НАКАНУНЕ ПУТЕШЕСТВИЯ НА САХАЛИН

«Моя бедная муза, по воле капризных судеб, надела синие очки и, забросив лиру, занимается этнографией и геологией. Забыты звуки сладкие, слова. все, все забыто. Теперь я не литератор, а сахалинец», — писал Чехов в марте 1890 г.

Замысел поездки на Сахалин возник у писателя в конце 1889 г. Михаил Павлович Чехов так вспоминает об этом: «Я только что окончил тогда курс на юридическом факультете и готовился к государственным экзаменам. Часто Антон Павлович брал у меня лекции и читал их, лежа на кровати. Как-то, прочитавши уголовное право, он сказал мое: «Все наше внимание к преступнику сосредоточено на нем только до момента произнесения над ним приговора; а как сошлют его на каторгу, так о нем все и позабудут. А что делается на каторге! Воображаю. » И в один из дней он быстро, нервно засбирался вдруг на Сахалин, так что в первое время трудно было понять, серьезно ли он говорит об этом, или шутит».

Конечно, университетские лекции младшего брата были лишь поводом, а не причиной, заставившей Чехова предпринять путешествие. Эта поездка, которая для окружающих была совершенно неожиданной, явилась закономерным результатом внутреннего развития художника, роста его общественного самосознания. Антон Павлович поехал на Сахалин не как сторонний наблюдатель-турист, а как писатель, кровно заинтересованный в судьбах тысяч несчастных людей.

В большом письме Чехов с покоряющей страстностью, с глубоким убеждением в своей правоте возражал Суворину, который отрицательно относился к замыслу поездки: «Вы пишете, что Сахалин никому не нужен и ни для кого не интересен. Будто бы это верно? Сахалин может быть ненужным и неинтересным только для того общества, которое не ссылает на него тысячи людей и не тратит на него миллионов. Не дальше, как 25-30 лет назад наши же русские люди, исследуя Сахалин, совершали изумительные подвиги, за которые нужно боготворить человека, а нам это не нужно, мы не знаем, что это за люди. Сахалин — это место невыносимых страданий, на какие только бывает способен человек вольный и подневольный.

Из книг, которые я прочел и читаю, видно, что мы сгноили в тюрьмах миллионы людей, сгноили зря, без рассуждения, варварски; мы гоняли людей по холоду в кандалах десятки тысяч верст, заражали сифилисом, развращали, размножали преступников и все это сваливали на тюремных красноносых смотрителей. Теперь вся образованная Европа знает, что виноваты не смотрители, а все мы, но нам до этого дела нет, это неинтересно. Нет, уверяю Вас, Сахалин нужен и интересен, и нужно пожалеть только, что туда еду я, а не кто-нибудь другой, более смыслящий в деле и более способный возбудить интерес в обществе».

Перед Чеховым стояла важная и благородная цель — обратить внимание русской общественности на «место невыносимых страданий» и тем облегчить положение тысыч ссыльно-каторжных, томящихся на Сахалине. Вся жизнь писателя теперь была подчинена одному — подготовке к путешествию. Чехову пришлось преодолеть ряд серьезных трудностей на пути к осуществлению этой задачи.

Прежде всего, Антон Павлович не мог быть до конца уверен, что его пустят на Сахалин и дадут ему возможность увидеть то, что он хотел. Путешествие требовало довольно значительных средств, а Чехов ехал за свой счет, на свой страх и риск.

Пришлось мобилизовать все скромные сбережения и даже достать в долг значительную для Чехова сумму денег. Наконец, надо было выезжать ранней весной, как только вскроются реки и станут проезжими дороги, чтобы сделать на Сахалине возможно больше и успеть вернуться в конце навигации.

Времени для подготовки путешествия оставалось очень мало. Дорог был не только каждый день, но буквально каждый час. Письменный стол Антона Павловича был завален грудами книг. Среди них — описания путешествий, работы по уголовному праву, тома «Морского сборника», книги по геологии, метеорологии, этнографии Сахалина, труды по медицине.

Родные и знакомые принимали самое деятельное участие в приготовлениях к поездке. Мария Павловна и Л. С. Мизинова работали в читальном зале Румянцевской (ныне Ленинской) библиотеки над книгами о Сахалине, представляющими интерес для Чехова. В кабинет писателя приносили выписки из научных трудов, посвященных Сахалину.

Письма Чехова того времени свидетельствуют о напряженной подготовке к путешествию:

«Целый день сижу, читаю и делаю выписки. В голове и на бумаге нет ничего, кроме Сахалина. Умопомешательство. Mania Sachalinosa».

«День-деньской я читаю и пишу, читаю и пишу. »

«Я сижу безвыходно дома и читаю о том, сколько стоил сахалинский уголь за тонну в 1863 году и сколько стоил шанхайский, читаю об амплитудах и NO, NW, SO и прочих морских ветрах, которые будут дуть на меня, когда я буду наблюдать свою собственную морскую болезнь у берегов Сахалина. Читаю о почве, подпочве, о супесчаной глине и глинистом супесчанике».

За рабочим столом в кабинете Чехова были написаны первые страницы книги «Остров Сахалин», вошедшие потом в начальные главы произведения. «Я начал уже писать про Сахалин, — сообщал Чехов 4 марта 1890 г. — Написал страниц пять «истории исследования». Вышло ничего себе, как будто по-умному и авторитетно. Начал и географию с градусами и с мысами».

О предстоящем путешествии Чехова стало известно в литературных кругах. До Антона Павловича доходили и сочувственные, и недоброжелательные отклики, но первых было значительно больше. «То, что Вы едете на Сахалин, — очень хорошо и дельно придумано, и я желаю Вам от всего моего искреннего щеглиного сердца — здоровья, удачи и самых счастливых встреч и впечатлений! — писал И. Л. Леонтьев-Щеглов. — Раз Вы опишете Ваше путешествие, не мудрствуя лукаво, с присущей Вам наблюдательностью и остротой, то будет уже громадная заслуга перед обществом, и книга должна получиться захватывающего интереса и поучительности.

Помимо этого, узнав чуть не 3/4 России, Вы в Ваших творческих работах будете, иметь уже ту живую руководящую нить, без которой все мы выглядим по справедливости какими-то недоверившимися и немогузнайками».

В. И. Немирович-Данченко, выражая мнение передовой русской интеллигенции, писал Чехову: «Ваша поездка возбуждает большие ожидания. Вы подготовили себе отличную почву для нового периода Вашей деятельности». В. Г. Короленко обещал Антону Павловичу помочь своими советами и рекомендательными письмами к сибирским знакомым.

Приближалось начало путешествия. Антон Павлович и его родные решили сфотографироваться на память. И характерно, что снимок был сделан не в ателье фотографа, что было бы гораздо проще, а во дворе дома на Садовой-Кудринской. Фотография запечатлела родителей писателя, сестру Марию Павловну, братьев Ивана Павловича и Михаила Павловича, а также близких знакомых: Л. С. Мизинову, А. И. Иваненко, А. А. Лесову и Сережу Киселева.

Наступило 21 апреля 1890 г. — последний день, проведенный Чеховым в кудринском доме. С большим волнением переживали предстоящий отъезд Антон Павлович и его домашние. Поезд, с которым ехал Чехов, уходил в 8 часов вечера. Писатель направлялся по железной дороге до Ярославля, а далее по Волге и Каме до Перми

На Ярославском вокзале собрались родные и знакомые Чехова. Среди провожающих были И. И. Левитан, Л. С. Мизинова, М. Р. Семашко, А. И. Иваненко, О. П. Кундасова. Некоторые из родных и знакомых поехали проводить Антона Павловича до последней пригородной станции — Сергиева-Посада (ныне Загорск).

Как это ни странно, мы очень мало знаем о проводах Антона Павловича на Сахалин. Даже летописец чеховской семьи Михаил Павлович уделяет этому важному событию всего несколько строк в письме к двоюродному брату, написанном вскоре после отъезда Чехова. Михаил Павлович сообщает кратко: «Тягостные проводы Антона в кругосветное путешествие». Видимо, младшему Чехову трудно было писать о расставании с любимым братом. И только через много лет Михаил Павлович в неопубликованном письме к жене взволнованно рассказывал о вечере 21 апреля 1890 г.

«Я помню, как мы все провожали его [Антона Павловича] на Сахалин. Была. запоздавшая весна. Зелени еще не было, но уже стояли северные бледные ночи, похожие на больных ласковых женщин. Мы все собрались на вокзале — отец, мать, Маша, я — и много знакомых. Был светлый вечер. Стояли, переминаясь с ноги на ногу, чувствовали, что-то еще не досказано, не находили слов говорить, а затем-звонок, спешное прощание, посадка в вагон, свисток, — и Антон уехал. Мне было так грустно и в то же время так хотелось остаться одному, что я бросил на вокзале своих и один, пешком отправился домой».

В дом Корнеева приходили первые письма Чехова с пути. Их ждали с нетерпением. С отъездом Чехова дом потерял свою «душу». «После Вашего отъезда Корнюшин дом быстро и заметно начал пустеть. Весь строй и порядок жизни нарушился», — писал Антону Павловичу «вечный друг» чеховской семьи А. И. Иваненко.

Об этом же писал в своих воспоминаниях М. П. Чехов: «Отсутствие Антона Павловича. было для оставшейся в Москве его семьи прямо невыносимо. Тотчас же после его отъезда у нас в квартире все вдруг опустело, точно он один занимал собой сразу все комнаты».

Приближалось лето — первое лето за многие годы, которое семья Чеховых должна была провести без Антона Павловича. Родные решили снова поехать на Луку, где была могила Николая Павловича. Платить в течение нескольких месяцев за пустую, -никому не нужную квартиру и одновременно расходовать деньги на дачу было не по силам. Чеховы вынуждены были отказаться от дома Корнеева с тем, чтобы осенью найти другую квартиру.

О том, что происходило в доме на Садовой-Кудринской в конце апреля 1890 г., рассказывает в своем письме А. И. Иваненко: «Мария Павловна с неделю сильно прохворала, началась уборка мебели и библиотеки, в которой и я принимал, по мере сил и возможностей, участие. Книги ни одной не замотал, ярлыки наклеены и перепись сделана ( Опись библиотеки Л. П. Чехова, составленная А. И. Иваненко, не обнаружена). К 1-му мая квартира была освобождена, далеко же до 1-го Яша [Я. А. Корнеев] наклеил на всех окнах ярлыки, без зазрения совести, о сдаче квартиры, и желающих нанять в день перебывало до 10; это сильно беспокоило Марию Павловну, ибо ей было скверновато временами, теперь же Мария Павловна здорова вполне».

10 сентября 1890 г., по возвращении с дачи, семья писателя переехала на квартиру в дом Дукмасова, видимо, оказавшуюся мало удачной. Уже через три недели, 4 октября, была снята новая квартира. Вернувшись с Сахалина, Чехов писал своему приятелю Ф. О. Шехтелю: «Мой московский адрес не корнеевский, а уже новый: Малая Дмитровка, д. Фирганг».

Вскоре после отъезда Чеховых, в 1891 г. доктор Я. А. Корнеев продал свои дома некоему потомственному почетному гражданину В. И. Шуберту. В 1894 г. бывший домохозяин написал Антону Павловичу и получил в ответ очень теплое письмо, которое заканчивалось так: «Старый друг лучше новых двух; я видаю множество людей и знакомлюсь каждый день все с новыми, и имею немало новых друзей, но о Вас, о Вашей семье и о доме в Кудрине я вспоминаю с особенным чувством, и эти воспоминания не бледнеют от времени и новых знакомств». Зная характер отношений Чехова и его бывшего домохозяина — дружественных, но по существу далеких, мы должны отнести эти прочувствованные слова прежде всего к дому на Садовой-Кудринской.

В другом более позднем письме Антон Павлович снова вспоминал о тех, по его определению «прекрасных днях» которые он прожил в Кудрине. Да, это были прекрасные дни — время расцвета молодости, полноты творческих сил, общения с лучшими людьми русского искусства Чехов получил здесь самое большое счастье, о котором может мечтать человек, — сознание, что его работа нужна людям, дает им радость, что его труд необходим родине.

Путешествие по достопримечательностям Сахалина

Сахалин с его уникальными климатическими условиями и прекрасным географическим положением не перестает привлекать настоящих путешественников к себе — тех, кого не пугает влажное лето с океаническими сильными ветрами, снежные вьюги, капризы природы, отсутствие комфортных условий и утомительная дорога.

Туристическая поездка на Сахалин окупится сполна увиденными красотами: утопающими в Тихом океане отвесными берегами, возвышающимися вулканами, ползущим по скалам диким виноградом, криками морских птиц на песчаном темном побережье.

Сахалин — отличное место для приключенческих маршрутов, активного отдыха и путешествий. Этот остров в океане ждет круглый год любителей экстрима на лоне субтропической флоры, причудливо соседствующей здесь с полярным холодом.

Данный регион потрясет и удивит даже бывалых путешественников. Среди туристов большую популярность приобретают сплавы по горным рекам острова: Таежная, Даги, Лютога.

Туризм и отдых в этих местах позволит пережить положительных эмоций: уникальная природа, чистейшая вода, бодрящая прохлада. Помимо этого, полные рыбы реки способствуют организации рыболовных туров.

Не редкостью здесь являются ленки весом до 12 кг, сибирские таймени размером под два метра, крупные хариусы, которые привлекают внимание истинных рыболовов. Примечательно, что сам остров напоминает очертания гигантской рыбы.

Путешествие на остров Сахалин будет интересным всем, кто хочет понаблюдать за жизнью морских обитателей в естественной среде. Здесь обитают морские котики, собирается настоящий птичий базар. На память можно сделать уникальные кадры. Любители горных восхождений и пеших прогулок с радостью посетят гору Вайда. Это самая высокая точка горного хребта в центральной части острова.

Высота ее составляет 900 м, добраться сюда смогут не только опытные туристы, но и новички. Вайдинская пещера со сталагмитами и сталактитами вызывает наибольший интерес у гостей острова. Орудия древнего человека были найдены в пещере Медвежьих трагедий. Однако не рекомендуется посещать пещеры без проводников.

Любителям птиц и орнитологам особенно интересной окажется поездка на Тунайчу — самое крупное озеро острова Сахалин. На его зеленом побережье гнездится множество птиц. Поездка на Сахалин запомнится посещением знаменитого острова Монерон. Видимость в толще воды достигает 40 метров, а ввиду теплого Цусимского течения здесь даже обитают субтропические моллюски.

Путешествие на Сахалин

Путешествие на остров Сахалин – самостоятельно или в составе туристической группы – поездка для тех, кому становится скучно в тепле и домашнем уюте. Домоседам здесь делать нечего, поскольку высокая влажность летом и сильные зимние вьюги, отсутствие комфорта и утомительные переезды могут испортить все впечатление о здешних красотах.

Как добраться до Сахалина

Цена на билет на Дальний Восток сильно «кусается». Если грамотно отслеживать сайты авиакомпаний, то можно купить билет Москва – Южно-Сахалинск всего за двенадцать тысяч. Но в сезон отпусков надеяться на такое чудо не стоит. Здесь средняя цена перелета будет составлять пятьдесят тысяч.

Второй вариант – поездка на поезде, но это очень долго. Точка прибытия – город Ванино, далее паромом.

Нюансы паромной переправы: что нужно знать?

Поскольку многие туристы попадают на остров на пароме, то важно знать, как правильно организовать переезд.

  • Заказывать и места для пассажиров, и парковочное место для машины нужно как минимум за месяц до предполагаемого времени своего приезда. Если этого не сделать, то перелет может оказаться напрасным. Сахалин так и останется мечтой.
  • Периодически нужно звонить в организацию «Дальтранссервис» и уточнять сведения о произошедших изменениях, поскольку точного расписания работы паромной переправы нет.
  • Перед приездом к парому надо обязательно звонить в кассу Ванино и подтверждать свой приезд. В противном случае забронированное место могут просто отдать другим путешественникам. Предоплата не принимается.
  • Во время поездки предлагается бесплатный обед (только один раз). Есть возможность принять душ (платно).
  • По приезду в Ванино нужно обязательно оформить пропуск.
  • Все, что потребуется во время переправы, нужно брать с собой. Спуститься в трюм к машине не позволят.
  • При входе на паром пассажиров осматривают и отбирают все спиртное.
  • Самые удобные каюты (но и более дорогие) находятся на верхней палубе.
  • В летнее время продолжительность паромной переправы двенадцать – четырнадцать часов. Зимой время поездки — от шестнадцати часов и больше.

Чем можно заняться на Сахалине?

Сахалин особенно привлекает заядлых рыболовов. Принимая во внимание здешние климатические условия, с этой целью на остров нужно отправляться в августе-сентябре. Если покупать билеты на этот период заранее – примерно за полгода, то можно значительно сэкономить.

Организованные туры от агентств будут стоить очень дорого, поэтому есть смысл организовать все своими силами. Даже готовая путевка «включает» только услуги проводника. Все остальное – лагерь, продукты, рыболовные снасти, стоимость пути – за свой счет.

Лето – отличное время, чтобы совершить пешее восхождение на гору Вайда или прогуляться по горному хребту Жданко. Интересным будет и местный дайвинг. Летние месяцы на Сахалине – время морского каякинга.

Сахалинская зима – это лыжи и, конечно, рыбалка.

ПУТЕШЕСТВИЕ НА САХАЛИН

Путешествие на остров Сахалин

Путешествие из Тынды на остров Сахалин: русские дороги и русские паромы

В планах было выехать из своего родного города Тында, доехать до родного города моей жены — Невельска, что на острове Сахалин, проехать до середины острова (дальше асфальта просто нет, а только купленный «форик» насиловать по бездорожью острова не хотелось) и вернуться обратно.

Тында — Большой Невер — Хабаровск — Ванино

День отъезда: 1 августа 2013 года, 08:30. Накрапывал мелкий дождик, не беда, выезжать в дождь к счастью. Преодолевать один из самых неприятных участков в нашем маршруте Тында — Большой Невер (гравийная дорога после дождя превращается в направление) в 160 км нам приходилось не впервой, но в этот раз, как всегда, ждал сюрприз. До выезда из Тынды шли дожди, что заставило ехать по гравию, местами до 20 км/ч, пять часов. Добравшись до асфальта федеральной дороги с бортированием одного колеса, мы без проблем добрались в Благовещенск. Здесь мы планировали задержаться на несколько дней, подготовить машину к дороге.

Следующим пунктом остановки был Хабаровск. Выехали в 12:00, а в Ха были около часу ночи. Выспавшись как следует, дернули на Ванино. Выехав из Ха, позавтракали вот в придорожной кафешке.

До Лидоги добрались без проблем. Разочаровал лишь штраф на рубль: превысил скорость километров на 50, остановил гаер и попросил пройти. в сайгак, размалеванный под ДПС. В кабине внедорожного блюстителя порядка мне все чин по чину показали зафиксированную скорость, номер и предложили, предварительно поинтересовавшись, есть ли у меня кредитка, заплатить через имеющийся у них в машине терминал штраф! Сервис, однако, на хабаровских дорогах вырос. За всю дорогу оштрафовали нас дважды: один раз — под Ха, второй — в Благовещенском районе (штраф пришел по почте через полмесяца).

На Сахалин я уже дважды ездил, и что ждет нас после 60 км от Лидоги, я четко представлял себе и был морально готов. Но дорога приятно удивила, вернее, удивило наличие всего 100 км незакрытого гравия, местами просто отвратительного, надо сказать, но всего 100. В тех местах, где дорогу только отсыпали, ехать приходилось со скоростью 20 км/ч.

На отрезке Лидога — Ванино дорога стала, может быть, и лучше (уже не взрывают скалу у дороги, делают новые мосты), но все равно рассчитывать придется на трассе только на себя. Советую брать с собой как минимум две запаски, камеры и весь скарб бортировать самому, так как шиномонтажей на 350 км нет и не было в принципе. Как, впрочем, нет и бензоколонок, за исключением одной перед самым Ванино (не соврать бы, за 60–80 км не доезжая), где продается лишь один АИ-95.

С помощью таких мостиков переправляется весь транспорт через местные речушки. Зимой зачастую после фур мосты в срочном порядке латают, создавая подчас пробки по часу. Благополучно доехав до Ванино, решили устроиться на ночлег и поужинать.

Поездку я планировал за год: подгадывал с любимой своей отпуска (благо работаем в одном учреждении), готовился к покупке нового авто. Subaru Forester — вот мой первый штамм вируса в линейке «Субару». Всегда машины выбирал сердцем, а не логикой (за что не раз разочаровывался в том или ином аппарате, а за ним и во всем бренде). Так я стал субароводом и теперь наслаждаюсь симметричным полным приводом.

Переправа на пароме

Вообще, о переправе на пароме на остров считаю нужным сделать некое лирическое отступление, потому как даже люди, не в первый раз переправляющиеся на пароме, иногда теряются в деталях.

1. Лучше заказывать паром (пассажирское место, место для машины) более чем за месяц. В моем случае за месяц в одном направлении нам дали лишь каюту (повезло, что двухместная) на нижней палубе. Дней за 15 мест может не быть вообще.

2. Чем ближе к отъезду на пароме, звонить в «Дальтранссервис» и узнавать, не изменилось ли чего (четкого расписания парома нет, здорово, да?).

3. При подъезде к Лидоге (за своротом на Ванино связи нет) необходимо отзваниваться в кассу Ванино и сообщать, что ты, мол, такой и такой, едешь и рассчитываешь доехать. Чтоб место твое не отдали, такое бывает, хотя у тебя вроде как бы и бронь. Бронь в их понимании — это отправленный факсом листочек с заявкой, где ты в произвольной форме указываешь, когда хочешь уехать, когда хочешь возвратиться (не всегда твои желания совпадают с транспортной компанией, могут умудриться — делается исключительно умышленно, я так думаю, — задержать паром даже летом, даже в абсолютный штиль), сколько и кто едет на машине, габариты машины, паспортные данные. Денег предварительно, типа за бронь, они не принимают. Очень разумный шаг с их стороны — не взял денег, нет никакой ответственности.

4. На пароме кормят бесплатно всего один раз, но даже за деньги кормят, мягко говоря, никак. Душ платный (100 руб.), бывает очередь.

5. При выезде с парома на машине в Холмске теперь не надо бежать в кассу «Дальтранссервиса» и оформлять выезд на коносаменте — теперь дают пропуск при разгрузке. А вот в Ванино, наоборот, теперь требуют оформить пропуск в кассе, что рядом со зданием комнаты отдыха дальнобоев.

6. В трюм к машине спуститься и взять что-то или сделать что с машиной (как в моем случае на обратном пути) не дадут, даже не умоляйте. Нужно брать все необходимое и нужное сразу с собой и дела с машиной планировать заранее.

7. При входе на паром пассажиров теперь шмонают. Спиртное отбирают, на борту продают только лишь безалкогольное пиво — по цене и вкусу истинно немецкое. Так что либо прячьте лучше, либо …и правильно, трансплантация печени — удовольствие сейчас не из дешевых, да и не в России. Пьяных все равно видел, где они проносят? В себе в растворимых упаковках?

8. Да, и если хотите ехать не в четырехместном купе с милой узбекской семьей из 16 человек (ну захотят они в гости друг к другу, кушают там вместе) или не с менее милыми, грызущими таблетированный спирт дальнобоями — берите каюту только на верхней палубе.

Летом паром идет 12–14 часов, зимой от 16 часов и до

. В первое мое самостоятельное путешествие один мой сосед по каюте, как оказалось морячок, рассказывал, что паром, в принципе, может идти быстрее, но капитану приказано идти всего лишь на одном дизеле, вдобавок старом (паромы с 1974 года) в целях экономии. Зимой раньше в порт Ванино регулярно заходили ледоколы. Проблем с механическими препятствиями и с экономией раньше не было. Сейчас паромы принадлежат частному лицу (в толпе люди рассказывали, некому армянину), и, как следствие, — новые порядки.

Загрузились на паром к вечеру, к 18:00 (то есть прождали его прихода весь день — по ванинским меркам очень даже быстро). Устроились в каюте на нижней палубе — двухместной.

Надо сказать, нам вообще повезло, что двухместная, могли и в четырехместной или вообще в коридоре с киргизами (те, кто путешествует на пароме без предварительной брони или записи, могут оказаться на лавочке в проходе). Вообще, о разнице в верхних и нижних палубах можно написать чуть ли не отдельную главу. Я имею в виду разницу не в самих каютах, а в обслуживании. После двух часов, как мы загрузились на паром, я почувствовал себя пассажиром «Титаника» низшего класса общества, ну не Леонардо ДиКаприо, а типа его приятеля. Нам не хотели давать постельное белье (бортпроводница просто тупо отсутствовала на месте), пока я сам не поднялся на верхнюю палубу и не потребовал чуточку внимания к людям внизу.

Находиться на пароме скучно. Людям на колесах, переправляющимся на пароме, я советую брать худлитературу, гаджеты, проигрывающие DVD, и хорошее настроение в предвкушении встречи с островом — это чтобы состязаться со скукой, а также запас любимого провианта — чтобы желудок не скучал в буфете.

Наутро мы прибыли в Холмск. Холмск — это типичный портовый морской город. Причал не замерзает даже в самую лютую зиму, потому что омывается теплыми водами.

Невельск был когда-то одним из основных портовых городов Сахалина. После землетрясения в 2008 году почти в восемь баллов, при котором погибло два человека, город покинули многие. Улицы, особенно возле причала, исковерканы, в некоторых местах до сих пор стоят разрушенные, неснесенные дома.

Сивучи (крупнейшие представители ушастых тюленей), некогда толпищами восседавшие на брекватере и громогласно кричавшие в брачный сезон на весь город, больше не приходят. Только нерп теперь можно наблюдать у берегов.

Но есть в городе и новоотстроенный квартал (на языке местных — отсыпка) с прогулочной набережной. Есть заново отстроенный дворец бракосочетания, дом культуры, поликлиника, дом правосудия, школа, мэрия…

Местные ежей за деликатес не считают, их обычно собирает детвора и жарит на костре.

А так японцы, приезжающие ежегодно в Невельск в конце августа, празднуют День поминовения усопших — Обон. В огромном костре обжигаются глиняные горшки, каждый горшок соответствует тому или иному усопшему. Японцы наряжаются в красочные национальные костюмы, зажигают фонари и танцуют танец бон одори.

Так получилось, что до нашего приезда стояла настоящая засуха в течение трех месяцев. Речки пересыхали, урожай не радовал островитян. Этим, кстати, и объясняются небольшой нерест и завышенные цены на сахалинскую икру. А с нашим приездом, буквально через неделю, начались настоящие проливные ливни. Наши знакомые даже причисляли начавшиеся дожди к нам: «Мол, вот приехали и привезли с собой наводнение с Амурки».

По пути к Охотскому есть памятник природы — Лягушка. Рекомендую посетить это красочное место. Здесь можно отдохнуть семьей на день и затабориться компанией с палатками на несколько дней. А забравшись на саму гору, загадать заветное желание…

Камней-Лягушек всего два. Если не ошибаюсь, делятся по половому принципу. Механизм исполнения желаний один: сел пятой точкой и загадывай, загадывай… обязательно сбудутся.

Виды с самой высокой точки, конечно, потрясающие. Настоящее зеленое море.

На побережье возле поселка Стародубского, что за Долинском, можно поискать янтарь.

Посетить врытые танковые башни, стволы которых до сих пор направлены на Японию.

Мы вновь побывали во Взморье — здесь, на мой взгляд, самые лучшие камчатские крабики, которые можно купить у дороги.

Погуляли по берегу моря, все надеялись поставить палатку и задержаться на несколько дней, но у погоды были свои планы.

Южно-Сахалинск — город больших возможностей, огромных иностранных инвестиций, широченных улиц и проспектов, горнолыжной трассы «Горный воздух», гигантского торгово-развлекательного комплекса «Сити-молл».

Город относительно молодой, но он активно развивается. Впервые посетив Южный пешим, мне сразу же понравилась его планировка — застройка расположена таким образом, что ощущения скученности домов, построек, зданий нет вообще (в отличие, к примеру, от Благовещенска).

Прогуливаться по Южному приятно и утомительно, здесь такие длинные кварталы (не по 200–300 м), что ножки быстро наливаются свинцом.

Обратная дорога, как всегда, быстрее. Наблюдали такой любопытный факт: когда добирались до Ванино, по нашим подсчетам гравийки было 100 км, обратно асфальта на 10 км стало больше! И это за две недели. Работа на дорогах не прекращается даже ночью — могут же, когда захотят.

Всю ночь мы ехали. Я с легкостью догнал всех, кто выскочил первый с порта, кто гнал, как ошпаренный, по гравию, всех, кто быстро и вовремя улизнул от сломанного витца, — всех рано или поздно разморило, и мы по очереди их объезжали, наблюдая машинки на обочине.

Подъезжая к поселку Маяк (середина пути от Ха до Комсы), мы воочию убедились, какими разрушительными способностями обладает большая вода. И если к тому моменту, как мы проезжали, уже разрешали ездить легковым машинам, остается только представить, что происходило до нас.

К Хабаровску мы приехали рано утром. Проспав до обеда, «позавтракали» и снова решили выезжать вечером. Конечно, можно было остаться на сутки, хорошенько отдохнуть, устроить вечернюю прогулку по городу и с утра со свежими силами выдвигаться в путь. В общем, добрались мы до Тынды без приключений. На этот раз все колеса были целы, сколов на стекле не прибавилось, ходовка не была похожа на телегу с деревянными колесами и с рессорами взамен стоек.

Известным писателем я становиться не планирую, надеюсь лишь заинтересовать читателя описанием своих новых путешествий.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector