самосохранения, самопромышления», которое несовместимо ни с каким «братством» — ни с христианским идеалом, ни с социалистическими идеями. Отныне в его сознании существует как бы две Европы: на смену «первой» Европе «святых чудес», высоких идеалов, вдохновенного духа, мощной культуры, которая жизненно угасает и превращается в музей, в «камни и могилы», приходит «вторая» Европа – корыстных побуждений, усреднённых стандартов, мельчайшего вкуса, Европа духовного нигилизма и убийственного позитивизма, где «Бог умер» (нищие), а «средний европеец» становится орудием «всемирного разрушения» (К.Н. Леонтьев). Писатель с горечью обнаруживает, что «чудеса» многовекового и вдохновенного культурно-исторического строительства на Западе молчат, они отступили в тень перед новыми «идеалами», когда «высшее место в Европе отведено миллиону», когда вырабатывается «самый главный кодекс нравственности («накопить фортуну» и иметь побольше вещей), когда лицемерное прикрытие заботы о самообеспечении и самообогащении занимают всё внимание человека, а господствующий индивидуализм отодвигает в сторону всякое помышление об общем благе.

К ним была поселена 131 тыс. солдат регулярных войск. При Николае I военные поселения, уже в реформированном виде, продолжали расширяться. Они возникли в Витебской, Подольской и Киевской губерниях, даже на Кавказе. К 1857 г., когда началось в связи с подготовкой других реформ упразднение военных поселений, в них насчитывалось 800 тыс. человек обоего пола. Инициатива создания военных поселений всецело исходила от Александра I. Поставленный главным начальником над военными поселениями Аракчеев сначала даже возражал против их введения, предлагая решить проблему комплектования армии путем сокращения срока солдатской службы до 8 лет и из увольняемых в запас создавать необходимый резерв. Но как только вопрос о военных поселениях окончательно был решен Александром I, Аракчеев стал самым рьяным и последовательным проводником этой меры в жизнь. Педантичность, поистине маниакальная приверженность к «порядку» и строгой дисциплине, неукоснительная исполнительность и бесспорно незаурядные организаторские способности — качества, присущие Аракчееву и особенно ценившиеся в нем Александром I, выдвинули этого временщика на первое место на политическом небосклоне в России в 1815 — 1825 гг

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector