Александр Сергеевич Пушкин 1799-1837

Здесь каждый шаг в душе рождает
Воспоминанья прежних лет.
А. С. Пушкин

В 1811 году Пушкину исполнилось 12 лет. Родителям пора было задуматься об образовании их сына. Знакомый семьи Пушкиных Александр Иванович Тургенев сообщил, что в Санкт-Петербурге открывается новое учебное заведение — Императорский Царскосельский лицей.

Александр I учредил Лицей благодаря хлопотам видного деятеля той эпохи М. М. Сперанского, который задумал его в качестве привилегированного учебного заведения, предназначенного для обучения и воспитания «юношества благородного происхождения», т. е. дворян, с тем чтобы по окончании Лицея выпускники могли быть причаст-ны к «важным частям службы государственной».

Название Лицей получил по аналогии с местом на окраине Афин, главного города Древней Греции. В античные времена там стоял храм Аполлона — бога Солнца, покровителя искусств, музыки, поэзии. В саду храма находился знаменитый «гимнасий», где его основатель, великий древнегреческий философ Аристотель, учил юношей мудрости и наукам. Императорский лицей в Санкт-Петербурге, по замыслу его учредителей, был символическим продолжателем славных традиций античного Лицея (Ликея).

В это новое учебное заведение родители и решили отдать сына. Во второй половине июля 1811 года дядя Пушкина, известный в то время поэт Василий Львович Пушкин, вместе с племянником выехали из Москвы в новую, Северную столицу.

12 августа 1811 года Александр Пушкин выдержал экзамен и был принят в Лицей в числе 30 воспитанников (окончили Лицей при первом выпуске 29 юношей). 19 октября состоялось открытие Лицея. Этот день стал священным для Пушкина, который впоследствии придал ему значение огромного исторического события в жизни России и в своей судьбе, воспев его в стихах.

Обстановка открытия нового учебного заведения была торжественной: воспитанники, преподаватели и именитые гости, приглашённые в актовый зал, увидели большой, покрытый красным сукном с золотой бахромой стол, помещённый между колоннами, а на нём роскошно убранную грамоту об основании Лицея. Значительность совершаемого действия подчёркивалась присутствием государя императора и высших сановников государства. Это чувствовали и лицеисты, и их профессора и наставники.

Сначала слово было дано директору Лицея В. Ф. Малиновскому, сыну которого, как и Александру Пушкину, предстояло обучаться в Лицее. Профессор Н. Ф. Кошанский представил лицеистов Александру I. Горячую речь произнёс профессор А. П. Куницын.

После открытия гостей пригласили осмотреть помещения Лицея. На первом этаже находились квартиры инспектора и гувернёров, на втором — столовая, буфетная, больница, аптека, малый конференц-зал, канцелярия, на третьем — актовый зал, классы, физический кабинет, библиотека с ломберными столиками и стульями с кожаными сиденьями, газетная комната, на четвёртом — комнаты воспитанников, обставленные весьма скромно: стол с необходимыми принадлежностями (чернильницей, свечой и щипцами для снятия нагара со свечи), конторка для занятий, стул, комод, кровать с матрацем, бумазейное одеяло, полупуховая подушка, зеркало, умывальник.

А. С. Пушкин. Автопортрет

По принятии в Лицей воспитанникам объявили правила поведения и распорядок пребывания.

Воспитанников облачили в синие двубортные сюртуки с красными стоячими воротниками, с красным кантом на манжетах; каждый носил синий суконный жилет с блестящими гладкими пуговицами, длинные панталоны синего сукна; ноги обули в полусапожки.

Лицеистам объявили, что до окончания шестилетнего срока обучения никто не должен покидать Лицея или выезжать из него. Родственникам разрешалось посещать воспитанников только по праздничным дням.

День лицеистов начинался в шесть часов утра. После утренних процедур лицеисты шли на молитву. С семи до девяти — занятия («классы»). В девять часов утра — чай. С десяти до двенадцати — снова занятия. От двенадцати до часу — прогулка. В час — обед. От двух до трёх дня — чистописание или рисование. От трёх до пяти — другие уроки. В пять — чай и затем (до шести) прогулка. Далее до половины девятого вечера — «вспомогательный класс» (повторение уроков). В половине девятого — ужин. После ужина до десяти — отдых. В десять лицеисты шли на вечернюю молитву и потом отходили ко сну. Утреннюю и вечернюю молитву читали по очереди.

Пушкин занимал комнату с 14-м номером. По соседству с ним была комната Пущина.

Лицей по уровню даваемых знаний приравнивался к университетам. Обучение в нём было рассчитано на шесть лет — первые три года воспитанники изучали предметы старших классов гимназии, последующие три года — предметы трёх факультетов университета: словесного, нравственно-политического и физико-математического. Лицей соединял образование и воспитание, цель которого заключалась в лицейском девизе — учиться и жить «Для общей пользы». Программа занятий была весьма насыщенной. Преподаватели и воспитатели соблюдали главное правило, гласившее о том, чтобы воспитанники «никогда не были праздны».

Программа Лицея включала разнообразные предметы. Первые три года Пушкин изучал русский, латинский, немецкий и французский языки, математику, словесность, историю, географию, нравственные науки, статистику, изящные искусства, занимался рисованием, пением, танцами, плаванием, фехтованием, верховой ездой. Особенно строгими были занятия на первых трёх курсах, следующие три курса включали выборочное изучение наук. Занятия продолжались с 1 августа по 1 июля. Каникулы устраивались раз в году (с 1 июля по 1 августа).

В Лицее создалась благоприятная атмосфера для развития творческих, художественных и иных способностей лицеистов.

Профессора благосклонно относились к сочинению стихов, к занятиям искусством и всячески поощряли воспитанников. Здесь почти все лицеисты писали стихи, и у Пушкина было много соперников. Учителя были молоды, энергичны, проявляли исключительное внимание к воспитанникам и уважали их личное достоинство. Они утвердили в Лицее дух чести, товарищества, лицейского братства, воспитывали в лицеистах независимость суждений и поведения, прививали ненависть и презрение к холопству, лизоблюдству, ябедничеству, чинопочитанию и требовали от лицеистов ответственного отношения к словам и поступкам. В Лицее царил культ дружбы, и Пушкин пронёс его через всю свою жизнь. Его любимым другом стал Дельвиг, он сохранил дружеские связи с Кюхельбекером, Пущиным, Малиновским и другими лицеистами.

Лицей был основан в ту пору, когда Россия переживала национально-патриотический подъём. В стране возникли идеи отмены крепостного права, ограничения власти царя, мысли о главенстве законов и строгом их соблюдении. Крупнейшим историческим событием стала Отечественная война 1812 года, всколыхнувшая всю нацию, вставшую на защиту Отечества и жаждавшую поражения захватчиков. Лицеисты вместе со всеми радостно, восторженно праздновали победу русского оружия, изгнание Наполеона с родной земли и взятие Парижа. Об этих событиях Пушкин написал в стихотворении «Воспоминания в Царском Селе».

Пушкин навсегда остался верен свободолюбивому духу Лицея, лицейской дружбе. Он считал Лицей родным домом своей юности, а Царское Село — колыбелью своей музы. «Отечество нам Царское Село», — скажет он спустя годы.

Первый выпуск Лицея состоялся 9 июня 1817 года. После окончания семнадцать человек зачислили в гражданскую, двенадцать — в военную службу. Пушкин был направлен в Коллегию иностранных дел.

После выпуска все собрались у директора Лицея Энгель-гардта, чтобы провести вместе последний лицейский день.

Лицейские годовщины

День основания Лицея — 19 октября 1811 года — ежегодно отмечался лицеистами первого выпуска. Пушкин бывал на лицейских сходках в 1817—1819 годах, в 1820—1826 годах отмечал «Лицея день заветный» в одиночестве, вспоминая своих друзей и посылая им приветы в стихотворениях, посвященных лицейским годовщинам. В 1827 году, возвратившись из ссылки, он празднует «серебряную» годовщину Лицея — 10 лет со дня его окончания. День Лицея поэт отмечал вместе с другими лицеистами в 1832, 1834 и 1836 годах. Лицейским годовщинам Пушкин посвятил несколько стихотворений: «19 октября» («Роняет лес багряный свой убор. »), «19 октября 1827 года» («Бог помочь вам, друзья мои. »), «Чем чаще празднует Лицей. », «Была пора: наш праздник молодой. ».

Лицейские профессора

Воспитание лицеистов возлагалось на шестерых профессоров, священнослужителя, преподававшего Закон Божий, двух адъюнктов и шестерых учителей для изящных искусств и гимнастических упражнений.

Пушкину особенно запомнились А. П. Куницын, читавший нравственные и политические науки; Н. Ф. Кошанский, преподававший латинскую и русскую словесность; А. И. Галич (он заменил заболевшего Кошанского), знаток древнего и нового искусства; Д. И. де Будри, знакомивший лицеистов с французской словесностью; Ф. М. Гауеншильд, профессор немецкой словесности; И. К. Кайданов, профессор исторических наук, лекции которого были интереснее его учебников. В числе преподавателей был и профессор математических и физических наук Я. И. Карцов.

В рукописной редакции стихотворения «19 октября» (1825) Пушкин писал:

Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию — и мёртвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

Пушкин лицеистам стихи

Лицейские годы Пушкина и его товарищей – это годы серьезной учебы. Достаточно сказать, что выпускные экзамены в 1817 году включали 15 предметов. Жизнь мальчиков была строго определена порядком, даже во время каникул, которые длились всего один месяц в году, они не могли покидать стены Лицея. Но ведь пришли они в Лицей совсем детьми. Троим из них – Аркаше Мартынову, Косте Данзасу и Саше Корнилову было всего по 10 лет, остальным 11 – 13, и только самому старшему, Ивану Малиновскому – пятнадцать. Как и все мальчишки, они шалили, подшучивали друг над другом, ссорились, мирились. Бывали различные забавные случаи.

«Да, мосье»

В день открытия Лицея 19 октября 1811 года после торжественной церемонии, императрица-мать пришла в столовую посмотреть, как кормят мальчиков. Она была немкой по происхождению и по-русски говорила не очень правильно. Подойдя к самому маленькому – Корнилову, она спросила: «Карош суп?» Мальчик от растерянности ответил по-французски: «Oui, monsieur» (да, мосье). Кое-кто из лицеистов фыркнул, а царица, улыбнувшись, пошла дальше. А за Корниловым на годы сохранилась кличка – «Мосье».

Прозвища

Они начали появляться с первых дней, так было не только с Корниловым.

Пушкина, например, сразу стали звать «Француз», ведь еще до прихода в Лицей он уже прекрасно знал этот язык. Позже из-за его живости и непоседливости появилось еще одно прозвище – «Егоза». А когда он проявлял свой вспыльчивый неукротимый характер, ему говорили: «Смесь тигра с обезьяной», и ему это даже нравилось.

Миша Яковлев очень похоже и смешно изображал буквально всех, и его прозвали «Паяс (паяц) 200 номеров». Лучший ученик Сережа Вольховский сначала получил прозвище «Разумница», а позже – «Суворочка» потому, что при внешней хрупкости и небольшом росте обладал сильным характером и несгибаемой волей, напоминая этим Суворова.

Князь Горчаков много внимания уделял тому, как он выглядит, за что был наречен Франтом. Сережу Комовского за ябедничество и приставания звали Лисой и Смолой. Смелый, отчаянный и драчливый Иван Малиновский получил кличку Казак, а крупный и ленивый Данзас – Медведь. За мечты о море будущего адмирала Федора Матюшкина звали «Плыть хочется». Ласково, но с ехидцей – Олосенькой называли Алексея Илличевского.

Прозвища были у всех. Некоторые даже не нуждались в пояснениях: Иван Пущин – Большой Жанно или Иван Великий, Антон Дельвиг – Тося, Тосенька, Кюхельбекер – Кюхля, Мясоедов – Мясожоров или Мясин.

Лицейская словесность

В Лицее увлекались сочинительством. Писали стихи, прозу, так называемые «национальные», то есть лицейские песни, басни, эпиграммы. И на уроках иногда давали такие задания. Однажды темой сочинения был восход солнца. Мясоедов встал и прочел единственную строчку: «Блеснул на западе румяный царь природы». Услышав, что солнце у Мясоедова восходит на западе, все дружно расхохотались, а Пушкин (по другим источникам это был Илличевский) приделал окончание:

«И изумленные народы Не знают, что им предпринять: Ложиться спать или вставать».

Ленивец Дельвиг

Один из ближайших друзей Пушкина Антон Дельвиг был увальнем, готовым в любой момент от своей мечтательной дремоты перейти к шалостям. На одном уроке латыни он не был готов отвечать и спрятался под парту, да там и заснул. Случай этот долго был предметом шуток.

Когда же выяснилось, что Дельвиг тоже пишет стихи, появились такие строчки:

«Ха-ха-ха, хи-хи-хи! Дельвиг пишет стихи».

Но к концу учебы Антон Дельвиг уже считался вторым после Пушкина лицейским поэтом.

Курьез с фрейлиной

Как-то осенью с Пушкиным произошла история, о которой узнал сам император Александр I.

У одной из фрейлин – княжны Волконской – была очень милая горничная Наташа. В тот вечер Пушкин, услышав в темноте перехода шорох платья, вообразил, что это Наташа, бросился к ней и невиннейшим образом поцеловал. Вдруг рядом распахнулась дверь, и озорник с ужасом увидел, сто это не Наташа, а сама престарелая фрейлина. Он настолько опешил, что бросился бежать, даже не извинившись. Царь был в гневе.

Директор старался смягчить вину Пушкина и просил разрешения у царя насчет извинительного письма. Император согласился.

Гогель-могель

Унылыми осенними вечерами лицеистам было особенно грустно. В один из таких вечеров кто-то из мальчиков придумал сварить сладкий хмельной напиток. Один из гувернеров обратил внимание на излишнюю веселость воспитанников. Пушкин, Малиновский и Пущин взяли вину на себя. И надо сказать, были строго наказаны.

Но история эта под названием «Гогель-могель» запомнилась всем еще и потому, что Пушкин написал о ней стихи, в которых поэтически изобразил пиршество и дал характеристики своим товарищам. Стихи назывались «Пирующие студенты», прочитайте их, и все лицеисты предстанут перед вами как живые.

Статья опубликована в журнале «Костер» за ноябрь-декабрь 2000 г.

Пушкин лицеистам стихи

А.С.Пушкин в Лицее

Дом лицейский огромный, четырехэтажный. В нижнем этаже живут преподаватели, служащие; во втором – столовая, больница с аптекой, актовый зал, канцелярия; в третьем – классы, зал для отдыха после занятий, физический кабинет, комната для газет и журналов, библиотека. Наверху, на четвертом этаже, комнаты мальчиков – у каждого своя, маленькая, и все комнаты одинаково обставлены: железная кровать, комод, конторка, зеркало, стул, умывальник. На конторке – чернильница и подсвечник со щипцами.
В прекрасных садах Царского Села, под вековыми липами, на зеленых лужайках, у берегов Большого озера лицеисты гуляли, и часто на одной из скамеек парка сидел мальчик Пушкин.
Начались занятия, потекла размеренная лицейская жизнь. «Мы скоро сжились, свыклись. Образовалась товарищеская семья, в этой семье – свои кружки; в этих кружках начали обозначаться, больше или меньше, личности каждого; близко узнали мы друг друга, никогда не разлучаясь; тут образовались связи на всю жизнь», – вспоминал позднее Пущин.
Случайно комната Александра Пушкина, номер четырнадцать, оказалась рядом с комнатой Ивана Пущина – Жанно, как называли его лицеисты. Как часто, когда все в Лицее уже спали, мальчики вели вполголоса через невысокую перегородку задушевные разговоры. Они говорили обо всем: о каком-нибудь «вздорном случае» дня, о товарищах, об учителях, о войне, которая началась вскоре после открытия Лицея. Пущин был старше Пушкина на один год. Рассудительный, справедливый, он не раз успокаивал вспыльчивого, быстрого в своих суждениях и поступках Пушкина, которого полюбил душевно, навсегда. А за стеной по коридору шагал дежурный дядька, изредка постукивал в дверь и призывал к порядку.
Среди преподавателей были молодые профессора, такие, как Галич, Куницын. Они держали себя с лицеистами просто, говорили с ними как с равными, как с младшими товарищами, старались внушить им мысли о равенстве людей, о справедливости, о долге гражданина. Недаром обоим вскоре запрещено было преподавать, а лекции Куницына царское правительство приказало сжечь. Пушкин всегда с благодарностью вспоминал Куницына. «Он создал нас, он воспитал наш пламень», – писал он в своих стихах.
Началась Отечественная война 1812 года. Вся Россия, от мала до велика. поднялась на борьбу с иноземными захватчиками. Лицеисты жадно, с тревогой следили за военными событиями, читали газеты. Они знали, что Василий Андреевич Жуковский – один из самых тогда любимых поэтов – пошел добровольцем в действующую армию. Все они, конечно, читали его стихотворение «Певец во стане русских воинов», которое было напечатано в журнале и в 1813 году вышло отдельной книжкой.
Мимо Лицея проходили на войну гвардейские полки, в которых у лицеистов были родные и знакомые.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас.

Казалось, что учиться в то время, когда отечество в опасности, невозможно. До лицеистов доходили слухи, что во многих учебных заведениях старшие учащиеся группами подавали заявления о том, что не могут учиться, и часто уходили — вернее, убегали – на войну.
В Лицее занятия продолжались своим чередом. Пушкину все давалось легко, но учился он неровно и не очень любил математику. Как-то в математическом классе вывали его к доске и задали алгебраическую задачу. Он долго переминался с ноги на ногу и писал какие-то формулы. «Что же вышло? Чему равняется икс?» – спросил наконец преподаватель. «Нулю», – улыбаясь, ответил Пушкин. «. У вас, Пушкин, в моем классе все кончается нулем. Садитесь на свое место и пишите стихи». Но случалось, что тот же преподаватель математики изгонял его из класса, когда, забыв об уроке, Пушкин весь углублялся в чтение посторонних книг. По этому поводу лицеисты даже песенку сочинили:

А что читает Пушкин?
Подайте-ка сюды!
Ступай из класса с богом,
Сюда не приходи!

Читал Пушкин очень много как на русском, так и на французском языке. За это товарищи прозвали его «французом», на что он во время войны особенно сердился. Из произведений русских писателей он увлекался тогда стихами Державина, Жуковского, Ломоносова, Батюшкова, читал комедию Фонвизина «Недоросль», только что вышедший сборник басен Крылова и много других книг. В Лицее была большая, хорошая библиотека. «Все видели, — рассказывал позднее Пущин, – что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил; но достоинство его состояло в том, что он отнюдь не думал высказываться и важничать, как это часто бывает в те годы».
В Лицее Пушкин встретил товарищей, которые, как и он, интересовались литературой, писали стихи. У Пушкина страсть к поэзии проявилась очень рано. Еще дома по вечерам, когда он долго не мог заснуть и его спрашивали: «Что ты, Саша, не спишь?» – он отвечал: «Сочиняю стихи». Ему было тогда лет семь-восемь. Очень скоро среди лицеистов образовались литературные кружки, стали издаваться рукописные журналы, и Пушкин принимал участие во всех лицейских журналах: писал стихи, песни, сочинял эпиграммы. На уроках литературы, или словесности, как тогда говорили, задавались часто сочинения, которые можно было подавать и стихами и прозой. Особенно отличался на этих уроках Пушкин – он, казалось, и думал стихами. Однажды преподаватель дал тему классного сочинения «Восход солнца», и один из товарищей Пушкина ничего не мог придумать, кроме фразы:

Грядет с заката царь природы.

Пушкин, не задумываясь, тут же подсказал ему:

«Не только в часы отдыха от ученья в рекреационной зале, на прогулках, но нередко в классах и даже в церкви ему приходили в голову разные поэтические вымыслы, и тогда лицо его то хмурилось необыкновенно, то прояснялось от улыбки, смотря по роду дум, его занимавших, – рассказывал один из товарищей Пушкина. – Набрасывая же мысли свои на бумагу, он удалялся всегда в самый уединенный угол комнаты, от нетерпения грыз обыкновенно перо и, насупя брови, надувши губы, с огненным взором читал про себя написанное». Лицеисты были очень горды, когда в 1814 году в журнале «Вестник Европы» появилось первое напечатанное стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу», обращенное, вероятно, к Кюхельбекеру. Стихотворение это Пушкин подписал так: Александр Н.к.ш.п.
Весной этого года в Петербург переехала семья Пушкиных, и теперь родители иногда навещали сына, даже как-то на праздники брали его домой. Брат Левушка поступил в Благородный пансион при Лицее, и с ним Пушкин видался еще чаще. Левушка очень любил старшего брата, знал наизусть все его стихи и был очень доволен, когда узнал, что к Саше в Лицей приходил сам Жуковский. Жуковский действительно пришел познакомиться с Пушкиным и писал об этом поэту Петру Андреевичу Вяземскому: «Я сделал еще приятное знакомство! с нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творение! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности. Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет». С тех пор Жуковский приходил иногда один, а как-то пришел с писателем Карамзиным, в другой раз – с Вяземским. Он любил читать свои стихи Пушкину, и те строки, которые Пушкин не мог сразу запомнить, Жуковский уничтожал или переделывал.
В январе 1815 года, когда лицеисты переходили на старший курс, состоялся публичный экзамен. Пушкин читал свое новое стихотворение – «Воспоминания в Царском Селе». На экзамене присутствовал поэт Гаврила Романович Державин; стихи его хорошо знали и любили в Лицее. «Державин был очень стар. Экзамен наш очень его утомил. – вспоминал позднее Пушкин. – Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился. Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом. Не помню, как я кончил свое чтение; не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять. Меня искали, но не нашли. »
В те годы в Царском Селе стоял гусарский полк, вернувшийся с войны. Среди офицеров этого полка было много образованных, передовых людей. Служил здесь Петр Яковлевич Чаадаев – писатель, философ, человек очень образованный, будущий член тайного политического общества. Лицеистам старших курсов разрешалось посещать знакомых в Царском Селе, и Пушкин бывал у Карамзиных, которые обычно жили здесь летом. У них познакомился он и сблизился с Чаадаевым, который пригласил его к себе в полк. Вместе с друзьями – Пущиным, Кюхельбекером – Пушкин стал бывать у Чаадаева в кружке гусарских офицеров. Буйная, веселая пирушка часто сменялась здесь вольными разговорами о политических событиях, чтением запрещенных книг, горячими спорами. Юноша Пушкин жадно ко всему прислушивался, но не знал, что товарищи его по Лицею, Вольховский и Пущин, уже вступили в Союз спасения — первоначальную организацию будущих декабристов.
В стихах, которые Пушкин писал в эти годы, нашли свое отражение и эти споры, и вольные мысли, и мечты о счастье и свободе родины. Так, в шестнадцать лет Пушкин написал стихотворение «Лицинию», в котором есть такие строки: «Я рабство ненавижу. «; «Я сердцем римлянин; кипит в груди свобода; во мне не дремлет дух великого народа». Правда, в стихотворении говорилось о древнем Риме и древних римлянах, но главная мысль его заключалась в том, что государство может жить только тогда, когда у граждан есть свобода, и что гибнет оно от рабства и деспотизма. Ясно, что так чувствовал и так думал сам молодой поэт о своей родине, о России.
Подходили к концу лицейские дни. Открывая Лицей для детей из дворянских семей, царь Александр I хотел подготовить их для будущей государственной службы, воспитать верных себе слуг. Но он жестоко ошибся. Лицей не оправдал его надежд. Подрастая, лицеисты все больше набирались вольного духа. В стенах Лицея выросли будущие декабристы: Пущин, Кюхельбекер, – люди «с душою благородной, возвышенной и пламенно свободной». Наступил день выпуска лицеистов.

Расставаясь, лицеисты решили встречаться каждый год 19 октября – в день открытия Лицея. И никогда потом Пушкин не забывал отметить этот день. В будущем со многими товарищами разошлись у Пушкина пути, но навсегда крепкая дружба связала его с Пущиным, с поэтом Дельвигом, с Кюхельбекером.

По книге: Н.С.Шер. Рассказы о русских писателях. Детгиз, 1960

1. Надежда Сергеевна Шер (1890–1976) много лет трудилась над созданием рассказов о великих русских писателях и художниках. Одна из ее больших книг так и называется: «Рассказы о русских писателях». Вышла она впервые в Детгизе в 1957 году, очень скоро была замечена и по достоинству оценена юными читателями. Книга эта переведена на другие языки и переиздана в некоторых республиках и за рубежом.
См. главы из её книги «Рассказы о русских художниках». (вернуться)

Лицеист Пушкин

Лицеист Пушкин.

На 4 января 1815 г. было назначено «публичное испытание воспитанников первого приема», о чем было напечатано объявление в газете «Санкт-Петербургские ведомости».

К экзамену Пушкин написал стихотворение «Воспоминания в Царском Селе» и очень волновался за его прочтение перед авторитетной комиссией.

Воспитанники отчитывались по всем предметам. В экзаменационной комиссии сидел сам Гаврила Романович Державин, первый поэт России. Его присутствие Пушкина волновало более всего.

Впоследствии Пушкин вспоминал: «Державин был очень стар. Он был в мундире и в плисовых сапогах. Экзамен наш его очень утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвисли. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь».

Голос Александра Пушкина дрожал и срывался, когда он сдавал экзамен на высокое звание русского поэта. Затаив дыхание, все слушали «Воспоминания в Царском Селе»:

Навис покров угрюмой нощи

На своде дремлющих небес;

В безмолвной тишине почили дол и рощи,

В седом тумане дальний лес;

Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,

Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,

И тихая луна, как лебедь величавый,

Плывет в сребристых облаках.

Друзья не узнавали своего Пушкина. Они слушали знакомые стихи, понимая, что этот юноша с пылающим лицом, с особенным выражением горящих глаз — гениальный поэт.

С тех пор почти все преподаватели с благоговением смотрели на растущий талант Пушкина. Источником вдохновения юного поэта часто служили живописные уголки царскосельских парков. Он любил бродить в одиночестве по аллеям, по берегам прудов и каналов. Он слушал пение птиц и любовался закатом:

Итак, я счастлив был, итак я наслаждался,

Отрадой тихою, восторгом упивался.

И где веселья быстрый день?

Промчался лётом сновиденья,

Увяла прелесть наслажденья,

И снова вкруг меня угрюмой скуки тень.

Начальный период существования Лицея совпал с историческими событиями 1812 г., оказавшими огромное влияние на воспитанников. И. И. Пущин писал: «Жизнь наша лицейская сливается с политической эпохою народной жизни русской: приготовлялась гроза 1812 года».

Лицеисты с волнением читали и обсуждали военные реляции. Они выходили к лицейской арке, чтобы попрощаться с гвардейскими полками, направлявшимися к Москве. В том же стихотворении «Воспоминания в Царском Селе» Пушкин откликнулся на грозные события той поры:

О, громкий век военных споров,

Свидетель славы россиян!

Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,

Потомки грозные славян,

Перуном Зевсовым победу похищали;

Их смелым подвигам страшась дивился мир.

В Лицее каждый год праздновали день его открытия. 19 октября для первых лицеистов всегда был праздничным днем. Они старались встретиться все вместе и вспоминать годы лицейского братства. А во время учебы каждый год 19 октября устраивались спектакли и балы. Автором маленьких пьес был гувернер Иконников. Кроме того, ставили комедии настоящих драматургов — Шаховского и Княжнина.

В Царском Селе произошло знакомство Пушкина и Вяземского. Поэт часто бывал в гостях у Н. М. Карамзина, подружившись со всем его семейством. Александр с большим интересом слушал страницы из «Истории государства российского». И, кто знает, может быть, именно тогда поэт впервые подумал о «Руслане и Людмиле». Свою поэму-сказку он начал писать еще в лицейские годы. В Царском Селе долгое время стоял гусарский полк, и Пушкин всерьез подумывал о том, не пойти ли ему в гусары. Молодые офицеры, с которыми подружился Пушкин, вернулись с войны и не застали в отечестве никаких перемен.

Ни преобразований, что сулил государь, ни свободы для граждан, ни вольности для народа. Герои Отечественной войны, вернувшись в Россию, вновь превратились в крепостных. Пока Александр I думал о переустройстве общества, обсуждая свои планы с единомышленниками, министры и Сенат продолжали править страной так, как и раньше. Из этой паутины выбраться было невероятно сложно. Всем в стране заправлял Аракчеев.

Император оказался не готов к введению решительных перемен в обществе. Его пугала и неопределенность, связанная с его положением при этих переменах. Он боялся расстаться с жизнью, как его дед и отец, поэтому он был предельно осторожен и подозрителен.

Среди резких, возмущенных голосов звучал и голос Пушкина. В стихотворении «К Лицинию» речь шла о римском тиране и его любимце Ветулии, но скрытый смысл стихов был очевиден:

Развратный юноша воссел в совет мужей;

Любимец деспота сенатом слабым правит,

На Рим простер ярем, отечество бесславит;

Ветулий римлян царь. О стыд, о времена!

Или вселенная на гибель предана?

Я сердцем римлянин; кипит в груди свобода;

Во мне не дремлет дух великого народа.

В душах тех, кто слышал эти строки, кипела свобода. Через несколько лет Булгарин писал в своем доносе на Лицей, объясняя причины возникновения бунтарского духа в учебном заведении тем, что всему причиной было общение лицеистов с офицерами, что «в Лицее начали читать все запрещенные книги, там находился архив всех рукописей, ходивших тайно по рукам, и, наконец, пришло к тому, что если надлежало отыскать что-либо запрещенное, то прямо относились в Лицей».

Именно в те годы сблизились лицеисты с будущими «государственными преступниками»: Павлом Пестелем, Фёдором Глинкой, Никитой Муравьёвым. Пушкин, Вольховский, Кюхельбекер и Дельвиг часто бывали в офицерском кружке «Священная артель», где говорили «о предметах общественных, о зле существующего у нас порядка вещей и о возможности изменения, желаемого многими в тайне».

Неизвестно, как сложилась бы творческая судьба великого поэта, если бы он не оказался «Под сенью дружных муз», если бы 7 лет его жизни не прошли среди необыкновенной красоты царскосельских парков.

В 1899 г., в дни празднования 100-летия со дня рождения поэта, в саду возле Лицея был заложен памятник великому поэту. Автор памятника, скульптор Р. Р. Бах, изобразил Пушкина юношей, сидящим на скамье.

Распахнут лицейский сюртук, фуражка небрежно брошена на скамью. Поэт словно забыл обо всем окружающем, он задумчиво и сосредоточенно смотрит вдаль. На пьедестале памятника вырезаны строки:

В те дни в таинственных долинах,

Весной, при кликах лебединых,

Близ вод, сиявших в тишине,

Являться муза стала мне.

А на тыльной стороне постамента можно прочитать отрывок из стихотворения «19 октября»:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: